Вторая мировая войнаКрупнейшие танковые сражения

1939 — 1945
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 8
Всего сообщений: 16920
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Крупнейшие танковые сражения

Сообщение Gosha »

ТАНКОВАЯ БИТВА НА ЮГО-ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ

СРАЖЕНИЕ «БРОДЫ - ДУБНО»

(22-30 июня 1941 года)

Данная книга повествует о драматических событиях, произошедших на Западной Украине в первые недели боевых действий на советско-германском фронте. С 22 по 30 июня 1941 года в полосе ответственности S-й и 6-й армий Юго-Западного фронта разыгралось одно из самых крупных танковых сражений Второй мировой войны. С обеих сторон в нем участвовало не менее 3600 танков. Анализ сил и средств германских и советских группировок, состав танкового парка, а также повествование о ходе противоборства опирается на документы из государственных архивов и на материалы различных военно-исторических исследований.

ГРУППИРОВКА СИЛ И ПЛАНЫ СОВЕТСКОГО КОМАНДОВАНИЯ

Прежде чем начать детальный анализ особенностей планирования военных действий Красной Армии в предстоящей войне, следует сказать несколько слов о концептуальных взглядах советского руководства на характер предстоящего вооруженного противоборства. В статье «Единая военная доктрина и Красная Армия» М.В. Фрунзе писал, что противоречие между буржуазией и пролетариатом «может быть разрешено только силой оружия в кровавой схватке классовых врагов. Иного выхода нет», — считал известный советский политический деятель, полководец и военный теоретик — и быть не может1. Он утверждал также, что «победит лишь тот, кто найдет в себе решимость наступать, сторона только обороняющаяся, неизбежно обречена на поражение».

Таким образом, становится понятно, что Красная Армия готовилась к наступательной войне. Основы стратегического развертывания советских вооруженных сил на случай полномасштабных военных действий с Германией в окончательном виде сформировались в октябре 1940 года и оставались неизменными до 22 июня 1941 года. Считалось, что Советскому Союзу «необходимо быть готовым к борьбе на два фронта: на западе против Германии, поддержанной Италией, Венгрией, Румынией и Финляндией, и на востоке — против Японии3. Допускалось также выступление на стороне нацистского блока и Турции. Основным театром военных действий признавался Западный, а главным противником —
Германия. В последние месяцы перед войной ожидалось, что вместе с союзниками она развернет на западе СССР 230—240 дивизий, более 20,5 тыс. орудий, около 11 тыс. танков и свыше 11 тыс. самолетов всех типов. Предполагалось, что Япония выставит на востоке 50—60 дивизий, почти 9 тыс. орудий, более 1 тыс. танков и 3 тыс. самолетов.

Всего, таким образом, по оценке Генерального штаба РККА, вероятные противники могли противопоставить Советскому Союзу 280—300 дивизий, примерно 30 тыс. орудий, 12 тыс. танков и 14—15 тыс. самолетов. Согласно записке по основам стратегического развертывания, разработанной Василевским и Жуковым 15 мая 1941 года, а также расчету, произведенному 14 июня Н.Ф. Ватутиным, в состав группировки для войны на Западе из 303 дивизий Красной Армии назначались 237, то есть 78,2 % (из них в составе первого стратегического эшелона 186 дивизий. — Примен. авт.)\ для действий на Дальнем Востоке — 31 дивизия, для обороны Крыма — 3, Кавказа — 21, Средней Азии — 10 и побережья Белого моря — 1. На западе намечалось иметь 51 танковую дивизию из 61 и 25 моторизованных из 31. Здесь же должны были действовать все противотанковые бригады, 72,5 % артиллерийских полков резерва Главного командования, все воздушнодесантные корпуса и основная часть авиации.

