Историческая библиотекаПавлов был прав?

О книгах по истории и книгах, повлиявших на историю
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 11
Всего сообщений: 13174
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Павлов был прав?

#1

Сообщение Gosha » 07 фев 2015, 17:17

«Георгий Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления» упоминает о двух недочетах в предвоенном планировании. Первый недочет — это грандиозное строительство железных и шоссейных дорог в Западном Военном округе (ЗапВО), которое так и не было выполнено, но предполагалось для проведения Превентивного нападения на Германию. Вторым недочетом Жуков считает ошибочное сосредоточение большого количества пехоты, танков, артиллерии и авиации в Краснознаменном Киевском Военном округе(ККВО), но именно – это спасло СССР от полной Военной Катастрофы в 1941 году. Вермахту пришлось переориентировать большую часть своих танковых частей на Украину, а не действовать против Ленинграда и Москвы, хотя именно эти пункты являлись первичными для 1941 года, быстрейший вывод СССР из войны, а уже для 1942 года захват Грозного и Баку. После выполнения планов 1941-1942 годов на очереди был бы Иран. Жуков своими воспоминаниями обличает Сталина и Хрущева, неловко оправдывает Павлова, Тимошенко, Ворошилова с их «молниеносной войной» против Германии. Книга Жукова впервые напечатана в 1969 году уже при Брежневе. Хотелось так же отметить строительство автобанов в Германии 1935-1938 года, они как раз успевали даже к 1939 году, что кардинально меняло стратегию СССР».

Изображение
Метили в Москву, попали в Сталинград

Выдержка из «Воспоминаний и размышлений» по поводу строительства дорог в Белоруссии: «Командующий Западным военным округом Д. Г. Павлов 18 февраля 1941 года послал донесение № 867 на имя И. В. Сталина В. М. Молотова и С. К. Тимошенко. Он просил выделить значительные средства на проведение работ по шоссейно-грунтовому строительству и, в частности, писал: «Считаю, что западный театр военных действий должен быть обязательно подготовлен в течение 1941 года, а поэтому растягивать строительство на несколько лет считаю совершенно невозможным». Справедливость требует сказать, что к требованию командующего Западным округом И. В. Сталину следовала бы отнестись с большим вниманием, так как Д. Г. Павлов вносил разумные предложения. Считаю необходимым привести некоторые выдержки из его донесения от 18 февраля 1941 года.
«Наличие и состояние шоссейных, грунтовых и железных дорог в пределах БССР совершенно не обеспечивает потребностей ЗапВО. В подробном докладе, представленном мною народному комиссару обороны от 29.1.41, даны заявки на постройку и ремонт в 1941 году крайне необходимых округу шоссейно-грунтовых и железных дорог, которые включают: а) постройку новых шоссейных дорог - 2360 км; б) постройку фунтовых тракторных путей - 650 км; в) капитальный ремонт наиболее разрушенных участков существующих шоссейных дорог - 570 км; г) выполнение ряда крупных мероприятий по восстановлению мостов и оборудованию дорог; д) постройку новых железных дорог протяженностью 819 км; е) реконструкцию и развитие железных дорог - 1426 км, из них - 765 укладка по готовому пути. Для выполнения работ по шоссейно-грунтовому строительству потребуется 859 миллионов рублей...».
Кроме того, для постройки 819 километров железнодорожных путей, реконструкции и развития их требуется 642 миллиона рублей. Считаю, что западный театр военных действий должен быть обязательно подготовлен в течение 1941 года, а поэтому растягивать строительство на несколько лет считаю совершенно невозможным. Дорожное строительство всех видов может быть решено в 1941 году путем отпуска указанных выше механизмов; широкого привлечения трудоспособного населения СССР с подводами и лошадьми. Считаю возможным и необходимым для строительства Дорог, мостов... отпустить бесплатно камень, гравий, лес и другие стройматериалы.
Второй вопрос. Необходимо западный театр военных действий по-настоящему привести в действительно оборонительное состояние путем создания ряда оборонительных полос на глубину 200- 300 километров, построив противотанковые рвы, надолбы, плотины для заболачивания, эскарпы, полевые оборонительные сооружения.
Вышеперечисленные мероприятия также потребуют большого количества рабочей силы... Для такой работы нецелесообразно отрывать войска и нарушать ход боевой подготовки. Учитывая, что в обороне страны должны не на словах, а на деле принять участие все граждане Советского Союза; учитывая, что всякое промедление может стоить лишних жертв, вношу предложение:
учащихся десятых классов и всех учащихся высших учебных заведений вместо отпуска на каникулы привлекать организованно на оборонительное и дорожное строительство, создавая из них взводы, роты, батальоны под командованием командиров из воинских частей. Перевозку и питание учащихся организовать бесплатно за счет государства (красноармейский паек).
Считаю, что только при положительном решении этих вопросов можно и должно подготовить вероятные театры военных действий к войне и построить дешево и быстро дороги в потребном количестве».
Выдержка из книги Жукова «Воспоминания и размышления по поводу обеспечения РККА средствами радиосвязи: «Начальник войск связи Красной Армии генерал-майор Н. И. Галич докладывал нам о нехватке современных средств связи и об отсутствии достаточных мобилизационных и неприкосновенных запасов имущества связи. Действительно, радиосеть Генштаба была обеспечена радиостанциями типа РАТ только на 39 процентов, а радиостанциями типа РАФ и заменяющими их 11-АК и других- на 60 процентов, зарядными агрегатами - на 45 процентов. Приграничный Западный военный округ располагал радиостанциями только на 27 процентов, Киевский военный округ - на 30 процентов, Прибалтийский военный округ - на 52 процента. Примерно также обстояло дело и с другими средствами радио- и проводной связи. (Просто удивляет, каким образом наши Маршалы хотели управлять всеми своими войсками без радиосвязи особенно, если они планировали «молниеносную войну» на Западе, даже локальную войну, как «Польский поход», «Зимняя война», «Халхин-Гол»).
Перед войной считалось, что для руководства фронтами, внутренними округами и войсками резерва Главного командования в случае войны будут использованы преимущественно средства Наркомата связи и ВЧ Наркомата внутренних дел. Узлы связи Главного командования, Генштаба и фронтов получат все нужное от местных органов Наркомата связи. Но они, как потом оказалось, к работе в условиях войны подготовлены не были.
С состоянием местных органов связи я был знаком по маневрам и командно-штабным полевым учениям, когда на арендных началах пользовался их услугами. Еще тогда мы сомневались в способности местных органов обеспечить вооруженные силы устойчивой связью во время войны.
Все эти обстоятельства обусловили главный недостаток в подготовке командиров, штабов соединений и армейских объединений: отсутствие умения хорошо управлять войсками в сложных и быстро меняющихся условиях боевой обстановки. Командиры и штабы избегали пользоваться радиосвязью, предпочитая связь проводную. Что из этого получилось в первые дни войны - известно. Внутренняя радиосвязь в подразделениях боевой авиации, в аэродромной сети, в танковых подразделениях и частях, где проводная связь вообще неприменима, осуществлялась слабо.
И. В. Сталин недостаточно оценивал роль радиосредств в современной маневренной войне, а руководящие военные работники (Жуков себя к руководству РККА не относит) не сумели своевременно доказать ему необходимость организации массового производства армейской радиотехники. Конечно, это дело не одного года. Каждому ясно, что этим надо было бы заниматься за много лет до войны, но этого сделано не было».


