ПВЛИстория Руси

С 862 до 1721 год
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 ПВЛ

Сообщение Валентин »

«Выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов: варягов, чудь, словен, мерю, весь, кривичей… И пришли к горам Киевским, и узнал Олег, что княжат тут Аскольд и Дир. Спрятал он одних воинов в ладьях, а других оставил позади, и… послал к Аскольду и Диру, говоря им, что-де „мы купцы, идем в Греки от Олега и княжича Игоря. Придите к нам, к родичам своим“. Когда же Аскольд и Дир пришли, выскочили все остальные из ладей, и сказал Олег Аскольду и Диру: „Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода“, и показал Игоря: „А это сын Рюрика“. И убили Аскольда и Дира…» Вот, свершилось! Наконец чудь на втором месте после варягов. Но всё равно впереди словен. Итак, вслед за двумя боярами прибывает в Киев Вещий Олег. И как будто впервые узнаёт, что бояр отправил Рюрик. Впрочем, Олег, который выступил в поход «взяв много воинов» и шел убивать. «И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег: „Да будет это мать городам русским“…» Никто не задумывался, почему Киев стал «матерью»? Вроде бы и слово «город» и название «Киев» мужского рода. Скорее всего, мы имеем просто кальку с греческого «метрополис» - «город-мать», то есть, «столица». Но мода на всё греческое пришла вместе с Владимиром Мономахом в XII веке. Автор просто приписал слова Олегу для пущей солидности.
«Тот Олег начал ставить города и установил дани словенам, и кривичам, и мери, и установил варягам давать дань от Новгорода по 300 гривен ежегодно… И властвовал Олег над полянами, и древлянами, и северянами, и радимичами…». Вот тут три важных детали. Прежде всего, почему Олег «тот»? Был единственный Олег, и вдруг «тот». Далее, строить города начал и взимать дань, в том числе и с Новгорода. «В год 885. Послал [Олег] к радимичам, спрашивая: „Кому даете дань?“. Они же ответили: „Хазарам“. И сказал им Олег: „Не давайте хазарам, но платите мне“. И дали Олегу по щелягу, как и хазарам давали». Даль докопаться до источника «щеляги» не смог, а М. Фасмер докопался и выводит «щелягу» от древнегерманского «шиллинга». Равен шиллинг был 1/20 фунта стерлингов, или 12 пенсам или 47,3 русских копеек. Откуда у захолустных родимичей немецкие шиллинги, которыми они дань хазарам платят? Кстати, первые свои монеты Русь Киевская начала чеканить только через сто с лишним лет. Первые шиллинги появились с крестоносцами в XIV веке – в Польше и назывались как раз «шелягами». А в Англии первый шиллинг появился в 1504 году. В общем, затесались щеляги вместе с их владельцем Родимом в ПВЛ где-то в XV-XVI веке, когда они вошли в моду в Польше. Не забыли, что Киев тогда как раз в состав Польши и входил?
Реклама
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 ПВЛ

Сообщение Gosha »

ДЕНЬГИ РУСИ ЕЁ НЕЗАВИСИМОСТЬ
«Актуальное тогда, актуально сейчас, Русь платила заработанным - златом серебром - своих копий у неё не было до Строгановского открытия Уральского серебра».

Начнем с Фасмера в его Этимологическом словаре имеются сноска «Щеляг» и статья «Щляг». Действительно есть ссылка на «шиллинг», который известен в Европе с 550 года, а челядь норманны продавали за стерлинги (серебряная монета VIII-IX веков), обычная стоимость раба 20-40 стерлингов. Имеется несколько версий происхождения названия фунт стерлингов. Некоторые источники считают, что название появилось в XII веке и первоначально означало буквально «фунт чистого серебра». Это связано со «стерлингом» - древней английской серебряной монетой. 240 монет имели массу 1 тауэрский фунт (5400 гранов, около 350 граммов) или 1 тройский фунт (приближенно 373,24 грамм). Крупные покупки выражали в «фунтах стерлингов». С другой стороны, это был способ проверки полновесности монет - если масса 240 монет не равна 1 фунту, монеты могли быть фальшивыми или слишком изношенными. Стерлинг колебался по весу от 1,48 до 1,56 грамм серебра.
Теперь о шиллинге. Первоначально шиллинг - это название золотой монеты эпохи раннего средневековья. Германцы со времен переселения народов до середины VIII века называли так византийский золотой солид (или ауреус), что подтверждается письменными источниками. Кроме того, они чеканили собственные золотые солиды по византийскому образцу, придерживаясь монетной стопы Константина Великого. Вандалы чеканили в Африке золотые солиды с именами Валентиана III (425-455) и Анастасия (491-518). Король остготов Теодорих (471-526) также выпускал подражания солиду с именем Анастасия, своей собственной монограммой и опознавательными знаками городов, где чеканилась монета (Милан, Равенна, Рим). Король франков Теодеберт (534-548) впервые выпустил золотые монеты со своим именем.
В эпоху Каролингов золотые монеты не чеканились, их заменили серебряные денарии. Первоначально за шиллинг (солид) принималось 40 денариев, а с 743 года - 12. Шиллинг на несколько столетий превратился исключительно в счетно-денежную единицу и оставался таковой до XIV века. За эти годы он стал известен во многих европейских странах - Италии, Франции, Англии. Впервые крупная монета в 12 денариев была отчеканена в виде турских грошей (турноз) в 1266 году, а позднее - пражских грошей, но название «шиллинг» за ними не закрепилось. Новые монеты стали называть грош.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 ПВЛ

Сообщение Валентин »

