Тульский пулеметАвторские темы

В этом экспериментальном разделе авторы являются модераторами своих тем
Информация
В этом экспериментальном разделе авторы являются модераторами своих тем
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26675
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Тульский пулемет

Сообщение Gosha »

«По общему признанию, пулемет системы Максима не только открыл эпоху развития автоматического оружия, но во многом определил изменение и развитие всей системы вооружения, организации и тактики сухопутных войск в XX веке, по сути, именно с ним связано начало революции в военном деле. Появившись в конце 80-х годов XIX века, эта первая система автоматического пулемета в различных модификациях состояла на вооружении армий более 30 стран, а в некоторых используется, и по сей день».

Изображение
Понятно, что пулемет имел свою предысторию. Едва только огнестрельное оружие утвердилось в системе вооружений, начались поиски способов увеличить его скорострельность. Тут было и увеличение числа стволов («органы», «рибодекены», «сороки»), и увеличение числа боевых зарядов в одном стволе («эспиноли»), и револьверные схемы, и магистральное направление — ускорение процесса перезаряжания. Одним из важнейших этапов стало введение и быстрое распространение казнозарядного оружия под унитарный патрон, стимулировавшее работы по дальнейшему увеличению скорострельности стрелкового и артиллерийского вооружения в последней трети XIX века. К традиционным направлениям многоствольного и револьверного оружия добавились новые — магазинное, автоматическое оружие, а также смешанные схемы.

В 1854 году Генри Бессемер предложил схему автоматической казнозарядной пушки, в которой энергия отдачи затвора использовалась для перезаряжания. Эта схема осталась в патенте, но в поисках материалов для его реализации Бессемер вплотную занялся вопросами металлургии. И внедрение в металлургию бессемеровского (1855 г.), мартеновского (1864 г.), томасовского (1878 г.) способов обеспечило, кроме всего прочего, распространение и внедрение в оружейное производство литых сталей. Появляются легированные стали, совершенствуется станочный парк, постепенно формируется точное машинное производство. В 1860-е годы начинается применение унитарных патронов с металлической гильзой. Все это — вместе с осознанием значения «огневой составляющей боя» и стремлением усилить ее за счет увеличения скорострельности — активизировало работы над автоматическим оружием. Уже в 1862 г. Блэкли разработал схему автоматически открываемого и закрываемого затвора. Подряд патентуется ряд систем автоматического оружия — Пилона (1863 г., первый проект автоматического ружья со скользящим затвором), Куртиса (1866 г., автоматическое ружье с барабанным питанием и автоматикой на основе отвода газов), Миллера, Массо, Кларка, Джонсона (все 1869 г.), Плесснера (1872 г., первый проект ручного автоматического оружия), Уиллера и Люце (1874 г., первый автоматический пистолет), Фасолда и Сэведжа (1877 г.) и др. В 1876 г. Ф. Бэйлей впервые предложил использовать в многоствольной картечнице патронную ленту. Однако эти системы не выходили за рамки проектов или макетов.

