Советская Россия, СССРСоциализм в отдельной стране

Начиная с Октябрьского переворота 1917 года...
Автор темы
tamplquest
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 6104
Зарегистрирован: 07.09.2017
Образование: среднее
 Социализм в отдельной стране

#1

Сообщение tamplquest » 06 авг 2018, 09:10

Выступая с политическим отчетом ЦК на XIV съезде ВКП(б) Сталин говорил: «…Наша строительная борьба является тоже международной, интернациональной по своему значению, ибо наша страна есть база международной революции, ибо наша страна есть основной рычаг для развертывания международного революционного движения, и если у нас здесь строительство идет должным темпом, это означает, что мы свою работу в международном революционном движении по всем остальным руслам делаем так именно, как этого требует от нас партия.» Сталин в выступлении на VII расширенном пленуме ИККИ: «…Победа пролетарской революции в одной стране является не самоцелью, а средством и подспорьем для развития и победы революции во всех странах. Поэтому строить социализм в СССР – это значит делать общее дело пролетариев всех стран, это значит ковать победу над капиталом не только в СССР, но и во всех капиталистических странах, ибо революция в СССР есть часть мировой революции, ее начало и база ее развертывания.»

https://historical-fact.livejournal.com/23266.html

Это, как бы, к вопросу коммунистической бредятины про "отказ батюшки от мировой революции"

До 1943 г(когда власть Джугашвилли начала ослабевать) в СССР не было даже национального гимна, вместо него использовался интернационал

Изображение



Реклама
Антон
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 2779
Зарегистрирован: 04.08.2016
Образование: высшее гуманитарное
 Re: Социализм в отдельной стране

#2

Сообщение Антон » 06 авг 2018, 10:46

Неуверенность в скорой победе мировой революции Сталин выразил еще в 1920 г. в статье "Политика советской власти по национальному вопросу в России". В ней он выступил против прямо связанной с нею, тогда широко распространенной теории о начавшемся отмирании государства. Сталин предложил принципиально иное видение внутренней политики — необходимость укрепления государства, усиление его институтов. Стержневую же основу для этого в многонациональной РСФСР, только что испытавшей воздействие сепаратистских сил, он видел в унитарности либо предельном приближении к ней. Пока, в конкретных условиях, — в жесткой взаимосвязи, взаимоподдержке центра и национальных окраин. Пояснил, что именно такой, не на словах, а в действительности проводившейся политикой и следует объяснять победу большевиков в гражданской войне. Сталин вновь, хотя и в несколько откорректированном виде, выдвинул прежнее предложение: "Требование отделения окраин от России… должно быть исключено".

Вступление СССР в Лигу Наций в 1933 г. означало автоматический отказ от мировой революции. На XVII съезде Сталин заявил: "Наша внешняя политика ясна. Она есть политика сохранения мира и усиления торговых отношений со всеми странами. СССР не думает угрожать кому бы то ни было и – тем более – напасть на кого бы то ни было. Мы стоим за мир и отстаиваем дело мира. Но мы не боимся угроз и готовы ответить ударом на удар поджигателей войны. (Бурные аплодисменты.) Кто хочет мира и добивается деловых связей с нами, тот всегда найдет у нас поддержку. А те, которые попытаются напасть на нашу страну, – получат сокрушительный отпор, чтобы впредь не повадно было им совать свое свиное рыло в наш советский огород. (Гром аплодисментов.)

Такова наша внешняя политика. (Гром аплодисментов.)

Задача состоит в том, чтобы проводить в жизнь и впредь эту политику со всей настойчивостью и последовательностью."

"Господствующие классы капиталистических стран старательно уничтожают или сводят на нет последние остатки парламентаризма и буржуазной демократии, которые могут быть использованы рабочим классом в его борьбе против угнетателей".

Сталин впервые обозначил вполне возможную, с его точки зрения, альтернативу мировой революции. И даже не мирный путь компартий к власти, а лишь использование парламентов для защиты интересов трудящихся — то, что до сих пор большевиками и Коминтерном напрочь отвергалось как реформизм.

