Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.Советская Россия, СССР

Начиная с Октябрьского переворота 1917 года...
Автор темы
s.m.kovalev
Всего сообщений: 1
Зарегистрирован: 26.11.2019
Образование: высшее техническое
Профессия: Инженер
 Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение s.m.kovalev »

Более подробное изучение вопроса о вводе советских войск в Афганистан, дало весьма интересные результаты.
Во-первых, общепринятая точка зрения на решающую роль Андропова, оказалась весьма спорной.
Во-вторых, выяснилось весьма странное отсутствие в открытом доступе, большей части документов по этой проблеме. То есть, сотни книг и тысячи статей, написанных о начале войны в Афганистане, на самом деле являются плодом досужих вымыслов, помыслов и рассуждений их авторов, но, отнюдь, не основаны на реальных документах.

Отправлено спустя 15 минут 13 секунд:
Война в Афганистане.


В наше время у некоторой части «патриотов» устоялось мнение, что во всех бедах СССР виноват Ю. В. Андропов, который привел к власти Горбачева и подготовил развал страны. Возможно, это, и так, но более тщательное изучение вопроса показывает, что не все так просто.

Например, многие историки считают именно Ю.В Андропова ответственным за такую акцию, как ввод наших войск в Афганистан, причем в этом сходятся как «либералы», так и «патриоты». И те, и другие утверждают, что это Андропов и Устинов (министр обороны) убедили «больного и безвольного» Брежнева пойти на такой шаг, запугав его мифическими «разведданными» о том, что американцы собираются разворачивать в Афганистане батареи ракетных установок, нацеленных на СССР.

Но дальше пути «либералов» и «патриотов» расходятся. Если первые из них считают, что Андропов, таким образом пытался спасти Советскую власть, и почему-то весьма уважают этого председателя КГБ, - душителя свобод и преследователя диссидентов, то вторые говорят, что этот американский «агент влияния» специально втравил СССР в афганскую авантюру, чтобы ускорить его гибель.

Ну что ж, попробуем разобраться в этом вопросе самостоятельно.

Уже в начале нашего расследования стало понятно, что оно будет крайне затруднено, т.к., после достаточно детального поиска в русском секторе интернета, выяснилось, что в открытом доступе вообще нет копий ни одного оригинального (первичного) документа, а только изложения и рассуждения разных людей, которые, в основном, отражают их политические пристрастия, а не объективную реальность.

Такая ситуация сама по себе вызывает удивление – что можно скрывать сейчас, по прошествии сорока лет с начала этой войны, да и зачем? Но, значит, есть что. Этот факт подвИг нас на дальнейшие изыскания.

Предприняв соответствующие поиски в англоязычном секторе интернета, мы нашли единственный сайт, разместивший файлы с фотокопиями оригинальных документов, - сайт, который ведет бывший советский диссидент Владимир Буковский, с 1976 г. живущий в Англии. Эти файлы содержат материалы из Особой папки ЦК КПСС.

Сам Буковский, по приглашению российских властей, принял участие в процессе по делу «КПСС против Ельцина» проходившем в Конституционном суде РФ (июль — октябрь 1992 г.). При этом, его процессуальный статус - официальный эксперт Конституционного суда РФ.

В ходе подготовки к судебным слушаниям Буковский получил доступ к материалам из Архива Президента РФ - секретным документам ЦК КПСС (Особая папка), КГБ и др. Часть документов он отсканировал на свой компьютер и, впоследствии, опубликовал их. В дальнейшем мы будем называть эти материалы «Архивом Буковского»*.

Итак, откроем первый документ из «Архива Буковского» – «Запись заседания и Решение Политбюро от 17.03.79». Тема заседания – «Об обострении обстановки в Афганистане и наших возможных мерах».

-------------------------------------------------------------

* Конечно, весьма странно, что о ключевых событиях нашей истории мы должны узнавать не из публикаций российских историков, сделанных по материалам наших архивов, а от каких-то буковских, но… как есть…

Скажем только, что Буковский живет в Англии более 40 лет, много путешествует, имеет дом в Кембридже, где цены начинаются от миллиона долларов, но источники его доходов никому неизвестны.

По крайней мере, в 2007 г., когда он пытался баллотироваться в президенты РФ (!!!), ЦИК отклонил его кандидатуру, т.к. Буковский, утверждая, что живет на доходы от продажи своих книг, не смог представить никаких документов, подтверждающих это.





Чтение стенограммы производит неизгладимое впечатление и может потрясти неокрепший ум.

Любой руководитель среднего звена, под началом которого было предприятие или организация, знает главные принципы, на которых основывается методика управления. В частности, накануне проведения любого совещания, его участникам рассылаются основные вопросы, которые предполагается рассмотреть и материалы по этим вопросам. На совещании все присутствующие, заранее ознакомившись со стоящей задачей, и, уже имея свою точку зрения, обсуждают пути её решения. Это – азы управленческой науки, известные любому директору завода или НИИ.

В данном случае, речь, естественно, должна идти о материалах по Афганистану. Какова же ситуация в этой стране, расположенной у наших среднеазиатских границ?

СССР, более 60 лет, имеет в этом регионе достаточно сильные позиции, а в 20-е годы помогал афганскому народу выгнать британских колонизаторов. Многие десятилетия в Афганистане работали наши резидентуры.

В обсуждаемый период прошло уже два года, как была свергнута монархия. Правительство Афганистана, за это время, не однажды поменялось, каждый раз на словах объявляя о союзе с нашей страной, но, при этом, не забывая пообщаться и с американцами.

Так что, положение в стране крайне нестабильное.

И как в такой ситуации проходит совещание в Политбюро ЦК КПСС – высшем управляющем органе СССР?

Быстро выясняется, что никаких материалов заранее не рассылалось и сложившуюся ситуацию, прямо на заседании, начинает описывать министр иностранных дел Громыко. Он, ссылаясь на доклады дипломатических работников, рассказывает, что началось восстание религиозных фанатиков, правительство еле держится и просит о помощи, в том числе военной.

После этого, было бы естественно, услышать анализ положения со стороны председателя КГБ Андропова, основывающийся на докладе Первого Главного управления КГБ (внешнеполитическая разведка), а также министра обороны Устинова, основывающийся на докладе Главного разведывательного управления МО (военная разведка).

Что же мы слышим?

Устинов:

«в афганской армии 10 дивизий, насчитывающих (неразборчиво) тыс. человек.»

Андропов: «по оперативным данным нам известно, что из Пакистана направляется в Афганистан около трех тысяч мятежников, главным образом, религиозные фанатики из числа народа».

Всё? Всё!!! Весь анализ обстановки. Что можно решить на основе такого анализа? Ничего. Ничего и не решается.

Председатель правительства (Косыгин), понимая всю трудность сложившегося положения, колеблется:

Косыгин «… они же все магометане, люди одной веры, а вера у них настолько сильна, религиозный фанатизм настолько бушует, что они могут сплотиться на этой основе (так, впоследствии, и произошло)… Я считаю, что не следует афганское правительство подталкивать на то, чтобы оно обращалось к нам относительно ввода войск…

…А нам надо сформировать свои воинские части и послать их по особой команде».


Устинов: «у нас разработано два варианта относительно военной акции… за трое суток мы будем готовы к направлению войск»».

Кириленко (секретарь ЦК КПСС): «тов. Устинов правильно ставит вопрос, нам нужно выступить против мятежников…»

(уловил, в какую сторону дует ветер, своего мнения нет).

Андропов: «надо иметь в виду, что на нас, наверняка, повесят ярлык агрессора…».

(здравая мысль, как в воду глядел - в дальнейшем так и произошло).

Пономарев (зав. международным отделом ЦК КПСС): «к сожалению, мы многого не знаем об Афганистане… пусть Тараки (глава правительства) скажет, каково положение в армии и в стране в целом….».