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 11
Всего сообщений: 13174
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Павлов был прав?

#2

Сообщение Gosha » 09 фев 2015, 15:18

ОТ №270 – К №0428 – К №227 И К ПРИКАЗУ №298
«Вот еще один из видов эпистолярного жанра грозные Приказы, подписанные в числе прочих Георгием Константиновичем Жуковым. Когда воюешь к гласу правителей нужно прислушиваться и поменьше рапортовать, орденов иметь будешь меньше, а солдат будет живых побольше».

ПРИКАЗ СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ №270
16 августа 1941 года
О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий
Не только друзья признают, но и враги наши вынуждены признать, что в нашей освободительной войне с немецко-фашистскими захватчиками части Красной Армии, громадное их большинство, их командиры и комиссары ведут себя безупречно, мужественно, а порой - прямо героически. Даже те части нашей армии, которые случайно оторвались от армии и попали в окружение, сохраняют дух стойкости и мужества, не сдаются в плен, стараются нанести врагу побольше вреда и выходят из окружения. Известно, что отдельные части нашей армии, попав в окружение врага, используют все возможности для того, чтобы нанести врагу поражение и вырваться из окружения.
Зам. командующего войсками Западного фронта генерал-лейтенант Болдин, находясь в районе 10-й армии около Белостока, окруженной немецко-фашистскими войсками, организовал из оставшихся в тылу противника частей Красной Армии отряды, которые в течение 45 дней дрались в тылу врага и пробились к основным силам Западного фронта. Они уничтожили штабы двух немецких полков, 26 танков, 1049 легковых, транспортных и штабных машин, 147 мотоциклов, 5 батарей артиллерии, 4 миномета, 15 станковых пулеметов, 3 ручных пулемета, 1 самолет на аэродроме и склад авиабомб. Свыше тысячи немецких солдат и офицеров были убиты. 11 августа генерал-лейтенант Болдин ударил немцев с тыла, прорвал немецкий фронт и, соединившись с нашими войсками, вывел из окружения вооруженных 1654 красноармейца и командира, из них 103 раненых.
Комиссар 8-го мех. корпуса бригадный комиссар Попель и командир 406 сп полковник Новиков с боем вывели из окружения вооруженных 1778 человек. В упорных боях с немцами группа Новикова - Попеля прошла 650 километров, нанося огромные потери тылам врага. Командующий 3-й армией генерал-лейтенант Кузнецов и член Военного совета армейский комиссар 2 ранга Бирюков с боями вывели из окружения 498 вооруженных красноармейцев и командиров частей 3-й армии и организовали выход из окружения 108 и 64-й стрелковых дивизий. Все эти и другие многочисленные подобные факты свидетельствуют о стойкости наших войск, высоком моральном духе наших бойцов, командиров и комиссаров. Но мы не можем скрыть и того, что за последнее время имели место несколько позорных фактов сдачи в плен врагу. Отдельные генералы подали плохой пример нашим войскам. Командующий 28-й армией генерал-лейтенант Качалов, находясь вместе со штабом группы войск в окружении, проявил трусость и сдался в плен немецким фашистам. Штаб группы Качалова из окружения вышел, пробились из окружения части группы Качалова, а генерал-лейтенант Качалов предпочел сдаться в плен, предпочел дезертировать к врагу.
Генерал-лейтенант Понеделин, командовавший 12-й армией, попав в окружение противника, имел полную возможность пробиться к своим, как это сделало подавляющее большинство частей его армии. Но Понеделин не проявил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике, струсил и сдался в плен врагу, дезертировал к врагу, совершив таким образом преступление перед Родиной, как нарушитель военной присяги. Командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов, оказавшийся в окружении немецко-фашистских войск, вместо того, чтобы выполнить свой долг перед Родиной, организовать вверенные ему части для стойкого отпора противнику и выхода из окружения, дезертировал с поля боя и сдался в плен врагу. В результате этого части 13-го стрелкового корпуса были разбиты, а некоторые из них без серьезного сопротивления сдались в плен. Следует отметить, что при всех указанных выше фактах сдачи в плен врагу члены военных советов армий, командиры, политработники, особоотдельщики, находившиеся в окружении, проявили недопустимую растерянность, позорную трусость и не попытались даже помешать перетрусившим Качаловым, Кирилловым и другим сдаться в плен врагу.
Эти позорные факты сдачи в плен нашему заклятому врагу свидетельствуют о том, что в рядах Красной Армии, стойко и 'самоотверженно защищающей от подлых захватчиков свою Советскую Родину, имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава. Как известно, некоторые командиры и политработники своим поведением на фронте не только не показывают красноармейцам образец смелости, стойкости и любви к Родине, а, наоборот, прячутся в щелях, возятся в канцеляриях, не видят и не наблюдают поля боя, а при первых серьезных трудностях в бою пасуют перед врагом, срывают с себя знаки различия, дезертируют с поля боя. Можно ли терпеть в рядах Красной Армии трусов, дезертирующих к врагу и сдающихся ему в плен, или таких малодушных начальников, которые при первой заминке на фронте срывают с себя знаки различия и дезертируют в тыл? Нет, нельзя! Если дать волю этим трусам и дезертирам, они в короткий срок разложат нашу армию и загубят нашу Родину. Трусов и дезертиров надо уничтожать. Можно ли считать командирами батальонов или полков таких командиров, которые прячутся в щелях во время боя, не видят поля боя, не наблюдают хода боя на поле и все же воображают себя командирами полков и батальонов? Нет, нельзя! Это не командиры полков и батальонов, а самозванцы. Если дать волю таким самозванцам, они в короткий срок превратят нашу армию в сплошную канцелярию. Таких самозванцев нужно немедленно смещать с постов, снижать по должности, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из рядов младшего начсостава или из красноармейцев.
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров. Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.
2. Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам. Обязать каждого военнослужащего независимо от его служебного положения потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен -уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи.
3. Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боящихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности, как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из младшего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев. Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах.
СТАВКА ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ:
Председатель Государственного Комитета Обороны И. СТАЛИН
Зам. Председателя Государственного Комитета Обороны В. МОЛОТОВ
Маршал Советского Союза С. БУДЕННЫЙ
Маршал Советского Союза К. ВОРОШИЛОВ
Маршал Советского Союза С. ТИМОШЕНКО
Маршал Советского Союза Б. ШАПОШНИКОВ
Генерал армии Г. ЖУКОВ