"Мы ориентировались в прошлом и ориентируемся в настоящем на СССР и только на СССР. (Бурные аплодисменты.) И если интересы СССР требуют сближения с теми или иными странами, не заинтересованными в нарушении мира, мы идем на это дело без колебаний."

Таким образом, в 1934 году руководство СССР полностью отказалось от ориентации на признанную утопичной идею мировой революции, оно делало все возможное, дабы максимально дистанцироваться от любых выступлений леворадикалов. Так произошло в дни Венского и Астурийского восстаний, так было с Китайской советской республикой, вынужденной самоликвидироваться под давлением Москвы, так было и с восстанием в Бразилии и походом революционной «колонны Престоса».



Аватара пользователя
nvd5
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 1661
Зарегистрирован: 03.01.2017
Образование: высшее техническое
Профессия: инженер-системотехник
 Re: Социализм в отдельной стране

#3

Сообщение nvd5 » 06 авг 2018, 11:31

tamplquest:
06 авг 2018, 09:10
в СССР не было даже национального гимна, вместо него использовался интернационал
Такое было уже. Когда-то в Российской империи использовали английский гимн.
И что?
Да ничего.


Текст «Молитвы русского народа», исполнявшейся в качестве гимна Российской империи с 1816 года, был переложением британского гимна God Save the King.

Его вольный перевод сделал Василий Жуковский, начав словами: «Боже! Царя храни! // Славному долги дни // Дай на земли!» Мотив оставался английским, пока в 1833 году Алексей Львов не сочинил русскую мелодию. Правда, слова «Молитвы» на нее не легли, и Жуковский изменил текст и размер стиха, сохранив смысл и первую строку: «Боже! Царя храни!»


Украина это польское название Южной России.

Автор темы
tamplquest
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 6104
Зарегистрирован: 07.09.2017
Образование: среднее
 Re: Социализм в отдельной стране

#4

Сообщение tamplquest » 06 авг 2018, 11:33

Кроме того, тут уместно напомнить, что Сталин, вопреки интересам рабочего движения, в конечном итоге порвал со всеми рабочими партиями, со всей европейской социал-демократией, и даже коммунистами, которые колебались относительно космополитизма. И не только порвал, но и активно душил пролетарские движения в Европе, одновременно заигрывая с британским империализмом и международным сионизмом

Изображение
Последний раз редактировалось tamplquest 06 авг 2018, 16:40, всего редактировалось 1 раз.



Антон
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 2779
Зарегистрирован: 04.08.2016
Образование: высшее гуманитарное
 Re: Социализм в отдельной стране

#5

Сообщение Антон » 06 авг 2018, 11:36

tamplquest:
06 авг 2018, 11:33
И не только порвал, но и активно душил пролетарские движения в Европе, одновременно заигрывая с британским империализмом и международным сионизмом
Документальное подтверждение этим бредовым фантазиям имеется?



Аватара пользователя
Gosha
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 13884
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Социализм в отдельной стране

#6

Сообщение Gosha » 09 авг 2018, 14:56

ГОСКАПИТАЛИЗМ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ.

«Строительство социализма в отдельно взятой стране, возможно только в том случае когда Государственная Власть подотчетна перед народом сверху до низу».

Сталин далеко не из скромности отрицал тот факт, что идея построения социализма в одной отдельно взятой стране была его теорией. Действительно, еще в 1915 году в статье «О лозунге Соединенных Штатов Европы» Ленин отметил, что, учитывая неравномерность экономического и политического развития капитализма, победа социализма первоначально в нескольких капиталистических странах или даже в одной отдельной стране является возможной.