Необходимо признать, что Генеральный штаб еще в бытность руководства этим органом маршалом Б.М. Шапошниковым довольно точно определил места сосредоточения и развертывания группировок вермахта в предстоящей войне с Советским Союзом. Немецкие специалисты только начинали разрабатывать свои планы, а в Генштабе уже шла работа по подготовке «ответного удара». В соответствии с оценкой противника и общим замыслом отражения его нападения намечалось два варианта стратегического развертывания главной группировки войск на Западе: вариант «южный» и вариант «северный». В одном случае она могла быть развернута к югу от Брест-Литовска, а в другом — к северу от него. Первоначально все зависело от политической обстановки, которая могла сложиться к началу войны, а потом «в дело вмешались» и другие объективные и субъективные факторы.
Советское военно-политическое руководство и лично Сталин, придававшие большое значение экономическому фактору в вооруженной борьбе, сделали правильный вывод: война коалиций буржуазных государств против СССР не может быть молниеносной, она растянется по времени на несколько лет и потребует длительного напряжения всех сил. Поэтому волевым решением вождь и определил, что Германия будет стремиться в первую очередь захватить экономические районы — Украину и Кавказ. Вот почему в октябре 1940 года (5 октября 1940 года руководством партии и правительства обсуждался доклад, подготовленный руководством Наркомата обороны и Генштаба на тему: «Об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на Западе и Востоке в 1940—1941 гг.». — Примеч. авт.) он приказал военным исходить из того, что главный удар германские войска нанесут из района Люблина на Киев. Подобное положение и легло в основу создания плана «южный».
14 октября 1940 года доработанный вариант плана «южный» был представлен правительству на утверждение и в целом принят. Одновременно было решено «довести до ума» и другой вариант — «северный». По нему основная группировка войск развертывалась в полосах Прибалтийского и Западного Особых военных округов.

Разработку «южного» и «северного» вариантов планов на местах планировалось закончить к 1 мая 1941 года.

Одновременно предлагались на утверждение частные планы боевых действий против Финляндии, Румынии и Турции, что, по мнению разработчиков, придавало общему оперативному плану определенную гибкость и давало возможность развернуть группировки войск на театрах военных действий в зависимости от конкретно складывающейся военно-политической обстановки. Следует учесть, что к началу войны советское руководство так и не сумело создать единый оперативный план по использованию вооруженных сил по борьбе с Германией и ее союзниками. Действия Красной Армии, Военно-морского флота СССР, внутренних и пограничных войск НКВД СССР, а также других органов государственной власти в случае начала боевых действий определяли несколько документов.

Главным из них являлся «Соображения об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на Западе и Востоке на 1940—1941 гг.». На основе этого документа предполагалось разработать единый детальный план предстоящей войны, но сделать этого не успели. Как уже говорилось, «Соображения...» были разработаны к началу октября 1940 года, и по февраль 1941 года каких-либо особых принципиальных изменений в документ не вносилось. Но 4 февраля 1941 года начальником Генштаба стал Г. К. Жуков, за месяц до этого блестяще показавший себя на штабных оперативно-стратегических играх, выступая при этом именно за германскую сторону. По его указанию начальник оперативного управления ГШ генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин составил «План разработки оперативных планов», в соответствии с которым в феврале 1941 года Генштабом был разработан ряд важнейших оперативных документов. В марте—мае Н.Ф. Ватутин совместно со своим заместителем генерал-майором А.М. Василевским на основе указаний начальника ГШ и новых разведданных вносили существенные уточнения в план стратегического развертывания вооруженных сил СССР.

Руководство Генштаба считало, что ни в коем случае нельзя отдавать инициативу действий германскому командованию. В рабочих вариантах «Соображений...» предлагалось вообще «упредить противника в развертывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронт и взаимодействие родов войск»6. Однако подобные действия не вязались с общей политикой советского руководства, да и время для подобного замысла было упущено. Следовало предпринимать кардинальные меры по отражению готовящегося удара противника и обеспечению в этих условиях стратегического развертывания. Но и это в полной мере сделать не удалось. Идеи 1940 года продолжали оставаться в основе наших планов, хотя ситуация была уже другой. Предпосылкой к развернувшемуся на территории Западной Украины грандиозному танковому сражению стало оперативно-стратегическое планирование советского военного командования.