«В год 898. Шли угры мимо Киева горою, которая прозывается теперь Угорской, пришли к Днепру и стали вежами: ходили они так же, как теперь половцы. И, придя с востока, устремились через великие горы, которые прозвались Угорскими горами, и стали воевать с жившими там волохами и славянами». Итак, пока Олег махал где-то на периферии не то мечом, не то мастерком, вокруг Киева хозяйничали венгры. Но почему-то надолго в столице не задержались, а мотанули дальше в Паннонию. Почему такая спешка? Либо испугались возвращения хозяина, либо не нашли для себя ничего полезного. То есть, либо Олег был столь могущественен, что от одной мысли о нем бросало в дрожь, либо был настолько ничтожен со своей «матерью городов», что даже бродяги-венгры на него не позарились. Археология со всей очевидностью подтверждает второй вариант.
Кстати, ни за что не поверю, что Угорскую гору так назвали только потому, что там прошли какие-то кочевники, точно так же как ворота назвали «Жидовскими» из-за того, что через них однажды прошел заблудившийся еврей. Согласно Константину Багрянородному, переселение угров шло в несколько этапов. Под давлением наседающих печенегов, венгры отступили сначала в некую Леведию, а потом в некую Ателькузу. Сами венгры сохранили предания о захвате Киева ханом Алмушем. «Повесть» мельком упоминает под 882 годом двор некоего Ольмы как раз на Угорской горе. Если Ольма и есть тот самый Алмуш, то это был ханский двор с шатрами, гаремом, обслугой. Вот тогда место и получило название «Угорской горы». А сам хазарский город Хореван превратился в венгерский Самбат. Киевщину венгры оставили, когда удирали дальше на запад после поражения от печенегов и союзных с ними болгар.
«В год 903. Когда Игорь вырос, то сопровождал Олега и слушал его, и привели ему жену из Пскова, именем Ольгу». Маленький Игорек получил провинциалку-жену, тезку своего опекуна. Странновато выглядит такое совершенно невероятное совпадение имён залетного варяжского гостя и псковской аборигенки. Если принять, что «рюрик» и «ольг» не имена, а титулы, указывающие на социальный статус, то тогда всё становится ясно.
«В год 907. Пошел Олег на греков… на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000… И приказал Олег [грекам] дать воинам своим… по 12 гривен на уключину, а затем дать дань для русских городов: прежде всего для Киева, затем для Чернигова, для Переяславля, для Полоцка, для Ростова, для Любеча и для других городов: ибо по этим городам сидят великие князья, подвластные Олегу… И сказал Олег [все тем же грекам]: „Сшейте для руси паруса из паволок, а славянам копринные“, — и было так… И подняла русь паруса из паволок, а славяне копринные, и разодрал их ветер; и сказали славяне: „Возьмем свои толстины, не даны славянам паруса из паволок“. И вернулся Олег в Киев, неся золото, и паволоки, и плоды, и вино, и всякое узорочье». Странно, но греки обошли это грандиозное событие полным молчанием. Аскольда и Дира запомнили, а силу в десять раз большую, практически ограбившую город полностью, как-то не заметили. И кораблей под парусами, мчащихся по суше – тоже. Но обратимся к подробностям. В отрывке перечислены пять городов, где правят подвластные Олегу великие князья. Правда, имен этих «великих» не приводится и откуда они взялись, тоже неизвестно, поскольку и были то Рюрик да Олег с малолетним Игорем. Но дело в том, что автор снова вводит реалии своего времени в прошлое. Археологи обнаружили из перечисленных городов только два: несколько поселений-хуторов на месте будущего Киева и городок на месте Полоцка. Переяславль строится в 933 году, Ростов – в конце Х века. А единственный Полоцк, существовавший тогда, Олегу не подчинялся – в списке покоренных городов он в Повести не значится.
Данный отрывок наиболее ярко противопоставляет русь и славян, причем подтверждаются арабские сведения о подчиненности славян руси. Отметим также, что Олег вернулся из-под Царьграда нагруженный богатой добычей. По ходу дела отметим, что «Повесть» хоронит Олега в Киеве, в то время как Новгородские летописи хоронят его в Ладоге. И есть ещё третья могила в городе Бердаа на территории Азербайджана. Множественность могил – верный признак мифологичности Олега. Да и прожил он на свете ровно 33 года – как Иисус Христос.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 ПВЛ

Сообщение Gosha »

ШЕЛЕГ - ШЕКЕЛЬ
«На что владелец поля Эфрон отвечал: «Земля стоит 400 шекелей серебра...» (Бытие 23:13, 15-17).

В монету шекель превратился в V в. до н. э обычно вес треть драхмы 1,42 грамма серебра. На протяжении полутора столетий его использовали финикийцы. В их оформлении шекеля сказывалась зависимость от более сильных соседей — Персии, а затем Египта. На первых финикийских шекелях был изображен персидский царь на боевой колеснице, на более поздних — египетский фараон. Как денежная единица Израиля серебряный шекель появился в 60-х годы н. э. во время первого восстания иудеев против Римской империи. При этом на монетах изображались буквы еврейского алфавита алеф, бет, гиммель или далет, которые обозначали не номинал, а соответственно первый, второй, третий и четвертый годы этого восстания. В Хазарии был принят иудаизм и большое торгово-экономическое влияние имели «жиды» евреи менялы. Можно предположить шеляг – щеляг – щляг нечто иное, как измененная фонема шекеля.
Деньги на Руси известны с античных времен. Об этом свидетельствуют находки многочисленных кладов монет от Карпат до Урала и от Причерноморья до северных морей. Различают несколько периодов становления денежного обращения на Руси. I-V века – в обращении серебряные монеты Римской Империи – денарии. С конца IV века – проникновение монет Византийской Империи. VI-VII века – в обращении серебряные монеты Византии – милиарисии. VIII век – Начало проникновения высококачественных серебряных монет Арабских Халифатов – куфических дирхемов. IХ-Х века – полномасштабное денежное обращение с преобладанием арабских дирхемов над византийскими милиарисиями. Начало проникновения западноевропейских (баварских, саксонских) серебряных монет – динариев. После крещения Руси, в небольшом количестве чеканятся первые монеты – златники и серебреники Владимира. Их ограниченная чеканка не экономический, а политический фактор – «юбилейные монеты» (наградные) в честь принятия христианства. XI-XIII века – так называемый безмонетный период. Поступление арабских дирхемов прекращается. В обращении остаются монеты предыдущих периодов. С XI века появляются гривны – слитки серебра определенной формы.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 ПВЛ

Сообщение Валентин »

«В год 915. Пришли впервые печенеги на Русскую землю и, заключив мир с Игорем, пошли к Дунаю». Согласно археологическим данным, печенеги появились в районе Киева намного раньше, но вот, как можно судить по «Повести», они пришли, чтобы заключить мир. Для чего? Скорее всего, чтобы воевать против венгров и хазар. Вообще период княжения Игоря описан весьма скупо. За 25 лет есть одна ремарка: «В год 920. У греков поставлен царь Роман. Игорь же воевал против печенегов». Игорь был плохим князем, отъявленным самодуром, и буквально на каждом шагу наживал себе врагов. Начал он с того, что разругался со своими союзниками-печенегами. Затем вероломным захватом Самкерца он окончательно испортил отношения с Хазарским каганатом. В походе на Византию терпит страшное поражение и с остатками банды возвращается в Киев. Наконец за свою ненасытную жадность погибает от рук возмущенных древлян.
«В год 941. Пошел Игорь на греков… И подплыли, и стали воевать… А кого захватили — одних распинали, в других же, перед собой их ставя, стреляли, хватали, связывали назад руки и вбивали железные гвозди в головы… Когда же пришли с востока воины — Панфир-деместик с сорока тысячами, Фока-патриций с македонянами, Федор-стратилат с фракийцами, с ними же и сановные бояре, то окружили русь… и в жестоком сражении едва одолели греки. Русские же к вечеру возвратились к дружине своей и ночью, сев в ладьи, отплыли. Феофан же встретил их в ладьях с огнем и стал трубами пускать огонь на ладьи русских. И было видно страшное чудо. Русские же, увидев пламя, бросились в воду морскую, стремясь спастись, и так оставшиеся возвратились домой». Уважаемые господа славянофилы, вы так и будете утверждать, что все описанные жестокости совершались благородными славянами? Но это эмоции, а по существу мы имеем ещё одно доказательство, что ПВЛ списана с византийских хроник. Характерно, что после поражения банда Игоря «вернулась домой». Лев Диакон это «домой» расшифровывает: «к Босфору Киммерийскому», то есть, к Керченскому проливу. Далековато от Киева. Опять черноморская русь появляется.
Этот поход Игоря действительно имел место, поскольку описан как византийскими хрониками, так и Кембриджским документом – письмом современника событий, некоего хазарского еврея. Из этого документа становится ясно, что хазарский каган за нападение на Самкерц наказал русского князя и заставил его напасть на Царьград. Только вот князя зовут не Игорь, а Олег. По крайней мере, так расшифровывают лингвисты слово «хлг», так как в еврейской письменности нет гласных. Затем этот же документ хоронит Хлг на Кавказе в Бердаа. Если предположить, что «Олег» не имя, а звание, то все становится на своим места.
«В год 945. В тот год сказала дружина Игорю: «Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью, и себе добудешь, и нам». Впервые появляется в «Повести» некий Свенельд. Казалось бы, с таким именем и череп измерять не нужно – скандинавское происхождение так светится. Но нет, нет такого имени в Скандинавии. И длительностью жизни он выдается – служил и Олегу, и Игорю и Святославу и Ярополку. Но здесь другое: Игорь не заботится о своей дружине, в то время как Свенельд, имея свою дружину, хорошо её содержит. То есть, он просто плюет на своего князя.
И под нажимом дружины Игорь отправляется в полюдье, где и погибает. Как говорится, жадность фраера сгубила. Закончим разбор «Повести временных лет» своими собственными измышлениями.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 ПВЛ

Сообщение Gosha »

ДРАГОЦЕННАЯ РУХЛЯДЬ

«Аже лодью украдеть, то 7 кунъ продаже, а лодию лицемь воротити, а за морьскую лодью 3 гривны, а за набоиною 2 гривне, а за челнъ 8 кунъ, а за стругъ гривна». Правда Русская редакция 1282 года (из статьи имеем морскую ладью, набойную, струг, ладью речную и наконец челн - как самое мелкое и обыденное судно).