То, что Троцкий в то время называл националистической ограниченностью и что другие отвергали или клеймили как волюнтаристское извращение марксизма, было, как подтвердил ход истории, одним из самых важных тезисов, с помощью которых Ленин дал революционному развитию на заключительных этапах мировой войны исторический поворот. После провала надежды на всемирную революцию эти соображения получили практическое значение. И снова стало ясным, что оговорки Ленина против «болтуна Троцкого», которого он охарактеризовал как «адвоката для ликвидаторов», врага и афериста, как искателя приключений, изображавшего из себя спасителя партии, вруна и лицемера в борьбе с большевиками, были оправданы. После Октябрьской революции этот человек изображал из себя последователя Ленина. После смерти Ленина казалось, что для Троцкого и ему подобных пришло время. Разыгрывая из себя преемников Ленина, они старались добиться своих очень разных целей.

Уже в этом контексте становится ясно, как далеко распространяются последствия, которые были неразрывно связаны со стратегической ориентацией ВКП(б) на строительство социализма в стране. Речь здесь идет не только о волнениях, вызванных этим решением среди реформистов, которые теперь снова вспоминали цитаты из Маркса. Рассуждая так, всех коммунистов СССР можно со всей серьезностью обвинить в том, что им, в связи с ревизионистским предательством и провалом революционных движений в странах Западной Европы, а также с постепенным исчезновением революционной ситуации, не оставалось ничего другого, как искать свой собственный путь. В этих условиях все рассказы о продолжении мировой революции привели бы лишь к дальнейшему обострению всех проблем, которые уже существовали на момент начала революции. Это привело бы к дальнейшему углублению экономической, политической и дипломатической изоляции и, таким образом, к ухудшению и без того катастрофической ситуации.

Сосредоточив внимание на строительстве социализма не в какой-то, а именно в этой стране, выводы можно сделать не только на основании предыдущего процесса конкретного исторического развития. Революционное преобразование Советской России не закончилось ни с проведением Великой Октябрьской социалистической революции, ни с победой в гражданской и интервентской войнах. То, что революция не восторжествует или не может быть развязана или закончена после вынесения решения партийным руководством, демонстрирует опыт, который не является новым в истории. Не только основные функции социального порядка, но и успех и провал глубоких социально-экономических трансформационных процессов зависят от зрелости созданных в этом обществе для его развития доступных рабочих мест, от производительной силы, экономической эффективности сельского хозяйства и промышленности, которая преобразует самый передовой научный опыт в наиболее эффективный технологический процесс. Речь шла именно об этом процессе социально-экономической трансформации огромной страны, со всеми ее особенностями в развитии и проблемами. Этот проект, изначально рассчитанный на поддержку рабочего класса развитых стран, теперь должен был быть осуществлен без этой поддержки.

Это была единственная реальная альтернатива авантюризму насильственного экспорта революции, подготовленного под псевдореволюционными лозунгами перманентной революции. Речь здесь шла об огромных усилиях, которые были направлены не столько на восстановление, сколько на создание современной экономики. Предстоявшая работа была тяжелее любого физического труда: это было мучительное начало квалифицированного профессионального обучения. Теперь речь шла уже не о том, чтобы победить в борьбе с классовым врагом, не о том, чтобы повести пехоту и кавалерию в бой с высококвалифицированным и обученным врагом. Теперь под страхом наказания нужно было изучать то, что было необходимо для пополнения ресурсов страны, для создания современной промышленности, эффективного сельского хозяйства и эффективной системы образования. В то время и в тех условиях это был единственный реалистичный способ сохранить и защитить социалистическое развитие в Советском Союзе. С ним были связаны уже совсем не те требования, которые имели решающее значение для успеха в войне. И те, кто только недавно был героем гражданской войны, кто такими усилиями выстоял в жестоком и тяжелом противостоянии с классовым врагом, теперь должны были изучать то, что ненавистные представители и агенты этого классового врага знали с пеленок благодаря своей привилегии на получение образования. Для некоторых это было и осталось невыносимым оскорблением, для многих эта новая задача была поставлена поздно, для некоторых – слишком поздно. И понятной становится реакция тех военнослужащих, которые придерживались позиции Троцкого.

То, что эта позиция ведет к поражению, стало ясно уже во время Польской кампании. Следование этому курсу привело в результате к распродаже интересов рабочего класса и крестьянства.