Странно… При Ленине и Сталине положение в Афганистане нам было известно во всех деталях – наша разведка работала там блестяще, об этом, кстати, написано немало детективных романов и снято фильмов. А теперь мы будем слушать сказки Тараки, как будто других источников информации у нас нет.

И что самое удивительное, ни у кого не возникает вопрос – а где наша разведка, почему нет её анализа обстановки?

Но что-то надо решать, а как можно это делать, не зная ситуации в стране. Председатель КГБ молчит… Министр обороны молчит… В результате вносит предложение Председатель правительства:

Косыгин «может быть, кому-то из ответственных товарищей поехать в Афганистан для выяснения обстановки на месте. Возможно, тов. Устинову.»

Это уже что-то совсем за пределами здравого смысла. Главное (!!) Разведывательное (!!!) управление МО, которое 24 года (с 1963 по 1986 г.г.) возглавлял легендарный Петр Иванович Ивашутин, оказывается ничего руководству страны сообщить не смогло, и, поэтому, министру обороны надо самому лететь в Афганистан и разбираться на месте.

Но как же так? Вот что, например, пишет Википедия:

«… по инициативе Петра Ивановича в ГРУ ещё в 1963 году была создана система круглосуточного получения информации и её оценки с целью выявления признаков повышения боеготовности иностранных вооруженных сил.

Другими словами, создавалась система предупреждения высшего руководства страны о военных угрозах в режиме реального времени. Данная система впоследствии стала называться Командным пунктом.»

Польский генерал, близко знавший Ивашутина и который уж точно лицо незаинтересованное, впоследствии писал об Ивашутине:

«Голова у него работала отлично. Иногда удавалось перевести разговор на тему Афганистана, и он начинал оперировать фамилиями вождей племён, различиями между ними, кто на ком женат, чья дочь за какого вождя была выдана. Я несколько раз это проверял…»

И что же это всё значит - разведывательное управление есть, командный пункт по сбору разведданных есть, начальник ГРУ с отлично работающей головой есть, а у руководства страны никакой информации нет и, для её сбора, предлагают лететь на место 70-летнему министру обороны? Как это понимать???!!!

Но, Устинов, как опытный аппаратчик, прекрасно сознаёт, каким будет результат его поездки в Афганистан, - после того, как, на основе его оценки обстановки, примут общее политическое решение, отвечать за все последствия придется ему. И он отвечает Косыгину:

Устинов: «… я думаю, вряд ли мне надо ехать в Афганистан. Может быть, кому- то из членов правительства выехать.»

Ндаа…. Наверно, министру пищевой промышленности… даже комментировать не хочется…

Косыгин: «Все же нужно Вам, Дмитрий Федорович, поехать туда.»

Упрямый, однако. Но и министр обороны тоже не промах:

Устинов: «Даже если кто-то из нас и поедет в Афганистан, то за несколько дней, конечно, положение не узнаешь.»

Молодец! Грамотный ход - на случай, если все-таки заставят ехать. А почему он, имея в распоряжении ГРУ, ничего не знает, даже не спрашивают…

Видя, что «дискуссия» зашла в тупик, положение спасает дипломат и мастер компромисса:

Громыко: «я думаю, что надо переговорить с Тараки или Косыгину, или Устинову, скорее, все-таки, тов. Косыгину.

Но и Косыгин не промах:

Косыгин: «Прежде чем с Тараки говорить, мне надо согласовать этот вопрос с Леонидом Ильичем (Брежневым).

Ну, да, главное, снять с себя ответственность. 70-летний Брежнев, находящийся в полупрострации, должен за вас решить, что делать дальше.

А пока принимается общее решение: войска не посылать, оказать помощь правительству Афганистана, направив туда военную технику и продовольствие, провести пропагандистские мероприятия.

Отдельным пунктом – послать в Афганистан специалистов, как по линии министерства обороны, так и по линии КГБ, для подробного выяснения обстановки, сложившейся в афганской армии и, вообще, в стране.

Что удивительно - никто не задался вопросом, а чем многие годы занималось 4-е управление ГРУ ГШ МО (страны Ближнего Востока), 8-й отдел Первого Главного управления КГБ (Иран, Афганистан) и резидентура КГБ в Кабуле, которая начала свою работу чуть не при Ленине.

Заседание продолжилось на следующий день. Косыгин доложил о своих разговорах с Тараки. Тот все время жаловался на тяжелую обстановку и просил помощи. А вот дальше, интересней.

Косыгин: «Кто же, спрашиваю я его, тогда поддерживает вас? Почти не задумываясь, Тараки отвечает – почти никто не поддерживает.»

Наконец, горькая правда начинает пробиваться наружу.

Устинов: «Амин (министр обороны), тоже просил ввести войска… Именно под знамена ислама переходят солдаты, абсолютное большинство - верующие».

Кириленко: «следовательно, у них нет гарантий относительно своей армии. Они надеются только на одно решение – на наши танки».

Косыгин: Нам, конечно, принимая такое решение относительно помощи, надо серьезно продумать все вытекающие отсюда последствия. Дело очень серьезное».

Ну, что ж, в этом он прав. Дальше участники совещания обсуждают все «за» и «против» решения о вводе войск. Наконец, наступил момент, когда все разговоры и переговоры состоялись и необходимо принять решение, т.е. кто-то должен взять на себя ответственность. И в этот момент слово берет Андропов, молчавший два дня заседаний:

Андропов: «Я, товарищи, внимательно подумал над всем этим вопросом и пришел к такому выводу, что нам нужно очень и очень серьезно продумать вопрос продумать вопрос о том, во и имя чего мы вводить войска в Афганистан…
Там огромное засилье религии, почти сплошная неграмотность сельского населения, отсталость в экономике и т.д… Поэтому я считаю, что мы можем удержать революцию в Афганистане только с помощью своих штыков, а это совершенно недопустимо для нас. Мы не можем пойти на такой риск».

Потрясающе!!! Оказывается, Андропов был против ввода войск в Афганистан, по крайней мере, в марте 1979 г. И никаких разговоров, об опасности развертывания стартовых позиций американских ракет, он и не думает вести. Дааа!!! Вот это новость!

Теперь, когда кто-то взял на себя ответственность, твердое мнение высказано и направление обсуждения задано, к нему можно присоединиться:

Громыко: «Я полностью поддерживаю предложение т. Андропова о том, чтобы исключить такую меру, как введение наших войск в Афганистан. Армия там ненадежная. Таким образом, наша армия, которая войдет в Афганистан, будет агрессором.

Против кого же она будет воевать? Да против афганского народа прежде всего и в него надо будет стрелять… Спрашивается, а что мы выиграем? Афганистан, с его нынешним правительством, с отсталой экономикой, с незначительным весом в международных делах?».

Ну вот, теперь и у Громыко появилось свое мнение, а то, два дня не мог ничего сказать. Но, при всем при том, мнение - весьма здравое, весьма точно предсказавшее дальнейший ход событий. Впрочем, как и у К. У. Черненко (член Политбюро, друг Брежнева и руководитель аппарата ЦК):

Черненко: Если мы введем войска и побьем афганский народ, то будем обязательно обвинены в агрессии».

Так что, не надо представлять руководство СССР как дряхлых маразматиков, которые не понимают, что творится вокруг. Всё они прекрасно понимали.

Кириленко, посколько накануне он высказался за введение войск, надо как-то обосновать изменение своей позиции на диаметрально противоположную:

Кириленко: «Вчера в Афганистане была другая обстановка, и мы склонялись к тому, что, может быть, нам пойти на то, чтобы ввести какое- то количество воинских частей. Сегодня обстановка другая, и разговор у нас вполне справедливо идет уже несколько в ином русле, а именно: мы все придерживаемся того, что вводить войска нет никаких оснований.»