В тоже время летописи изобилуют такими определениями как: гривна, куна, ногата, резана, бела (беля), векша, веверица, мордка (мортка). Что за деньги такие? Ведь кроме упомянутых выше иностранных монет, других на Руси не было. Версий происхождения этих названий денег – множество. В их основу положены названия животных с ценным мехом (куница - белка) и якобы существовавшие в древние времена, так называемые "меховые деньги". И названия этих животных якобы перенесены впоследствии на настоящие деньги. Куна – от куницы. Веверица - горностай. Бела, векша, – от белки. Ногата – от шкурки куницы или белки с ногами. Мордка – от шкурки куницы с мордочкой. Логики, да и здравого смысла, в таких трактовках – мало. Хотя меха на Руси, ценились во все времена и меновую эквивалентную их стоимость отрицать нельзя. Бартер существовал всегда. Вспомним хотя бы недавнее прошлое, когда водку меняли на кастрюли. Но это же не означает, что были «водочные деньги».
Куна: Денежная единица Древней Руси, находившаяся в обращении до конца 14 века. Термин произошёл от названия меха куницы, имевшего хождение как меновая ценность в 10 - 11 веков (БСЭ). Старинный денежный знак, когда бельи, куньи, собольи меха заменяли деньги (Толковый словарь Даля). Собирательное название денег до монгольской Руси, в числе которых были и меха ценных пород зверей - единица древнерусской кунной денежной системы. Образовано от слова «куница» или от лат. cuneus «кованый, сделанный из металла» (Экономический словарь). Металлическая (серебряная) денежная единица Древней Руси. Название происходит от шкурки куницы, которая до начала монетного обращения у восточных славян играла важную роль в их торговле с Арабским Востоком. (Нумизматический словарь). Как видим, все словарные источники возводят происхождение названия монеты куна к меху куницы. Чтобы не блуждать в бессмысленных поисках. В словаре Баранова Х.К. находим слово قُونَةٌ (куна) – «икона, образ». Дальнейшие комментарии излишни. Куна – древнерусское название иностранных серебряных монет, имеющих хождение на Руси в древности, с изображениями образов божеств того региона и того времени, когда они чеканились (например, византийских милиарисиев и западноевропейских денариев). Куна образовано название от арабского قُونَةٌ (куна) – «икона, образ».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 ПВЛ

Сообщение Валентин »

Думаем и делаем выводы

На первый взгляд, автор ПВЛ ставит перед собой эпохальную задачу – вывести род славянский напрямую от Иафета, но с другой стороны, он совсем не озабочен поисками славянских корней в нашем сегодняшнем понимании, для него термины «славяне», «русь», «христиане» практически синонимы и он в них всё время путается. При всей кажущейся широте размаха, автора интересует только путь славян-христиан и история христианской Руси. В этом плане естественны ссылки на Моравское княжество (Норик и Земля Венгерская) и на Болгарию, где славянское христианство началось, где появилось славянская письменность, призванная донести Слово Божие до потомков Иафета. Поэтому история, достойная упоминания, началась, по мнению автора, только с момента крещения славян, и за рамки распространения христианства на их землях не выходила. Дохристианская история, изложенная в ПВЛ – откровенный миф, не имеющий ничего общего с действительностью. Исследователи давно выявили первичное ядро «Повести» - это повествование о княжении Игоря Старого. Никакого Рюрика, Олега, Яна Вышатича, Кия с братьями и сестрами, которые были впоследствии введены новгородскими переписчиками, не было у автора.

Фактически, его не интересовало то, что находилось вне византийских хроник в переводе на староболгарский. Но упоминание волохов и нориков указывает, что автор имел доступ и к некоторым иным источникам. «Повесть» - творение коллективное, в котором соавторы не были знакомы и жили в разное время. В этот творческий коллектив входили византийские и болгарские писатели, Нестор, Сильвестр и тьма переписчиков, на протяжении четырехсот лет переписывавших текст, дополнявших его по своему разумению, и ошибавшихся при переписках. Так появлялись вставки и комментарии, которые никак не выделялись. Вот один из примеров: в самом начале «Повести» варяги появляются и действую как само-собой разумеющаяся сила, без всяких пояснений. Но к XI веку варягов уже забыли, и переписчик XIV века считает своим долгом пояснить, что «те варяги» прозывались русью, как иные шведами и т.д. А доморощенные Шерлоки Холмсы, ухватившись за эту позднюю вставку, начинают вычислять, кто же это такие – «варяги-русь»?

Далее, автор перечисляет земли, доставшиеся Иафету и появившиеся от этого плодовитого предка народы. Но переписчику XIV-XV веков эти названия уже ни о чем не говорят. В Речи Посполитой нет этих народов, зато поляки вообще в ПВЛ никак не отражены. А ведь это господствующая нация. И переписчик вставляет политически грамотный перечень, где на первом месте уже не чудь, а ляхи. И для него уже нет никаких древних римлян, а римляне – это «ромеи», то есть греки-византийцы. А волохи – влахи, - румыны. Кстати, среди наследников латинского языка румынский стоит особняком. Он сохранил гораздо больше элементов народной латыни, чем даже итальянский. Это удивительно, если учесть, что на этой территории околачивались сотни лет самые разнообразные германцы – бастарны, скиры, лугии, вандалы, готы, гепиды, герулы, - пока их всех не выперли лангобарды, тоже германцы. И эта петрушка длилась более 600 лет по VI век включительно! Как и в российском историческом истеблишменте ведут споры норманисты и антинорманисты, так и в румынской истории ведутся нескончаемые споры между автохтонистами и иммиграционистами. Автохтонисты стоят за местное происхождение румынского народа и возводят его происхождение к гето-дакам. Соответственно, шестивековое господство германцев они просто игнорируют. Иммиграционисты считают, что территория была колонизирована после III века германцами, славянами и венграми, которые и явились источником румынской нации. Остатки автохтонного населения либо разбежались, либо остались небольшими островками в труднодоступных горах, где и сохранили свою народную латынь. Вот эти остатки агрессивно настроенных предков румын отлично подойдут на роль волохов, но вот археология этого не подтверждает.
Здесь румынские археологи не одиноки. Они также «не замечают» следов пребывания германцев на их территории, как советские археологи старались изо всех сил не замечать скандинавского элемента в Старой Ладоге. Ведь если влахи пришли на территорию Румынии до Х века, то они пришли раньше венгров и территориальные претензии Венгрии не имеют под собой основы. Но если влахи пришли позже Х века, значит, территория была уже венгерской. Поэтому ни та, ни другая сторона не хочет углубляться в исследования этого вопроса. И уж ни тем, ни другим невыгодно, чтобы автохтонное население оказалось славянским
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 ПВЛ