В 1881 году начал работы в области оружия американский изобретатель и предприниматель Хайрем Стевенс Максим (1840-1915). Родившись в фермерской семье и начав трудовую карьеру в 14 лет, он успел побывать учеником каретного мастера, токарем по дереву, инструментальщиком, маляром, вообще перепробовал немало профессий в разных городах США и Канады. Главной его чертой оказалась изобретательность — тип разносторонних и предприимчивых изобретателей оказался востребован промышленной и технической революцией второй половины XIX века. Человек практичный и деловитый, Максим всегда делал то, что нужно именно сейчас и именно здесь, опираясь на уже созданное ранее. Среди его изобретений были «автоматическая» мышеловка для зернохранилищ, машины для распиловки камней и производства труб, автоматический огнетушитель, регулятор газовых горелок, усовершенствованные способы получения светильного газа и фосфорного ангидрида, установки питания водой паровых машин, пылесос, автомат устойчивости судна, ингалятор, улучшенная классная доска для школ, аттракцион-карусель. За 40 лет активной деятельности он получил 122 американских и 149 английских патентов, путем самообразования приобрел немалый багаж естественно-научных знаний и стал квалифицированным инженером. Неплохо вел и коммерческие дела — скажем, в Англии его патенты защищали компании «Газовые машины Максима» и «Максим Вестон Компани». Став главным инженером Компании электрического освещения Шуйлера, Максим создал собственные конструкции электродвигателя и генератора, электро-счетчика и регулятора, коммутатора и аккумуляторов, угольной дуговой электролампы, его способ производства ламп накаливания применялся вплоть до постановки производств ламп Эдисона. Говорили, что американская электропромышленность не может сделать шаг, не наткнувшись на патент Максима. Уже после успеха своих пулеметов и автоматических пушек он занимался взрывчатыми веществами, минами и торпедами, разработал конструкцию пуленепробиваемой кирасы, самозарядного пистолета, бомбы для сбрасывания с летательного аппарата, взрывателя к бронебойным сна¬рядам, поршневой орудийного затвора, вала гребного винта (участие в работах концерна «Виккерс»).

Вместе со своим сыном Хайремом Перси запатентовал различные варианты глушителей для ружей и винтовок, вместе с братом Хадсоном — сорт и технологию производства бездымного пороха. Хайрем Стевенс Максим занялся и авиацией. Пионером он не был, прототип его тяжелого аэроплана с двумя паровыми двигателями так и не взлетел, но все же Максим смог оставить свой след — модернизировал паровой двигатель схемы компаунд и трубчатый котел, привнес в новую отрасль методы точного расчета и натурных испытаний отдельных узлов и всей системы, построил аэродинамическую трубу и ряд испытательных стендов, опубликовал работу о механическом полете. Прекратил же работы, судя по всему, опасаясь слишком большого перерасхода средств. Сам Максим считал эти свои работы более интересными, чем создание автоматического оружия (видимо, ему не слишком нравилась репутация отца «чудовищного зверя»).

Изображение
Ну а пока на Всемирной электротехнической выставке 1881 года в Париже дуговая электролампа Максима с автоматической регулировкой силы тока удостоилась золотой медали, а сам Максим удостаивается ордена Почетного легиона за достижения в электротехнике и химии. Согласно воспоминаниям самого Максима, вскоре после выставки один из знакомых сказал ему: «Бросьте ваши химию и электричество! Если хотите сделать состояние, изобретите что-нибудь, что позволит этим европейцам убивать друг друга как можно быстрее». Был, правда, и другой повод отойти от электротехники — поджимала расширяющаяся конкуренция, уже началось шествие «Русского света» осевшего во Франции русского исследователя и изобретателя Яблочкова, а Эдиссон на той же выставке представил свои лампы накаливания.

Так или иначе Максима увлекла идея повышения скорострельности оружия. Быстро оценив конъюнктуру, он, как и многие конструкторы того времени, занялся поначалу «автоматической винтовкой». Максим пытается «автоматизировать» карабин Винчестера с рычажной системой управления затвором и в 1883 году патентует самозарядную винтовку с автоматикой на основе отдачи всего оружия и неподвижным плечевым упором. В 1884 году он патентует систему винтовки (крепостного ружья) с подвижным стволом, но не доводит дело до испытаний. Неудачи с винтовками заставили изобретателя обратиться к оружию, в котором был бы допустим большой вес, и он, естественно, обращается к картечницам. Максим прочно встал на путь использования энергии отдачи. Если автоматическая винтовка получалась заметно тяжелее большинства магазинных, то автоматическая картечница, напротив, оказывалась легче и компактнее рукояточных, притом управлялась бы одним человеком вместо двух-трех.

