История РусиЛетописец

С 862 до 1721 год
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 17860
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Летописец

Сообщение Gosha »

«Нет народа, о котором было бы выдумано столько лжи, нелепостей и клеветы, как народ русский». Екатерина II Алексеевна (Великая).

Каким слогом написана Русская летопись? Каким штилем и русским языком писались первые статьи летописца?
Глаголица (старославянский глагол, «слово») — одна из двух старославянских азбук. Была распространена в основном в Моравии, Западной Болгарии и Хорватии. Древнейшие дошедшие до нас глаголические рукописи («Киевские листки», начало X века, «Пражские отрывки», X—XI веков) имеют моравское происхождение. Более многочисленны глаголические рукописи южнославянской редакции XI века («Зографское евангелие», «Мариинское евангелие», «Ассеманиево евангелие», «Синайская псалтырь», «Клоцов сборник» и другие). Древнейшие глаголические эпиграфические памятники датируются IX веком: несколько букв на развалинах церкви болгарского царя Симеона в Преславле и надпись-граффити на камне в селе Басарабь (Румыния). Наибольшее кол-во глаголических эпиграфических памятников (древнейший из которых относится к XI веку) сохранилось в Хорватии. Глаголица была известна и на Руси.
В некоторых древне русских кириллических рукописях есть отдельные глаголические буквы и целые слова, написанные Глаголицей. Памятником глаголической эпиграфики: в новгородском Софийском соборе 10 глаголических надписей-граффити, в новгородском Георгиевском соборе Юрьева монастыря, несколько глаголических букв и фрагмент глаголической надписи в киевском Софийском соборе. В Моравии Глаголица уступает место латинскому письму, а в Болгарии кириллице. Многие глаголические рукописи разделили судьбу Боярского палимпсеста, где по смытому глаголическому тексту нанесен кириллический текст (XIII века). Что наблюдалось и в нашей «Повести временных лет». После XII века Глаголическое письмо сохранилась как церковная азбука только в католической Хорватии, где использовалась в таком качестве до 1927 года. Последний глаголический хорватский миссал издан в Ватикане в 1905 году.
Необходимо добавить, что Глаголица была первой азбукой созданной для славян Кириллом Философом предположительно в 862-863 году. Поводом послужило крещение Болгарии. Кириллица пришла на смену Глаголицы в 880 году, возможно поводом послужило объединение Руси (земель) Олегом.
Старейший летописный список относится ко второй половине XI века, многие письменные источники были безвозвратно утрачены в XIII веке, а то, что немногое сохранившиеся в огне воин и междоусобий подверглось нещадной компиляции. В данном случае компиляция имеет смысл: упущения, сокращения, изменения первичного текста, в чью либо пользу, выполнение персонального заказа на данный список летописи. Вначале летопись ведется только в Киеве, с 1067 года начинает свои записи монах Киево-Печерского монастыря Нестор. Первый летописец продолжает работать до 1092 года. После Нестора над летописью трудится монах Василий с 1093 года по 1110 год. За монахом Василием приступает к составлению летописного списка монах Сильвестр с 1111 года по 1124 год. Позже списки летописей начинают разниться, хотя и включают в себя сокращенный первичный летописный свод. Древнейший список вошел и был продолжен в Лаврентьевской летописи XIV века. Список был заказан великим князем Дмитрием Константиновичем Суздальским и включил в себя дополнительно статьи с 1303 года по 1377 год. Главенствующие центры летописания на Руси: Ипатьевский список – киевская летопись, Хлебниковский список – галицко-волынская летопись, Софийский список – новгородская летопись. Начиная со второй половины XIV века, летописный список могло заказать себе любое состоятельное лицо, и это конечно не было прерогативой только великого князя. Купец, боярин, епископ или митрополит, удельный князь, каждый из них мог увековечить свое имя, а заодно привнести в текст летописи: очередной текстуальный, персональный или хронологический казус, над которым историки будут гадать столетьями.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 17860
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Летописец

Сообщение Gosha »