Сообщение Валентин »

Вообще, я недаром заострял внимание на чуди. Что-то не вяжется это название с эстонцами. Эстии упомянуты у Тацита и он считает их северо-германским племенем, сохранившим многие кельтские черты. На карте Тацита земли эстиев показаны в районе современного Калининграда. К германцам относит эстиев и Плиний Старший, ограничившись упоминанием, что оттуда начинается янтарный путь. Впоследствии, через много веков, эсты превратились в финно-угорское население, каковым и остаются до сих пор. Германцы проникли в Скандинавию ещё до нашей эры, а затем в III-II веках германские виндильские племена снова возвращаются на южный берег Балтики, на что указывает мощная гепидо-готская волна миграции из этого региона. Археологически это ясно доказано. Южное направление этой миграции, известное как вельбарская культура, которая превращается в III-IV веках нашей эры в черняховскую культуру, которую во всем мире, кроме России и Украины, считают готской, а в упомянутых странах упорно числят славянской. Теоретически можно предполагать не только южный вектор миграции готов, но и «восточный». Но если в отношении южного вектора российская историческая наука и дала слабину, то в отношении восточного стоит насмерть – не было там никаких готов и не могло быть по определению. Германцев в Прибалтике не было, потому что их там не могло быть никогда. Это неудивительно, ибо советская историография возникла на базе германофобии, выкормлена германофобией и до сих пор германофобией пропитана насквозь.
Поэтому под железной рукой партии и правительства эстии превратились в праприбалтов, а чтобы не обижались, им подсунули летописную чудь и сделали финно-угорским населением. На каком основании? А на основании идеологических указаний, и не более того. Никаких данных просто не существует. Поэтому займемся сами поисками этих данных. «Повесть» перечисляет нам четыре основных народа в населении Новгорода: чудь, словене, кривичи и весь. Со словенами и кривичами ясно, а к финно-уграм отходят весь и чудь. Ну, весь можно отнести к эстонцам, а вот по отношению к чуди есть сомнения.
Что означает слово «чудь»? А ничего – ни в русском, то есть, в славянском, ни в эстонском. А так не бывает, не называет себя народ бессмысленным звукосочетанием. Зато в древнегерманском есть подходящее слово «тевт» - «народ». От этого «тевт» произошли современное немецкое «дейтч» и голландское «дутск». А в готском это звучит как «тьюда». Лингвисты давно вывели «чудь» из «тьюда», но советские историки предпочитали этих выводов не замечать – в СССР никто из народов не имел права иметь германские корни. Но каким образом это германское слово попало в русский язык, причем настолько давно, что его знает автор ПВЛ? Либо славяне переняли это название у самой чуди, либо через посредников, но тогда этот народ должен был жить между славянами и чудью, то есть, в той же Прибалтике. В общем – без готов – никуда. В финском языке есть слова, явно заимствованные из старогерманского - например «кунингас» («король»), «ренгас» («кольцо»). Значит контакты между германскими и финскими племенами существовали ещё древности.
Со временем чудь из летописей исчезает и заменяется ижорой. Но немцы ещё долго земли ижоры называли Ингерманландией. Не отсюда ли идет «инговская» Эстония? Кроме того, в литовской грамматике склонения много ближе к готским, чем к славянским, а это говорит об очень древних контактах. Далее, название «готы» лингвисты выводят от древнегерманского «готан», что означает «лить», в смысле «литейщики». Но и название «литва» созвучно литовскому же «лиети» - «лить». То есть, литовцы здесь оказываются балтизированными готами. Отсюда и первое место чуди в наиболее ранних вариантах. А вот чудь на варяжском море вместе с ляхами и пруссами – так это тевтоны, то есть, пришлые немцы.
Картина вырисовывается такая: германские племена продвигаются на юг и восток, селясь между местными племенами. Кроме того, вытесняемые из Западной Прибалтики прибалтийские славяне также переселяются на восток. В результате смешения всех этих племен и возникают эсты, латы и литувы с преобладанием более развитых готов, что и отразилось как в сходстве языков, так и обычаев. Обратимся к объективным свидетельствам, то есть к последним достижениям археологии. Сегодня можно уверенно говорить о готском характере Черняховской культуры, ареал которой почти точно совпадает с границами Древней Руси. Её ещё называют «Державой Германариха», следуя описаниям Иордана. Именно готы этой культуры и могли дать своё название Руси. Согласно исследованию А. Куника, историка и филолога, слово «русь» происходит от старонемецкого «рот», имеющего значение как «красный», так и «славный», «»победоносный». Эти выводы напрочь замалчивались в России, поскольку Куник был немцем и норманистом. Да и вообще считалось, что в Восточной Европе никаким немцам делать нечего.
Дело в том, что слово «рот» в древнегерманском произносилось как хроот, что на слух воспринималось в одном случае как «рют», а в другом как «чют». Здесь следует обратиться к «Беофульфу» - памятнику древнего англо-саксонского эпоса, в котором действуют геаты, то есть скандинавские предки готов. В именах героев явно прослеживается корень «хрёт» или «хрет». Вообще все племена любили давать самим себе высокопарные названия. «Франки», например переводятся «Вольные» или «Свободные», «готы» - как «добрые, славные». «Остроготы» в этом случае – «Сияющие славой». Основным населением Рейдготаланда Германариха были остроготы, и это была Русь Изначальная. Она вела неравную борьбу с напиравшими гуннами и проиграла. Во II-III веках н.э. готы захватили Боспорское царство и стали мореплавателями. В историю они вошли как «дромиты», но сохранили свое самоназвание «хрот», что по гречески записывалось как «рось». Так в истории «Сияющие славой» превратились в «дромитскую русь» - в «черноморских варягов».
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 ПВЛ

Сообщение Gosha »

Ногата: Древняя монета (Толковый словарь Даля). Мелкая денежная единица на Руси IX-XIII вв. (Толковый словарь Ефремовой). Одно из древнерусских названий арабской монеты – серебряного дирхема 10-12 веков (Экономическая энциклопедия). Одна из единиц денежной системы Древней Руси. Возникла в 10 в. в связи с необходимостью отличать более доброкачественные арабские дирхемы от обращавшихся рядом с ними худших. Образовано от арабского накд – «полноценная, отборная монета», (БСЭ). Денежная единица, вместе с куной и резаной составлявшая кунно-денежную систему Древней Руси. Ногата – это реальная серебряная монета высокой пробы - куфический дирхем. Образовано название от арабского накада «сортировать деньги, отбирать хорошие экземпляры», ар. нагд «полноценная отборная монета в отличие от монеты меньшей стоимости». (Нумизматический словарь, Львов, 1980). За исключением небольших неточностей это правильная трактовка происхождения названия монеты - ногата. Небольшое дополнение. Арабское نَقْدٌ (нагд) ещё используется в таком значении – «наличные (деньги), звонкая монета». Восходит к ар. – نَقَدَ (нагада) «отбирать, давать наличные (деньги), платить наличными (деньгами)». Ср. также производные от этого корня ар. نَقَاوَةٌ (нага:ва) – «всё лучшее, отборное», ар. نَقِىٌّ (нагийй) – «чистый, без примеси». Такие определения, как нельзя лучше подходят к арабскому дирхему, изготовленному из отборного серебра высокой пробы. С давних пор на Руси бытует выражение «платить звонкой монетой». Его использовали для подчеркивания качества оплаты – наличными деньгами. Ногата – древнерусское название арабской серебряной монеты, куфического дирхема, основной денежной единицы на Руси в VIII-XI веках. Чеканились дирхемы-ногаты в Арабском Халифате из отборного высокопробного серебра. Образовано название от ар. نَقَدَ (нагада) «отбирать, давать наличные (деньги), платить наличными (деньгами)», ар. نَقْدٌ (нагд) – «наличные (деньги), звонкая монета».