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 11
Всего сообщений: 13174
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Павлов был прав?

#3

Сообщение Gosha » 11 фев 2015, 18:57

ПРИКАЗ СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ №0428
г. Москва. 17 ноября 1941 года
«Немецкие саперы прекрасно могли обеспечить свои войска блиндажами, жилыми помещениями, на протяжении всей войны у немецкой амии были образцовые окопы, а лучшие условия «окопной жизни» были в финской армии 1939-1944 годы, каждый блиндаж имел жилое отапливаемое помещение, с электрическим освещение и теплый санузел».
Опыт последнего месяца войны показал, что германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах. Самонадеянный до наглости противник собирался зимовать в теплых домах Москвы и Ленинграда, но этому воспрепятствовали действия наших войск. На обширных участках фронта немецкие войска, встретив упорное сопротивление наших частей, вынужденно перешли к обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог на 20 - 30 км по обе их стороны. Немецкие солдаты живут, как правило, в городах, в местечках, в деревнях, в крестьянских избах, сараях, ригах, банях близ фронта, а штабы германских частей размещаются в более крупных населенных пунктах и городах, прячутся в подвальных помещениях, используя их в качестве укрытия от нашей авиации и артиллерии. Советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики.
Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под, открытым небом - такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии.
Ставка Верховного Главнокомандования ПРИКАЗЫВАЕТ:
1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 - 60 км в глубину от переднего края и на 20 - 30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский, и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.
2. В каждом полку создать команды охотников по 20 - 30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника. В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственной награде.
3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.
4. Военным Советам фронтов и отдельных армий систематически проверять, как выполняются задания по уничтожению населенных пунктов в указанном выше радиусе от линии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой доносить, сколько и какие населенные пункты уничтожены за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти результаты.
Ставка Верховного Главнокомандования
И. СТАЛИН
Б. ШАПОШНИКОВ
Доклад Военного совета Западного фронта в Ставку ВГК от 29 ноября 1941 г. о принятых мерах по выполнению приказа Ставки ВГК №0428

МОСКВА - ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ
ТОВАРИЩУ ШАПОШНИКОВУ
Во исполнение приказа Ставки №0428 от 17 ноября о поджогах населенных пунктов Военным советом немедленно были приняты следующие меры:
1. В дивизиях и полках приступили к формированию, команд охотников, которые в большинстве уже ведут активную работу.
2. На территорию, занятую противником, разведорганами особого отдела направлены диверсионные группы, общим числом до 500 человек (Зоя Космодемьянская).
3. Армиям выделены по эскадрилье самолетов Р-5 и У-2, всего 45 самолетов.
4. Изготовлено и выделено частям индивидуальных зажигательных средств - термитные запалы, шары, цилиндры, шашки - общим числом 4 300 единиц.
5. Выдано свыше 100 000 бутылок с зажигательными смесями и приспособления для их использования.
6. Для помощи в создании команд охотников в дивизии направлены из резерва фронта 38 командиров.
7. Утверждены по каждой армии пункты, подлежащие сожжению и разрушению и установлены задания, в связи с этим, родам войск (авиация, артиллерия, команды охотников, диверсионные и партизанские отряды).
За истекшее время сожжено и разрушено 398 населенных пунктов, из них: в 30А армии - 105, 16А - 113, 5А - 55, 33А - 17, 43А - 24, 29А - 52, 50А - 32 пункта.
Большинство пунктов сожжено и разрушено командами охотников и диверсионными группами, артиллерия из-за отсутствия зажигательных снарядов, а авиация из-за плохой погоды активной работы по выполнению задания не вели.
Активная работа частей фронта по поджогу населенных пунктов нанесла серьезный ущерб немцам, о чем говорит следующий, перехваченный нами, приказ немецкого командования:
«Согласно сообщения штаба 57АК установлено, что за последнее время во многих местах отдельными лицами и группами, проникающими через линию фронта, производятся систематические поджоги населенных пунктов (Зоя Космодемьянская). Необходимо повысить контроль передвижения гражданского населения и усиливать охрану на местах расквартирования».
Работа по выполнению приказа Ставки №0428 продолжается во всех частях фронта. Жуков, Булганин 29 ноября 1941 года.

Будь Сталин на месте маршала Петена, то он точно сжег бы Париж 21 июня 1940 году, а если уж дело до отъезда из Москвы в 1941 году он уехал бы в Свердловск, куда раньше отправил тело Ленина из Мавзолея, то подобная учесть досталась бы конечно и Москве, гореть Первопрестольной второй раз за 130 лет.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 11
Всего сообщений: 13174
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Павлов был прав?

#4

Сообщение Gosha » 13 фев 2015, 15:11

ПРИКАЗ №227
Приказ №227 «Ни шагу назад» и штрафные роты и батальоны появившиеся в 1942 году.

