Вопросы студентов и школьников по историиЗдравствуйте, помогите пожалуйста! Витте

Если у вас есть вопрос по курсу истории, то задайте его здесь. Коллективный разум форума, возможно, поможет вам
Аватара пользователя
Автор темы
vika
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 4
Зарегистрирован: 08.10.2018
Образование: школьник
 Здравствуйте, помогите пожалуйста! Витте

#1

Сообщение vika » 08 окт 2018, 00:09

В своих «Воспоминаниях» С. Ю. Витте писал: «Общинное владение есть стадия только известного момента жития народов, с развитием культуры и государственности оно неизбежно должно переходить в индивидуализм в индивидуальную собственность; если же этот процесс задерживается, и в особенности искусственно, как это было у нас, то народ и государство хиреют. Теперешняя жизнь народов вся основана на индивидуализме. Соответственно сему конструировалось и государство. «Я» организует и двигает все. Это «я», особенно развитое в последние два столетия, дало все великие и все слабые стороны нынешней мировой жизни народов. Без преклонения перед «я» не было бы ни Ньютонов, ни Шекспиров, ни Пушкиных, ни Наполеонов, ни Александров II и проч. и не существовало бы чудес развития техники, богатства, торговли и проч., и проч.».

Какие примеры из мировой истории подтверждают слова С. Ю. Витте?

Можно ли говорить о том, что крестьянская община в России жила по принципам индивидуализма?



Реклама
Аватара пользователя
Gosha
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 12756
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Здравствуйте, помогите пожалуйста! Витте

#2

Сообщение Gosha » 09 окт 2018, 15:05

Коллективизм и индивидуализм

«Развитие человека как вида шло от коллективизма к индивидуализму. Чем развитее общество, тем больше оно признает индивидуальный вклад каждой личности. Чем примитивней общественные отношения, тем эффективней деяния масс».

Один из самых ходовых мифов о русских – это их якобы имманентный коллективизм. В качестве обязательного примера приводят крестьянские общины (мир), а далее выступает и интернационализм, и крестьянские традиции помогать погорельцам и даже колхозы тоже как пример русского коллективизма.

В реальности, русские - категорические индивидуалисты. – «эгалитаризм», «коллектевизм», «трудолюбие» русского народа, как неочевидная очевидность».

На страницах некоторых научных и очень многих публицистических работ формируется образ русского национального характера, с помощью которого делаются попытки объяснить и перипетии нашего бурного прошлого, и коллизии неоднозначного настоящего. Начиная с круглого стола в журнале "Вопросы философии" (1994), суждения о коллективистском, православном в основе вселенском русском (российском) менталитете повторялись настолько часто и много, что стали аксиомой и исходным пунктом дальнейших построений.

Обращение к предшественникам – П.Я. Чаадаеву, славянофилам, Н.А. Бердяеву, И.А. Ильину, должно служить обоснованием истинности, символизировать преемственность и снимать необходимость собственной аргументации. Их охотно цитируют, оставив без внимания коренное несоответствие их методологии уровню современной науки. Русская общественная мысль исходила (подспудно) из того, что не важно, что есть на самом деле, куда важнее убеждать, что так «должно быть». Это прослеживается по трудам и народника П.Л. Лаврова, и религиозных мыслителей; все они исповедовали одинаково умозрительный, пренебрежительный к живой конкретике подход, о чем их предупреждал В.В. Розанов. Закономерная зависимость выводов от исповедуемых идей привела к тому, что в их работах сложно развести науку и публицистику.
Как иронизировал фельетонист 1900-х годов по поводу пишущих на общественные темы: «Человека обряжали в плащ индивидуализма, надевали хитон христианина, совали ему в руку красный флаг товарища, пускали голяком анархистом на оголенной земле, а он, одетый и голый, равно упорно оказывался если не зверь зверем, то свинья свиньей».