Повесть Временных Лет несколько раз основательно переписывалась. Изначальные события русской истории каждый князь хотел отразить так, чтобы восславить, оправдать самого себя, опираясь на исторические параллели, и утвердить проводимую им политику. Если параллелей не хватало, их смело добавляли.
Вся начальная часть «Повести временных лет» была коренным образом изменена под чутким руководством князя Мстислава – сына Владимира Мономаха. Все русские летописи, включая «Повесть Временных Лет», являются сводами, основанных на различных письменных и устных источниках, в русских летописях представлена вовсе не одна версия начала русской истории.
В древних летописях соседствуют: Три совершенно разных упоминаний о варягах; Минимум две различные версии об этнической природе Руси; Несколько версий о крещении Владимира; Несколько версий того, кто такой был князь Кий; Три версии жизни Ярослава Мудрого, - это только основные различия начального цикла русских летописных сводов. Менее искаженными списками летописного свода считаются Сильверстовский и Радзивиловский.
Изображение

Добавлено спустя 23 часа 23 минуты 3 секунды:
Изображение
Начальный свод.
Детальное исследование текста Повести показало, что в нем содержится ряд фрагментов, нарушающих изложение. Некоторые из них даже изменяли структуру отдельных фраз, в которые были включены, отрывая начало предложения от его завершения. Так, договором князя Святослава с греками 971 г. был разорван связный текст: «Видевъ же [Святослав] мало дружины своея, рече к собе: «Еда како прельстивше изъбьють дружину мою и мене», беша бо многи погибли на полку. И рече: «Поиду в Русь, приведу боле дружины». И [следует рассказ о том, как Святослав заключил договор с Византией, и текст самого договора] поиде Святославъ в пороги». Подобное нарушение текста встречается и в рассказе о так называемой четвертой мести Ольги древлянам. Ему предшествует фраза: «И победиша деревляны». Затем летописец излагает легенду о четвертой мести, за которой следуют слова: «И възложиша на ня дань тяжьку; 2 части дани идета Киеву, а третьяя Вышегороду к Ользе; бе бо Вышегородъ градъ Вользинъ». Устранив предполагаемую вставку, получаем связный текст. В Новгородской первой летописи, текст которой в начальной части отличается от большинства текстов других летописей, содержащих Повесть временных лет, такие нарушения текста отсутствуют. Здесь мы находим гипотетически восстанавливаемые фразы; «И победита деревляны, и възложиша на ня дань тяжьку» и «Пойду на Русь, приведу боле дружины. И поиде Святослав в пороги».
Это дало достаточные основания для предположения о том, что в составе Новгородской I летописи сохранился текст летописного свода, предшествовавшего Повести временных лет. При дальнейшем исследовании этого текста оказалось, что в нем, кроме того, отсутствуют все договоры Руси с Греками, а также все прямые цитаты из греческой Хроники Георгия Амартола, которой пользовался составитель Повести временных лет. Последний признак представляется особенно важным, поскольку в летописях (как, впрочем, и в любых других произведениях древнерусской литературы) не было принято каким-либо образом выделять цитируемые фрагменты из других текстов. Говоря современным языком, полностью отсутствовало представление об авторском праве. Поэтому вычленить и удалить из летописи все прямые цитаты из какого-либо другого текста можно было, лишь проведя полное текстуальное сличение летописи с цитируемым произведением. Прежде всего, такая операция чрезвычайно сложна технически. Кроме того, невозможно ответить на простой вопрос: зачем понадобилось летописцу «очищать» спой текст от вставок из Хроники Георгия Амартола (и почему именно из нее - он ведь пользовался и другими источниками)? Все это привело к выводу о том, что Повести временных лет предшествовал свод, который А.А. Шахматов предложил назвать Начальным. Исходя из содержания и характера изложения летописи, его было предложено датировать 1096-1099 годами. По мнению исследователя, он-то и лег в основу Новгородской I летописи.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 17860
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Летописец

Сообщение Gosha »