Да, прекрасный пример политической гибкости. Он бы ещё разъяснил, а что именно, изменилось в Афганистане, коренным образом, за ночь.

Посколько ничего решить опять не удалось, на следующий день заседание продолжается уже с участием Л.И. Брежнева. На нем Громыко, в частности сказал:

Громыко: «… Если мы пойдем на такой риск, как ввод войск, то, конечно, получим плюсов куда меньше, чем минусов. Мы до сих пор не знаем, как поведет себя афганская армия. А если она не поддержит наши мероприятия или останется нейтральной, тогда получится, что мы своими войсками оккупируем Афганистан. Этим мы создадим для себя невероятно тяжелую обстановку во внешнеполитическом плане».

Дальше идет обсуждение вопросов оказания широкомасштабной помощи Афганистану, за исключением ввода войск.

Так что, весной 1979 г. руководители СССР приняли здравое, взвешенное решение и обвинения их в авантюризме и непонимании международной обстановки совершенно беспочвенны.

Следующий документ - это протокол №156 заседания Политбюро 29 июня 1979 г., в п.1 которого записано:

«1. Согласиться с предложениями, изложенными в записке МИД СССР, КГБ СССР, Минобороны, и Международного отдела ЦК КПСС от 28 июня 1979 г.»

Далее приводится текст записки. Впечатление от неё весьма тяжелое. Казалось бы, в течение трех месяцев, прошедших после мартовского заседания, можно было разобраться в ситуации и принять общее решение – нужен нам Афганистан или нет, и какую цену нам придется платить за каждое из этих решений.

Но нет, в указанной записке опять общие рассуждения о необходимости «расширить… углубить… и усилить…, а также принять меры…». Единственное конкретное предложение – п.4:

«Для обеспечения охраны и обороны самолетов советской авиаэскадрильи на аэродроме «Баграм» направить в ДРА (Демократическая республика Афганистан) парашютно-десантный батальон под видом авиационного технического состава.

Для охраны посольства направить в Кабул спецотряд КГБ СССР (125-150 чел.) под видом обслуживающего персонала посольства.

…Направить в ДРА (аэродроме «Баграм») спецотряд ГРУ Генерального штаба с целью использования в случае резкого обострения обстановки для охраны и обороны особо важных правительственных объектов».

Но как можно планировать свои действия, если ничего не знаешь о замыслах противника. А противник у нас по всему земному шару один – Америка. И хотя, как выяснилось в настоящее время, в тот период, в США во всех властных структурах сидели

наши агенты, наше руководство ничего об американских планах в Афганистане почему-то не знало.

Т.е. мы опять, как и в марте, сталкиваемся с очень странной, мягко говоря, ситуацией - решается крайне важный для СССР вопрос, важный и с точки зрения внутренней политики и в плане внешнеполитических последствий, а необходимой информацией, дающей представление об истинном положении в соседней стране, руководство Советского Союза не располагает.

А, как выяснилось много позднее, нельзя оценивать события, связанные с Афганской войной, отвлекаясь от той, главным образом, тайной политики, которую проводили США.

Согласно мемуарам бывшего директора ЦРУ Роберта Гейтса, 3 июля 1979 года американский президент Джимми Картер подписал секретный указ, санкционирующий финансирование антиправительственных сил в Афганистане.

Это подтверждает и советник по национальной безопасности президента Картера, Збигнев Бжезинский. Вот отрывок из интервью, которое он дал в 1998 г. французскому журналу Le Nouvel Observateur:

Журналист: Бывший директор ЦРУ Роберт Гейтс утверждает в своих мемуарах, что американские спецслужбы начали помогать афганским моджахедам за шесть месяцев до советского вмешательства. В то время Вы были советником президента Картера, значит, Вы играли ключевую роль в этом деле. Вы подтверждаете это?

Збигнев Бжезинский: Да. Согласно официальной версии истории, помощь ЦРУ моджахедам началась в течение 1980 года, то есть после того, как советская армия вторглась в Афганистан 24 декабря 1979 года.

Но реальность, державшаяся в секрете до сегодняшнего дня, является иной: на самом деле президент Картер подписал первую директиву о тайной помощи противникам просоветского режима в Кабуле 3 июля 1979 года. И в тот же день я написал докладную записку для президента, в которой я ему объяснил, что, по моему мнению, эта помощь повлечет за собой советское военное вмешательство.

Мы не толкали русских вмешиваться, но мы намеренно увеличили вероятность, что они это сделают.


Впоследствии в США появилась немало публикаций, посвященных тому, как им удалось устроить для СССР «свой Вьетнам». Как написал З. Бжезинский:

«Эта серьезная операция была превосходно задумана. В результате русские попали в афганскую ловушку».

Оружие для антиправительственных вооруженных формирований поставлялось под наблюдением ЦРУ. На территории Пакистана, в лагерях афганских беженцев, были развернуты центры специальной подготовки вооруженных группировок.

Программа, главным образом, основывалась на использовании пакистанской разведки (ISI) в качестве посредника для распределения финансирования, снабжения оружием и обучения афганских сил сопротивления.

И результат не замедлил сказаться. Дальнейшее развитие ситуации в Афганистане – это вооружённые выступления исламской оппозиции, мятежи в армии, внутрипартийная борьба, и, наконец, события 13-15 сентября 1979 года, когда руководитель ДРА Тараки был арестован и затем, по приказу Хафизуллы Амина, отстранившего его от власти, убит.

Теперь уже Амин начал обращаться к руководству СССР с просьбой о вводе войск.

И вот, наконец, проводится очередное заседание Политбюро на тему: «Об обстановке в Афганистане и нашей линии в этой связи (протокол 172 от 31 октября 1979 г.), на котором принимается следующее решение:

«согласиться с соображениями по данному вопросу, изложенными в записке т.т. Громыко, Андропова, Устинова, Пономарева от 29 октября 1979 г.».


О чем же эта записка? Начинается она с описания происходящего и, делается вывод:

«Обстановка в Афганистане после событий 13-15 сентября остается сложной».

Далее ситуация рассматривается более подробно и предлагаются следующие действия:

«1. Сотрудничество с Амином продолжить.

2. Военную помощь оказывать в ограниченных масштабах… Продолжать поставки стрелкового оружия, минимально необходимого количества боеприпасов… От дальнейших поставок тяжелого вооружения и военной техники пока воздержаться.

3. Находящимся в Афганистане советским воинским подразделениям… продолжать выполнять поставленные задачи. От направления в Кабул, по просьбе Амина, советского воинского подразделения для его личной охраны воздержаться

То есть имеющиеся воинские части продолжают находиться в районе аэропорта Баграм и используются для его охраны.

Ещё раз напоминаем, что этот документ подписан Громыко, Андроповым, Устиновым, Пономаревым и принят Политбюро 31 октября 1979 г.

Но после этого происходит что то, совершенно необъяснимое. Вот текст выписки из протокола №176 заседания Политбюро от 6 декабря 1979 г. на тему: «О направлении спецотряда в Афганистан»:

«Согласиться с предложениями по этому вопросу, изложенными в записке КГБ СССР и Минобороны от 4 декабря 1979 г. №312/2/0073».

А вот текст указанной записки:

«Председатель Революционного совета и премьер-министр ДРА Х. Амин в последнее время настойчиво ставит вопрос о необходимости направить в Кабул советский мотострелковый батальон для охраны его резиденции.

С учетом сложившейся обстановки и просьбы Х. Амина считаем необходимым направить в Афганистан, подготовленный для этих целей специальный отряд ГРУ Генерального штаба… полагаем возможным перебросить (отряд) самолетами военно-транспортной авиации в первой декаде декабря с. г.



Тов. Устинов согласен. Просим рассмотреть.