Общий замысел боевых действий РККА в случае нападения на СССР реализовался следующим порядком. На первом этапе активной обороной прочно прикрыть границы в период сосредоточения соединений и объединений Красной Армии и не допустить вторжения войск врага на территорию Советского Союза. На втором этапе мощными ударами наступательных группировок войск фронтов КА нанести решительное поражение противнику, выйти на рубеж реки Висла, а в дальнейшем развивать наступление на Краков, Бреслау и выйти к верхнему течению реки Одер. Из двух вариантов ведения боевых действий так называемый «южный» считался более предпочтительным. В соответствии с ним основные действия вел Юго-Западный фронт, имевший задачу — мощным ударом на люблин-бреславском направлении в первые же дни войны отрезать Германию от Балканских стран, вывести их из войны, лишив тем самым германский рейх важнейших экономических баз.

Однако понимание «первых дней войны» как сроков проведения крупной стратегической операции неразрывно связано с политическими решениями. При разработке общих планов ведения военных действий, и войсковых операций в частности, Генштаб РККА исходил из тезиса о современном приведении в действие механизма мобилизации и развертывания вооруженных сил под влиянием политической обстановки. Соответственно наши штабисты традиционно учитывали временной период протяженностью в несколько недель, пока противоборствующие стороны будут постепенно втягиваться в боевые действия под «аккомпанемент» дипломатических нот и ультиматумов, а затем и вооруженных инцидентов на границе. После завершения развертывания войск по всем правилам военного искусства того времени противоборствующие силы, как правило, начинали свои первые операции — «наступления с решительными целями» на асимметричных направлениях. Тот, кто был успешнее в подобном противоборстве, и выигрывал начальный период войны.

В записке об основах развертывания войск, датированной сентябрем 1940 года, задачи Юго-Западного фронта, разворачиваемого на базе Киевского Особого военного округа, формировались следующим образом: «Во взаимодействии с левофланговой армией Западного фронта силами Юго-Западного фронта нанести решительное поражение Люблин-Сандомирской группировке противника и выйти на р. Висла. В дальнейшем нанести удар в общем направлении на Кельце, Краков и выйти на р. Пилица и верхнее течение р. Одер». Детализировался этот план в так называемой записке начальника штаба Киевского Особого военного округа М.К. Пуркаева, составленной в декабре 1940 года: «Ближайшая стратегическая задача — разгром, во взаимодействии с 4-й армией Западного фронта вооруженных сил Германии в районах Люблин, Томашув, Кельце, Радом и Жешув, Ясло, Краков и выход на 30 день операции на фронт р. Пилица, Петроков, Оппельн, Нейштадт, отрезая Германию от ее южных союзников. Одновременно прочно обеспечить госграницу с Венгрией и Румынией. Ближайшая задача — во взаимодействии с 4-й армией Западного фронта окружить и уничтожить противника вострчнее р. Висла и развивать наступления в направлениях: на Кельце, Петроков и на Краков». Реализация этого плана была возможна в случае резкого усиления КОВО за счет переброски войск из Одесского, Северо-Кавказского, Харьковского и Московского военных округов и полного отмобилизования Киевского Особого военного округа с изъятием транспорта и лошадей из народного хозяйства. Весь комплекс мероприятий по прикрытию государственной границы осуществлялся на основе «Плана обороны государственной границы», который являлся составной частью плана стратегического развертывания Вооруженных сил. Мобилизационные действия определялись мобпланом — МП-41, утвержденным 12 февраля 1940 года.

На период мобилизации и сосредоточения войск должны были действовать планы прикрытия, предписывающие «Упорной обороной укреплений по линии госграницы прочно прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развертывание войск округа». Нужно отметить, что план прикрытия КОВО слабо учитывал географические особенности приграничной местности и был рассчитан на достаточно длительный период развертывания сил противоборствующих сторон. А полоса местности в районе Львова и особенно севернее города до параллели Дубно изобиловала болотистыми районами, затруднявшими использование танков. Таким образом, в случае начала «молниеносной войны» 5-я армия не могла быть быстро усилена механизированными корпусами РККА, которые (4, 8,15,16 мк) были сосредоточены в районе Львова и отделены от полосы 5А болотистой местностью. Похожий план прикрытия был в ЗапОВО, где сильнейшее соединение округа — 6-й мехкорпус — находилось в районе Белостока с целью маневра по радиальным направлениям в «белостокском выступе». Отличие плана КОВО было только в масштабах — маневров по радиальным направлениям в «львовском выступе» предполагалось осуществлять не одним, а четырьмя мехкорпусами. Так что планы развертывания наших приграничных округов сильно не отличались друг от друга и опирались на единую смысловую концепцию начала войны по представлениям советского руководства.