Отправлено спустя 2 минуты 49 секунд:
Резана: Одна из единиц кунной денежной системы древней Руси. Образовано от глагола "резать". Первоначально так назывались обрубки и обрезки, широко обращавшихся в древней Руси арабских серебряных дирхемов. В XII веке была приравнена к куне и заимствовала её название (БСЭ). Единица древней ценности. Собственно, это была куна, переименованная в резану сперва в «Русской Правде», а потом в тверских актах. Название резана происходит, может быть, от слова «рез – начет» (Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона). Одна из денежных единиц Киевской Руси. Когда название «куна» получил дирхем, который представлял собой эквивалент шкурки куницы, то эквивалент части (обрезка) куны назвали «резаной». В древнерусских кладах часто находят фрагменты дирхемов (1/2, 1/4 и другие). Фрагментирование дирхемов свидетельствует, что целая монета была слишком крупной для мелких торговых сделок. Куна и Резана существовали параллельно, но постепенно счет на куны стал более употребительным (Нумизматический словарь, Львов, 1980). Старинная русская денежная единица, сначала предположительно равная 1/2 разрезанного дирхема, позже денежная единица в 1/2 куны или 1/50 счетно-денежной гривны. Образовано от глагола «резать». К XV веку вышла из употребления (Словарь нумизмата, 1993).
Версий, как видите, много, смешали в кучу и дирхем-ногату и куну, и резану, и шкурку несчастного зверька. В то же время, происхождение названия от русского «резать» кажется логичным, однако возникает вопрос, почему не резали, для этих же целей динарии, милиарисии, а только дирхемы? Выше мы установили, что древнерусское название дирхема – ногата. В арабском ему созвучно قَطَعَ (гатаъа) – «отрéзать, отломáть» либо قَدَّ (гадда) – «резать», сравните также арабское نُحَاتَﺔ (нуха:та) – «обрезки, осколки». Поэтому дирхем-ногату и резали, но больше ломали, благо монета была тонкой. А тонкой её делали потому, что ее имя созвучно (в обратном прочтении) арабскому دَقَّ (дагга) – «быть тонким». Как видим в имени монеты – ногата, записано и какой ей быть (тонкой) и, как с ней потом поступать (отрéзать, отломáть). Так из дирхема-ногаты получали резану. Но название монеты резана образовано не от слова резать – резали и ломали ведь не резану, а ногату. Название резана образовано от арабского رَزَنَ (разана) – «прикидывать вес на руке». Когда при мелкой покупке целой ногаты было много, от неё отрезали или попросту отламывали кусочек, приблизительно оценивали его вес-стоимость (прикидывали на руке) и производили расчет за товар, по обоюдному согласию, торгующихся сторон. Хотя это была уже не монета, а её кусочек, но он имел ценность, так как был из серебра высокой пробы. Резана – часть монеты арабского куфического серебряного дирхема, называемого на Руси – ногата, полученная путем отрезания или отламывания от монеты кусочка определенного размера, с последующей приблизительной оценкой его веса-стоимости. Образовано слово от арабского رَزَنَ (разана) – «прикидывать вес на руке».
Последний раз редактировалось Gosha 13 янв 2015, 16:39, всего редактировалось 2 раза.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 ПВЛ

Сообщение Валентин »

Лично мне готы как перворусы импонируют больше, чем рокслоаны Вернадского и Иловайского. Во-первых, роксоланы на территории будущей Киевской Руси – чисто умозрительное построение Вернадского. Зато готы засвидетельствованы Иорданом и археологией. Далее, считается, что готы сильно смешались с аланами, что и объясняет проникновение в их язык иранизмов и смешанный характер имен послов. Затем, Древняя Русь по единодушным свидетельствам византийцев, является народом умелых мореходов, нападает на кораблях, реже в пешем строю, но воевать верхом не умеют. Можно допустить, что степняки-роксоланы стали мореходами, но что при этом разучились ездить верхом – это нонсенс. Таким образом, дромитская русь, они же черноморская русь, они же черноморские варяги – это банды морских пиратов-готов, базой которой была Тамаратха или Тмутаракань русских летописей. Но гуннская метла смела как государства Северного Кавказа, так и державу Германариха. Однако черноморские варяги приспособились к новым условиям и стали экспортировать в Византию, Хазарию и Персию рабов – единственный возобновляемый на месте продукт.
С этой точки зрения уже не выглядит пустой блажью поход Андрея Первозванного, а превращается в осознанную миссию крестителя к родственникам черноморской руси, а может и далее – к чуди. И если готское «хрот» - «рос» переводится как «славный», то не является ли самоназвание «славяне» просто славянской калькой с готского? То есть, изначально славяне – это готы Причерноморья, самоназвание которых, потом переняли восточные славяне, одновременно переведя его на свой язык. М. Щукин, сторонник готского происхождения руси, указывает, что восточные славяне составляли архаичное гомогенное общество, в то время как Германарих управлял разнородным в этническом отношении протогосударственным образованием, в котором господствующую роль играли готы. Славянское население платило готам дань и постепенно вовлекалось в военные, экономические и политические процессы. Перенимание названия господствующего народа – вполне обычное дело и гомогенное архаичное общество, не имевшее своего названия, перевело на свой язык и приняло название господствующего слоя – стало «славянами».
После поражения от гуннов, основные силы готов уходят на запад, крымские готы начинают своё превращение в дромитскую русь, часть готов уходит на север и северо-восток, а часть вместе с гуннами уходит на запад. Оставшиеся подвергаются набегам кочевников до образования Хазарского каганата в VIII веке. И тогда дромитская русь вновь появляется на Днепре и начинается создание Древнерусского государства.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 ПВЛ

Сообщение Gosha »

Бела: древнерусская денежная единица, тождественно белка (словарь Фасмера). «Виру платили по белей веверице или по белей векше» - (Толковый словарь Даля). Необходимо разберемся, что за белка такая. Если куны и ногаты могут быть четко идентифицированы и сопоставлены конкретным монетам, а резана, как выяснилось – производная от ногаты, то, что такое бела? Какая из монет того времени, соответствует беле? Выше мы установили, что основу денежного обращения Руси на рубеже Х века составляли (по убыванию количества): арабский дирхем-ногата (со своей производной резаной), византийский милиарисий-куна, западноевропейский динарий-куна. Других серебряных монет, сколь-нибудь серьезно влияющих на денежное обращение, на Руси не было. В то же время в летописях упоминания о беле массовые, и судя по смыслу, речь идет именно о монете. Своего возобновляемого монетного производства на Руси того времени, не было. В процессе длительного обращения иностранные монеты стирались, постепенно лишались изображений и легенд (надписей на монете), уменьшались в весе и превращались в гладкие серебряные кружки. С каждым годом в обращении увеличивалась масса монет, утративших свой товарный вид и стоимость.
Такие серебряные монеты, утратив свою номинальную (монетную) стоимость, все же оставались ценными как серебро, особенно высокопробный дирхем-ногата. И поэтому их продолжали использовать для расчетов. Называли такие серебряные кружки (изношенные монеты) – бела (беля). Образовано название от арабского بَلِىَ (беля) «изнашиваться, ветшать». К белке, монета-беля, имеет такое же отношение, как монета-куна к кунице, то есть никакого! Бела (беля) – древнерусское название изношенных иностранных серебряных монет, имеющих хождение в древней Руси (например, арабских дирхемов, византийских милиарисиев, западноевропейских динариев). Образовано название от арабского بَلِىَ (беля) «изнашиваться, ветшать». Выражение в словаре Даля: «виру платили по белей веверице или по белей векше», следует читать: «виру платили изношенными веверицами или изношенными векшами». C одной белкой разобрались, на очереди её сородич – векша.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 ПВЛ