Но как в Коминтерне, так и в ВКП(б), несмотря на очевидное поражение троцкистских группировок и сторонников Бухарина, существовало оппозиционное сопротивление против предложенной Сталиным и принятой на XV съезде стратегической ориентации на ускоренную индустриализацию (на съезде были приняты директивы по составлению первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР).

Начались скрытые конфликты между Зиновьевым, Каменевым, Бухариным и партийным руководством. Зиновьев и Каменев, к тому времени (после покаяния) восстановленные в рядах ВКП(б), были вновь исключены из партии из-за своей активности против партийной линии в незаконном «Союзе марксистов-ленинцев» в октябре 1932 г., но после опубликованной в «Правде» самокритики приняты снова в декабре 1933 года с возвращением всех прав (об этом чаще всего умалчивается).

Бухарин, который вместе со своим сторонниками так же, как и раньше, ориентировался на универсальное значение НЭПа, встретился в ЦК партии с открытой оппозицией большинства, высказывающегося за более радикальный курс индустриализации. Он видел опасность гражданской войны, опасался голода и катастроф. Все попытки ускорения процесса индустриализации представлялись ему как идеологическая капитуляция перед троцкизмом.

Вспомним, под давлением критического экономического развития и неурожая в 1924 году обострился внутрипартийный спор по поводу политического курса.

Троцкий ориентировался на разжигание революционных процессов в Западной Европе и других частях мира, в которых должны были участвовать прошедшие гражданскую и интервентскую войны командиры Красной армии. Но 85 % обедневшей массы крестьянского и городского населения не поддержали бы эту инициативу, а развитие революционной ситуации не соответствовало этим ожиданиям. В ЦК партии вокруг Бухарина и Сталина сформировалась группа, которая выступала за то, чтобы продолжать начатое вместе с новой экономической политикой экономическое развитие. На XIV партконференции (27-29.04.1925) Сталин поддержал ориентацию Бухарина на развитие внутреннего рынка с учетом требования приступить к созданию социализма в селах в сложившейся ситуации. Зиновьев и Каменев опасались послаблений кулакам и требовали ликвидации нэпа и начала индустриализации. Сталин, Бухарин и Молотов, учитывая экономическую расшатанность, были убеждены, что период восстановления необходим.

В 1922-1923 годах объем промышленного производства удалось повысить на 60 %, а в 1924 – на 40 %. Однако эти цифры не дают истинной картины. В 1923 году только 31,4 % из существующих заводов были введены в эксплуатацию. В 1924 году начали работу еще 7 доменных и 21 мартеновская печь. В середине двадцатых годов с помощью финансовой реформы, в частности путем введения червонцев, обеспеченных золотом, удалось остановить инфляцию. Теперь наметились пути стабилизации экономического развития. Однако большая часть металлургической и металлообрабатывающей промышленности оставалось законсервированной. В 1924-1925 годах объем всей промышленной продукции достиг 64 % довоенного уровня. Мощности других больших заводов не использовались даже наполовину. В связи с высокими ценами, отсутствием заказов и отсутствием оборудования убытки исчислялись 8,841 миллионами рублей. Соколов и некоторые другие последователи Троцкого обосновывали устроенное ими сокращение финансовых средств целями индустриализации. Но при таком положении остались неразрешенными проблемы, которые были напрямую связаны с указанием Дзержинского ввести в эксплуатацию несколько сохранившихся металлургических заводов. С учетом высокой степени износа промышленного оборудования (1913 – 33 %, 1925 – 77 %) была необходима полная его замена. В то же время из 329 миллионов рублей, которые были выделены на обновление этих объектов из государственного бюджета, для этой цели были использованы только 32,3 миллиона – даже не 10 %. Достигнутые в результате работы с устаревшим оборудованием результаты являлись недостаточными даже для выплаты заработной платы.

В августе 1924 ЦК РКП(б) принял решение о политике заработной платы, в котором говорилось, что в условиях, когда производительность труда растет быстрее, чем заработная плата, выплачивается только тот объем заработной платы, которого хватает для удовлетворения базовых потребностей.