Но немецкий «сценарий» начала боевых действий резко отличался от всего того, к чему готовились политические и военные органы Советского Союза. В отличие от польской кампании, когда за год до начала войны Речи Посполитой были предъявлены ультимативные требования, или войны на Западе, когда развертывание войск противоборствующих сторон заняло более полугода, никаких ультимативных требований СССР не предъявлялось. Советский Союз, изгнанный из Лиги Наций и подписавший с Германией пакт «Молотова — Риббентропа», представлялся нацистам слабым дипломатическим игроком. По представлениям Гитлера англо-американские демократии — не только правящие круги, но и большая часть населения, считали коммунизм еще большим злом, чем нацизм и не испытывали к Советскому Союзу какого-либо сочувствия. А других сильных союзников для СССР в то время больше вообще не существовало. Поэтому задача выбивания СССР как игрока на дипломатическом поле и не ставилась. А полное молчание по дипломатическим каналам стало для Германии сильным ходом против дезориентированного советского руководства. Под завесой волны дезинформации у границ Советского Союза концентрировались военные группировки. Разведорганы СССР представляли взаимоисключающую информацию и осознание надвигающейся войны пришло уже слишком поздно. Политические решения, определявшие механизм мобилизации и развертывания, безнадежно запоздали. Заложенные в планах так называемой «первой операции» армии, корпуса и дивизии были «размазаны» по трем эшелонам без оперативной связи друг с другом, каждый из которых был слабее сосредоточенных и отмобилизованных армий германских вооруженных сил.

В соответствии с доктринальными положениями «о глубокой наступательной операции» основой подвижных механизированных соединений должны были стать бронетанковые войска. Перед началом войны подавляющее большинство танков РККА были объединены в механизированные корпуса со штатной численностью в 1031 танк. Тем самым одним махом уничтожалось в течение десятилетия созданное видовое многообразие танковых войск РККА, а соединения и части, предназначенные для поддержки пехоты, исчезали вовсе. Похоже, что в этом случае происходило упрощенное копирование немецкого опыта. Действительно, в Третьем рейхе начали создавать танковые группы, состоящие из нескольких танковых и пехотных дивизий, предназначенных для маневренных наступательных задач. Только немецкие дивизии продолжали оставаться самостоятельными соединениями (с соответствующим тыловым снабжением, связью, управлением и т.д.), а в случае изменения тактических задач весь германский «конструктор» легко разбирался на составные части. Механизированные корпуса РККА являлись единым организмом — «боевым слоном», — предназначенным «топтать врага», как в древние времена, в определенной тактической схеме. Раздергивание мехкорпуса на части «вырывало из слона одну из его ног», особенности штатной структуры не позволяли танковым и моторизованным дивизиям действовать в полной мере автономно. Но в целом, особенно на первый взгляд, наступательные амбиции Киевского Особого военного округа были вполне обеспечены необходимым количеством бронетанковой техники.

Для этих целей в составе Киевского Особого военного округа (с началом войны развертываемого во фронт. — Примеч. авт.) к началу военных действий с Германией и ее союзниками было развернуто восемь механизированных корпусов, имевших в своем составе на 1 июня 1941 года 5894 танка. Из них по типам: 189 КВ-1,89 КВ-2,51 Т-35,386 Т-34 (линейных), 128 Т-34 (радийных), 215 Т-28, 632 БТ-7 (линейных), 487 БТ-7 (радийных), 31 БТ-7А, 97 БТ-7М (линейных), 104 БТ-7М (радийных), 276 БТ-5 (линейных) и 65 БТ-5 (радийных), 127 БТ-2, 230 Т-26 образца 1931 года (двухбашенных), 746 Т-26 (линейных), 722 Т-26 (радийных), 16 ХТ-26, 113 ХТ-130, 67 ХТ-133, 26 ТТ-26, 26 ТУ-26, 2 СТ-26, 33 Т-26 (тягача), 70 Т-40 (линейных), 14 Т-40 (радийных), 405 Т-37 (линейных), 87 Т-37 (радийных), 70 Т-38 (линейных), 5 Т-38 (радийных), 371 Т-27,23 Т-27 (тягача) и 9 самоходных орудий СУ-5. До 22 июня 1941 года в состав этой армады влилось еще несколько десятков танков. Таким образом, не считая бронеавтомобилей, только танков в составе КОВО было не менее 6 тысяч. Общее количество танковой техники вермахта, сосредоточенной для нападения на СССР, составляло 5062 танка, а в составе сил 1-й танковой группы вермахта, действующих на юго-западном направлении, было не менее 600 немецких и 90—100 венгерских и словацких танков (последние в состав 1 ТГр не входили).