28 июля 1942 года, когда Гитлер ликовал по поводу захвата Ростова, Сталин почувствовал, что близится момент кризиса. Советские войска, отступая под натиском 6-й армии Паулюса к западу от Дона, были обречены на уничтожение. Если бы затем немцам удалось форсировать Волгу и продвинуться вперед всего на 40 километров, страна оказалась бы разделенной на две части. В этот день Сталин, выслушивая рапорт генерала Василевского, внезапно перестал мерить шагами кабинет, резко остановился и воскликнул: "Они забыли приказ Ставки!" Этот приказ (№270), изданный в августе 1941 года, гласил: каждый, оставивший подразделение во время боя и сдавшийся в плен, считается злонамеренным дезертиром, и вся его семья должна быть арестована как семья предателя Родины и врага народа. Таких дезертиров должно расстреливать на месте. Попавших в окружение и тех, кто предпочел сдаться на милость врага, уничтожать всеми доступными средствами, а их семьи лишить всяческой помощи со стороны государства.
— Они забыли мой приказ, — уже спокойнее повторил Сталин. — Немедленно подготовьте еще один в том же духе.
— К какому сроку я должен подготовить приказ? — спросил Василевский.
— Напишите его сегодня же и возвращайтесь, как только он будет готов.
Василевский вернулся в Кремль вечером с проектом приказа №227, более известного как приказ "Ни шагу назад!". Сталин внес в него большое количество поправок, после чего подписал. Приказ был прочитан всем бойцам Красной Армии, и мало кто осмелился бы отступить хоть на шаг назад под страхом столь суровой расправы — трусы и паникеры должны уничтожаться на месте. Пораженчество следовало пресекать самым решительным образом. Командиры, намеренно допустившие сдачу позиций, немедленно отдаются под суд военного трибунала.
Всякий сдавшийся в плен считался "изменником Родины". В каждой армии было создано от 3 до 5 хорошо вооруженных подразделений (по 200 бойцов в каждом), формирующих вторую линию для расстрела солдат, попытавшихся покинуть поле боя. Жуков на Западном фронте воплотил этот приказ в жизнь уже через десять дней, использовав танки, экипажи которых состояли из специально подобранных офицеров. Танки следовали за первой волной атакующих, всегда готовые подавить (гусеницами) трусость. Было создано три лагеря для тех, кто бежал из немецкого плена или окружения. Командиры, допустившие отход, немедленно лишались званий и направлялись в штрафные роты и батальоны. Первый такой батальон появился на Сталинградском фронте тремя неделями позднее, 22 августа, за день до того, как немецкие войска достигли Волги.
Штрафные роты осуществляли такие самоубийственные задачи, как расчистка минных полей. И хотя уже около 400 тысяч бойцов Красной Армии должны были "искупить кровью свои преступления, совершенные против Отечества", эта идея так понравилась советским властям, что и гражданских заключенных ГУЛАГа стали переводить в штрафроты. Некоторые историки утверждают, что таких заключенных было больше миллиона, но это, скорее всего, преувеличение. Обещания реабилитации, как правило, оказывались ложными, в основном из-за бюрократического безразличия к судьбам людей. Солдат, совершивших поистине героические поступки, оставляли все в тех же штрафных подразделениях, обрекая на верную гибель. На Сталинградском фронте в 51-й армии было приказано собрать в одно подразделение всех офицеров, вышедших из вражеского окружения. Первой группе из 58 человек объявили, что их пошлют на комиссию, после чего направят в новые части. Но допрашивать офицеров никто не стал, и вскоре без суда и следствия все они оказались в штрафных ротах. Когда через пару месяцев выяснилось, что это чья-то досадная ошибка, большая часть офицеров уже погибла.
Этот приказ сыграл двоякую роль в боевых действиях Красной Армии: с одной стороны были приостановлены паникерские настроения в частях, а с другой командиры этих подразделений часто не давали приказа на своевременное отступление, боясь быть обвиненными в трусости, и после этого оказывались окруженными противником.
Вот два документа, дающих лучшее представление о составе штрафных подразделений: выписка из приказа №227 и Положение о штрафных батальонах действующей армии.
Выписка Приказ НКО СССР №227 от 28 июля 1942 года г. Москва (без публикования).
О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций
...После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам.
Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи.
Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи.... Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой....
1....
...в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальона (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.
2....
....в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.
...
Народный комиссар обороны СССР И. СТАЛИН


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 11
Всего сообщений: 13174
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Павлов был прав?

#5

Сообщение Gosha » 15 фев 2015, 14:31

28 сентября 1942 года Приказ НКО СССР №298 г. Москва.
С объявлением Положений о штрафных батальонах и ротах и штатов штрафного батальона, роты и заградительного отряда действующей армии
Объявляю для руководства:
1. Положение о штрафных батальонах действующей армии.
2. Положение о штрафных ротах действующей армии.
3. Штат № 04/393 отдельного штрафного батальона действующей армии.
4. Штат № 04/392 отдельной штрафной роты действующей армии.
5. Штат №04/391 отдельного заградительного отряда действующей армии.
Заместитель Народного комиссара обороны СССР
армейский комиссар I ранга Е. ЩАДЕНКО
«Утверждаю» Заместитель Народного комисара обороны генерал-армии Г. Жуков 26 сентября 1942 года.

ПОЛОЖЕНИЕ О ШТРАФНЫХ БАТАЛЬОНАХ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ

I. Общие положения
1. Штрафные батальоны имеют целью дать возможность лицам среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава всех родов войск, провинившимся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, кровью искупить свои преступления перед Родиной отважной борьбой с врагом на более трудном участке боевых действий.
2. Организация, численный и боевой состав, а также оклады содержания постоянному составу штрафных батальонов определяются особым штатом.
3. Штрафные батальоны находятся в ведении военных советов фронтов. В пределах каждого фронта создаются от одного до трех штрафных батальонов, смотря по обстановке.
4. Штрафной батальон придается стрелковой дивизии (отдельной стрелковой бригаде), на участок которой он поставлен распоряжением военного совета фронта.
II. О постоянном составе штрафных батальонов
5. Командиры и военные комиссары батальона и рот, командиры и политические руководители взводов, а также остальной постоянный начальствующий состав штрафных батальонов назначаются на должность приказом по войскам фронта из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников.
6. Командир и военный комиссар штрафного батальона пользуются по отношению к штрафникам дисциплинарной властью командира и военного комиссара дивизии;
заместители командира и военного комиссара батальона - властью командира и военного комиссара полка;
командиры и военные комиссары рот - властью командира и военного комиссара батальона, а командиры и политические руководители взводов - властью командиров и политических руководителей рот.
7. Всему постоянному составу штрафных батальонов сроки выслуги в званиях, по сравнению с командным, политическим и начальствующим составом строевых частей действующей армии, сокращаются наполовину.
8. Каждый месяц службы в постоянном составе штрафного батальона засчитывается при назначении пенсии за шесть месяцев.
III. О штрафниках
9. Лица среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава направляются в штрафные батальоны приказом по дивизии или бригаде (по корпусу - в отношении личного состава корпусных частей или по армии и фронту - в отношении частей армейского и фронтового подчинения соответственно) на срок от одного до трех месяцев.
В штрафные батальоны на те же сроки могут направляться также по приговору военных трибуналов (действующей армии и тыловых) лица среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава, осужденные с применением отсрочки исполнения приговора (примечание 2 к ст. 28 Уголовного кодекса РСФСР).
О лицах, направленных в штрафной батальон, немедленно доносится по команде и военному совету фронта с приложением копии приказа или приговора.
Примечание. Командиры и военные комиссары батальонов и полков могут быть направлены в штрафной батальон не иначе как по приговору военного трибунала фронта.
10. Лица среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава, направляемые в штрафной батальон, тем же приказом по дивизии или бригаде (корпусу, армии или войскам фронта соответственно) (ст. 9) подлежат разжалованию в рядовые.
11. Перед направлением в штрафной батальон штрафник ставится перед строем своей части (подразделения), зачитывается приказ по дивизии или бригаде (корпусу, армии или войскам фронта соответственно) и разъясняется сущность совершенного преступления.
Ордена и медали у штрафника отбираются и на время его нахождения в штрафном батальоне передаются на хранение в отдел кадров фронта.
12. Штрафникам выдается красноармейская книжка специального образца.
13. За неисполнение приказа, членовредительство, побег с поля боя или попытку перехода к врагу командный и политический состав штрафного батальона обязан применить все меры воздействия вплоть до расстрела на месте.
14. Штрафники могут быть приказом по штрафному батальону назначены на должности младшего командного состава с присвоением званий ефрейтора, младшего сержанта и сержанта.
Штрафникам, назначенным на должности младшего командного состава, выплачивается содержание по занимаемым должностям, остальным штрафникам - в размере 8 руб. 50 коп, в месяц. Полевые деньги штрафникам не выплачиваются. Выплата денег семье по денежному аттестату прекращается и она переводится на пособие, установленное для семей красноармейцев и младших командиров Указами Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. и от 19 июля 1942 г.
15. За боевое отличие штрафник может быть освобожден досрочно по представлению командования штрафного батальона, утвержденному военным советом фронта.
За особо выдающееся боевое отличие штрафник, кроме того, представляется к правительственной награде. Перед оставлением штрафного батальона досрочно освобожденный ставится перед строем батальона, зачитывается приказ о досрочном освобождении и разъясняется сущность совершенного подвига.
16. По отбытии назначенного срока штрафники представляются командованием батальона военному совету фронта на предмет освобождения и по утверждении представления освобождаются из штрафного батальона.
17. Все освобожденные из штрафного батальона восстанавливаются в звании и во всех правах.
18. Штрафники, получившие ранение в бою, считаются отбывшими наказание, восстанавливаются в звании и во всех правах и по выздоровлении направляются для дальнейшего прохождения службы, а инвалидам назначается пенсия из оклада содержания по последней должности перед зачислением в штрафной батальон.
19. Семьям погибших штрафников назначается пенсия на общих основаниях со всеми семьями командиров из оклада содержания по последней должности до направления в штрафной батальон.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 11
Всего сообщений: 13174
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Павлов был прав?

#6

Сообщение Gosha » 23 фев 2015, 10:44

ПЛАН ЯНВАРЬСКИХ ИГР
«За период 1904-1917 Россия потеряла в десять раз меньше солдат, чем за 1941-1945, жизнь человека в СССР стала дешевле глины, как-то само собой на память приходят афоризмы Горького «Народу у нас, что песку» или Жукова «Разминирование при наступлении нужно проводить густой цепью, потери такие же как при минометном обстреле». Жуков руководил Генеральным штабом в самый ответственный момент для СССР с января по июль 1941 года сменив на этом посту К.А. Мерецкова, именно он еще в мае 1941 года на все телеграммы Д. Павлова отвечал однозначно «Прекратить паниковать».

Изображение
Отсутствие хоть какого-либо оперативного и стратегического мышления у старшего командного состава РККА заставляло Сталина обращаться к царским спецам. Б.М. Шапошников начальник Генерального штаба РККА: 1928-1931; 1937-1940; 1941-1942 (тяжелейший период ВОВ, когда решалось все).
В январе 1941 года прошли военные учения, которые получили название--январские игры. В них пехотные и бронетанковые войска показали хороший уровень взаимодействия, мобильности и хорошо отработанную стратегию. РККА показала, что готова к отражению внешней угрозы. По итогам игр генерал армии Г. Жуков стал начальником генштаба РККА. Однако в этих играх был один очень важный момент — войска регулярно отрабатывали приёмы создания «котлов». Жуков верно просчитал что будущая война будет прежде всего манёвренной войной с попытками окружения войск противника. Интересно что командование РККА имело не меньше, если не больше практических знаний об создании «котлов» чем командование Вермахта. «Котлы» -случайно, спонтанно никогда не создаются их нужно готовить. На войне может происходить всякое — но окружение армий одного фронта — требует планирования и подготовки с взаимодействиями армий различных фронтов. Командование Вермахта вовсе не планировало окружать и создавать три самых страшных «котла» - Минский, Киевский и Харьковский.
Так как же эти катастрофы могли случится? Кто преднамеренно спланировал гибель целых армий и причём здесь январские игры? Первоначально Генштаб планировал одну стратегическую игру, на так называемом северо-западном театре – от Бреста до Балтики. 11 октября 1940 года нарком обороны маршал С. Тимошенко утвердил соответствующий документ, подготовленный начальником Генштаба К. Мерецковым и начальником оперативного управления ГШ Н. Ватутиным. В нем предписывалось провести двустороннюю штабную игру на картах по теме «Наступательная операция фронта с прорывом Укрепленного Района УР». Участники игры - командующие округами, армиями, а также по особому списку – окружные начальники штабов, ВВС, артиллерии, управление тыла. К документу прилагалась карта с расположением войск, нанесенным собственноручно Ватутиным. Карта сама по себе любопытна -- за основу была взята карта еще царского Генштаба. Города на ней назывались «по-старорежимному»: Кiевъ, Бжесць-Литовск, Бялысток, Бобруйскъ. И только вместо «Санкт-Петербург» было напечатано «Ленинград». Граница СССР с Германией нарисована от руки оранжевым карандашом.
В соответствии с планом учений войска «восточных» (советские) располагались вдоль самой госграницы. Распоряжение Тимошенко и карту Ватутин 17 октября 1940 года передал своему заму Василевскому, который и должен был разработать условия игры в деталях. Между прочим, Ватутин распорядился обозначать части «западных» подлинными номерами немецких частей! Намеченный срок игры – 17 – 19 ноября 1940 года – указывает, что ее собирались приурочить к ежегодному совещанию высшего командного состава РККА, которое традиционно проходило в ноябре (не мешали этому даже репрессии 1937 – 1938 годов, хотя некоторые участники исчезали тогда прямо во время перекуров). Сборы не проводились только в 1939 году из-за подготовки к войне с Финляндией. Однако в 1940 году совещание высшего комсостава, а с ним и игры решено было провести, но, несмотря на отсутствие войн, они оказались перенесены на полтора месяца -- на конец декабря.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 11
Всего сообщений: 13174
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Павлов был прав?