Конфликты интересов и спор об индустриализации

Контуры решения обозначились только тогда, когда Дзержинский вместе с организацией трестов и синдикатов в металлообрабатывающей промышленности прибегнул к концентрации силы и централизации руководства. В дополнение к организованным в 18 трестах большим хозяйствам в синдикаты вошло большое количество малых и средних предприятий. Это решение было принято с учетом рабочей силы. Кроме того, проводились подробные консультации, во время которых с работниками металлообрабатывающей промышленности обсуждалось, как можно решить поставленные перед ними задачи наилучшим образом. Так, прежде всего, через создание единого бюджета для развития промышленности появились финансовые и организационные условия для советской индустриализации. Одновременно с этим ответственность за целесообразное использование этих средств была передана в руки Экономического совета, Государственной плановой комиссии и Совета Труда и Обороны. То, что с сегодняшней точки зрения может показаться естественным явлением, в свое время столкнулось со значительным сопротивлением на разных уровнях: от наделенного властью, но технически некомпетентного народного комиссариата финансов до ответственных работников профсоюзного аппарата и других организаций, которые абсолютно справедливо видели в таком подходе угрозу своему теплому месту и влиянию.

Ввиду стремящегося к своей кульминации спора за руководящие должности в партии и в Советах следует отметить, что пострадавшими были в большинстве своем последователи и сторонники Троцкого.

В этих условиях решался вопрос о том, как лучше всего разрешить фундаментальные конфликты между партийными и экономическими функционерами, инженерами, экономистами, теоретиками и сотрудниками государственных органов, которые занялись этой задачей сравнительно недавно. От соответствующего ответа зависела их собственная перспектива. Но только в этом контексте становится понятно, почему в Советской России – за исключением части сельской бедноты – не только большая часть крестьянства, русская мелкая буржуазия и большая часть интеллигенции, но и более квалифицированные рабочие скептически относились к связанной с личными потерями социалистической ориентации. Даже у французской буржуазии, имеющей свою собственную революционную историю, возникло негативное отношение к социалистической революции в России. Эренбург сообщал из Парижа: «Был приведен аргумент, который был убедительней, чем “национализация женщин”: русские облигации были сбережениями французской средней буржуазии, которая вложила свои деньги в приобретение ценных бумаг. “Наши деньги пропали”, – в отчаянии жаловался рантье».

С сегодняшней точки зрения может показаться само собой разумеющимся, что социалистическая индустриализация в контексте долгосрочного планомерного создания макроэкономических условий с прогрессивным улучшением условий жизни трудящихся должна была предложить принципиально отличающиеся возможности. На этой социально-экономической основе было еще возможно совершить переворот материальных и технических основ жизни, вмешаться в существующие социальные структуры и отношения. Кто был знаком с конкретными условиями и задачами, при которых должна была разворачиваться индустриализация в Советском Союзе, очень скоро приходил к выводу, что этот абстрактный подход не соответствовал на практике тем задачам, которые ставило время. Причина заключалась не только в том, что в экономических органах должны были работать не выходцы из крестьян, а специалисты, которые почти не имели никакого представления и никакого личного отношения к революционным целям большевиков и опирались в своей деятельности на свои собственные, абсолютно отличающиеся от других воззрения.

Следует также отметить, что и среди большевиков существовали очень разные, часто взаимоисключающие подходы к решению конкретных задач.

Были нередки случаи, когда сотрудники комиссариатов, отвечающие за принятие решений, были просто некомпетентно в требующих разрешения задач. Возникшие в результате этого споры и разногласия привели среди прочего к тому, что данное Пятаковым указание поднять цены на промышленные товары повлекло за собой почти абсурдный кризис продаж и переизбыток продукции, даже несмотря на совершенно недостаточное удовлетворение потребностей.

Себестоимость и ориентированные на нее покрывающие расходы цены на непродовольственные товары были настолько высоки из-за огромных инвестиционных потребностей, что, несмотря на не меньшие потребности в сельском хозяйстве и в транспортной системе, заказчики едва ли находились.