Проблема существования Древнейшего свода. Дальнейшее изучение Начального свода, однако, показало, что и он имел в своей основе какое-то произведение (или произведения) летописного характера. Об этом говорили некоторые логические несообразности текста, отразившегося в Новгородской I летописи. Например, рассказ о гибели старшего брата Владимира Святославича Олега (под 6485/977 г.) завершался словами: «И погребоша Ольга на месте у города Вручога, и есть могила его и до сего дне у Вручего». Однако под 6552/1044 год читаем: «Выгребоша 2 князя, Ярополка и Ольга, сына Святославля, и крестиша кости ею, и положиша я въ церкви святыя Богородица». Следовательно, летописец, описывавший трагическую развязку усобицы Святославичей, еще не знал о перенесении останков Олега из Вручего в Десятинную церковь. Из этого А.А. Шахматов сделал вывод о том, что в основе Начального свода лежала какая-то летопись, составленная между 977 и 1044 гг. Наиболее вероятным в этом промежутке А.А. Шахматов считал 1037 (6545) год, под которым и Повести помещена обширная похвала князю Ярославу Владимировичу. Это гипотетическое летописное произведение исследователь предложил назвать Древнейшим сводом. Повествование в нем еще не было разбито на годы и было монотематическим (сюжетным). Годовые даты (хронологическую сеть) в него внес Киево-Печерский монах Никон Великий в 70-х годах XI века. Если предшествующие построения Шахматова поддержали почти все исследователи, то идея о существовании Древнейшего свода вызвала возражения. Считается, что эта гипотеза не имеет достаточных оснований. В то же время большинство исследователей согласны с тем, что в основе Начального свода действительно лежала какая-то летопись или монотематическое повествование. Характеристики и датировки этого произведения, впрочем, существенно расходятся.
Так, М.Н. Тихомиров обратил внимание на то, что в Повести лучше отражено время правления Святослава Игоревича, нежели Владимира Святославича и Ярослава Владимировича. На основании сравнительного изучения Повести и Новгородской I летописи ученый пришел к выводу, что Повесть базировалась на монотематической «Повести о начале Русской земли» рассказывавшей об основании Киева и первых киевских князьях. Предположение М.Н. Тихомирова, по существу, совпадало с мнением Н.К. Никольского и нашло поддержку у Л.В. Черепнина. Они также связывали зарождение русского летописания с «какой-то старинной повестью о полянах-руси». Ее создание приурочивалось ко времени правления в Киеве Святополка Ярополковича (Владимировича) и датировалось 1015-1019 годами. Текстологической проверки этой гипотезы не проводилось.
Д.С. Лихачев полагает, что Начальному своду предшествовало Сказание о первоначальном, распространении христианства на Руси. Это был монотематический рассказ, составленный в начале 40-х годов XI века, к которому впоследствии были присоединены некие устные народные предания о князьях-язычниках. В Сказание, по мнению Д.С. Лихачева, входили: сказания о крещении и кончине княгини Ольги; о первых русских мучениках варягах-христианах; о крещении Руси (включая Речь Философа и Похвалу князю Владимиру); о Борисе и Глебе и, наконец, Похвала князю Ярославу Владимировичу. Отнесение всех этих текстов к единому источнику основывалось на якобы их теснейших композиционных, стилистических и идейных связях. Однако текстологический анализ не дает необходимых оснований для гипотезы Д.С. Лихачева.
Одну из самых ранних дат начала русского летописания предложил Л.В. Черепнин. Сопоставив текст Повести с Памятью и похвалой князю Владимиру Иакова Мниха, он пришел к выводу, что в основе последней лежал свод 996 года. Этот текст, как считает Л.В. Черепнин, опирался на краткие летописные заметки, которые велись при Десятинной церкви в Киеве. Было также высказано предположение, что к составлению свода Десятинной церкви причастен Анастас Корсунянин.
Как видим, несмотря на расхождения с представлениями А.А. Шахматова о характере и времени написания древнейшего литературного произведения, которое впоследствии легло в основу собственно летописного изложения, исследователи сходятся в том, что такое произведение существовало. Не спорят они принципиально и по поводу даты его составления (первая половина XI века). Дальнейшее изучение ранних летописных текстов, возможно, позволит уточнить состав этого источника, его идейную направленность, дату создания.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 17860
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Летописец

