Советская Россия, СССРПисатель Михаил Булгаков и его пьеса "Бег" генералы Роман Хлудов и Яков Слащев, миф или реальность?

Начиная с Октябрьского переворота 1917 года...
пилат
 Писатель Михаил Булгаков и его пьеса "Бег" генералы Роман Хлудов и Яков Слащев, миф или реальность?

Сообщение пилат » 16 окт 2016, 20:49

Яркий, блистательный образ генерал-лейтенанта Белой Добровольческой Армии, Командующего обороной Крыма в период с января по март 1920 года, Якова Александровича Слащева-Крымского был запечатлен и реализован писателем Михаилом Булгаковым в одном из главных героев, написанной им в 1927 году пьесы «Бег» и лег в основу образа генерала, Белой Добровольческой Армии Романа Валерьяновича Хлудова.

В 1928 году пьеса «Бег» была окончательно доработана автором и передана в МХАТ, однако в отличие от нашумевшей пьесы «Дни Турбиных», Булгаковский «Бег» не смог найти своего продолжения на театральных подмостках, поскольку Сталин лично назвал это произведение Михаила Булгакова непотребным и совершенно антисоветским явлением.

История умалчивает о том, были ли знакомы писатель Михаил Афанасьевич Булгаков и бывший генерал Белой Армии, Яков Александрович Слащев-Крымский. Или же их встреча все-таки состоялась?!…

…место действия — Патриаршие пруды…

На Патриарших прудах было безлюдно. Мы уже намеревались идти домой, когда откуда-то сзади донесся окликнувший нас хриплый мужской голос. Мы обернулись. Перед нами стояла пара. Высокий, статный, слегка сутулый мужчина в длинной серой шинели, на вид ему было не более сорока пяти лет, в нём чувствовалась военная выправка, и женщина, лет тридцати, хороша собой, невысокого роста, стройная, прилично одетая. Её голова едва доставала до его плеча. Она сильно прижималась к нему, от чего складывалось впечатление, что они являют собой единое целое.

— Великодушно прошу меня извинить,- сказал мужчина, обращаясь к нам.

— Вы, писатель Булгаков?

— Да,- с некоторой паузой утвердительно ответил Миша.

—Разрешите представиться, — хриплым голосом продолжал незнакомец. – Слащев Яков Александрович. А это моя супруга, Нечволодова Нина Николаевна….

(«Встреча с генералом Слащевым» из черновиков неизданной книги «Сгоревшая истина», полное прочтение в рубрике «Получить доступ у закрытым архивам)

Друг Михаила Афанасьевича Булгакова, поэт Максимилиан Александрович Волошин, с сожалением принял известие о запрете к сценической постановке пьесы Булгакова «Бег». Он сказал: « Миша был одним из первых писателей, кому удалось как нельзя лучше запечатлеть душу русской усобицы».
Так был ли знаком бывший генерал Белой Добровольческой Армии, Яков Александрович Слащев с писателем Михаилом Булгаковым? Состоялась ли эта историческая встреча?…. И если состоялась, то где и когда? Кто присутствовал на ней? О чем говорили? Что обсуждали?… Почему Михаил Афанасьевич Булгаков называет написанную им пьесу именно «Бег», а не останавливается на раннем названии «Рыцарь Серафимы»?Как складывались отношения между Татьяной Лаппа и Любовью Белозерской? Что связывало этих, по сути, совершенно разных женщин? Почему именно полуподвал дома Топлениновых в Мансуровском переулке стал для Михаила Булгакова таким желанным пристанищем? Кто и почему во время лекции стрелял в преподавателя тактики курсов имени III Коминтерна, Якова Александровича Слащева? Почему Татьяна Лаппа всё-таки отказала драматургу Сергею Ермолинскому в получении столь желаемой им информации о писателе? Как именно складывались отношения у Любови Белозерской с академиком Евгением Викторовичем Тарле? Что их объединяло?

Реклама
пилат
 Re: Писатель Михаил Булгаков и его пьеса "Бег" генералы Роман Хлудов и Яков Слащев, миф или реальность?