Таким образом, вновь введенные при режиме НЭПа максимы получения прибыли использовались во многом против интересов страны. Инвесторы были заинтересованы только в быстром увеличении своей прибыли. В этом контексте не существовало никаких шансов воскресить находящуюся в плачевном положении тяжелую промышленность, не говоря уже о том, чтобы поднять ее на современный уровень производительности. Ко всему прочему, только самые богатые кулаки были в состоянии покупать для своих хозяйств сельскохозяйственную технику в Советской России.

Вместе с увеличением их богатства, как следствие, обострились уже существующие социальные различия между ними и деревенской беднотой, массой все больше беднеющего малого и среднего крестьянства. Связано это было с Декретом о Земле - Кулак потерял работника.

Все это ни в коем случае нельзя рассматривать как просто совпадение или результат технико-экономического сужения понимания проблемы. Пятаков и другие последователи Троцкого постарались, чтобы их лидирующие позиции в экономическом совете и в народных комиссариатах, на заводах и среди рабочей оппозиции обеспечивали поддержку их проектам индустриализации страны. Параллельно с этим в результате идейных разногласий и перекрывающих друг друга компетенций накапливались споры о подведомственности между Экономическим Советом, Советом по Труду и Обороне, Рабочим контролем (Рабкрином) и народными комиссариатами.

Сегодня многие из этих весьма спорных вопросов могут показаться наивными. Но в то время никакого другого опыта не было. Приобрести его можно было только при обсуждении и внедрении решений, которые в этих условиях казались наиболее эффективными. Уже на этом этапе требование Троцкого и его последователей об ускорении индустриализации за счет крестьян, находящихся и без того в катастрофическом положении, столкнулось с сопротивлением тех, кто изначально надеялся на результаты нэпа.

После осознания того, что только благодаря поддержке масс малого и среднего крестьянства можно было создать условия для приведения в действие промышленности, все надежды были направлены на новую экономическую политику, введение налога в натуральной форме и создание свободных пространств на местном рынке. Но после смерти Ленина внутрипартийные споры вокруг этой линии обострились. С учетом низких темпов роста и того факта, что не только кулаки, но и середняки были не готовы продавать свои урожаи, несмотря на отсутствие промышленных товаров, дело дошло до еще более жестких конфликтов вокруг способов и темпов подготовки к индустриализации. Еще более проблематичным было то, что львиная доля сельскохозяйственных земель, переданных сельской бедноте, использовалась огромной массой мелких крестьян для самообеспечения. Для Троцкого и всех, кто связывал будущее социализма с теорией перманентной революции и экспортом революции, стало ясно, что режим НЭПа не был приспособлен для того, чтобы реализовать цели мировой революции в обозримом будущем.

По мере того как связанные с НЭПом ожидания терпели крах, становилось ясно, что так продолжаться больше не может. Но в то же время стали появляться материальные и людские ресурсы, необходимые для новых изменений экономической политики. В это время появились первые молодые инженеры, экономисты и ученые, которые получили образование в советских вузах и университетах. Теперь при обеспечении населения всем необходимым большие дефициты могли быть, по крайней мере, уменьшены. Только теперь стало реально предпринять невозможные в предыдущие годы шаги для систематического построения своей собственной современной промышленности, которые были продуманы в партии уже во время Октябрьской революции и гражданской войны: были реализованы, по крайней мере частично, постоянно откладывающиеся действия по реализации плана ГОЭЛРО и близился переход от НЭПа к индустриализации. С самого начала было понятно, что переход к ускоренной индустриализации страны был связан с новыми исключительными усилиями. Коммунисты являлись погонялами которые, инициировали социалистический труд на благо Госкапитализма! Сегодня коммунистов верно изображают теми, кто больше понукал, не создавал условия нормального труда, а эксплуатировали мужество и энтузиазм народа, который из последних сил преодолевал всевозможные трудности, но еще веривший в социалистическое будущее, в котором этих проблем бы не было. Народ строил, а Коммунистическая бюрократия присвоила себе результаты строительства.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Советская Россия, СССР»