Касаясь представленной в настоящей книге численности советской бронетанковой техники КОВО, следует сказать, что автор приводит некую совокупную цифру, составленную им из архивных отчетов ЦАМО РФ по боевым действиям мехкорпусов РККА в первые месяцы войны (в отдельных из них численность танкового парка приводится по памяти участников событий, так как все документы были уничтожены в первые дни войны. — Примеч. авт.) и анализу военноисторической мемуарной литературы, авторы которой также опираются на свои воспоминания и отчеты ЦАМО РФ.
Можно пойти и другим путем, обобщив предвоенные ведомости РККА на 1 и 22 июня. Это будут данные, которые подавали в соответствующие управления Наркомата обороны и Генштаба РККА. Поэтому численность приводимых цифр бронетанковой группировки КОВО может отличаться на десятки машин, но это не меняет главного.

Июнь 1941 года танковые войска округа встретили в состоянии настоящего хаоса реорганизации. У стрелковых корпусов были отняты танки непосредственной поддержки, корпуса формирования 1940 года были раздерганы на части, мехкорпуса формирования 1941 года вообще не представляли собой боевые единицы. Если мы сравниваем не «брутто-численность» танков КОВО и 1 -й танковой группы вермахта, а число пригодных к использованию инструментов ведения войны — танковых и моторизованных дивизий, то картина получится весьма далекой от страшного перевеса РККА «в танках». В Киевском Особом военном округе имелось всего 6 соединений, которые худо-бедно можно было использовать в качестве самостоятельных. Это 8-я танковая и 81-я моторизованные дивизии 4-го мехкорпуса, 10-я танковая дивизия 15-го мехкорпуса, 12-я танковая и 7-я моторизованные дивизии 8-го механизированного корпуса, 15-я танковая дивизия 16-го механизированного корпуса. Только вышеперечисленные соединения были хотя бы теоретически эквивалентны германским танковым дивизиям, а также были способны выполнять маневры, полагающиеся подвижному соединению. Остальные не имели для этого достаточного количества автомашин. Итого: четыре танковые и две моторизованные дивизии. Это вполне сравнимо с числом подвижных соединений 1-й танковой группы, состоящей из пяти танковых (9, И, 13,14-й и 16-й) и трех моторизованных (16,25, СС «Викинг») дивизий. В качестве моторизованного соединения (дивизии) можно считать бригаду из СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». Если сравнивать не количество танков противоборствующих сторон, а организационные структуры, то совокупность полностью боеспособных соединений КОВО и 1-й танковой группы вполне соразмерны друг другу.

Таким образом, типичная российская «болезнь» — патологическая страсть к непрерывной, перманентной реорганизации, свела на нет все количественные преимущества сил КОВО над противником, и в первую очередь преимущество в бронетанковой технике. Очень похожая ситуация была с авиацией, артиллерией и отчасти с автомобильной техникой. Однако именно танки вскоре станут «главным действующим лицом» на данном ТВД. Отражая наступательные доктрины противоборствующих сторон, две крупные бронетанковые группировки столкнулись в одном из крупнейших танковых сражений Второй мировой войны.

