Историческая библиотекаЗори над Русью

О книгах по истории и книгах, повлиявших на историю
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 13
Всего сообщений: 16893
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Зори над Русью

Сообщение Gosha »

АНАФЕМА НА ПОЛЕ КУЛИКОВОМ

Это еще раз доказывает что сражение на поле Куликовом преподносится, не то чем является на самом деле. Кто мог пойти на битву с князем приданым анафеме, если так то политическое влияние во-первых Орды, а во-вторых Русской церкви должно было остановить желающих постоять за землю русскую в 1380-1382 годы. Корыстная политика русской церкви прослеживается со всей откровенностью - моя хата с краю не чего не знаю.

Многое объясняет малоосвещаемый официальной историографией факт: на момент битвы князь пребывал отлученным от церкви митрополитов Киприаном. Что самое интересное, мы знаем об этом из письма Киприана к Сергию - тому самом Сергию Радонежскому, что многими десятилетиями после сражения внезапно объявится на страницах его описаний «благословляющим» анафемствованного князя. На случай, если кто станет твердить, что «Киприан не анафемствовал Дмитрия, а только отлучил» - вот мнение человека, в вопросе безусловно компетентного: На богословском языке отлучение от Церкви есть анафема. И, соответственно, верно обратное определение: анафема есть не что иное как отлучение от Церкви.
На самом деле, как мы знаем из третьего письма Киприана Сергию, Сергий его анафему поддержал, и, по всей видимости, распространил - а об этом можно судить по количеству списков, в котором дошло до нас содержащее отлучение письмо Киприана.
Летом 1380 года Киприан находился в Константинополе, куда поехал жаловаться на Дмитрия. Снять оттуда отлучение он не смог бы даже при желании - не было еще ни телеграфа, ни радио, ни сотовой связи. Покинув Москву летом 1378 года, он прибыл в Константинополь весною 1379 - вряд ли обратно он мог добраться быстрей.
Хуже того, кандидат в митрополиты, выдвигавшийся самим Дмитрием, Михаил-Митяй, русский, а не грек или болгарин, выходец из белого духовенства, стоявший, в отличие от Киприана, епископа суздальского Дионисия и Сергия Радонежского, за независимость русской церкви от Константинополя, приплыв в Константинополь летом 1379 года, почти тут же умер. О смерти, ожидавшей Митяя в Константинополе, перед его отъездом откровенно говорил тот же Сергий.

Итак, посмотрим теперь на начало Куликовской битвы с этой позиции. Великий князь отлучен от церкви, его ставленник умер - что многими могло восприниматься как доказательство не угодности Митяя - и его покровителя! - Христу. Сам Дмитрий Иоаннович не мог не чувствовать себя более чем неуютно. Но Мамай и его орда не собирались считаться с этим. Орда шла на Русь. Орду надо было остановить - но как, если во главе войска стоит отлученный, неугодный богу князь-анафема?! Сам князь Дмитрий, такой же средневековый христианин, как и большинство его подданных, не мог не думать об этом. И вот, накануне битвы, великий князь решается на поразительный шаг. Он перелагает княжеские регалии на плечи друга, не задетого анафемой Киприана приближенного. Делается это в прямом смысле перед богом - перед ликом Спаса на черном московском знамени, ратной иконой Москвы. Теперь Христу не за что гневаться на московское войско - во главе его не отлученный, не анафема, а благоверный православный христианин. Сам же Дмитрий уходит простым воином в передний полк, отдавая себя на суд божий - не как князь, а как простой человек. Становится в один ряд с нехристями и двоеверцами с северного Белоозера и языческой Литвы.

После боя, очнувшийся, он наверняка испытал большую радость, чем мы это представляем себе сейчас. Не просто лично он уцелел, не просто войско выиграло битву - бог явил волю, вседержитель рассудил, и признал его, Дмитрия, правым. Отлучение снято - снято волею высшею, чем воля митрополита и самого патриарха. Не только жизнь, не только победа - примирение с богом. Так - если он руководствовался предполагаемыми мною мотивами - должен был понимать происходящее князь Московский. Так это должны были воспринимать его православные подданные. Так, судя по всему, понял это и Киприан, в 1381 году вернувшийся в Москву и примирившийся с Дмитрием - ненадолго, правда, до своего бегства из оставленной на него Москвы перед наступающей ордой Тохтамыша. Но те, кто сражались рядом с ним, подданные литовских и белозерских князей, может быть, обратили внимание на иное - израненного, упавшего князя прикрыла ветвями упавшая, срубленная в жестокой сече береза - одно из священных деревьев языческой Руси.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 13
Всего сообщений: 16893
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Зори над Русью

Сообщение Gosha »

БЛАГОЕ СЛОВО ВЫСКАЗАНО НЕ БЫЛО

«Сергий Радонежский разве мог не подчиняться Церковной власти, а если это так то он не мог благословлять Дмитрия Ивановича и его воинство в 1380 году. Дмитрий тоже понимал, что ему незачем ехать в Радонеж. Исходя из этого все напутствия Сергия Радонежского являются поздними измышлениями Церкви, о её непосредственном участии в Богоугодном деле «Избиении Басурман», тут уж не отнять хвалебные оды, сочинять всевозможные панегирики Церковь умела лучше всех всегда».

