Русско-Японская войнаРоссийская империя

Правление династии Романовых
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 18179
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Русско-Японская война

Сообщение Gosha »

«Если рассматривать конфликт 1904-1905 годов с точки зрения стратегии, то можно сказать, что он подтвердил два афоризма, которые вертятся на языке у любого современного уличного драчуна. Во-первых, «нет смысла вступать с ножом в перестрелку», а во-вторых, «никогда не начинай дела, которое не можешь закончить». Какими бы само собой разумеющимися ни казались эти два предложения, в каждом из них воплощен важный принцип современной стратегии, ускользнувший от внимания обеих воюющих сторон на Дальнем Востоке. Первое предложение подчеркивает, как важно, чтобы инструментарий соответствовал обстоятельствам, а второе - как важно, чтобы цели соответствовали возможностям. Если говорить конкретно о русских, то к этим двум максимам можно добавить бойскаутский лозунг Баден-Пауэлла: «Будь готов!» В разное время, при разных обстоятельствах и разными способами каждой из противостоящих сторон довелось нарушить принципы, лежащие в основе этих афоризмов. Действительно, русско-японская война изобилует стратегическими неувязками, и именно эти неувязки или «асимметрии», если воспользоваться термином из современного военного лексикона, почти исчерпывающе объясняют ход и результаты войны».

Асимметрия изначально была определяющей характеристикой конфликта между Российской империей и Японией на Дальнем Востоке. Географическое положение и исторические обстоятельства привели к возникновению конфликта между старинной и могущественной континентальной державой и возникающей на ее дальневосточной границе молодой морской державой. У русских на Дальнем Востоке был надежный флот в открытом море, однако, как утверждал ведущий морской стратег того времени американец Альфред Тэйер Мэхэн, они никогда не бросали японцам вызова, замахиваясь на «господство на море». Ключом к морскому господству, как полагал Мэхэн, был принцип массы, сосредоточения сил в ключевом пункте и поддержание надежных внутренних линий коммуникации.

Главной задачей стратегии являлось крупное морское сражение и решающая победа. В противоположность этой точке зрения, континентальный двойник Мэхэна, прусский стратег Гельмут фон Мольтке полагал, что основной предпосылкой победы должно быть превосходство на суше. Основным лозунгом Мольтке, которому Пруссия обязана победой над Францией в 1870-1871 гг., было «идти порознь, драться вместе». В этой крылатой фразе лаконично сформулирована суть континентальной стратегии Мольтке: стремление к решению посредством единичной широкомасштабной стратегической наступательной операции, начинающейся с мобилизации войск, кульминацией которой становятся охват и сковывающий удар. К началу 1905 г. и Россия, и Япония сконцентрировали в Маньчжурии войска численностью с каждой стороны в двести пятьдесят тысяч человек. Однако ни та, ни другая не были способны осуществить дальневосточную версию Седана, где стратегия Мольтке принесла полное поражение французским войскам. В то же время последовательное удержание японцами морского господства (по Мэхэну) никоим образом не помогло им разрешить патовую ситуацию в сухопутной войне в Маньчжурии. В силу различных причин ни позиция Мольтке, ни позиция Мэхэна не возобладала на Дальнем Востоке в 1904-1905 гг. В сущности, историку не сложно показать, что их противоречивые советы лишь усугубили стратегическую асимметрию.

Из ссылки на Мэхэна и Мольтке ясно, что стратегия определялась по-разному, особенно в новое время, после Наполеона, и с ней связано множество предрассудков. Поэтому из соображений ясности и четкости мы будем далее придерживаться популярного в наше время упрощенного толкования. Согласно этому толкованию, стратегия - это гармоничное сочетание и связь целей (задач, намерений), способов их достижения (политики, планирования) и средств (инструментария) для выполнения общих задач безопасности. Это определение изящно по своей простоте и практичности. Оно обеспечивает историка удобной призмой для рассмотрения и анализа бесчисленного множества намерений, поступков и видов деятельности, связанных с конфликтами в прошлом и настоящем.


В то же время, принятие этого упрощенного понимания стратегии требует ряда оговорок. Во-первых, в последующих наблюдениях акцент делается на том, что понимали бы под высшей военной стратегией просвещенные участники событий. То есть обсуждение концентрируется на обстоятельствах, соображениях, планах, дислокациях, передвижениях и военно-тыловых расчетах, связанных с введением и использованием крупных морских и сухопутных сил на театре военных действий. Во-вторых, обсуждение охватывает также и более широкие проблемы, связанные с намерениями и целями, которые просвещенные участники событий того времени сочли бы лежащими в основании искусства управления государством и вовсе не обязательно относящимися к области стратегии. В третьих, наш подход базируется на понимании военной географии как важного фактора, определяющего стратегические подходы к военным действиям и их итоги.

Вышеупомянутый акцент на согласованности в стратегических расчетах подчеркивает крайнюю важность чувства порядка, последовательности и баланса во время планирования и проведения значительных военных действий, масштабных по времени и расстояниям. В то же время понятно, что военные действия редко происходят в рациональной и упорядоченной последовательности. Ясно также, что асимметрия почти всегда является частью более крупной военной или военно-политической картины. Вопрос не в наличии беспорядка и асимметрии самих по себе, но скорее в способности крупных стратегических концепций конструктивно и даже творчески подходить к аномалиям и логическим неувязкам.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Реклама
Аватара пользователя
крысовод
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 2840
Зарегистрирован: 09.04.2018
Образование: высшее техническое
Профессия: инженер-механик
Откуда: Москва
Возраст: 50
 Re: Русско-Японская война

Сообщение крысовод »

Я не приведу изображения той карикатуры, где японский солдат сношает русского солдата без штанов прямо в анус, вы это и сами найдете на просторах интернета о русско-японской войне, я приведу лишь самую пристойную японскую агитацию:
Изображение
Это послужило причиной революции 1905-1907, как Крымская война способствовала раскрепощению крестьян (мы, внезапно, перестали быть рабами как негры), хотя, если бы Александра II не убили, это произошло бы раньше и цивилизованней. Он говорил: "Россия для русских и по-русски", а это нынешнее ботоксное: "кто говорит: Россия для русских - тот или дурак, или провокатор" - сами гуглите, за точность цитаты не поручусь.
Нет никакой ложки!