Картечницы были прежде всего оружием колониальных войн и флота. И где скорее найдешь спрос на автоматическую картечницу, как не у «владычицы морей» и бесчисленных колоний — Великобритании (вообще следует признать, что своим первоначальным развитием и первыми успехами как рукояточные картечницы, так и автоматические пулеметы обязаны колониальным войнам)? К тому же Великобритания продолжала держать титул «мастерской мира», здесь легче было найти предприятие, способное выпускать такую технику. В 1883 году Максим перебирается в Англию и открывает мастерскую в престижном районе Лондона, на Хаттон-Гарден, 57D. Стволы для опытных картечниц он заказывал компании Генри.

В 1884 году в английском журнале «Инжиниринг» появились сообщения об «автоматическом орудии» Максима, а в октябре был представлен публике и сам образец под 11,4-мм винтовочный патрон .455 «мартин-и-генри» (штатный в тогдашней британской армии). Новое свое изобретение Максим, разумеется, сразу защитил патентами и обзавелся представителями в ряде стран.

Первая система Максима сильно отличалась от той, что впоследствии оказалась принятой во многих странах, хотя в ней уже имелись черты будущего пулемета — автоматика работала по схеме отдачи ствола с коротким ходом, имелись пара шарнирно соединенных качающихся рычагов (хотя они играли роль не узла запирания, а регулятора темпа стрельбы), патронная лента, кожух системы охлаждения ствола. Но в целом конструкция первой автоматической картечницы оказалась слишком сложной, требовала многочисленных регулировок. Кроме того, патроны с дымным порохом не могли обеспечить надежной работы автоматики и вызывали быстрое загрязнение механизмов. Система оказалась капризной в работе, давала частые задержки и нигде не была принята, хотя в 1885 г. на Международной выставке изобретений получила золотую медаль. Британское правительство заказало три штуки для дальнейших испытаний, которые и прошли в том же 1885 году в Энфилде в присутствии британских и французских офицеров, т.е. представителей армий, наиболее «занятых» в колониальных войнах.

В 1887 году Максим представил новую, значительно усовершенствованную конструкцию, включившую удачные находки первой. В том же году новое «орудие Максима» прошло испытания в Великобритании, Австро-Венгрии, Италии, Германии, России, Швейцарии, а в 1888 году — в США. По признанию ряда специалистов, Максим так или иначе использовал конструктивные решения, найденные ранее его предшественниками. Но это говорит лишь о том, что Максим внимательно изучал проблему, за решение которой брался, и работал как грамотный конструктор. Во всяком случае, он первым добился столь удачного результата.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26675
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Тульский пулемет

Сообщение Gosha »

Изображение
Максим получил небольшой заказ от британского флота. В 1888 году он объединился со шведским инженером Торстеном Норденфельдом, который не только имел хорошо оборудованный оружейный завод близ Лондона, но и, работая с 1873 года над многоствольными картечницами, создал к ним ряд удачных установок различного назначения. Объединению немало способствовал торговый представитель Норденфельда, ловкий посредник в торговле оружием Василий (Басилеос) Захаров. Новая компания «Максим-Норденфельд» финансировалась банкирским домом «Ротшильд и сыновья». Дело обещало успех. В 1889 году пулеметы Максима прошли в Датрфорде весьма основательные сравнительные испытания с рукояточными картечницами.