#7

Сообщение Gosha » 26 фев 2015, 14:57

ПОДГОТОВКА

Изображение
В советском Генштабе документы по возобновлению подготовки к играм датированы 13 декабря 1940 года. Решено было провести еще одну игру – на юго-западном театре, то есть в районе границ Украины и Молдавии. Но если немецкие генералы отрабатывали реальные планируемые операции, у их советских коллег были более скромные цели. В декабре 1940 года планы оснащения и развертывания Красной армии еще ориентировались на лето 1942 года. Основная задача игр - «дать практику высшему командованию в организации и планировании фронтовой и армейской операции». Для Красной армии это было поистине насущным делом: в большинстве своем высшие командиры поднялись на свои должности с дивизионного и полкового уровня после репрессий 1937 – 1938 года и не имели необходимых опыта и знаний.
Недаром и Всеармейское совещание, предшествующее играм, стало, по существу, чтением лекций по основам современного оперативно-командного искусства. Те уроки, которые военачальники Красной армии получили в штабных играх, они потом и пытались применять в ходе реальных военных действий 1941 – 1942 годов. При подготовке к оперативно-тактическим играм были составлены специальные списки с распределением ролей высшего комсостава, обязанностей офицеров Генштаба по обслуживанию игры, функциями технического персонала. Машинистки упоминались там довольно своеобразно: «Токарева Ася, Простякова Клава». В вводных данных первой игры определялось, что «западные» нанесли первый удар по Белоруссии и Прибалтике, но через две недели оказались отброшены «в исходное положение». С этого момента игра, собственно, и начиналась. Полное преимущество в силах было у «восточных» - шесть обычных армий и одна конно-механизированная группа, 8800 танков, 5650 самолетов. «Западные» противостояли им тремя армиями с 3500 танками и 3330 самолетами практически силы Вермахта.
Действия участников предопределяли директивы Ставки. Командующему Северо-Западным фронтом «восточных» Д. Павлову (в реальности – командующий ЗОВО), Ставка дала выбор: либо атаковать Восточную Пруссию с юга и востока, через ее крепости, на Кенигсберг, либо наносить главный удар в обход, выходя к устью Вислы и отрезая Восточную Пруссию от остальной Германии. Павлов предпочел второе – глубокий удар по местности, где нет укрепрайонов. Командующий Северо-Восточным фронтом «западных» Г. Жуков (командующий ККВО) получил единственную установку: продержаться до подхода резервов, чтобы затем ударить с севера в основание Белостокского выступа. Причем удар нужно было осуществить в координации с соседом справа – условным Восточным фронтом, который готовил удар по южному основанию выступа. Таким образом, войска «восточных» могли оказаться в «котле». Спустя всего полгода советский Западный фронт действительно попал в «котел» в Белостокском выступе примерно также, как это было на учениях в январе 1941 года.
Включение аналогичных ударов в начальные условия игры свидетельствует, что в Генштабе «не дураки сидели» и прекрасно понимали, каковы возможные действия противника против Белостокского выступа. Но удар на окружение «восточных» даже не отрабатывался, игра к этому моменту завершилась. По-видимому, возможность изучить отражение этой реальной угрозы организаторов игры интересовала мало. По ходу игры Жуков, имевший гораздо меньше войск, действовал активно и изобретательно: отводил части из-под удара превосходящих сил за линию укрепрайонов, активно перегруппировывал их к наиболее угрожающим участкам, совершал ночные контратаки и даже создал преимущество на узком участке, нанеся Павлову контрудар во фланг. Тем не менее именно отдельные действия Жукова были признаны ошибочными. Но дело было не столько в реальных ошибках, сколько в привычке руководства игр (и это было стойкой довоенной традицией) старательно подыгрывать «своим». Например, Жукова укоряли за отвод войск из Сувалкского выступа. Но что им там было делать – погибать в окружении превосходящих сил? Жуков как видно не позволял даже на учениях войскам попадать в «котлы», но это было только в первой части игр.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 11
Всего сообщений: 13174
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Павлов был прав?

#8

Сообщение Gosha » 27 фев 2015, 17:53

ПАВЛОВ НЕ ПРОИГРАЛ ЖУКОВУ

«Нет человека и нет проблемы, но все при этом зачеркнуто и извращено. Угодников каким был Жуков в СССР любили, теперь «угодничество не в чести, теперь именуют таких людей «человеком» на своем месте – нужные люди или по-простецки «нужниками».