Ю. Андропов Н. Огарков»




В этом потрясающем документе все удивительно и непонятно.

Между предыдущим решением Политбюро и запиской Андропова прошло три (!!!) дня. Какую информацию получил Андропов за это время, если на четвертый день, в воскресенье (!) он пишет в Политбюро записку с прямо противоположным предложением.

Андропов очень опытный и осторожный аппаратчик, с более чем 40-летним стажем работы в партийных органах. Он прекрасно знает, что бывает с нарушителями дисциплины и никогда не шел против решений партийного руководства. Что могло заставить его написать, наперекор всему, такую записку, если, за три дня до этого, он поставил свою подпись под противоположным решением? Какая информация к нему поступила?!

И почему эту потрясающую информацию, которая без преувеличения, изменила ход истории, до сих пор скрывают от мировой общественности?

Казалось бы, если это была информация о предстоящем вмешательстве американцев в афганские дела (высадка десанта, государственный переворот, размещение ракет и т.д.), которое надо предупредить, то, как раз, рассказ об этом всему миру оправдает будущие действия СССР.

Почему же, до настоящего времени, не только не опубликован этот документ, но и никто из специалистов, ученых-историков даже не задался вопросом о причинах столь удивительно быстрого изменения позиции Андропова? Почему никто не интересуется этим документом? Что за «заговор молчания»?

И что же, всё-таки, произошло такое, что в сверхсрочном порядке, «… в первой декаде декабря», т.е. в течение оставшихся трех дней, надо направить в Афганистан спецназ!?

Далее.

Почему Председатель КГБ Андропов вносит предложение о посылке в Афганистан спецназа ГРУ, т. е. министерства обороны (МО)? Было бы логично, если это предложил министр обороны Устинов. А у Андропова есть свой спецназ – подразделения «Гром» и «Зенит». Почему он не предложил их?

Ведь в соответствии с действующим порядком, если Андропов вдруг получил какую-то исключительную информацию, требующую немедленного реагирования, то он должен вынести её на рассмотрение Политбюро и уже на Политбюро решается, что дальше делать – посылать ли спецназ, и какой – КГБ или МО.

И, что самое удивительное, предложение о посылке спецназа МО министр обороны вообще не подписал. Что значит «Тов. Устинов Д. Ф. согласен». А почему не подписал сам? Правда, факт согласования с МО подтверждает подпись заместителя Устинова – Н. Огаркова.

Всё это крайне странно и никакого разумного объяснения не находит.

И последнее. Внешний вид этого документа из архива Буковского (записка Андропова), вызывает серьезные сомнения в подлинности стоящих под ним подписей, т.к. та часть листа, где они стоят, и фраза «Тов. Устинов Д. Ф. согласен», выглядит как другой лист, наложенный при ксерокопировании сверху.

Чью подпись при изготовлении фотокопии могли заменить, на подпись Андропова? Только Устинова. Они двое и ещё Громыко реально занимались афганским вопросом, остальные «участвовали». Громыко – это дипломатия, так что остаётся только Устинов. И если он - автор записки, тогда становится понятным и предложение о посылке спецназа ГРУ МО. Но, при этом, после замены его подписи на подпись Андропова, пришлось вставить «Тов. Устинов Д. Ф. согласен».

Такое объяснение позволяет объяснить некоторые несуразности, но не отвечает на главный вопрос – какую же информацию получил, в этом случае, от ГРУ, Устинов, если вдруг кардинально поменял свое мнение. Он ведь тоже, тремя днями раньше, подписывал решение Политбюро. И возникает другой вопрос - кто и зачем заменил подпись и в таком виде передал Буковскому (ему то эти фокусы точно не нужны)? А может быть, они нужны друзьям Буковского из MI-6? Вопросов много, но ответов на них нет до сих пор.

Итак, 6 декабря 1979 г., во вторник, «записка Андропова» рассматривается на Политбюро, и оно даёт своё согласие на отправку спецназа ГРУ в Кабул. И, по-видимому, не только спецназа - скорей всего, именно на этом заседании было принято общее решение о вводе советских войск в Афганистан.

Такой вывод можно сделать, т.к. до 10 декабря, т.е. в течение трех дней (7,8, 9 декабря) секретарь ЦК КПСС К. У. Черненко составил от руки черновую записку, в которой речь идет о мероприятиях, изложенных тт. Андроповым Ю. В., Устиновым Д. Ф., Громыко А. А. Изложить их они могли только на заседании 6 декабря.

Записка Черненко приводится ниже:



"К положению в "А".

1. ОДОБРИТЬ соображения и мероприятия, изложенные тт. Андроповым Ю. В., Устиновым Д. Ф., Громыко А. А. Разрешить им в ходе осуществления этих мероприятий вносить коррективы непринципиального характера. Вопросы, требующие решения ЦК, своевременно вносить в Политбюро. Осуществление всех этих мероприятий возложить на тт. Андропова Ю. В., Устинова Д. Ф., Громыко А. А.

2. Поручить тт. Андропову Ю. В., Устинову Д. Ф., Громыко А. А. информировать Политбюро ЦК о ходе выполнения намеченных мероприятий".




Эта записка приняла статус решения Политбюро 12 декабря 1979 г., в понедельник, о чем свидетельствует шифр П 176/125 в правом нижнем углу под подписью Брежнева. Тогда же появилась и "шапка":

"Совершенно секретно. Председательствовал тов. Л. И. Брежнев. Присутствовали: Суслов М. А., Гришин В. В., Кириленко А. П., Устинов Д.Ф., Черненко К. У., Андропов Ю. В., Громыко А.А., Пономарев Б. Н…."

Таким образом, получается, что решение о вводе войск в Афганистан было принято на заседании Политбюро 6 декабря 1979 г., после того, как Андропов, Устинов и Громыко изложили свои соображения и предложили «мероприятия».

Правда, некоторые авторы считают, что между 6 и 12 декабря было еще одно совещание, на котором обсуждался афганский вопрос.

С точки зрения данных авторов, на этом совещании, проходившем у Брежнева, руководство Генерального штаба ВС СССР (Н.В. Огарков, С.Ф. Ахромеев, и В.И. Варенников), а также главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии И.Г. Павловский выступали против ввода войск, так как считали, что внутренние конфликты афганское руководство должно разрешать исключительно самостоятельно.

Наше военное присутствие, с их точки зрения, спровоцирует развязывание боевых действий и приведет к усилению мятежного движения в стране, которое в первую очередь будет направлено против советских войск, а слабое знание обычаев и традиций афганцев, особенно ислама, национально-этнических и родо-племенных отношений, поставит наших воинов в весьма тяжелое положение.

Брежнев, который всегда прислушивался к позиции Генштаба, после столь резких и однозначных возражений военных, заколебался. В этот момент, как пишут указанные авторы, слово взял Андропов.

Он, якобы, убедил Политбюро ЦК КПСС, ссылаясь на данные разведки, что США собираются установить в Афганистане проамериканский режим и создать там военные базы, с ракетами, нацеленными на СССР, что США уже подготовили батареи ракет "Першинг" к тому, чтобы развернуть их в Афганистане и это ставит под угрозу наши стратегические объекты, что, после переворота в Афганистане и что Пакистан готов начать разработку афганских урановых месторождений для создания ядерного оружия.

И, по свидетельству начальника Главного оперативного управления Генерального штаба Вооружённых Сил СССР В. И. Варенникова, в 1979 г., единственным членом Политбюро, не поддержавшим решение об отправке советских войск в Афганистан, был А. Н. Косыгин.

После этого выступления Брежнев свернул дальнейшую дискуссию и приказал готовить операцию по вводу войск.

История с этим гипотетическим совещанием у Брежнева весьма интересна, но, к сожалению, никаких документов, подтверждающих её, до настоящего времени не опубликовано.