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 18179
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Русско-Японская война

Сообщение Gosha »

крысовод:
25 фев 2019, 22:52
Это послужило причиной революции 1905-1907, как Крымская война способствовала раскрепощению крестьян
Что меня не удивляет значит в Царской России было больше Свобод, чем в СССР времен раскулачивания Гражданской войны, войны с Финляндией, даже просто катастрофические потери в Великой Отечественной войне не изменили Тоталитарный режим Государства.

Отправлено спустя 6 минуты 44 секунды:
В Российской империи на рубеже веков эта способность в значительной мере зависела от общего политического и военно-политического контекста, в котором подготовка к войне прокладывала свой извилистый и бессистемный путь. Картина по преимуществу сводилась к непостоянству и непоследовательности, и значительную роль здесь играли противоречивые цели, нехватка ресурсов и переменчивые представления о японской угрозе. Функция самодержца состояла в том, чтобы проявить проницательность и сообщить действиям единство, но Николай II был молод, неопытен и нерешителен. При отсутствии советника, которому он мог бы доверять, эти качества делали его уязвимым перед лицом ограниченности его собственных представлений и разнонаправленного давления со стороны семьи, двора и правительства.

Таким образом, хотя император сразу четко выбрал Дальний Восток в качестве предпочтительного направления экспансии и консолидации Российской империи, в борьбе слишком заметно фигурировали противоречивые интересы, чтобы можно было привести ресурсы в соответствие с целями в постоянно эволюционирующей дальневосточной ситуации. Тот же набор факторов сильно препятствовал здравому разграничению между паникерством и самоуспокоенностью при определении мотивов и намерений японской стороны6. Отсутствие такого разграничения повлекло за собой возникновение зияющей пропасти или асимметрии между российскими интересами и военными ресурсами на Дальнем Востоке.

Высокопоставленные должностные лица армии и флота осознавали наличие этой пропасти, но реагировали на это по-разному в разное время. Они также осознавали фундаментальную географическую асимметрию, которая управляла применением военных ресурсов на Дальнем Востоке. Уже весной 1895 г. по пятам ошеломительных успехов Японии в китайско-японской войне генерал Н.Н. Обручев, начальник Главного штаба, представил трезвый анализ перспектив российской экспансии на Дальнем Востоке. Он ссылался на послевоенную уязвимость как Японии, так и Китая перед внешней интервенцией, но он также отмечал неотъемлемые недостатки положения России на Дальнем Востоке. В числе этих недостатков были протяженная и уязвимая сухопутная граница, недоразвитая коммерческая и транспортная инфраструктура, малочисленность и разбросанность населения, неадекватные сухопутные и морские силы и отсутствие незамерзающего порта.

В то же время Япония представляла собой цельное островное государство с сорокамиллионным населением, хорошо организованной армией и мощным флотом. При этом решающим фактором была несопоставимость расстояний, побудившая Обручева к утверждению, что «у Японии все под рукой, в двух шагах от наших тихоокеанских владений, у нас все средства в другой части света». Перед лицом этого дисбаланса он предложил два возможных варианта действий. Первый состоял в том, чтобы оккупировать северную Маньчжурию вплоть до долины Сунгари и Корею вплоть до порта Шестакова на ее восточном побережье, находившемся примерно на 40-й параллели. Ни одно из этих движений напрямую не приводило к конфронтации с оккупационными силами Японии, и с помощью соответствующих соглашений и уступок японцам эта инициатива существенно уменьшила бы протяженность сухопутной дальневосточной границы России, подготовила бы почву для создания и укрепления незамерзающего порта и облегчила бы русскую колонизацию плодородных речных долин. Второй вариант действий, на который у России не хватало ни ресурсов, ни военных сил, состоял в том, чтобы найти существующий порт либо на западном побережье Кореи, либо в приморских районах Южной Маньчжурии. Подобное начинание, естественно, вызвало бы опасения великих держав и враждебность Японии. По какому бы пути ни пошла Россия в реализации своих устремлений на Дальнем Востоке, Обручев советовал идти на компромиссы и переговоры, чтобы умиротворить японцев, ссылаясь на то, что «у России достаточно уже врагов в Европе и Средней Азии».

Маловероятно, чтобы император был знаком с запиской Обручева, но последующие события явно показали, что сосредоточенность начальника Главного штаба на угрозах ближайшего будущего не совпала с приоритетами царя. Обручев был зодчим русско-французской военной конвенции и благодаря своей компетентности в планировании возможной войны против Германии и Австрии стяжал славу русского Мольтке. Однако Николай II проигнорировал Обручева и назначил в 1897 году на пост Военного министра, по видимости, более покладистого и, возможно, более восточно-ориентированного генерал-адъютанта А.Н. Куропаткина, после чего Обручев подал в отставку. Тем временем царь приветствовал нового начальника сухопутных сил напутствием, в котором призывал «приостановить временно развитие наших военных сил и средств на западном фронте и продолжить увеличение нашей боевой готовности на Дальнем Востоке».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Российская империя»