Было ли благословение Сергием Радонежским великого князя Дмитрия в 1378 году?
Отталкиваясь от датировки освящения Успенской церкви на реке Дубенке 1 декабря 1379 году (заложенной великим князем Дмитрием якобы по обету) Кучкин выдвинул гипотезу (поддержанную Скрынниковым) о том, что Сергий Радонежский благословил Дмитрия не перед Куликовской (1380 год), а перед Вожской (1378 год) битвой – на два года раньше. Праздник Успения отмечается 15 августа хронологически близко к дате битвы на Воже, состоявшейся 11 августа 1378 года. Куликовская битва произошла 8 сентября – в день празднования Рождества Богородицы. Однако версию о том, что Сергий Радонежский мог благословить князя Дмитрия летом 1378 года, принять невозможно.
Нужно обратить внимание на отношения митрополита Киприана, великого князя Дмитрия Ивановича и Сергия Радонежского. О характере этих отношений летом-осенью 1378 года можно судить по дошедшим до нас трем посланиям митрополита Киприана своим сторонникам Сергию Радонежскому и Феодору (племяннику Сергия и игумену Симонова монастыря - Москва) этого же периода. Первое послание совсем короткое и датируется 3 июня 1378 года, когда митрополит Киприан еще не прибыл в Москву из литовских владений. В этом послании Киприан приветствует Сергия и Феодора как своих приверженцев и выражает надежду на скорую встречу с ними.
Еще задолго до смерти митрополита Алексия (февраль 1378 года) князь Дмитрий стремился поставить в митрополиты своего духовника (и архимандрита Спасского монастыря - Москва) Михаила-Митяя. Этой линии Дмитрий следовал с 1376 года. По приказу князя собор церковных иерархов избрал Михаила-Митяя митрополитом. Однако в Константинополе митрополитом был утвержден Киприан, которому Дмитрий не доверял и относился враждебно из-за его якобы пролитовской позиции. Князь Дмитрий был крайне недоволен таким решением церковных властей, и поэтому Киприан после прибытия в Москву подвергся унизительным третированием со стороны московских властей и был насильственно выдворен за пределы владений великого князя.
Второе послание Киприана датируется 23 июня 1378 года. Это послание могло быть написано либо еще в пределах московских владений – непосредственно перед пересечением границы, либо уже в Литовском княжестве – в Киеве.

Киприан как митрополит отлучает от церкви и проклинает князя Дмитрия и его сторонников, настаивает на своих канонических правах на митрополию (вполне обоснованного – со ссылками на постановления и правила вселенских соборов) и упрекает своих сторонников – Сергия и Феодора.

Важно отметить, в чем именно упрекает: в том, что они якобы промолчали в момент кризиса. Не в поддержке князя, а именно в отсутствии четкой негативной позиции по отношению к действиям Дмитрия.

Письмо Киприана Сергию и Феодору носит не частный характер, а является пастырским посланием главы русской церкви, которое каждый христианин был обязан принять и содействовать его распространению. Киприан объявляет проклятым и отлученным всякого, кто попытается уничтожить или утаить его грамоту.

Какую позицию по отношению к конфликту Киприана и Дмитрия занимали летом 1378 года Сергий и Феодор? Можно с уверенностью утверждать, что они продолжали поддерживать законного митрополита Киприана. Об этом свидетельствует его Третье послание, датируемое 18 октября 1378 года.

В нем присутствуют свидетельства того, что от Сергия и Феодора в период между 23 июня и 18 октября к Киприану пришло по крайней мере одно послание, в котором они открыто солидаризировались с ним: «Елико смирение и повиновение, и любовь имеете к святей Божией Церкви и к нашему смирению, все познал есмь от слов ваших. А како повинуитеся к нашему смирению, тако крепитеся» ; «а вы, сынове, не тужите; молите же Господа Бога, да сподобить нас видетися, и тогда утешимся веселием духовным и възрадуемся».

Теперь о датах. Битва на Воже произошла 11 августа 1378 года. То есть как раз в самый разгар конфликта Киприана и Дмитрия.

Сергий Радонежский поддерживал Киприана, соответственно на рубеже июля-августа 1378 года он никак не мог дать своего благословения проклятому и отлученному от церкви князю Дмитрию. Если, конечно, считать Сергия принципиальным и последовательным человеком, а не двуличным интриганом.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • Назывался ли Новгород Русью?
    Полиграф Шариков » 02 май 2020, 17:12 » в форуме История Руси
    401 Ответы
    4625 Просмотры
    Последнее сообщение Samuel
    Вчера, 21:43

Вернуться в «Историческая библиотека»