Сообщение пилат » 16 окт 2016, 21:16

Спустя некоторое время, ближе к осени, в рыбном ресторане на Садово — Сухаревской улице мы с Андреем случайно встретили Александра из антикварного отдела с Тверской. Разговор как-то сам по себе зашел о вещах, имевших отношение к писателю Михаилу Булгакову. Александр не просто поддержал начатый мною разговор, а, фактически, стал его инициатором. Складывалось впечатление, что ему самому хотелось говорить с нами об этом. Признаюсь, рассказ Александра нас очень заинтересовал.

Он почему-то сразу повел разговор о генерале Белой Добровольческой Армии, Якове Александровиче Слащеве, не имеющего, на мой взгляд, никакого отношения к творчеству М. Булгакова.

Александр рассказал нам, что будучи десятилетним мальчиком, он вместе с матушкой ездил в Донской монастырь с целью найти место захоронения своего деда, Тищенко Андрея Федоровича, но предпринятые попытки что-либо обнаружить результата не принесли. То, что произошло в тот день дальше, отразилось в его памяти на всю оставшуюся жизнь.
Итак, Александр остановился у одной из ячеек колумбария и стал читать очередную надпись, сделанную белой краской на черной погребальной урне. Основной слой краски от времени частично осыпался, но можно было прочитать: «Я. А. Слащев. 29. (XII). 1885 г. — 11. (I). 29 г.»

В ту же минуту к ячейке подошел не вполне трезвый кладбищенский рабочий в синем халате, взял эту урну и на глазах у Александра и его мамы высыпал ее содержимое в стоявший неподалеку мусорный контейнер, возле которого уже находилось большое количество открытых похожих урн. Поскольку рабочий отказался реагировать на сделанное ему замечание, было решено рассказать о происшедшем руководству кладбища. Их контора располагалась в полуподвальном помещении старого здания, по всей видимости, в одной из бывших монашеских келий. Сводчатый давящий потолок, глубоко посаженные окна, стены, выкрашенные до половины ядовито-зеленой краской и деревянный затертый прилавок, за которым находилась грузная неприветливая женщина. Нехотя выслушав жалобу на действия кладбищенского рабочего, секретарша вызвала из кабинета директора, высокого, сухопарого мужчину лет 60-ти. Выслушав повторно жалобу, он попросил ее дать ему амбарную книгу захоронений за тот период времени и еще раз уточнил фамилию. Затем долго перелистывал склеивавшиеся между собой, пожелтевшие от времени страницы, и, найдя нужную запись, сказал:

-Слащев! Ну да, понятно. Начнём с того, что эту ячейку никто не посещает, поэтому время хранения находящегося в ней праха давно истекло.

Затем он попросил секретаршу дать ему еще какие-то списки, вторично сравнил фамилию и недоброжелательно продолжил:

-А вы знаете за кого просите? Ему там как раз самое место! Идите отсюда и не мешайте работать! — сказал он и ушел в свой кабинет, громко закрыв за собой дверь.

Как пояснил Александр, речь шла о прахе генерала Белой Добровольческой Армии Слащева-Крымского. В тот вечер мы с Андреем узнали, что именно генерал Слащев послужил Михаилу Булгакову образом для написания генерала Романа Хлудова в пьесе «Бег». Что, со слов дочери врача Веры Лазаревны Линфорц, ее мать, Светлана Викторовна Блумберг, находилась в теплых, дружеских отношениях с Любовью Белозерской, женщиной общительной и словоохотливой.

Вера Лазаревна рассказала Александру, что Михаил Булгаков и Яков Александрович Слащев познакомились, встретившись однажды случайно на Патриарших прудах. Яков Александрович во время этой встречи подарил Михаилу Булгакову написанную им и изданную в Константинополе книгу «Требую суда общества и гласности», которую бывшему генералу, в свою очередь, презентовал лично Л.Д. Троцкий. При этом, последний весьма недвусмысленно сказал Слащеву: «Поздравляю Вас, господин генерал, вы одержали очередную победу! Надеюсь не последнюю!» — ответил ему Слащев.
22-го ноября 2012 года в Церкви Знамение Богородице (Московская область, поселок Горки-2, деревня Знаменское) настоятелем храма, отцом Алексеем была отслужена гражданская панихида с отпеванием и заочным приданием земле праха генерала Белой Добровольческой Армии, Якова Александровича Слащева-Крымского и его супруги Нины Николаевны Нечволодовой.

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Советская Россия, СССР»