Максим был мастером рекламы, Короткий штрих — указывался темп стрельбы автоматической картечницы в 666 выстрелов в минуту (зловещее «число Зверя»). На показных стрельбах из пулемета мочалили мишени и перепиливали деревья. За короткий срок царствующие особы и руководители правительств стран Европы расстреляли на демонстрациях его пулемета более 200 000 патронов. Кроме рекламы, эти многочисленные стрельбы можно считать и дополнительными испытаниями — общение с присутствовавшими профессиональными военными позволяло уточнить некоторые требования к оружию. Оружие Максима представлялось теперь с разнообразными установками Норденфельда — полевыми, крепостными, морскими. Пулеметы считались еще артиллерийским средством, что объясняло наличие колесных «ездящих» лафетов с передком (по аналогии с лафетами «ездящей» артиллерии). Для кавалерии предлагался «галопирующий» лафет системы Бересфорда — легкая двуколка с установленным на ней пулеметом, причем стрельбу с нее можно было вести, не распрягая лошадь (прототип пулеметной тачанки). Предлагались и складные трехопорные и четырехопорные переносные полевые станки, некоторые снабжались колесным ходом, крепостные установки — лафет по образцу «ездящего» и «брустверный» станок, — различные установки для флота. Остроумно выглядел лафет со сплошными стальными колесами, которые на позиции разворачивались и образовывали щит для наводчика.

В 1890 году Максим принял британское подданство, через год был возведен в дворянское достоинство. После объявления Норденфельда в том же 1890 году финансово несостоятельным правление компании пришлось реорганизовать. Практичный Максим не без помощи того же Захарова заключил соглашение с такой сильной ¬«Морские» установки пулемета Максима.

фирмой, как «Виккерс энд Санз» (Виккерс и Сыновья), и в число директоров компании вошел Альберт Виккерс. Норденфельду предложили место управляющего, но не сошлись в цене. В 1897 году, когда Норденфельд покинул компанию «Максим-Норденфельд» и переехал в Париж (его патенты были проданы компании раньше), концерн «Виккерс» наконец выкупил его акции. К этому времени перспективность пулеметов и автоматических пушек Максима была ясна, и Максим стал одним из директоров новой акционерной компании с ограниченной ответственностью «Виккерс, сыновья и Максим», штаб-квартира которой разместилась в Лондоне на Виктория-стрит, 32. С 1904 года имя Максима исчезло из названия, пулеметы и автоматические пушки теперь представлялись от имени концерна «Виккерс», хотя и с упоминанием «системы Максима». Пулеметы Максима модели 1886 года применялись в ходе Англо-бурской войны — как видим, их даже в облегченном варианте еще считали артиллерийскими орудиями.

Переход многих армий на рубеже 1880-1890 годов на патроны уменьшенного калибра с бездымным порохом и оболочечной пулей, внутренняя баллистика которых существенно отличалась от прежних, потребовал от Максима и его партнеров постоянных многочисленных переделок опытных моделей. Но это пошло пулемету только на пользу — хотя бы потому, что свойственные бездымным порохам кривая уровня давления газов в канале ствола и малое количество нагара более подходят для работы автоматики, чем резкие нарастание и спад давления и обилие нагара, даваемые дымными порохами.

В 1888 году первые пулеметы Максима попали в германскую армию — император Вильгельм II подарил нескольким частям закупленные им британские пулеметы. После испытаний 1889-1890 гг. пулеметами заинтересовался германский флот, и уже с 1892 года известная берлинская фирма «Людвиг Лёве и Ко» начала их производство по лицензии «Максим-Норденфельд». Германская промышленность с ее первоклассной металлургией и точным машиностроением, пожалуй, наилучшим образом была подготовлена к серийному производству автоматического оружия. Неудивительно, что некоторые источники называют Германию местом начала производства пулеметов Максима, хотя реально таковым была Великобритания.

Военное министерство Австро-Венгрии после первых опытов 1887 года решило закупить для дальнейших испытаний переносной вариант пулемета с треножным станком. После сравнительных испытаний с картечницами пулеметы Максима приняли в 1891 году для вооружения крепостей. Однако вскоре на вооружение австро-венгерской армии поступил пулемет «Шкода», а позже и его, и «Максим» обошел пулемет «Шварцлозе», который придется упомянуть еще не раз.