Киевским Особым военным округом (с 22 июня 1941 года — Юго-Западным фронтом) командовал генерал-полковник М.П. Кирпонос. Членом Военного совета округа был корпусной комиссар Н.Н. Вашугин, а начальником штаба — генерал-лейтенант М.А. Пуркаев. Генерал-полковнику М.П. Кирпоносу было 53 года. Как и многие командиры Красной Армии, он являлся выходцем из «самых простых» слоев населения, в данном случае — из бедной украинской крестьянской семьи. Мальчик был талантливый, так как год учился в церковно-приходской школе, а затем три года в земской школе, но из-за недостатка средств в семье обучение пришлось закончить. В 1915 году будущий полководец работал лесником, и только война дала ему «путевку в жизнь» — вскоре Кирпоноса призвали рядовым солдатом в 126-й запасной пехотный полк. После окончания в 1916 году инструкторских курсов по обращению с иностранными винтовками, а в 1917 году — военно-фельдшерской школы, он был отправлен на Румынский фронт в качестве ротного фельдшера 285-го Ольгопольского пехотного полка. В разгаре была Февральская революция, и Кирпонос с головой окунулся в «большую политику»: сначала его избрали председателем околоточного солдатского комитета, а затем председателем полкового комитета, товарищем (заместителем) председателя Ревкома 5-й пехотной дивизии, а в ноябре 1917 года — председателем Рады 26-го корпуса.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Реклама
Аватара пользователя
крысовод
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 2504
Зарегистрирован: 09.04.2018
Образование: высшее техническое
Профессия: инженер-механик
Откуда: Москва
Возраст: 50
 Re: Крупнейшие танковые сражения

Сообщение крысовод »

Хотелось бы окончательного анализа с документами битвы за Броды, а то ничего вразумительного пока нет, и это понятно - просрали бездарно с крупным счетом, а как гордиться Курской дугой, так это мы первые, да и там не всё гладко.
Нет никакой ложки!

Кадук
Сообщений в теме: 9
Всего сообщений: 5084
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Крупнейшие танковые сражения

Сообщение Кадук »

МЫ ЕЩЕ МОЖЕМ ПРОИГРАТЬ ЭТУ ВОЙНУ…»

Наступательный порыв немцев – особенно частей ваффен-СС – был очень велик. Это видно не только по стрелам наступления на картах обстановки и темпу продвижения, но и по фото- и кинодокументам того времени. Достаточно всмотреться в выражение лица молодого, однако явно опытного в воинском деле плененного союзниками солдата войск СС, чтобы понять: для него война не проиграна, а только начинается всерьез… Ведь этот парень черпал силу уже не в мыслях о Минске, Киеве, Москве и Ленинграде, а в понимании того, что он защищает свою собственную землю.

Союзники панически отступали. Вот картина, описанная американским журналистом Ральфом Ингерсолом, участником и свидетелем боевых действий в Европе: «Немецкие войска прорвали нашу линию обороны на фронте в 50 миль и хлынули в этот прорыв, как вода во взорванную плотину. А от них по всем дорогам, ведущим на запад, бежали, сломя голову, американцы».

Однако потом все изменилось. Улучшение погоды позволило авиации союзников наносить почти безнаказанные бомбовые удары по коммуникациям и войскам, у немцев катастрофически не хватало горючего. Немецкое контрнаступление иссякало.

После войны бывшие генералы вермахта почему-то не оправдывали провал Арденнского наступления помощью англосаксам со стороны «генерала Чистое небо», хотя на Восточном фронте все сваливали на «союзника русских» – «генерала Мороза».

Что реально происходило тогда на Западном фронте, и сегодня понять до конца сложно. Так, по оценке штаба Эйзенхауэра, немецкие потери за время Арденнского наступления составили 220 тыс. человек, а начальник штаба Рундштедта генерал Вестфаль оценивал их после войны в 25 тыс. человек. Расхождение не сказать чтобы незначительное…

Проще обстоят дела с исходными цифрами.

Перед началом немецкого наступления союзники имели на фронте в 640 км 63 дивизии (из них 15 – бронетанковые), 10 тыс. танков, 8 тыс. самолетов. Плюс – резервы.

Немцы имели 73 дивизии (в том числе 11 танковых) и 3 бригады. Некомплект ряда дивизий составлял при этом 30–40%.