А ведь она легко проверяется – на всех совещаниях велся протокол, а уж на таком, можно сказать, историческом, где решался вопрос о вводе войск в соседнюю страну, тем более. Если же протокол из архива исчез, то, тем более, интересно, когда и по каким причинам. Почему его до настоящего времени не предоставили историкам?

С другой стороны, даже при отсутствии протокола можно установить многое. Где находился в это время Брежнев – в Кремле или на даче? Существуют журналы посещений Генерального секретаря, все участники совещания, если оно было, должны быть в него записаны.

Далее, у всех членов Политбюро есть личный секретариат, который, в частности, ведет журнал распорядка дня. А в них отмечено присутствие Кириленко А. П., Устинова Д.Ф., Черненко К. У., Андропова Ю. В., Громыко А.А., Пономарева Б. Н. на совещании у Брежнева?

В общем вопросов много, хотя ответы было бы легко получить из обычного, т.е. несекретного, делопроизводства, но… нет, ничего почему-то не публикуют. Трудно сказать, почему, но смысл усилий наших «историков» – доказать, что именно Андропов является инициатором ввода войск в Афганистан.

Но, если считать, что именно так и было в действительности, то поведение Андропова всё равно вызывает удивление, ведь странное изменение им своей точки зрения на способы разрешения афганского конфликта осталось без каких-либо объяснений.

Сегодня мы знаем, насколько сильны были в этот период позиции советской разведки в США. И представляется более чем сомнительным, что Председатель Комитета госбезопасности не знал об истинных намерениях Америки в Афганистане и о том, чем там занималось ЦРУ.

Совершенно очевидно, что Андропов не мог не знать, что никакие ракеты к переброске в Афганистан не планируются и что "атомный проект" Пакистана проводится не с помощью афганских месторождений, а с помощью южноафриканских, а также научного потенциала ЮАР.

Но Андропов, якобы, поступил иначе – убедил других членов Политбюро в реальности угрозы. Опять-таки, если считать информацию о совещании правдивой.

В результате Советский Союз ввязался в афганскую войну, которая немало способствовала его развалу.

14 декабря 1979 года в город Баграм был направлен батальон ВДВ.

20 декабря был переброшен батальон спецназа, который вошёл в бригаду охраны дворца Амина.

К вечеру 23 декабря 1979 года министру обороны было доложено о готовности войск к вводу в Афганистан. 24 декабря Д. Ф. Устинов подписал директиву № 312/12/001, в которой говорилось:

«Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах нашей страны, на территорию ДРА в целях оказания помощи дружественному афганскому народу, а также создание благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств.»

25 декабря, в 12.00 по Москве, в войска ушла директива на переход государственной границы. Ввод войск начался через 3 часа.

Также, 25 декабря прошла переброска двух десантно-штурмовых батальонов - для охраны перевала Саланг, и 103-й воздушно-десантной дивизии на аэродромы Кабула и Баграма.

Участие советских войск в боевых действиях на территории Афганистана директивой Д. Ф. Устинова не предусматривалось, не был в ней определен и порядок применения оружия, даже в целях самообороны.

С нашей точки зрения, весьма странно, что министр обороны издает не приказ, где четко прописаны действия вооруженных сил, как это принято в армии, а какую-то «директиву», в которой сообщает о том, что «принято решение…». Ну, принято (хотя, непонятно кем), а кто и что должен при этом делать?

Но, правда, уже 27 декабря появился нормальный приказ министра обороны о подавлении сопротивления мятежников в случаях нападения. Предполагалось, что советские войска станут гарнизонами и возьмут под охрану важные промышленные и другие объекты, высвободив тем самым части афганской армии для активных действий против отрядов оппозиции, а также против возможного внешнего вмешательства.

Границу с Афганистаном было приказано перейти в 15:00 московского времени (17:00 кабульского) 27 декабря 1979 года.

Началась война в Афганистане, длившаяся более десяти лет.



Ну, а наше расследование показало, что утверждение о вине в ней Андропова весьма сомнительно и, в отсутствии документов, совершенно бездоказательно.

Особенный интерес вызывает информация, которая содержалась в документе, отсутствующем до настоящего времени в открытом доступе, - та информация, которая заставила Андропова коренным образом поменять свою точку зрения на необходимость ввода войск в Афганистан.
Реклама
tamplquest
Всего сообщений: 8963
Зарегистрирован: 07.09.2017
Образование: среднее
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение tamplquest »

Там все сводится к одному. Афганский народ за независимость, звонок из лондона, фас. При Хрущеве все было наоборот
Lew
Всего сообщений: 2919
Зарегистрирован: 21.04.2019
Образование: высшее естественно-научное
Политические взгляды: пофигистические
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение Lew »

В истории по вводу войск в Афган сплошные белые пятна.

Например, практически нигде не упоминается, что Амин НЕОДНОКРАТНО ПРОСИЛ правительство СССР ввести войска в Афган.
Из чего следует, что планов "лечь" под американцев у него не было. Ибо если бы такие планы были, то зачем ему настойчиво просить о вводе советских войск?

Но несмотря на такую явно видимую лояльность спецслужбы СССР Амина сначала пытались отравить, а затем (когда того спасли от смерти советские врачи) уничтожили во время штурма.
Причем отравили как раз во время торжественного празднования, устроенного Амином В ЧЕСТЬ ввода советских войск в Афган.
На мой взгляд советское правительство не сумело правильно оценить внутриполитическую ситуацию в Афгане возможно из-за недостатка развединформации или ее противоречивости

Короче говоря тема не достаточно широко раскрыта и видимо раскрыта никогда не буде
Аватара пользователя
крысовод
Всего сообщений: 3869
Зарегистрирован: 09.04.2018
Образование: высшее техническое
Профессия: инженер-механик
Откуда: Москва
Возраст: 52
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение крысовод »

Много сказано о том, что Андропов не виноват, ладно, допустим. А кто тогда виноват, пофамильно?
Нам оно вообще надо было? Говорят, американцы нас спровоцировали, заставили втянуться в этот странный конфликт, как втянули потом в захват Крыма. Пообещал гарантии и обманули. Тогда развалился Союз, сейчас - соответственно.
Я как свидетель помню полное непонимание в народе этой странной войны. Какой-такой интернациональный долг принудительно юнцами, когда мы строим социализм в отдельно взятой стране? Ради неведомых чурок жопой рисковать?! С тех пор и пошло недовольство советской властью, от непонимания, а власть тупо не захотела доходчиво объяснить, не нашла нужных лозунгов. Да, мы боялись попасть в Афган, нам же звезды и галактики с коммунизмом обещали, а ты вдруг пойди и сдохни за непонятных диких папуасов на краю географии!
В этом материальном мире тебе ничего не принадлежит, даже твоё собственное тело.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 35418
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение Gosha »

ВЬЕТНАМ ДЛЯ СОЮЗА

Изображение
Штурм дворца Амина или Операция «Шторм-333» — спецоперация по захвату дворца «Тадж-бек» 34°27′17″ с. ш. 69°06′48″ в. д.HGЯO в районе Кабула «Дар-Уль-Аман» и ликвидации председателя Революционного совета Афганистана Хафизуллы Амина, проведённая силами спецподразделений КГБ СССР и Советской Армии 27 декабря 1979 года. Являлась частью спецоперации «Байкал-79» по свержению Амина и замене его на Бабрака Кармаля, которая предшествовала началу участия советских войск в афганской войне 1979—1989 гг.

