Авторские темыСобытия в Карпатской Украине: международно-правовой аспект

В этом экспериментальном разделе авторы являются модераторами своих тем
Информация
В этом экспериментальном разделе авторы являются модераторами своих тем
Аватара пользователя
Автор темы
свамидэв
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 91
Зарегистрирован: 10.06.2020
Образование: студент
Политические взгляды: антиглобалистские
Профессия: внесистемный журналист
Возраст: 64
 События в Карпатской Украине: международно-правовой аспект

Сообщение свамидэв »

Юрий Сливка : Українофобія як явище та політтехнологія: Збірник статей / НАН України. ІУАД ім. М. С. Грушевського.
Перевод с украинского, автора темы

События в Карпатской Украине:
международно-правовой аспект


Почему я перевёл эту статью. Статья взята мной из сборника: Украинофобия как явление и политтехнология.
Несмотря на некоторую комичность слов "украинофобия", Великая Украина и непонятно почему попавшее в заголовок статьи, неуместное - "международно-правовой аспект", статья доктора исторических наук, профессора, заведующего кафедрой социальных и гуманитарных дисциплин Львовской финансовой академии, Юрия Сливка, меня заинтересовала своей содержательностью. Но в статье меня удивил тот факт, как автор умело избегал словосочетание "нацистская Германия" и использовал нейтральные, даже корректные упоминания о Советском Союзе.