Изображение
Хорош «иконостас» - самое главное, ордена за дело – дадены.
« Павлов окончил 24-ю Омскую пехотную школу (училище) имени Коминтерна (1922), Военную академию им. М. В. Фрунзе (октябрь 1925 по июнь 1928) и академические курсы при Военно-технической академии (1931). В начале 1923 года 6-я Алтайская отдельная кавалерийская бригада, в которой Д. Г. Павлов служил в должности помощника командира полка была переброшена на Туркестанский фронт. Начиная с февраля 1923 года в должности начальника истребительного отряда воевал против отряда басмачей курбаши Турдыбая в районе Ходжента, а с августа в Восточной Бухаре командовал 77-м кавалерийским полком в боях против отрядов Ибрагим-бека, Ала-Назара, Барота, Ходмана, Хаджи-Али. С 1928 года — командир кавалерийского и механизированного полков, командир и комиссар механизированной бригады. В 1936—1937 годах, во время Гражданской войны в Испании, сражался на стороне республиканского правительства в качестве «советского добровольца», был командиром танковой бригады и получил среди испанцев имя «Пабло». С 1937 года — депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва. На 18-м съезде ВКП(б) избирался кандидатом в члены ЦК. С ноября 1937 — начальник Автобронетанкового управления РККА. С июня 1940 командующий войсками Западного Особого военного округа. 4 июня 1940 присвоено звание генерал-полковника танковых войск. 22 февраля 1941 присвоено звание генерал армии».

Изображение
«Жуков призван в армию 7 августа 1915 года в Малоярославце, отобран в кавалерию. После обучения на кавалерийского унтер-офицера (сержант) в конце августа 1916 года попал на Юго-Западный фронт. В сентябре-октябре 1919 года участвовал в боях под Царицыном (здесь познакомился со Сталиным), затем на Средней Ахтубе (рядом с нынешним г. Волжский), где был ранен осколками гранаты. За участие в подавлении Антоновского восстания был награждён в 1922 году орденом Красного Знамени с формулировкой: «в бою под селом Вязовая Почта Тамбовской губернии 5 марта 1921 г., несмотря на атаки противника силой 1500—2000 сабель, он с эскадроном (250 человек) в течение 7 часов сдерживал натиск врага и, перейдя затем в контратаку, после 6 рукопашных схваток разбил банду» (вот брехня -– это не банда, а повстанческая армия, чтоб один эскадрон противостоял кавалерийскому полку 4 эскадрона, а то целой кавбригаде 8 эскадронов), былинный герой Илья Муромец.
С конца мая 1923 года Жуков вступил в командование 39-м полком, 7-й Самарской кавалерийской дивизии, в 1924 года направлен в Высшую кавалерийскую школу. В 1925 году, окончил кавалерийские курсы усовершенствования командного состава в Ленинграде (КУКС). В 1929 году окончил курсы высшего начальствующего состава РККА. С мая 1930 года командовал около года 2-й бригадой в 7-й Самарской кавдивизии, которую возглавлял тогда Рокоссовский (репресирован). В июне 1939 года был направлен в район советско-японского конфликта, где вступил в командование 57 особым стрелковым корпусом, позднее преобразованным в 1-ю армейскую группу. Важно ни что ты делаешь, а как. Предвоенный боевой опыт в современной войне Г.К. Жукова свелся к одной операции против Манжурской группировки японской армии, которая была спешно подготовлена и проведена с огромными людскими потерями. Результат операции, японцы отступили, очистили плацдарм на Монгольской стороне, Жукову удалось потеснить противника, сражение решающего значения не имело (Фюрер остановил японцев – так как нужно было начинать совместное с СССР нападение на Польшу – «договор о ненападении» подписан 23 августа 1939 года, а боевые действия на территории Польши СССР развернул 15 сентября 1939 года)».

Вопреки распространенной легенде Павлов не проиграл Жукову. Действия Павлова в конспекте разбора учений признаны успешными. Обладая подавляющим преимуществом по всем параметрам, Павлов действовал просто: наносил вспомогательные удары на флангах и главный удар – вдоль южных границ Восточной Пруссии, продвигаясь длинной вытянутой полосой (которую можно было и рассечь). Откуда же взялась версия о «поражении» Павлова? Как видно из результата игр Павлов воевал не хуже Жукова – Павлов был хорошим полководцем. Тот подход к ведению наступательных операций, который был одобрен в первой игре, во второй получил свое закрепление и развитие. Вторая оперативная игра по своим масштабам и сложности намного превосходила первую. Здесь, на пространстве от Кракова до Кишинева, происходило сразу несколько крупных сражений. Наступали обе стороны, преимущество в силах и инициативе было на разных участках то у одних, то у других.
Как сказано в конспекте к разбору игры, «наступательная фронтовая операция разворачивалась на фронте около 1480 километров, и в ней участвовало со стороны Юго-Западного фронта «восточных» до 75 стрелковых дивизий, шесть кавалерийских дивизий, до 10 000 танков против двух фронтов «западных» в составе 85 пехотных дивизий, четырех кавалерийских (?), 5500 танков также около 6000 самолетов у «восточных» и 4500 у «западных» (заметим грубая ошибка только в кавалеристах Вермахт имел одну дивизию, завышено число танков и самолетов). Казалось бы, эта игра самим размахом должна была привлечь больше внимания мемуаристов и исследователей, даже и в советскую эпоху. Однако о ней известно мало. Причина, по-видимому, в «неудобных» условиях игры. Если в первой хотя бы во вводных данных упоминалось, что это «западные» начали войну, во второй этого фигового листка не было, напротив, сказано о предшествующем началу игры наступлении «восточных» на краковском, люблинском, варшавском направлениях, которое «западные» остановили только на рубеже Вислы.
При этом наступательные действия Южного фронта «западных» названы контрнаступлением, из чего окончательно ясно, что именно «восточные» начали боевые действия. Ко всему начальная директива Ставки для «восточных» требовала бомбежками дальней авиации «разрушить военно-промышленные центры Будапешта, Бухареста». Командование фронта и ВВС «восточных» старательно повторили эту формулировку в своих приказах. В общем, неудивительно, что во многих советских публикациях о том периоде упоминалась только одна, первая игра. Во второй игре у «восточных» воевал Юго-Западный фронт под командованием Г. Жукова (как в июле 1941), у «западных» - Юго-Восточный и Южный фронты под руководством соответственно Д. Павлова и Ф. Кузнецова (командующий ПрибОВО). Согласно его директивам с юга, у «западных» вместо мощного удара сосредоточенным кулаком войска наступали настоящей растопыренной пятерней: пять армий – в пяти расходящихся направлениях! На Львов, на Тарнополь, на Проскуров, на Жмеринку, на Кишинев. Командующий Южным фронтом Кузнецов почувствовал ненормальность заданной ситуации, и на втором шаге игры стал группировать силы на запад, поближе к наступлению Юго-Восточного фронта.
Позже командир 5-й армии Южного фронта И. Конев предложил перенести тяжесть удара еще левее, на Станислав (Ивано-Франковск), для соединения с Юго-Восточным фронтом и окружения 13-й армии «восточных». Правда, никаким идеям «западных» сбыться было не суждено: продолжался подыгрыш «своим». Так, Конев был уверен, что левый фланг его армии прикрыт Карпатами, но руководство игры посчитало иначе и позволило Жукову нанести там удар на окружение. В активных перегруппировках, которыми снова отличился Жуков, его не ограничивали в скорости: его войска могли пройти за три ночи и 100, и 120 километров. В то же время «западным» в одной из перегруппировок предписали идти на сутки дольше, мотивируя необходимостью соблюдать реальные темпы.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 11
Всего сообщений: 13174
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Павлов был прав?