Современные ученые доверились дореволюционным свидетельствам, забыв, что объективность в ту пору борьбы за будущие судьбы страны была негласно забыта. Возникло достаточно много конструкций, спекулятивных как в эпистемологическом, так и в бытовом понимании. Высказанные совсем недавно фразы типа: «А кто сказал, что русскому народу чужды коллективизм, интернационализм, уважение к труду и человеку труда?..», принадлежащие серьезным ученым, снимают необходимость научной разработки проблемы происхождения и трансформаций исторических форм общественного сознания.

Выглядят курьезными попытки обнаружить уникальные особенности русского духовного строя в ходе сравнения их с психосоциальными чертами народов. В помощь призываются примеры в соответствии с поговоркой «что русскому здорово, то немцу – смерть». Обнаруженная в результате специфика русского народного духа, как правило, выражалась в неопределенности, непредсказуемости, эклектичности. Но вот как описал национальный характер германцев Ф. Ницше: «Немецкая душа, прежде всего, многообразна, источники, давшие ей начало, различны, она больше составлена и сложена, нежели действительно построена, - это коренится в ее происхождении. […] Как народ, происшедший от чудовищного смешения и скрещивания рас […] как «народ середины» во всех смыслах, немцы являются по натуре более непостижимыми, более широкими, более противоречивыми, менее известными, труднее поддающимися оценке, более поражающими, даже более ужасными, нежели другие народа в своих собственных глазах […] Характеристичен для немцев тот факт, что их вечно занимает вопрос: «Что такое немецкое?»». Неожиданно для представителя, упорядоченного и рационального по нашему представлению народа!

Отечественных ученых и публицистов, так же, как и немцев периода объединения Германии, волнует вопрос, что такое русское, какое оно – типичное русское? Много удивительных документов в них, исходящих из среды простонародья, народ действует иначе, чем следовало бы ожидать исходя из череды теорий, объясняющих его поведение, пристрастия и характер. Даже в тех случаях, когда источники единодушны с теориями, то в них добавляются неожиданные оттенки традиционным версиям.

Поведение народных масс в период революционных боев крайне редко подтверждало широко известный тезис Бердяева о том, что победа большевизма была предопределена общинными, коллективистскими традициями великорусского крестьянства. Сомнения в справедливости этого авторитетного мнения должны быть обоснованы. Тем более, что тогда остаются открытыми три вопроса.
1) Какие типические черты своего национального характера демонстрировала масса русского народа в дореволюционный период, который я склонна определять, как весьма длительный промежуток времени, чуть ли не с николаевских времен, потому что именно тогда формировалось мировоззрение людей, положивших начало русскому революционному типу, и просыпалась от вековой спячки русская деревня.
2) Произошла ли коренная ломка народного характера под влиянием череды глобальных событий, начиная с середины XIX в. – Великих реформ, трех революций и Гражданской войны. Иначе говоря, существуют ли существенные отличия между складом национального характера русских XIX в. и первых лет советской власти.
3) Не является полностью решенным и вопрос о степени предопределенности победы леворадикального социалистического направления. В современных трудах социокультурного направления получили развитие идеи "сменовеховцев", когда появление большевизма объясняется свойствами российской культуры и всех ее подсистем (крестьянской, дворянской, городской, интеллигентской). В соответствии с этим большевизм оценивается не как один из возможных вариантов выхода страны из кризиса, а как безальтернативно необходимый этап ее развития.
Проверка наличия у великорусских народных масс, а также у групп, находивших в сфере их культурного влияния, коллективистских, эгалитаристских и трудовых ценностей; совсем в соответствии с лозунгом: Равенство, Братство, Труд.

Оценивая трудности, стоящие перед исследователем менталитета, сибирский историограф В.Л. Кожевин отмечал: «Пестрая картина представлений о быстротекущих событиях революционной эпохи, соприкосновение автоматизмов мышления и рефлексии, отразившиеся в динамике социально значимых актов коллективного поведения крестьянства той поры, чрезвычайно сложны для понимания современного человека. Думается, лишь предельно конкретный, ситуативный анализ материала позволяет оценить действительную роль ментальных установок, результаты и характер взаимодействия ментальности с иными формами массового сознания крестьян в момент революционного взрыва».