В 30-х годах среди европейских стран проявлявших особый интерес к украинскому вопросу, были Польша, Венгрия и Германия. Венгерское правительство настойчиво добивалось пересмотра Версальской системы договоров и возврата Венгрии в предвоенные границы, прежде всего, возвращения в ее лоно Закарпатья. Реализовать свои планы она пыталась с помощью Польши и Германии, выступая за совместный польско-венгерскую границу. В политике Германии по украинскому вопросу необходимо выделить два аспекта. С одной стороны, в стратегической концепции фашистского рейха об обеспечении жизненного пространства немецкому народу, все славянские народы, в том числе и украинский, как представители низшей расы, были заранее обречены на порабощение. С другой стороны, Германия, как одна из главных инициаторов ликвидации версальской системы договоров, была заинтересована в том, чтобы привлечь к этому процессу как можно больше государств и народов, обделенных версальской системой и в целом недовольных своим международно-правовым статусом. Именно в связи с этим и только в этом контексте в правительственных кругах Германии разрабатывали программу использования украинской карты как один из важных средств реализации геополитических планов немецких реваншистов. Известно, что вопросы, связанные с этой стороной внешнеполитической деятельности Третьего рейха, рассматривало преимущественно ведомство Розенберга. В свою очередь Польша и Румыния, в состав которых входили соответственно Западная Украина и Северная Буковина и придунайские земли, опасались, что вследствие пересмотра версальской системы договоров, они могут потерять украинские земли и поэтому тоже вынашивали планы не только сохранения статус-кво, но и, при благоприятных для них обстоятельствах,расширить свою территорию за счет Украины.В общем, по мере обострения международных отношений в Европе и рост реваншистских сил, резко активизировалась значимость украинской проблемы во внешней политике европейских государств, особенно Германии. Государства Центрально-Западной Европы, прежде всего Англия и Франция, использовали украинскую карту, в основном как средство направить агрессию Германии на Восток, спровоцировать нацистско-советский конфликт и этим избежать столкновения как с Германией, так и с Советским Союзом. Фашистские политики достаточно быстро поняли, что разыгрывание украинской карты открывает неплохие перспективы – манипулировать общественным мнением, натравливать страны Центральной и Восточной Европы одну против другой и среди поднявшейся политического и дипломатического шума успешно реализовать собственные локальные и стратегические намерения. Это руководители Германии блестяще продемонстрировали в 1938-1939 годах во время расчленения и оккупации Чехо-Словакии: важная роль тогда отводилась и карпато-украинском вопросу. Итак, события конца 1938 – начала 1939 годов показали ключевое значение Украины во внешнеполитических планах не только Германии, но и других стран Центральной и Западной Европы, в частности Польши, Румынии, Венгрии, а также Англии и Франции. А с начала 1939 года – и Советского Союза. Они еще раз подтвердили неоспоримость вывода, что без решения украинского национального вопроса и создание независимой соборной Украины трудно надеяться на стабильные международные взаимоотношения стран Центральной, Западной и Восточной Европы, достичь прочного мира в этом регионе. Украинский вопрос руководители Германии использовали уже на начальном этапе европейского кризиса, в процессе приготовления мюнхенской сделки. Выдвигая в отношении Чехо-Словакии территориальные претензии под демагогическими лозунгами защиты «подавленной» немецкой национальной меньшинства в Судетах, Адольф Гитлер и его правительство приобщили к этим притязаниям также свою «заботу» о судьбе венгерского и украинского населения в чешском государстве. Известно, что в Мюнхене западные державы пошли на уступки немецким реваншистам, согласившись на отторжение Судет от Чехословакии, что положило начало не только расчленению, но и окончательной ликвидации демократического государства в центре Европы. Для Закарпатья последствия мюнхенского соглашения обернулись, с одной стороны, получением 8 октября 1938 года автономии, а с другой – определением участников венского арбитража Германии и Италии, от 2 ноября 1938 года, согласно которой 12,1 % территории (на ней проживало 23,3 % населения), в том числе главные города края (Ужгород, Мукачево и Берегово), было передано Венгрии. Со времени провозглашения автономии Закарпатья, после того как правительство Карпатской Украины возглавил Августин Волошин – известный общественный и церковный деятель, начался второй, самый важный этап использования украинской карты руководителями Германии и других государств Европы. Большой резонанс среди населения Западной Украины и Северной Буковины, а также украинской диаспоры, вызванный становлением государственности в Карпатской Украине, подтвердил решительную готовность украинства бороться за государственную независимость. Также определенные круги западноевропейских государств, в частности ведомство Розенберґа в Германии, развернули широкую пропагандистскую кампанию вокруг карпато-украинского государства, пробуя извлечь из того пользу для достижения своих внешнеполитических локальных или стратегических намерений. Выяснилось, что факт появления автономной Карпатской Украины и связанные с этим перспективы дальнейшего развития украинского вопроса, в частности, возможность восстановления соборной Украины, стали чувствительным возбудителем проявления противоречивых, антагонистических интересов государств востока, центра и запада Европы по украинской проблеме. Итак, Карпатская Украина стала как бы лакмусовой бумажкой, которая четко показала ключевую роль нерешенной украинской проблемы в политике европейских государств накануне Второй мировой войны. Руководители Германии постепенно стали понимать, что для них украинская карта является своеобразным «золотым яичком», умелое манипулирование которым может дать исключительно выгодные дивиденды. Именно поэтому в Германии, как на государственно-правительственном уровне, так и в прессе, поддержали идею карпато-украинского государства и его возможного превращения в ядро для восстановления соборной Украины. Одновременно в правительственных кругах Третьего рейха конкретнее определяли роль украинского вопроса в окончательном расчленении Чехословакии и подчинении своему влиянию Венгрии, Польши, а также Румынии, интересы которых непосредственно задевало существование карпато-украинского государства. Германия настойчиво зондировала возможную роль украинской проблемы в контексте перспективы взаимоотношений Германии со странами Запада и Советским Союзом в период подготовки ко Второй мировой войне. Как упоминалось выше, решением Венских арбиртража была санкционирована оккупация Венгрией большой части Закарпатья. Однако слишком нетерпеливые венгерские реваншисты пытались уже в процессе реализации постановлений венского арбитража оккупировать всю территорию Карпатской Украины и этим установить общую польско-венгерскую границу. Германия немедленно отреагировала решительным несогласием на это,что дало основания многим политикам говорить, будто Гитлер серьезно увлекся идеей соборной Украины. Эти акции, как отмечалось в отчете посла СССР в Германии, породили серию слухов о новых агрессивных планах Берлина на востоке. Речь шла о том, что будет усилено давление на Румынию, будет проводится дальнейшая фашизация Венгрии и будет постепенно реализовыватся немецкий план по созданию «независимой» Украины из карпатской части с присоединением частей Польши и Румынии для дальнейшей экспансии в направлении СССР. Слухи об Украине больше всего распространялись с французской стороны. На самом же деле ситуация была значительно сложнее. Дело в том, что гитлеровское руководство на том этапе еще не выработала окончательных выводов, как лучше и выгоднее использовать украинскую проблему, которая вдруг приобрела громкую международную огласку, в своих собственных интересах, прежде всего, в развязывании широкомасштабной европейской войны, избежав при этом главного – борьбы на два фронта. Подтверждение этого может служить отчёт директора политического департамента о возможных вариантах решения карпато-украинского проблемы, составленный по просьбе Гитлера еще 7 октября 1938 года и комментарий фюрера к нему. Вот несколько соображений по этому поводу директора политического департамента. «Независимая карпато-украинское государство без поддержки извне сейчас не жизнеспособно. Однако его возникновение принесло бы нам выгоду в будущем. В любом случае надо требовать автономии для Карпатской Украины под лозунгом самоопределения и с этой точки зрения едва ли могут быть разные мнения». В отчёте решительно отвергается предложение о целесообразности ориентации автономии Карпатской Украины на Венгрию, потому что такое решение отвечало бы интересам Венгрии и Польши и способствовало бы созданию общей польско-венгерской границы, которая при новых условиях, по мнению главного командования вермахта, было нежелательным для Германии. Оставалось только одно – ориентация автономной Карпатской Украины на Словакию или Чехо-Словакию. «Теперь, – говорилось в отчёте, – это наиболее естественное решение. Оно оставляет открытыми другие возможности в будущем, и этого тоже можно достичь под лозунгом самоопределения». Как отмечалось в телефонограмме Гитлера в министерство иностранных дел от 8 октября, фюрер в основном согласился с мнением директора политического департамента и в то же время считал, что « будет лучше, если Германия как можно меньше будет вмешиваться в этот вопрос. Нам больше всего отвечала бы автономная русинской области с ориентацией на Прагу, что, конечно, было бы временной развязкой к моменту окончательного отделения".

продолжение следует

Реклама
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Авторские темы»