#9

Сообщение Gosha » 04 мар 2015, 17:32

ЖУКОВ СОВЕРШАЕТ ОШИБКИ, КОТОРЫЕ В УСЛОВИЯХ РЕАЛЬНОЙ ВОЙНЫ НЕМИНУЕМО ПРИВЕЛИ БЫ К «КОТЛАМ»

Не успел начальник ВВС Юго-Восточного фронта «западных» П. Жигарев издать директиву №1, о бомбежке аэродромов противника и мостов через Буг для срыва сосредоточения «восточных», как ему тут же пришлось писать к ней дополнение: «Ввиду того, что Главное командование не имеет возможности борьбы с авиацией противника и срыва сосредоточения резервов, вношу следующие коррективы». Наконец, почти все резервы, приданные «западным», вплоть до конца игры «выгружались» в местах сосредоточения и не могли участвовать в ней. В итоге все наступления «западных» в конце концов затухли, а у «восточных» все до единого удались.
Жуков, командовавший «восточными», вновь проявлял недюжинную энергию – активно перебрасывал войска, назначал наступления даже там, где их не планировала Ставка (после окружения трех армий «западных» под Черновцами – удар на Бухарест). Его приказы действительно выделялись на общем фоне какой-то особой сосредоточенной энергией. Тем не менее если бы его действия проходили в реальности, войска Юго-Западного фронта оказались бы как минимум в трех «котлах» (что и произошло в действительности в 1941 на Украине). Уже упомянутый удар во фланг Коневу был настоящей авантюрой, потому что проводившая его 13-я армия вся была брошена глубоко под основание вражеского наступления, при том, что у другого ее фланга тоже наступал противник. В реальной жизни он наверняка постарался бы сомкнуть эти удары и оставить 13-ю армию в окружении. Другой удар – на Краков и далее на Катовице, как признал сам Жуков, разбирая игру, не был обеспечен с флангов. Но это не все. Фактически к Кракову вышел всего один мехкорпус, оставив далеко позади стрелковые части, то есть без прикрытия, что наблюдалось в 1939 году в «Польском походе» и на Халхин-Голе. Противник легко мог отрезать его, заперев танки в еще одном «котле».
Жуков как видно постоянно импровизировал. Наконец, самый главный в этой игре, стратегический удар на Будапешт, в итоге также свелся к дальнему броску изолированного мехкорпуса. Прорвав оборону на границе Польши и Словакии, и введя в прорыв конно-механизированную армию, Жуков основные ее подвижные силы повернул к востоку ради второстепенной задачи: окружения под Ужгородом армии «западных». Какая судьба ждала одинокий мехкорпус, наступающий более чем на 200 километров в глубину, он даже дозаправиться не смог бы в реальности, так как тыловое воинство всегда запаздывает, это, не принимая во внимание диверсий в тылу наступающего корпуса, который не позаботился о обеспечении своих коммуникаций, можно даже не гадать - «котел» №3.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 11
Всего сообщений: 13174
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Павлов был прав?

#10

Сообщение Gosha » 07 мар 2015, 16:56

РАЗБОР ОШИБОК И ИХ НЕДОПУЩЕНИЕ В БУДУЩЕМ

Состоявшийся после игр разбор вскрыл некоторые недостатки. Были выявлены ошибки, командования, которые приводили армии под угрозу окружения. Генералы РККА уяснили все ситуации, в которых армии могут попасть в окружение, уяснили что можно делать и чего нельзя. Такие ошибки никто более не имел права повторить, но командование РККА во время Великой Отечественной войны систематически совершала именно те действия, которые были выявлены как ведущие к окружению армий. В 1941-1942 годах командующие – Павлов, Кирпонос и Тимошенко воевали именно так, как воевал Жуков на январских играх. Результат – семь котлов в которых сгинули миллионы красноармейцев. У Жукова до конца 1942 года не получалась работа над ошибками, шапкозакидательство и кавалерийский наскок у маршала Победы в крови, даже Зиеловская операция и штурм Берлина 1945 года не без греха.
Широко известно свидетельство советского военного историка В. Анфилова о разговоре с Жуковым в 1965 году. Анфилов спросил: «Была ли возможность широкомасштабного удара по противнику в начале войны?» Жуков ответил: «Могла бы произойти катастрофа гораздо более крупная, чем та, которая постигла наши войска в мае 1942-го под Харьковом». Нужно учесть, что ответ Жукова не откровенен, массированные «контратаки» РККА в 1941 году, как раз и привели к «котловарению» и патере всей кадровой части Армии, к потере всего вооружения и оснащения в Прибалтике, Белоруссии и на Украине частями РККА.
Зная обстоятельства штабных игр 41-го года, ясно, что именно имел в виду маршал. По-видимому, он припомнил свои условные удары на Краков и на Будапешт, которые, как и бросок Павлова в первой игре, оказались репетицией харьковской катастрофы. К слову маршал Шапошников тоже считал, что широкомасштабный удар в начале войны был бы гибелен для РККА, но парировать удар Вермахта тоже необходимо было с умом, а не бросать войска по частям в «мясорубку». Маршал Тимошенко заменивший Кирпоноса на посту ЮЗФ, а Жуков в конце июля бежал уже с Украины в Москву, наоборот—систематически совершал ошибки, которые выявили в результате разбора январских игр, он остался он и виноват вместе с Хрущевым им Жуков припомнил все в своих «Воспоминаниях и Размышления». Именно Тимошенко справедливо заметил в январе 1941 года, что действия Жукова в Штабной игре привели бы к окружению его войск.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Историческая библиотека»