Италия начала испытания пулеметов Максима летом того же 1887 года и после опытов, проводившихся Военным и Морским ведомствами в Чирие и на кораблях в Специи, дала заказ на несколько десятков пулеметов для флота. Однако потом предпочтение в Италии отдали другим системам.
Военное министерство Франции решило испытать пулеметы Максима после Парижской выставки 1889 года Испытания прошли в 1891 году. Французское Министерство колоний (!) заказало «Максимы» с вьючными седлами. Но «карьеры» во Франции «Максимы» не сделали. В целом же по миру пулеметы системы Максима распространялись быстрее остальных — всего они состояли на вооружении армий более 30 государств (не считая впоследствии отделившихся колоний), выпускались в разное время в семи странах.

Первым боевым применением пулеметов Максима считается столкновение в ноябре 1894 года вооруженных отрядов Сесиля Родса с повстанцами Матабеле в Трансваале — Родс, занимавшийся поиском золота и алмазов в Южной Африке, приобрел несколько пулеметов Максима. В 1895 году англичане использовали пулеметы Максима против индийских отрядов при обороне форта Читрал (северо-запад современного Пакистана).
Немалый успех имели «Максимы» в Судане, обеспечив 2 сентября 1898 года англо-египетской армии Китченера победу при Омдурмане. В тот же год «Максимы» запугали китайцев в Гонконге, а испанцы закупили пулеметы Максима германского производства в надежде использовать их на Кубе, где американцы, кстати, применили пулеметы «Кольт» вместе с картечницами Гатлинга. В самих США пулемет Максима примут на вооружение только в 1904 году.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26675
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Тульский пулемет

Сообщение Gosha »

ЗНАКОМСТВО

Первые сведения о пулемете Максима попали в Россию от военного агента (военного атташе) в США в том же 1885 году, когда в самой России состоялись сравнительные испытания «малокалиберных скорострельных пушек». «На первый взгляд, — заключил тогда Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления, — орудие обладает следующими серьезными недостатками: механизм хотя и чрезвычайно остроумен, но весьма сложен; орудие, как одноствольное, в самое непродолжительное время придет в негодность, если только от него потребуют той же скорости, как и от многоствольных картечниц; в случае осечки автоматическая стрельба прекращается... Ввиду вышеизложенного Артиллерийский комитет находит, что орудие это в настоящем своем виде не может еще конкурировать с существующими системами картечниц». Тогда иную роль, как замену рукояточных картечниц в их довольно узкой нише, системе Максима никто прочить не мог, к тому же данное заключение относится к первой системе Максима, которую сам изобретатель вскоре коренным образом переделал.

В 1887 году в Петербург доставлены первые три «скорострельных орудия» Максима нового типа на треножных станках. На первой опытной стрельбе 11 апреля 1887 года выпущено 350 пуль с 8 задержками, на второй 18 апреля — четыре серии в 60, 75, 100 и 333 (полная лента) пуль с 9 задержками и тремя поломками. Артиллерийский комитет ГАУ счел, что «хотя испытанная картечница и несколько проще сравнительно с первоначальным образцом, но и теперь еще она представляет более сложный механизм, нежели испытанные у нас картечницы, стреляющие... от движения рукоятки... в минуту выпускалось около 340 выстрелов... между тем как из 5-ствольной картечницы Норденфельдта... можно выпустить по 350 пуль в минуту и без задержек. Кроме того, при порче механизма картечницы Максима орудие на некоторое время перестает действовать; между тем как 5-ствольная картечница при порче механизма одного из стволов безостановочно продолжает стрелять из других... Вследствие большой сложности механизма одноствольной картечницы Максима сравнительно с 5-ствольной Норденфельдта (у нас уже испытанной во всех отношениях и большим числом выстрелов) в первой можно ожидать более частых неисправностей». Отмечалась, впрочем, возможность обслуживания одним человеком. Участник испытаний Н. Лангенфельд писал: «Идея пользования отдачею для заряжания чрезвычайно остроумна, но здесь самострельность вряд ли окажется практичною для боевых целей, ибо прицеливание ствола, выпускающего в минуту 600 выстрелов, невозможно во время стрельбы, не говоря уже о дыме».