Планирование операции

Разработка плана захвата дворца Тадж-Бек была поручена полковнику ГРУ В. Колеснику, вызванному в Афганистан примерно 16-17 декабря 1978г. Он же был назначен непосредственным руководителем операции, а начальник управления "С" ПГУ Ю. И. Дроздов — его заместителем по взаимодействию со спецгруппами КГБ[20]. Первоначальную версию, в которой предполагалось часть «мусульманского батальона» направить на захват дополнительных объектов в Кабуле, Колесник планировал один. По результатам планирования он смог убедить главного военного советника С. К. Магометова и главного советника КГБ Б. С. Иванова в недостаточности сил, для реализации плана, по его расчётам, требовался весь «мусульманский батальон», дополнительно усиленный ротой десантников и взводом ПТУРC. Требование о выделении дополнительных сил было одобрено начальником Генштаба ВС СССР Н. Огарковым, после чего началась непосредственная подготовка к операции.

Непосредственно дворец охраняла рота личной охраны Амина. Вторую линию охраны должен был обеспечить «мусульманский батальон», а третьей была бригада охраны, состоящая из трех пехотных батальонов и одного танкового. За дворцом было зарыто в землю три танка. От ударов с воздуха дворец прикрывал зенитный полк, имевший на вооружении двенадцать 100-мм зенитных пушек, а также шестнадцать спаренных крупнокалиберных пулемётов ДШК. Общая численность этих воинских частей составляла около двух с половиной тысяч человек. Кроме того, была не исключена возможность вмешательства двух танковых бригад, расквартированных под Кабулом.

Советские силы, предназначенные для захвата дворца и нейтрализации бригады охраны, составляли: группа «Гром» («Альфа») — 24 чел., группа «Зенит» (КУОС) — 30 чел., «мусульманский» батальон — 520 чел., 9-я парашютно-десантная рота (9-а рота 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка) — 100 чел.

Окончательный план захвата, в создании которого также принимали участие подполковник О. Швец (заместитель Колесника), Ю. И. Дроздов и Э. Г. Козлов, состоял в следующем:
1) группа под командованием заместителя командира «мусульманского батальона» Мурада Сахатова должна была захватить танки, расположенные в капонирах у дворца;
2) группа под командованием подполковника Олега Швеца — отсечь гранатомётным огнём личный состав зенитного дивизиона от средств ПВО, выйти под этим прикрытием к установкам и взорвать их;
3) 1-я и 2-я роты «мусульманского батальона», а также приданная 9-я рота 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка под командованием гвардии старшего лейтенанта Валерия Востротина, должны были блокировать расположения 2-го, 3-го и расположение 1-го и танкового батальонов;
4) 3-я рота под командованием старшего лейтенанта Владимира Шарипова вместе со 2-й группой 1-й роты «мусульманского батальона» под командованием Рустамходжы Турсункулова должны были доставить на своих машинах спецгруппы «Гром» и «Зенит» ко дворцу; непосредственно штурм здания должны были осуществить группы спецназа КГБ совместно с двумя группами 3-й роты.

План не был утверждён письменно ни главным военным советником С. Магометовым, ни главным советником КГБ Б. Ивановым, только устно, более того, командиру «мусульманского батальона» Хабибджану Холбаеву было сообщено, что в случае провала операция будет выставлена как его (Холбаева) пьяная выходка с соответствующими последствиями.

Планирование по непосредственному штурму и действиям внутри дворца проводилось командирами спецгрупп «Зенит» и «Гром» Яковом Семёновым и Михаилом Романовым, соответственно. План дворца был известен только некоторым командирам и показан остальным бойцам штурмовых групп непосредственно перед началом операции.

Отправлено спустя 7 минут 33 секунды:
В штурме участвовали следующие группы и личный состав:

1-я боевая группа (старший — заместитель командира «мусульманского батальона» капитан Сахатов) в составе: восьми гранатометчиков и их помощников и четырёх стрелков-санитаров из 3-й роты, начальника разведки «мусульманского батальона» капитана Ашура Джамолова, двух бойцов «Зенита» Владимира Константиновича Цветкова и Фёдора Фомича Ерохова, а также двух бойцов «Грома» Д. В. Волкова и П. Ю. Климова — захват и подрыв танков на блокпостах; боевая группа выдвигается заранее и к моменту выдвижения остальных боевых групп должна закончить свою работу.

2-я боевая группа (старшие — общий руководитель спецгрупп КГБ полковник Г. И. Бояринов и командир 3-й роты «мусульманского батальона» старший лейтенант В. С. Шарипов): отделение управления 3-й роты на БМП № 030, 2-я группа 3-й роты под командованием лейтенанта Хамидулло Убайдуллаевича Абдуллаева совместно с группой «Гром» во главе с майором Романовым – штурм дворца; подгруппа из двух машин от 3-й группы 3-й роты: БМП № 041 во главе с заместителем командира 3-й роты по технической части старшим лейтенантом Баходыром Абдуманаповичем Эгамбердыевым — подавление блокпоста № 5, БМП № 042 во главе с заместителем командира 3-й роты по политической части лейтенантом Рашидом Игамбердиевичем Абдуллаевым — подавление караульного помещения; в последующем обе машины — штурм дворца «Тадж-Бек». Известное распределение людей по боевым машинам: БМП № 035 (головная): командир машины Х. У. Абдуллаев, бойцы «Грома»: О. А. Балашов (старший подгруппы), А. И. Баев, В. М. Федосеев, Николай М. Швачко, переводчик «мусульманского батальона» Ибодулло Каримович Камбаров;
БМП № 030 (следующая за головной): командир машины (сам вёл машину) В. С. Шарипов, бойцы «Грома»: Романов (старший по «Грому»), Евгений П. Мазаев, А. Г. Репин, Глеб Борисович Толстиков, офицер КУОС Э. Г. Козлов, афганский оппозиционер Асадулла Сарвари;
БМП № 036: бойцы «Грома»: В. Ф. Карпухин (старший подгруппы), Н. В. Берлёв, Владимир П. Гришин, С. Г. Коломеец, А. Н. Плюснин;
БМП № 037: бойцы «Грома»: В. П. Емышев (старший подгруппы), С. В. Кувылин, Г. А. Кузнецов, переводчик ПГУ КГБ Андрей Александрович Якушев, начальник КУОС Г. И. Бояринов;
БМП № 038: бойцы «Грома»: С. А. Голов (старший подгруппы), В. И. Анисимов, Л. В. Гуменный, Г. Е. Зудин, Михаил В. Соболев, В. И. Филимонов;

3-я боевая группа (старшие — руководитель спецгруппы «Зенит» майор Я. Ф. Семёнов и командир 2-й группы 1-й роты лейтенант Турсункулов): экипажи и пулемётчики 2-й группы 1-й роты совместно со спецгруппой «Зенит» — штурм дворца «Тадж-Бек» со стороны лестницы, справа от здания; подгруппа стрелков, гранатомётчиков и их помощников от 2-й группы 1-й роты (старший — боец «Грома» Г. Б. Толстиков) — штурм дворца «Тадж-Бек» с тыльной стороны здания. Известное распределение людей по боевым машинам[28][29]: БТР-60ПБ № 015: командир машины Турсункулов, бойцы «Зенита»: Я. Ф. Семёнов (старший по «Зениту»), Александр Андреевич Карелин (старший подгруппы), Александр С. Агафонов, Владимир В. Антонов, Николай Федорович Кимяев, Сергей Андреевич Чернухин, Нуритдин Х. Курбанов, афганский оппозиционер Саид Мохаммад Гулябзой;
БТР-60ПБ № 016: бойцы «Зенита»: Б. А. Суворов (старший подгруппы), Турдали Дисарубович Гулов, Владимир В. Дроздов, Александр Феликсович Новиков, Владимир Алексеевич Поддубный, Владимир Михайлович Рязанцев, Анатолий В. Колмаков;
БТР-60ПБ № 017: бойцы «Зенита»: Вячеслав П. Фатеев (старший подгруппы), Фёдор Ф. Ильинский, Ю. А. Лысоченко, Владимир Семёнович Макаров, М. Г. Цыбенко, Станислав К. Чижов;
БТР-60ПБ № 018: бойцы «Зенита»: Виталий Захарович Щиголев (старший подгруппы), Владимир Сергеевич Быковский, Виктор Иванович Захаров, Александр Григорьевич Иващенко, Валерий Николаевич Курилов, Усман М. Чарыев, Борис Леонидович Пономарёв;