Сообщение Валентин »

Теперь вернёмся к черноморским варягам. Все мы знаем, что варяги – это мореходы-скандинавы и что путь из варяг в греки – это путь из Балтийского моря в Черное. Откуда взялось вообще это слово? От греков. «Варингарами» греки называли норманнов, служивших охраной византийских императоров. В русских летописях первые упоминания – именно в ПВЛ. Главное в БСЭ мы нашли: «варингары» - так назывались скандинавы, уходившие на службу в Византию. Искать это слово в шведском или древнескандинавском языке бесполезно, там таких слов нет. Исходное значение можно проще понять по аналогии с «шелягом», о котором уже говорилось. В «Русской правде», древнейшем дошедшем до нас документе Киевской Руси фигурируют варяги, причем всегда в паре с какими-то «колбягами». Что это такое, до сих пор остаётся тайной, но известно, что это производное от скандинавского «кюльвинг». Если сравнить пары слов – древнегерманских и древнерусских, то видно, германскому «инг» в русском соответствует «яг». Такой переход очевиден для лингвистов. Носовое немцкое «инг» в древнеславянском произносилось тоже носовым «ёг», которое позже, после исчезновения носовых звуков в славянском языке превратилось в «яг». Таким образом, появляется пара варинг – варяг, а учитывая, что безударное «а» может звучать и как «о», появляются также «форинг» и «воринг». Основа слова «воринг» - «вор», то есть, война. Соответственно «варинг» можно рассматривать как сочетание «вар» - «инг», «военные люди», «воины». А вот «фар» в немецком языке означает путешествие или поездку. Соответственно «фаринг» «путешествующий человек». А если взять слово «форинг», то так называли предводителя норманнской дружины викингов.
Поразительно, но из трех вариантов нечего выкидывать. Я думаю, что из них следует выбрать «форинга», так как во «Влесовой книге» вместо «варягов» имеется слово «ворензе». Смею предположить, что с конца Х века форинги во главе своих дружин зачастили в Восточную Европу приглашаемые на службу киевскими князьями. Тогда и начинает активно функционировать Днепровско-волховский путь, вдоль которого форинги приобретают славу как фаринги – путешествующие купцы. А после того, как Владимир сбагрил ненужный ему взрывоопасный контингент в Византию, форинги-фаринги превратились в варингаров – наемных воинов. Но слово это было известно на Руси задолго до киевских князей. И кандидат на эту должность до скандинавов один – готы. Готы и гепиды во втором веке н.э. двинулись на юг. В конце III века вельбарская культура готов переходит в черняховскую. Преодолевая упорнейшее сопротивление в прошлом советских, а ныне украинских историков, мировая историческая общественность при признании полиэтничности черняховской культуры, считает основу её готской. О крымских готах-христианах написано достаточно много, они жили там ещё в XVI веке. В 255 году готы захватили территорию Боспорского царства и на боспорских кораблях атаковали Питиунт – современную Пицунду. А ещё через четыре года – атаковали Грецию. Затем начали регулярно гулять по Эгейскому морю, грабя побережье Балканского полуострова. Причем, что важно, уже на кораблях собственной постройки. Но как сухопутные готы стали вдруг мореходами? Вдоль черноморского побережья существовали достаточно многочисленные колонии, которые перешли от греков к римлянам, а потом к Византии. Колония представляла собой укрепленный город с небольшой сельскохозяйственной территорией вокруг. Торговая конкуренция между колониями часто выливалась в пиратские набеги друг на друга. На фоне этих грызущихся между собой городов-колоний, образовалось Боспорское царство, объединившее несколько десятков городов по обеим сторонам Керченского пролива. Просуществовало это государство 870 лет до 390 года н.э. Уникальное долгожительство для тех времен. Боспорское царство было монополистом в торговле со скифами. Римским и греческим судам не разрешалось заходить в Азовское море, они должны были разгружаться в черноморских портах и продавать там товар и покупать то, что им нужно. Цены диктовались властями царства. Выгоды от такой торговли были такие, что с лихвой окупали потерю независимости. А чтобы всякие пройдохи не пытались пролезть в Азовское море мимо таможни, распространялись сказки об ужасных народах, живших по берегам – с песьими головами, каннибалами и воинственными амазонками. Боспорцы имели речной флот для торговли с аборигенами и морской, для плавания по морю. Греки и римляне ничего о реках Дон и Волге не знали – их туда не пускали и поэтому часто путали. До прихода готов Боспорское царство уже успело побывать под сарматами, разрушено гуннами и добито булгарами. Но все эти степные народы не поняли уникальности территориального положения царства, поэтому оно досталось готам. Правда, готы сами не имели ещё государственности, поэтому они унаследовали флот и несколько небольших прибрежных городов, в частности Тамаратху. Не будучи особенно связанными с торговлей, они могли расширять поле своей деятельности, захватывая низовья Дона, Днестра, Днепра и Дуная. В результате совмещения пиратства с торговлей готы стали форингами-фарингами, а греки прозвали их дромитами. Греческое слово «дромос» переводится как «движение, бег» (отсюда и ипподром), то есть, готов можно назвать «бродягами» или «скитальцами».
Дромиты сохранили германский язык и этноним грейтунгов – русь. Именно его сирийский Псевдо-Захария называет «народом хрос». Именно они и являлись «черноморской русью». И эта русь вовсе не была славянской и, окруженная сарматами, меотами, синдами, гуннами, булгарами и хазарами, постепенно теряла чистоту крови и язык. Отрезанные гуннами от своих родственников на западе, черноморские готы постепенно превращаются в народ рос. Причем в народ мореходов, поскольку под постоянным давлением кочевников перешли к кочевому мореходному образу жизни, не задерживаясь надолго на одном месте. Одной из таких временных баз стал Синоп. Вот эти представители народа дромитов и явились ко двору Людовика Немецкого и были приняты за шведов-норманнов. И именно из Керчи напала русь Игоря Старого на Константинополь и туда же удрала после разгрома. Поэтому автор ПВЛ и включил в Варяжское море всё, что ему было известно, поскольку варяги обитали и на севере и на юге. Потому и сидели варяги у «самых пределов Симовых».
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 ПВЛ

Сообщение Валентин »

«В год 852… приходила Русь на Царьград…». Совершенно непонятно, чем руководствовался Д. Лихачев, ставя прописную букву в слове Русь. Русь, то есть Русская земля, территория, не могла прийти на Царьград, это могли сделать только люди — народ, который звался русь (или чудь, или весь, или словене). «В год 859. Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с поля, и с северян, и с вятичей…». В этом случае всё наоборот, в результате этой сомнительной «перестановки» бестолковые хазары рыскали по полям вместо того, чтобы взимать дань с Поля (вне града), то есть полян «Повести». Но такие «перестановки» порождают кучу князей-призраков, никогда не существовавших в русской истории. Начнем с Рюрика. История начинается с варяжской дани, изгнания варягов «за море», междоусобицах и решении призвать варягов снова для правления. Спрашивается, откуда монах, сидящий в своем монастыре в Киеве, всё это узнал? Вопрос не праздный, поскольку монах в Киеве, а события разворачивались в районе Новгорода.