Сообщение Gosha »

Новгородские своды XI века.
Воссоздавая начальные этапы древнерусского летописания, А.А. Шахматов предположил существование новгородского свода, который был начат в 1050 году и велся до 1079 года. Вместе с Киево-Печерским сводом 1074 года (так называемый свод Никона) он лег в основу Начального свода. В основе новгородского свода третьей четверти XI века, как полагал А.А. Шахматов, лежали Древнейший киевский свод 1037 года и какая-то более ранняя новгородская летопись 1017 года, составленная при новгородском епископе Иоакиме. Не все исследователи разделяют мысль о существовании в середине - второй половине XI века новгородской ветви летописания. Так, М.Н. Тихомиров отмечал, что «если бы существовал новгородский свод 1050 года, то он должен был включить в свой состав все новгородские известия XI века. Между тем Повесть временных лет включает в свой состав лишь ничтожное количество их». Близкой точки зрения придерживается и Д.С. Лихачев. Он полагает, что все новгородские известия Повести временных лет восходят к устным, источникам (сообщения Вышаты и Яня Вышатича): «Перед нами своеобразная устная летопись семи поколений». Те же, кто поддержали мысль о том, что в Новгороде в XI веке велась своя летопись, зачастую расходились с А.А. Шахматовым в определении даты создания новгородского свода и его содержания.
Наиболее аргументированно эту гипотезу развил Б.А. Рыбаков. Он связывал составление такого свода с именем новгородского посадника Остромира (1054-1059 годы). По мнению исследователя, это была светская (боярская, посадничья) летопись, обосновывавшая самостоятельность Новгорода, его независимость от Киева. По убеждению Б.А. Рыбакова, в Новгороде в середине XI века было создано публицистическое произведение, «смелый памфлет, направленный против самого великого князя киевского». Несмотря на то что произведение имело не только анти княжескую, но и анти варяжскую направленность, оно впервые включало в себя легенду о призвании варягов, откуда она перешла в позднейшее летописание.
Устные источники в составе Повести временных лет А.А. Шахматов обратил внимание на то, что сам летописец одним из своих источников называет устные предания. Так, под 6604/1096 годом он упоминает новгородца Поряту Роговича, рассказавшего ему югорскую легенду о народах, живущих на краю земли в «полунощных странах». Известие о кончине 90-летнего «старца доброго» Яня (под 6614/1106 годом) летописец сопроводил следующим упоминанием: «От него же и аз многа словеса слышах, еже и вписах в летописаньи семь, от него же слышах».
Последние строки послужили основанием для разработки гипотезы о существовании уже упоминавшийся ранее «устной летописи» в составе Повести временных лет. Опираясь на предположение А.А. Шахматова «о сказочных предках Владимира», Д.С. Лихачев сопоставил ряд летописных упоминаний о них. В результате был сделан вывод о том, что по меньшей мере два поколения киевских летописцев получали информацию от двух представителей рода новгородских посадников: Никон - от Вышаты, а создатели Начального свода и Повести - от Яня Вышатича. Гипотеза об «устной летописи» вызвала справедливую критику Б.А. Рыбакова. Он обратил внимание на то, что Д.С. Лихачев опирался в своих построениях на ряд крайне слабо обоснованных допущений А.А. Шахматова. Их критическая проверка лишала гипотезу об «устной летописи семи поколений» новгородских посадников очень важных начальных звеньев. Следует подчеркнуть, что отождествление информатора летописца Яня с Янем Вышатичем также не выдерживает критики. Непосредственно перед записью о смерти «доброго старца», под тем же 6614/1096 годом упоминается о том, что Янь Вышатич был послан во главе военного отряда на половцев и одержал над ними победу. Для 90-летнего старика такие подвиги вряд ли возможны. И все-таки летописец, несомненно, пользовался какими-то устными источниками, состав и объем которых пока не установлены.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 17860
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Летописец

Сообщение Gosha »