Все испытания велись пока с патронами с дымным порохом. Что до «прицеливания ствола во время стрельбы», то здесь Лангенфельд лишь солидаризуется с едким замечанием генерала Драгомирова об отсутствии «музыкантов, способных переменять направление ствола 600 раз в минуту».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26675
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Тульский пулемет

Сообщение Gosha »

А вот полковник А.И. фон Дер Ховен, записавший в уже упомянутом выше особом мнении по поводу испытаний тех самых картечниц Норденфельда в том же 1887 году: «Англия есть единственное большое государство, в котором митральезы поныне употребляются в сухопутной войне, но и там этого рода оружие не состоит как предмет нормального вооружения частей пехоты и кавалерии, но придается как оружие случайных отрядов войск, сражающихся в колониях в Африке и Индии... В настоящее время только две митральезы Норденфельта используются как пехотные орудия в 22-м Миддльсенском полку волонтеров и как кавалерийские орудия в одном из гусарских полков. Североамериканцы <употребляют> митральезы Гатлинга в войне с индейцами».

Далее, как уже упоминалось, фон дер Ховен предложил обратить большее внимание на «одноствольную автоматическую митральезу системы Максима». Причем тот же фон Дер Ховен в статье «Опыты над автоматическими пулеметами», опубликованной в номере втором «Оружейного сборника» за 1888 год писал: «Как известно, стремление воспользоваться силою отдачи для ускорения стрельбы из орудий было давно уже предметом исследования для изобретателей: у нас наиболее удач¬но повел свои работы в означенном направлении г. Балицкий и за смертью его ту же идею продолжает преследовать его брат (возможно, этим «братом» был Балицкий, который позднее, в 1895 году, в звании полковника будет числиться в комиссии по испытанию крепостных пулеметов). К сожалению, эти работы, однако, по сие время не доведены у нас до желаемого окончания». То есть русские военные специалисты не только тщательно отслеживали новинки оружейной техники за рубежом, но и пытались стимулировать собственные разработки.

ГАУ, впрочем, предложило испытать 37-мм пушки Максима в сравнении с пушками Гочкиса («Хотчкиса») и Норденфельда того же калибра. Артком записал: «Коми тет не находит возможным дать Максиму заказ, но если бы Максим доставил за свой счет приготовленные им орудия калибром не менее трехфунтового, а еще лучше 6-фунтового с достаточным числом снарядов, то такое орудие могло бы быть испытано». То есть речь шла о скорострельных пушках, которые, по мнению артиллеристов, представляли тогда больший интерес, чем авто¬матические орудия.
Военный министр генерал П.С. Ванновский все же приказал заказать Максиму несколько экземпляров пулемета под русский 4,2-линейный патрон (10,58мм) и провести новые широкие испытания в сравнении с картечницей Норденфельда. Таким образом, кандидатами на приня¬тие на вооружение оказались два варианта продукции фирмы «Максим-Норденфельд» — рукояточная или «автоматическая» картечница.

8 марта 1888 года в манеже Аничкового дворца из 4,2-линейного пулемета Максима производства 1886 года стрелял император Александр III — этот пулемет на треножном станке перешел на хранение в Артиллерийский музей. А с 7 по 23 мая 1888 года прошли уже куда более серьезные опытные «стрельбы из пулеметов Максима и Норденфельда» на Главном артиллерийском полигоне в присутствии генерал-майоров Эрна и Кирпичева, полковника Литвинова, капитанов Зенькова и Лангенфельда, штабс-капитана Керна. Испытания прошли не слишком удачно — энергии отдачи не хватало для надежной работы системы. Один 4,2-линейный «Максим», как уже указывалось, в 1893 году передали «для усиления» Памирскому отряду, где он прослужил до 1900 года.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Ответить Пред. темаСлед. тема
Для отправки ответа, комментария или отзыва вам необходимо авторизоваться

Вернуться в «Авторские темы»