Исследователи выделяют в «Повести» самое древнее ядро, которое начинается с Игоря Старого и никакого Рюрика с братьями, Кия и прочих там нет. Эта южно-русская традиция отражена в «Слове о полку Игореве», где родоначальником русских князей считается Траян, а Игорь Старый – его потомком. Откуда там варяги? Оказывается, во времена Нестора к Киево-Печерскому монастырю был близок Ян Вышатич, сын воеводы Ярослава Мудрого Вышаты. Воспоминания Яна Вышатича о рассказах отца и легли в основу рассказов о варягах. В Новгородских летописях варягов прогоняет некто Гостомысл, который потом рекомендует новгородцам идти к руси просить править Рюрика. Всё бы ничего, да вот беда – не было никакого Новгорода в то время. Археология это однозначно показывает. Кроме того, слова легенды о призвании варягов практически дословно повторяю легенду VIII века Видукинда Корвейского о призвании «благородных саксов» защитить их великую и плодородную землю от притеснителей пиктов. А теперь перенесемся в середину IX века на северо-восток Германии, и приведем пару цитат из Ксантеннских анналов.

Год 844. «…король Людовик выступил с войском против вендов. И там погиб один из их королей по имени Гостимусл, остальные же [короли] пришли к нему и принесли клятву верности. Когда он ушел, они тотчас нарушили ее».
Год 845. «…король Людовик, собрав большое войско, отправился в поход против вендов. Когда язычники узнали об этом, они, со своей стороны, отправили в Саксонию послов, и преподнесли ему дары и передали ему заложников и просили о мире. И тот предоставил мир и вернулся в Саксонию… Тогда их король по имени Рорик вместе со всем народом язычников в течение 40 дней воздерживался от мяса и медового напитка…
».
Вот вам и Гостомысл, и Рюрик, и славяне, они же венды. И понятно, что все события ПВЛ – это просто пересказ этих легенд теми вендами, которые ушли на восток и осели сначала в Ладоге, а потом в Новгороде. Но почему это предание заинтересовало авторов? Во-первых, датского конунга звали Хрёрек, но в латинице нет буквы «ё» и её заменили на «о». Во вторых, Рёрик оказался созвучен титулу предводителя варягов руси. «Рик» у кельтов в древнегерманских языках означал «предводитель, повелитель», а «ру» или «рю» может быть укороченным от «русь». Но если Рюрик ничего особого не совершил, то его преемник, Вещий Олег столько наворотил, что не заметить его в истории было невозможно. И, тем не менее, никаких следов сего славного мужа археологи не обнаружили. И в византийских документах его нет, хотя, согласно «Повести», он неоднократно ходил на Царьград и даже прибил свой щит на его ворота.
Современная археология утверждает, что Киевщина была плотно заселена и первое поселение возникает на Замковой горе в VI-VII веках. Возможно это была небольшая крепость. Но в VIII веке поселение перестает существовать, скорее всего, из-за хазар, и на его месте возникает несколько поселков без всякой общей планировки. В таком виде Киев живет почти два века. Городская стена появляется только в конце Х века и названа «городом Владимира». На самом деле «Город Владимира» - небольшой городок площадью не более 10 гектаров. При Ярославе Мудром Киев разросся до 70 га и стал крупным по тем меркам городом. Можно добавить, что Ярослав тоже отправил войско под командованием своего сына Владимира на Царьград, но поход оказался неудачным, Владимир потерял почти всё войско и вверг папашу в крупные расходы. Поэтому можно уверенно говорить: не было в Киеве никакого Вещего Олега. Но поскольку не оставили своих следов в Киеве ни Игорь, ни Ольга, ни Святослав, то и их тоже в Киеве никогда не было.
Вот тут следует вспомнить, куда отправляет удирающего Игоря Лев Диакон – в Керченский пролив, а у Константина Багрянородного Святослав сидит в каком-то Немограде, а традиция связывает Ольгу с Вышгородом, где, скорее всего и была её резиденция. Итак, что мы имеем? Князя Рюрика, князя Олега и князя Кагана. Но историки князя Кагана не приняли – слишком хорошо было известно, что «каган» не имя, а титул. А вот «рюрика» и «олега» посчитали реальными лицами. Этимология «олега» тоже весьма прозрачна – по старогермански это «священный». Соответственно титул «хельг» становится званием жреца у руси. Этим сразу снимаются многие проблемы. В 941 году поход на Константинополь возглавил олег Игорь, а каганом становится его сын Святослав. Да и вообще в документах того времени личные имена значения не имели. Автор ПВЛ не знает имени кагана Хазарии, у Константина Багрянородного нет ни одного имени русских владык, он их по-гречески всех чохом «архонтами» величает. Следует также сказать, что в описании Тмутаракани аль-Идриси указывает, что её правителей называют «Олуабас». Не тот же ли это арабский «х-л-гу»?
Но своей очереди давно ожидает воевода Свенельд. Впервые в ПВЛ он появляется под 945 годом. Судя по лучшему состоянию дружины, он равен по статусу Игорю и, скорее всего, немолод. Сходит он со сцены после 977 года. По долгожительству он ровня Олегу Вещему, как и по неизвестности византийским хронистам. Между тем в ПВЛ он – главный воевода Святослава в болгарской кампании. У Льва Диакона войском в этой кампании действительно руководит Святослав (Сфендостлабос) и два его воеводы Икмор и Сфенекл. Сфенекла ещё можно притянуть за уши к Свенельду, но мешает то, что первый в этом походе и погиб. Но мешает только в том случае, если Свенельд – имя собственное. А если это тоже звание, тогда никаких проблем. Я не первый, кто выдвинул такую догадку. Её ещё раньше высказал А. Дубовский. «Свенельд», скорее всего, произошел от «свейнельда» или «свейнхельда» - так называли воспитателя отроков в дружине, то есть, младших воинов. Итак, первым историческим лицом, который удостоился чести иметь личное имя, является Игорь Старый. И владения его, скорее всего, были в районе Керченского пролива. Эта эпоха заканчивается принятием христианства последним «хельгом» Игорем и княгиней-хельгой без имени.
Теперь обратимся к Аскольду и Диру. То, что таких князей, как и Киева в ту пору не было, заново объяснять не надо. А вот сыновей великого Одина звали Скьольд и Тир (Тюр). И эта сладкая парочка перекочевала в «Повесть» в результате рассказов Яна Вышатича. Кроме того, согласно эпической традиции, Один поставил своего сына Скьольда конунгом Рейготаланда, то есть Первой Руси на Черном море, а Нестор отождествил его с Киевом. В пользу такого предположения говорит ещё один персонаж, не попавший в ПВЛ, но попавший в самостоятельные новгородские летописи – Вадим Храбрый. Это Воден Раудбарт, он же Один Рыжебородый скандинавских саг. Вполне возможно, что этот персонаж попал в новгородские летописи вместе с Рюриком. Но имя Вадим сходно с литовским «водим» - «вожак». А что делать вожаку без славных дел? Вот и сочинили срочно восстание под его руководством против Рюрика.
Вот и всё, что я имел сказать по поводу «Повести временных лет», этого столпа отечественной истории.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 ПВЛ