Этой рекомендацией стоило бы воспользоваться и проверить наиболее распространенные версии о характерных чертах русского народа: восприятие труда как универсального мерила; коллективизм и слабовыраженное личностное сознание; эгалитаризм, положенный в основу представлений о справедливости. В документах легко обнаружить свидетельства, как подтверждающие устоявшиеся точки зрения, так и подрывающие их.

В практике русского простонародья присутствовали и коллективистские, и индивидуалистские модели поведения. Оно менялось в зависимости от ситуации. Сельский сход действительно был собранием единомышленников в случае, когда надо скрыть преступление однообщинника, но становился сворой переругавшихся хозяйчиков при дележе нивок. Если не удовлетворит пример с гипотетическим поведением абстрактного схода, то тогда проследим судьбу конкретного кубанского жителя Е.С. Руденко. В 1929 г. он противник колхозов, потому что уже пострадал от уравниловки, царящей при начислении трудодней, работая более других, он получил меньше, чем они. Но в 1931 г. он яростно протестовал против идеи о сдельной оплате труда в колхозе, потому что это гибель для его семьи, – их 8 душ, и никто кроме него уже работать не может. Удивительно быстро поменялся строй мыслей человека: два года назад он – крестьянин со здоровой ориентацией на труд, теперь люмпен с иждивенческими настроениями.

Объяснить этот казус можно, предположив, что в запасниках поведенческих стратегий соседствуют диаметрально противоположные, каждая из них подлежит активизации под воздействием соответствующих событий-вызовов. Назовем эти полярные линии поведения дихотомиями (греческое - разделение надвое). Это далеко не одно и то же, что бинарные оппозиции К. Леви-Стросса. Француз относил к ним жизнь – смерть, счастье – несчастье и прочие, созданные людьми в древности для упорядочивания мира. В случаях с альтруизмом и эгоизмом, коллективизмом и индивидуализмом, интернационализмом и национализмом речь может идти о проявлениях стратегий приспособления и выживания в многообразных и изменяющихся условиях жизни. В теории Леви-Стросса в этих категориях нет никакого противопоставления, поскольку их объединяет единая цель, которой они служат.

Идея контрастных качеств менталитета и схем поведения периодически оказывалась востребованной. На сочетание в русском национальном характере противоположных черт указали эмигрантские философы Н.А. Бердяев и Б.П. Вышеславцев. Первый феномен был объяснен «мучительной историей» страны, второй – с помощью теории антиномии (греческий - противоречие) нравственных ценностей. Вышеславцев видел причину сочетания противоречивых черт в том, что процесс преображения первобытных инстинктов под влиянием христианских ценностей еще не завершился. Д.С. Лихачев в одной из поздних статей высказал мысль о противовесных чертах народного характера. Большинству же авторов в 1990-е годы более импонировал статический и целостный образ российского менталитета. В существовании коллективистских традиций они находят проявление общинного архетипа, свойственного русской ментальности. Этим объяснялись и крестьянские волнения времен П.А. Столыпина, и успех большевиков, и обострение противостояния между городом и деревней в годы гражданского конфликта, ход нынешних реформ и многое другое.
К. Касьянова, не согласившись с этим мнением, писала, что русских «ославили на весь мир какими-то безудержными коллективистами [...]. А на поверку оказываемся мы глубокими социальными интровертами, которые очень трудно «монтируются» в ту группу, консенсуса которой не разделяют»; что коллективистические навыки носят лишь внешний характер, имитируются в интересах приспособления.

Да и в дореволюционной науке и публицистике соседствовали, находясь в постоянной полемике, два взгляда на характер русского народа; в соответствии с первым у русских доминирует общественное начало, в соответствии со вторым – индивидуальное. А.И. Герцен, славянофилы, народники шли по пути обожествления общины, народного идеала.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
vika
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 4
Зарегистрирован: 08.10.2018
Образование: школьник
 Re: Здравствуйте, помогите пожалуйста! Витте

#3

Сообщение vika » 12 окт 2018, 01:50

Gosha, ого, СПАСИБО!!! :chelo: Сколько же вы времени потратили на этот ответ!!??



Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Вопросы студентов и школьников по истории»