В ударную группировку вермахта входили войска группы армий «Б»: 6-я танковая армия СС обергруппенфюрера СС Дитриха, 5-я танковая армия генерала Мантейфеля и 7-я армия генерала Бранденбергера. Группировка имела около 900 танков и 800 самолетов авиационной поддержки – по данным советской «Истории Второй мировой войны». По данным же, например, англичанина Дж. Фуллера, в группировке насчитывались 1000 танков, 3000 самолетов и «много тысяч автомашин».

Как ни считай, общее соотношение сил было для немцев малоутешительным. Тем не менее успех они иметь могли, причем – успех решающий. Впоследствии генерал Гальдер заявлял, что силы, использованные для наступления в Арденнах, «были последними грошами обнищавшего человека», но явно при этом прибеднялся – силы у немцев тогда еще были, и крупные.

После войны генералитет вермахта собственные грехи свалил на Гитлера. Однако Гитлер не был лишен полководческого таланта и вполне умел мыслить стратегически, в том числе – в 1945 году.

Танковый генерал Меллентин утверждает, что накануне советского наступления зимой 1945 года Гудериан якобы предупредил Гитлера 9 января, что «Восточный фронт напоминает карточный домик», но тот якобы «упрямо продолжал думать, что подготовка русских – всего лишь гигантский блеф». На самом деле гигантским генеральским блефом является приведенное выше утверждение… В действительности Гитлер еще 4 декабря 1944 года в письме главе венгерского фашистского правительства Ференцу Салаши писал, что очень скоро резервы, имеющиеся на западе, потребуются для переброски на восток, так как «русские в самое ближайшее время начнут гигантское наступление против Восточной Пруссии и Верхней Силезии».

Собственно, и наступление на западе Гитлер планировал провести до того, как возникнет необходимость в отражении наступления на востоке, для чего понадобились бы войска, снимаемые с Западного фронта. Однако решительного прорыва не получилось, положение стабилизировалось. Не смирившись с мыслью, что рейху не удалось вернуть себе инициативу на западе, Гитлер санкционировал новое наступление, начавшееся 1 января 1945 года и вначале давшее хорошие результаты.

На Западном фронте все опять повисло на волоске не только для немцев, но и для союзников. Тогда-то, 4 января 1945 года, командующий 3-й американской армией генерал Джордж Паттон и записал в своем дневнике: «Мы еще можем проиграть эту войну».

ПОЧТИ КАК В 1914-М, НО – УСПЕШНО

Со временем вереницы пленных немецких солдат уже перестали быть чем-то особенным. Фото Федерального архива Германии. 1945 год
Со временем вереницы пленных немецких солдат уже перестали быть чем-то особенным. Фото Федерального архива Германии. 1945 год
6 января 1945 года Черчилль направил «маршалу Сталину» следующее послание:

«На западе идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной утери инициативы. Генералу Эйзенхауэру очень желательно и необходимо знать в общих чертах, что Вы предполагаете делать, так как это, конечно, отразится на всех его и наших важнейших решениях.... Я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление в районе Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января и в любые другие моменты, о которых Вы, возможно, пожелаете упомянуть… Я считаю дело срочным».

Сталин, получив эту просьбу о помощи, отчаянность которой была лишь слабо завуалирована сухостью изложения, 7 января 1945 года ответил так:

«…Очень важно использовать наше превосходство против немцев в артиллерии и авиации. В этих видах требуется ясная погода для авиации и отсутствие низких туманов, мешающих артиллерии вести прицельный огонь. Мы готовимся к наступлению, но погода сейчас не благоприятствует нашему наступлению. Однако, учитывая положение наших союзников на Западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему центральному фронту не позже второй половины января. Можете не сомневаться, что мы сделаем все, что только возможно сделать для того, чтобы оказать содействие нашим славным союзным войскам». http://nvo.ng.ru/history/2015-05-22/1_ardenny.html
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)

Аватара пользователя
крысовод
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 2504
Зарегистрирован: 09.04.2018
Образование: высшее техническое
Профессия: инженер-механик
Откуда: Москва
Возраст: 50
 Re: Крупнейшие танковые сражения

Сообщение крысовод »

Кадук:
03 июн 2020, 16:34
у немцев катастрофически не хватало горючего
И это правда, Вермахт нуждался в горючем, только партийные бонзы никак не хотели этого осознать, немецкие танки просто встали и стали добычей союзников. Об этом рассказывает фильм "Битва за Фландрию":
https://www.youtube.com/watch?v=8JDkdc246QQ
Нет никакой ложки!