Есть из чего выбрать над чем работать 5000 манускриптов сохранилось до настоящего дня: Новгородские летописи начались рано: в рассказе о крещении Новгорода видны следы записывания современников (!); ещё важнее известие: «преставися архиепископ Аким новгородский и бяше ученик его Ефрем, иже ны учаше». Это мог сказать только современник. До нас дошло несколько новгородских летописных сборников — так называемые летописи I, II, III, IV, Софийская летопись, Супрасльская летопись и сходная с нею, вошедшая в так называемую «Летопись Авраамки»; в этой последней драгоценны сведения о последнем времени независимости, прерываемые незадолго до падения Новгорода, а также «Летопись архангелогородская». Большая часть новгородских известий записаны при церквах и монастырях; в одном из летописных новгородских сборников (Новгородский II) есть указание, что «игумен смотрел в монастыре на Лисей Горе летописец». Есть также несколько известий, принадлежащих, очевидно, частным лицам, которые могли быть занесены в списки готовых летописей или с полей рукописи, куда вносились в виде календарных заметок, или могли быть перенесены из каких-нибудь частных записок. Новгородские летописи отличаются (по замечанию С. М. Соловьева) особой сжатостью, слогом как бы деловым. Составители так дорожат временем (а может быть, и пергаментом), что пропускают слова: «а вы братия, в посадничестве и в князех», говорит в летописи Твердислав, не добавляя «вольны» — и так поймут. Ни поэтических красок, ни драматических разговоров, ни обильных благочестивых размышлений — отличительных черт киевской летописи — нет в новгородских сводах; событий не новгородских в них мало, и те попали случайно.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 17860
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Летописец

Сообщение Gosha »

Летописи псковские начались позднее новгородских: их начало можно отнести к XIII веку, когда сочинена повесть о Довмонте, легшая в основу всех псковских сборников. Псковские летописи (особенно "Вторая") богаты живыми подробностями об общественном быте Пскова; мало только известий о временах до Довмонта, да и те заимствованы. К летописям новгородским по происхождению долго относили «Повесть о граде Вятке», касающуюся только первых времен вятской общины, но подлинность её подвергнута сомнениям: рукописи её слишком поздны, а потому лучше не считать её в числе достоверных источников.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 17860
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Летописец

Сообщение Gosha »

Летопись Киевская сохранилась в нескольких очень близких между собой списках, в которых она непосредственно следует за Летописью первоначальной (то есть «Повестью Временных лет»). Этот киевский свод оканчивается во всех своих списках 1199 годом (!). Он состоит, в основном, из подробных рассказов, по своему изложению имеющих много общего с рассказами, вошедшими в состав «Повести временных лет». В настоящем своём виде свод заключает в себе много следов летописей разных русских земель: Смоленска, Чернигова, Суздаля. Есть и отдельные сказания: «Сказание об убиении Андрея Боголюбского», писанное его приверженцем (вероятно упоминаемым в нём Кузьмищем Киянином). Таким же отдельным сказанием должен был быть рассказ о подвигах Изяслава Мстиславича; в одном месте этого рассказа мы читаем: «рече слово то, яко же и пережде слышахом; не идет место к голове, но голова к месту». Отсюда можно заключить, что рассказ об этом князе заимствован из записок его соратника и перебит известиями из других источников; к счастью, сшивка так неискусна, что части легко отделить. Следующая за смертью Изяслава часть посвящена, главным образом, князьям из рода смоленских, княжившим в Киеве; может быть, источник, которым главным образом пользовался сводчик, не лишен связи с этим родом. Изложение очень близко к «Слову о Полку Игореве» — как будто тогда выработалась целая литературная школа. Известия киевские позднее 1199 г. встречаются в других летописных сборниках (преимущественно северо-восточной Руси), а также в так называемой «Густынской летописи» (позднейшая компиляция). В «Супрасльской рукописи» (изданой князем Оболенским) есть краткая киевская летопись, датированная XIV веком.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 17860
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Летописец

Сообщение Gosha »