4-я боевая группа (старший — командир 1-й роты капитан Исмат Суннатович Кудратов): 1-я и 3-я группы 1-й роты под командованием лейтенанта Мавляна Туркманова и старшего лейтенанта Алымжона Султановича Абдуллаева — блокирование и подавление 1-го мотопехотного и танкового батальонов бригады охраны;

5-я боевая группа (старший — командир 9-й гвардейской парашютно-десантной роты гвардии старший лейтенант В. А. Востротин): 1-й и 2-й взвода 9-й роты 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка — блокирование и подавление 2-го мотопехотного батальона;

6-я боевая группа (старший — командир 2-й роты старший лейтенант Курбандурды Мередович Амангельдыев): 2-я и 3-я группы 2-й роты под командованием лейтенантов Махмудбека Ахмедова и Гулямжона Юсуповича Маматкулова — блокирование и подавление 3-го мотопехотного батальона бригады охраны;

7-я боевая группа (старший — гвардии старший лейтенант В. Севастьянов [Александр Севостьянов?]): гвардейский противотанковый взвод ПТУР «Фагот» — блокирование и подавление танкового батальона, при необходимости ведение огня по расположению 1-го мотопехотного батальона;

8-я боевая группа (старший — подполковник Швец): 1-я группа 3-й роты под командованием лейтенанта Рустама Чингизовича Назарова совместно с 3-й группой АГС-17 под командованием лейтенанта Рамиля Каримовича Абзалимова — блокирование и подавление зенитного дивизиона;

9-я боевая группа (старший — командир взвода): 3-й взвод 9-й гвардейской парашютно-десантной роты — блокирование и подавление казармы роты личной охраны Х. Амина;

10-я боевая группа (старший — командир 1-й группы 2-й роты лейтенант Мусалим Султанович Нуритдинов): 1-я группа 2-й роты — блокирование и подавление строительного полка;

11-я боевая группа (старший группы — командир зенитно-артиллерийской группы старший лейтенант Василий Максимович Праута): установка ЗСУ-23-4 «Шилка» № 043 — огневая поддержка атаки 2-й и 3-й боевых групп;
установка ЗСУ-23-4 «Шилка» № 044 — огневая поддержка атаки 4-й и 7-й боевых групп;
установка ЗСУ-23-4 «Шилка» № 045 — огневая поддержка атаки 5-й боевой группы;
установка ЗСУ-23-4 «Шилка» № 046 — огневая поддержка атаки 6-й боевой группы;

12-я боевая группа (старший — командир роты оружия старший лейтенант Миркасым Миргуламович Мирюсупов): 1-ая группа роты оружия под командованием старшего лейтенанта Гафуржона Кадыровича Тишаева — огневая поддержка атаки 2-й и 3-й боевых групп; 2-я группа роты оружия под командованием лейтенанта Улугмирзы Халмирзаевича Абдувалиева — огневая поддержка атаки боевых групп: два расчёта АГС-17 — 4-й и 7-й боевых групп; два расчёта АГС-17 — 5-й боевой группы; два расчёта АГС-17 — 6-й боевой группы; два расчёта АГС-17 — 9-й боевой группы.

Другие элементы боевого порядка:
командный пункт (старший — полковник Колесник) на Р-130 и БМП-1К в составе: полковник Колесник, генерал-майор Дроздов, командир «мусульманского батальона» майор Холбаев, заместитель командира «мусульманского батальона» по политической части капитан Анвар Саттарович Саттаров, оперуполномоченный особых отделов КГБ СССР старший лейтенант Махамоджон Каримович Байхамбаев;
запасной командный пункт (старший — начальник штаба «мусульманского батальона» капитан Абдулкасым Мамадалиевич Ашуров) на Р-142 и БМП-1КШ в составе: капитан Ашуров, начальник связи «мусульманского батальона» капитан Рашит Меджитович Бердыев, старший лейтенант Анваржон Алланазарович Джумаев, прапорщик Ю. Мирсаатов (возможно это был старший лейтенант Юлдаш М. Мирсоатов);
подвижный командный пункт и резерв на БМП № 039 и № 040 под командованием командира 3-й группы 3-й роты капитана Ниёзитдина Намозова;
тыловой пункт управления (старший — заместитель командира «мусульманского батальона» по тыловому обеспечению майор Джурабой Джалилов) в составе: майор Джалилов, капитан медицинской службы Абдурасул Бекбетович Артыков, командир группы обеспечения старший прапорщик Асрор Рахимов, прапорщик медицинской службы Карим Асроров, личный состав и техника группы материального обеспечения;
ремонтно-эвакуационная группа (старший — заместитель командира «мусульманского батальона» по технической части старший лейтенант Эдуард Нариманович Ибрагимов) в составе МТО-АТ и четырёх «Уралов»-375Д и их экипажей.

Другие офицеры и прапорщики командования «мусульманского батальона» также получили свои задачи и были распределены:
секретарь партийного бюро старший лейтенант Анвархон Ганиевич Рашидов — в 4-ю боевую группу;
начальник клуба прапорщик Камиль Умаров — в 12-ю боевую группу;
переводчик старший лейтенант Ибодулло Каримович Камбаров — во 2-ю боевую группу (сопровождение представителя афганской оппозиции Сарвари).

Советские военные и сотрудники КГБ были одеты в афганскую форму без знаков различия с белой повязкой на рукаве. Паролем опознания своих были окрики «Яша» — «Миша». Когда спецназовцам сообщили их задачу, то им было сказано, что Амин — агент ЦРУ. На это последовало резонное возражение, что в таком случае он пригласил бы не советские, а американские войска. Тем не менее, никто из спецназовцев не отказался от выполнения приказа.

Отправлено спустя 4 минуты 38 секунд:
Начало войны было удачное потому что хорошо спланировано и проведено! Вся же Афганская война 1979-1989 годов была не войной, а бесцельным присутствием Советской армии на Афганской земле.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Foxhound
Всего сообщений: 681
Зарегистрирован: 20.07.2019
Образование: школьник
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение Foxhound »

крысовод: 28 ноя 2019, 14:56 власть тупо не захотела доходчиво объяснить, не нашла нужных лозунгов.
не сочиняйте. власть объясняла, и объясняла неоднократно. с лозунгами - да, промахнулись, про "братскость" афганского и советского народа и прочее в том же духе втирать не стоило, но политические причины оказания военной помощи и возможные последствия ее неоказания были озвучены достаточно внятно.