Кадук
Сообщений в теме: 9
Всего сообщений: 5084
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Крупнейшие танковые сражения

Сообщение Кадук »

крысовод:
03 июн 2020, 16:56
Кадук:
03 июн 2020, 16:34
у немцев катастрофически не хватало горючего
И это правда, Вермахт нуждался в горючем, только партийные бонзы никак не хотели этого осознать, немецкие танки просто встали и стали добычей союзников. Об этом рассказывает фильм "Битва за Фландрию":
https://www.youtube.com/watch?v=8JDkdc246QQ
Черчиллю слезное прошение Сталину слать пришлось.
Приостанови Сталин войну и за спиной союзников начни сепаратные переговоры -немцы бы утопили союзников в океане.
А не уничтожь Сталин так мгновенно Квантунскую армию и потяни с началом войны годик выклянчивая у американцев целые заводы -американцы японцев сожгли бы атомными бомбами.
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)

Podger
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 2152
Зарегистрирован: 19.03.2020
Образование: среднее
 Re: Крупнейшие танковые сражения

Сообщение Podger »

Gosha:
03 июн 2020, 13:48
Данная книга повествует о драматических событиях
Гоша, это что за лживое словоблудие, как называется, кто автор?

Отправлено спустя 3 минуты 36 секунд:
крысовод:
03 июн 2020, 16:56
Вермахт нуждался в горючем, только партийные бонзы никак не хотели этого осознать,
Ну вот «осознали» бонзы - чего они должны были сделать, чтобы исправить ситуацию?
Приказать войскам СС писать бензином?

Кадук
Сообщений в теме: 9
Всего сообщений: 5084
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Крупнейшие танковые сражения

Сообщение Кадук »

Podger:
05 июн 2020, 08:58
Gosha:
03 июн 2020, 13:48
Данная книга повествует о драматических событиях
Гоша, это что за лживое словоблудие, как называется, кто автор?

Отправлено спустя 3 минуты 36 секунд:
крысовод:
03 июн 2020, 16:56
Вермахт нуждался в горючем, только партийные бонзы никак не хотели этого осознать,
Ну вот «осознали» бонзы - чего они должны были сделать, чтобы исправить ситуацию?
Приказать войскам СС писать бензином?
А чем Вам пост Гоши не нравится?
Все в Вашем и Санди духе.
Или Вы осилить даже этот кусочек не смогли?
Букаф много?😉😂😂
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)

Podger
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 2152
Зарегистрирован: 19.03.2020
Образование: среднее
 Re: Крупнейшие танковые сражения

Сообщение Podger »

Кадук:
05 июн 2020, 09:02
Или Вы осилить даже этот кусочек не смогли?
Осилил. Бред сивой кобылы - вот и интересуюсь, как сей бред называется, кто автор бреда...

Кадук
Сообщений в теме: 9
Всего сообщений: 5084
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Крупнейшие танковые сражения

Сообщение Кадук »

Podger:
05 июн 2020, 09:08
Кадук:
05 июн 2020, 09:02
Или Вы осилить даже этот кусочек не смогли?
Осилил. Бред сивой кобылы - вот и интересуюсь, как сей бред называется, кто автор бреда...
Вы не согласны с мнением автора что Красная Армия готовилась к наступательной войне?
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)

Podger
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 2152
Зарегистрирован: 19.03.2020
Образование: среднее
 Re: Крупнейшие танковые сражения

Сообщение Podger »

Кадук:
05 июн 2020, 09:27
Вы не согласны с мнением автора что Красная Армия готовилась к наступательной войне?
А вы только это углядели во всём тексте?
Печально...
А, ну да - это же в начале, а дальше «очень многа букафф» правда?

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Вторая мировая война»