С «Киевской» тесно связана «Волынская» (или галицко-волынская), ещё более отличающаяся поэтическим колоритом. Она, как можно предположить, была писана сначала без годов, а годы расставлены после и расставлены весьма неискусно. Читаем: «Данилови же приехавшю с Володимера, в лето 6722 бысть тишина. В лето 6723 Божиим повелением прислаша князи литовстии». Ясно, что последнее предложение должно быть соединено с первым, на что указывает, и форма дательного самостоятельного и отсутствие в некоторых списках предложения «бысть тишина»; стало быть, и два года, и это предложение вставлены после. Хронология перепутана и применена к хронологии Киевской летописи. Роман убит в 1205 году, а волынская летопись относит его смерть к 1200 году, так как киевская оканчивается 1199 годом. Соединены эти летописи последним сводчиком, не он ли расставил и года? В некоторых местах встречается обещание рассказать то или другое, но ничего не рассказывается; стало быть, есть пропуски. Летопись начинается неясными намеками на подвиги Романа Мстиславича — очевидно, это обрывки поэтического сказания о нём. Оканчивается она началом XIV века и не доводится до падения самостоятельности Галича. Для исследователя летопись эта по своей сбивчивости представляет серьёзные затруднения, но по подробности изложения служит драгоценным материалом для изучения быта Галича. Любопытно в волынской летописи указание на существование летописи официальной: Мстислав Данилович, победив мятежный Брест, наложил на жителей тяжкую пеню и в грамоте прибавляет: «а описал есть в летописец коромолу их».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 17860
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Летописец

Сообщение Gosha »

Летописи северо-восточной Руси начались, вероятно, довольно рано: от XIII века. В «Послании Симона к Поликарпу» (одной из составных частей Патерика печерского), мы имеем свидетельство о «старом летописце Ростовском». Первый сохранившийся до нас свод северо-восточной (Суздальской) редакции относится к тому же времени. Списки его до начала XIII в. —Радзивилловский, Переяславский-суздальский, Лаврентьевский и Троицкий. В начале XIII в. первые два прекращаются, остальные разнятся между собой. Сходство до известного пункта и различие далее свидетельствуют об общем источнике, который, стало быть, простирался до начала XIII в. Известия суздальские встречаются и ранее (особенно в «Повести временных лет»); поэтому следует признать, что записывание событий в земле суздальской началось рано. Чисто суздальских летописей до татар мы не имеем, как не имеем и чисто киевских. Сборники же, дошедшие до нас, характера смешанного и обозначаются по преобладанию событий той или другой местности.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 17860
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Летописец

Сообщение Gosha »

Летописи велись во многих городах земли Суздальской (Владимире, Ростове, Переяславле); но по многим признакам следует признать, что большинство известий записано в Ростове (!), долго бывшем центром просвещения северо-восточной Руси. После нашествия татар Троицкий список делается почти исключительно ростовским. После татар вообще следы местных летописей становятся яснее: в Лаврентьевском списке встречаем много тверских известий, в так называемой Тверской Летописи — тверских и рязанских, в Софийском Временнике и Воскресенской летописи — новгородских и тверских, в Никоновской — тверских, рязанских, нижегородских и так далее. Все эти сборники — московского происхождения (или, по крайней мере, большей частью); оригинальные источники — местные летописи — не сохранились. Относительно перехода известий в татарскую эпоху из одной местности в другую И. И. Срезневский сделал любопытную находку: в рукописи Ефрема Сирина 1377 году (!) он встретил приписку писца, который рассказывает о нападении Арапши (Араб-шаха), бывшем в год написания. Рассказ не окончен, но начало его буквально сходно с началом летописного рассказа, из чего И. И. Срезневский правильно заключает, что перед писцом было то же сказание, которое послужило материалом для летописца. По отрывкам, частично сохранившимся в русских и белорусских летописных сводах XV—XVI веков (!), известна Смоленская летопись.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • Руский летописец.
    Павел Ордынский » 15 мар 2019, 22:34 » в форуме Общие вопросы истории
    155 Ответы
    2948 Просмотры
    Последнее сообщение Volskiy
    11 апр 2019, 18:06

Вернуться в «История Руси»