крысовод: 28 ноя 2019, 14:56 мы боялись попасть в Афган
страх был обусловлен высочайшим уровнем безопасности и социальной защищенности, к которым к тому времени советский народ успел привыкнуть. все познается в сравнении: в нынешней россии от одной только наркоты ежегодно погибает в несколько раз больше, чем погибло советских военнослужащих за все 10 лет войны в афганистане. даже от дтп на российских дорогах каждый год гибнет раза в полтора больше, чем потери за всю афганскую войну, однако ж россияне почему-то не боятся садиться за руль.
Аватара пользователя
крысовод
Всего сообщений: 3869
Зарегистрирован: 09.04.2018
Образование: высшее техническое
Профессия: инженер-механик
Откуда: Москва
Возраст: 52
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение крысовод »

Foxhound: 28 ноя 2019, 18:43 страх был обусловлен высочайшим уровнем безопасности и социальной защищенности, к которым к тому времени советский народ успел привыкнуть. все познается в сравнении:
Вот тогда бы тебя туда, мамкино дитятко. Герой выискался! Ты тогда вообще кем был? Нас учили, что если фашист на Родину нападёт, то мы как один! К этому мы были готовы, а не к странному месилову ни пойми за что, неведомо где. Особо ушлые хотели оттуда мафоны и джинсы с кроссовками, просто дураки хотели просто воевать как мой соседушка, скорбный умом, вовремя ему его родители 3,14здов наваляли. Тогда еще по переходам не сидели калеки-афганцы и не ныли в отчаянии: -Сволочи двуногие! Так за что воевать?!
В этом материальном мире тебе ничего не принадлежит, даже твоё собственное тело.
Foxhound
Всего сообщений: 681
Зарегистрирован: 20.07.2019
Образование: школьник
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение Foxhound »

крысовод: 28 ноя 2019, 19:06 Вот тогда бы тебя туда, мамкино дитятко. Герой выискался! Ты тогда вообще кем был?
*фейспалм*
да уж не сопливым гитлеровцем навроде вас. что вы там могли знать-помнить в 10-летнем возрасте? как кошек мучить да мелочь у еврейских малышей отнимать?
Аватара пользователя
крысовод
Всего сообщений: 3869
Зарегистрирован: 09.04.2018
Образование: высшее техническое
Профессия: инженер-механик
Откуда: Москва
Возраст: 52
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение крысовод »

Foxhound: 28 ноя 2019, 19:38
крысовод: 28 ноя 2019, 19:06 Вот тогда бы тебя туда, мамкино дитятко. Герой выискался! Ты тогда вообще кем был?
*фейспалм*
да уж не сопливым гитлеровцем навроде вас. что вы там могли знать-помнить в 10-летнем возрасте? как кошек мучить да мелочь у еврейских малышей отнимать?
я свой возраст не скрываю, его можно справа в профиле увидеть, а ты?
В этом материальном мире тебе ничего не принадлежит, даже твоё собственное тело.
Foxhound
Всего сообщений: 681
Зарегистрирован: 20.07.2019
Образование: школьник
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение Foxhound »

крысовод: 28 ноя 2019, 19:47 я свой возраст не скрываю, его можно справа в профиле увидеть, а ты?
а я своим возрастом не размахиваю, поскольку не считаю этот фактор принципиально значимым. и в отношении себя, и в отношении оппонента.
Lew
Всего сообщений: 2919
Зарегистрирован: 21.04.2019
Образование: высшее естественно-научное
Политические взгляды: пофигистические
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение Lew »

Gosha: 28 ноя 2019, 17:22 Вся же Афганская война 1979-1989 годов была не войной, а бесцельным присутствием Советской армии на Афганской земле.
Это вывод гражданского человека.
Была и цель и польза.
Польза для армии очевидна: многие солдаты и командиры получили боевой опыт; было проверено практически все имевшееся в СА вооружение и боевая техника, устранены выявленные недостатки, проведена модернизация; благодаря действиям отрядов СпН ГРУ постоянно добывались образцы новейшего оружия иностранного производства (например тот же Стингер), что помогло разработать меры защиты и усовершенствовать свое вооружение; благодаря эффективным действиям отрядов СпН был получен о обобщен ценнейший опыт организации и ведения боевых действий против бандформирований в горной и пустынной местности (к сожалению после вывода он оказался не востребован и в Чечне не был использован) ну и т.д.
Проще говоря СА была проверена в ходе боевых действий против повстанцев, которым помогали военные советники из многих стран
крысовод: 28 ноя 2019, 14:56 Да, мы боялись попасть в Афган
кто-то боялся, а кто-то писал рапорты с просьбой туда отправить
Последний раз редактировалось Lew 28 ноя 2019, 20:19, всего редактировалось 1 раз.
tamplquest
Всего сообщений: 8963
Зарегистрирован: 07.09.2017
Образование: среднее
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение tamplquest »

Foxhound: 28 ноя 2019, 19:38 да мелочь у еврейских малышей отнимать?
А еврейским малышам хуцпа не помогала мелочь не отдавать?
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 35418
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Как принималось решение о вводе войск в Афганистан.

Сообщение Gosha »

Lew: 28 ноя 2019, 20:08 Это вывод гражданского человека.
Лева дорогой это вывод военного специалиста, так как если ввели войска нужно воевать - если не можете воевать выводите войска!

Отправлено спустя 33 минуты 58 секунд:
ВОЙНА ПРОТИВ НАРОДА

Почему советские генералы проиграли афганскую войну? Потому что поддерживали марионеточный режим и были интервентами, такими же, как США ранее во Вьетнаме!

Именно таким был один из вопросов, заданных на пресс-конференции министру иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе в Женеве в апреле 1988 г. в связи с решением советской стороны вывести свои войска из Афганистана. «Советские генералы не считают, что проиграли войну, — заявил Шеварднадзе, — сейчас созданы условия для прекращения вмешательства во внутренние дела Республики Афганистан, созданы и условия для вывода советских войск. Никакого поражения здесь нет». Министр также заявил, что советские войска пришли в Афганистан «по просьбе законного правительства Афганистана», в трудные для этой страны дни, имея «соответствующую юридическую и правовую основу».

Спустя всего несколько лет видные советские дипломаты и военные однозначно заявили, что «самой серьезной по своим последствиям ошибкой» в области внешней политики брежневской эпохи был ввод советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. Эту акцию они расценивали как составную часть общей политики вовлеченности СССР в вооруженные конфликты в других странах. По их мнению, уже к 1981 г. «большинству способных реалистически мыслить» советских руководителей стало ясно, что «не может быть военного решения» афганской проблемы.

В декабре 1989 г. Комитет Верховного Совета СССР по международным делам в своем сообщении отметил, что решение о вводе войск заслуживает «морального и политического осуждения», что это решение было принято «в нарушение Конституции СССР», что оно было принято «узким кругом лиц» в составе Л.И. Брежнева (занимавшего в тот момент посты генерального секретаря ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного Совета СССР, председателя Совета Обороны и Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР), министра обороны СССР Д.Ф. Устинова, председателя КГБ Ю.В. Андропова и министра иностранных дел А.А. Громыко.

С самого начала между Афганистаном и Советским государством устанавливались добрососедские отношения; Афганистан всегда сохранял верность своему нейтралитету в отношении России. В апреле 1978 г. в результате переворота, организованного группой офицеров, многие из которых прошли военное обучение в СССР и считали себя марксистами, был образован Военный Революционный Совет, который объявил о начале в Афганистане национально-демократической революции. Земельная реформа, которая осуществлялась в основном городскими партийными кадрами, не вызывала поддержки и доверия афганского крестьянства. Такая же неподготовленность новых властей проявилась и при проведении кампании по борьбе с неграмотностью. Социалистическое мировоззрение и атеистические убеждения «революционеров», быстро погрязших во внутрипартийных склоках, наталкивались на глубокую враждебность населения с племенными отношениями и мусульманской культурой. Большую часть населения составляло безземельное и малоземельное крестьянство, огромную роль в жизни страны играла мусульманская интеллигенция. Очень скоро оппозиция новой власти переросла в вооруженное сопротивление, в стране все сильнее разгоралась гражданская война. В результате к концу 1981 г. в соседнем Пакистане находилось более 2 млн. афганских беженцев.

Политтехнологи СССР навязали своему народу войну которую невозможно было выиграть, гуманитарная помощь Афганистану была навязана афганскому народу - "коммунистическим соседом" - который любил - экспортировать революции.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Ответить Пред. темаСлед. тема
Для отправки ответа, комментария или отзыва вам необходимо авторизоваться
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Советская Россия, СССР»