Сообщение Gosha »

ПОРЧЕНЫЕ ДЕНЬГИ - МЕДНАЯ МЕЛОЧЬ

Что повествуют словари о векше? Да то же самое, что и в предыдущих случаях – снова про всякое зверьё. Векша: Старорусское название белки. Самая мелкая денежная единица древней Руси в IX-XIII веках (векша, белка, веверица). Впервые упоминается в «Повести временных лет», название встречается в «Русской правде» (БСЭ). Лесной зверёк, бела, белка. Векошье – беличь и меха или шкурки (Толковый словарь Даля). Самая мелкая денежная единица Древней Руси. Белка (Толковый словарь Ефремовой). Мелкая древнерусская денежная единица в виде шкурки белки (Экономическая энциклопедия). Какая же монета, из имеющих хождение на Руси, могла называться векшей? Весь лимит иностранных серебряных монет мы уже исчерпали, а может быть это уже не иностранная, а русская монета? Ведь установлено, что первые русские монеты отчеканены в Киевской Руси – Владимиром Святославовичем (978 - 1015), Святополком (1015) и Ярославом Мудрым (1015). Назывались они – сребрениками, но это название не их исконное, а более позднее. Может это и есть векша? Однако, установлено, что выпускались они в небольшом количестве и недолго, потому не имели большого влияния на денежное обращение Киевской Руси. Летописи изобилуют термином векша, значит, таких монет было много, и использовались они повсеместно. Хотя сведений о том, что представляла собою монета векша – практически нет. Может это и не монета вовсе, а действительно, как говорят словари, – мелкая древнерусская денежная единица в виде шкурки белки.
В общем, для исследования не хватает контекста! Восполним его. В денежном лексиконе есть такой термин – «порча монет». Обозначает он уменьшение веса и (или) пробы монет при сохранении их прежней номинальной стоимости с целью получения за счет этого дохода. Метод широко применялся ещё с давних времен в разных странах. В серебро добавляли лигатуру меди, что лишало денег их полноценности (Современный экономический словарь). Исследователь древних денежных систем Янин В.Л. (Денежно-весовые системы до монгольской Руси) считает, что начавшаяся еще при Нероне порча римских денариев, путем добавления к серебру лигатуры меди, является одной из основных причин уменьшения его ввоза в Восточную Европу во II-III веках. То же произошло и с византийскими милиарисиями в XI веке. Его порча началась после поражения византийцев в войне в 1071 году. Проба серебра опускалась до 700 и ниже, за счет добавления лигатуры меди. Порча монет западноевропейских динариев, с добавлением до 50% меди, в начале XII века привела к тому, что они перестали быть пригодными для вывоза за пределы страны, ее чеканившей.
Проникновение на Русь таких обесцененных монет не могло быть незамеченным. И это подтверждают летописные источники. Упомянутый выше Янин В.Л. в своих исследованиях соотношений денежных единиц в Краткой и Пространной редакциях Русской Правды приходит к выводу, что на рубеже XII века изменилось соотношение куны к гривне. Кроме куны, другие денежные единицы не претерпели каких-либо изменений, так же, как и сама гривна. В этот период, в летописных источниках, зафиксировано появление «новой» денежной единицы. В уставной грамоте Святослава Ольговича новгородскому Софийскому собору (1137): «… зa десятину от вир и продаж 100 гривен новых кун». В договорной грамоте Новгорода с Готским берегом (1189): «… а оже мужa свяжють без вины, то 12 гривн зa сорок стaрых кун». Старые куны противопоставляются новым на всем протяжении XII века – в соотношении 1:2. Таким образом, на рубеже XII века на Руси появилась разновидность монеты куна, которая от своей предшественницы куны отличалась уменьшенным содержанием серебра. Такие монеты называют – обесцененными. Может быть эта обесцененная «новая куна» и есть – векша? Проверим это. В словаре Баранова Х.К. находим арабское وَكَسَ (вакаса) – «обесценивать, терпеть убытки». В кириллице буква С стоит на позиции арабской буквы ش шин, а арабская س (син) по начертанию соответствует рукописной русской ш (при с = ш = вакаша) комментарии, как говорят – излишни. Векша – древнерусское название иностранной серебряной монеты с измененным, по сравнению с установленным стандартом весом или содержанием драгоценного металла за счет добавления в серебро лигатуры меди (например, византийский милиарисий, западноевропейский динарий). Образовано название от арабского وَكَسَ (вакаса) – «обесценивать». Со второй белкой разобрались, на очереди её третий родич – веверица.
Веверица: Самая мелкая, неделимая денежная единица в древней Руси, равная 1/2 или 1/3 резаны (Большой энциклопедический словарь). Самая мелкая, неделимая денежная единица в древней Руси (векша, белка, шкурка белки). Впервые упоминается в летописи IX века, встречается в «Русской правде» (Советская историческая энциклопедия). Пушной зверёк, которым платили дань, вероятно ласочка, горностай или белка. Виру платили по белей веверице или по белей векше. Но это не доказывает, чтобы веверица и векша было одно и, то же, а только что они были в одной цене (Толковый словарь Даля). Снова множество версий, а ответа на вопрос – что такое веверица? Все имеющиеся в обращении, в то время на Руси, серебряные монеты мы рассмотрели. И даже перешли к медно-серебряной векше. Может быть веверица, это какая-нибудь медная монета. Ведь находят же в кладах, хотя и в небольшом количестве, медные византийские монеты – фоллисы (нуммии). Считается, что медные иностранные монеты не оказывали сколь-нибудь существенного влияния на денежное обращение Руси в VIII-XII веках. Мол, на Русь они попадали случайно, поэтому в кладах их находят в небольшом количестве. С этим нельзя согласиться, поскольку медные монеты встречаются в кладах на Руси повсеместно еще со времён Римской и позднее Византийской Империи. Медь в отличие от серебра не относится к благородным металлам. Медные монеты сами по себе большой ценности не представляли, а служили как разменная монета – «мелочь». В кризисные времена в кладах, обычно прятали самое ценное – золото, серебро, а прятать медные монеты смысла не было. Да и жить на что-то надо было. Вот и оставляли их на прожитьё в смутное время, а не прятали по кладам, поэтому их там мало и находят. Известный археолог Дмитрий Иванович Прозоровский (1820-1894), в своих работах, касавшихся русской метрологии и нумизматики говорит о том, что в «Пандектах» Никона Черногорца (по спискам 1291, 1381 годов) византийские медные монеты фоллисы и нуммии переведены словами: веверицы, медницы и векши.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 Re: ПВЛ

Сообщение Валентин »

И.Н. Данилевский, «Повесть временных лет».

За истекшее столетие в исторической науке произошли серьёзные изменения. Расширение источниковой базы, более углубленные исследования и новые методологические подходы снизили доверие к нарративу. Наука XVIII-XIX веков исходила из безусловной истинности исторической картины, изображаемой в источниках, летописи перестали рассматриваться как собрание фактов, и перешли в разряд социально-культурных явлений. Встал вопрос о личности авторов летописей и о мотивах, которыми они руководствовались. Исследование усложнилось, но, одновременно, открылись новые уровни информации.

Длительный период идеологического прессинга, под которым находилась советская историческая наука, затормозил её развитие по сравнению с Западом. На Западе стал разрабатываться метод, при котором исследователь старался понять психологию и мировоззрение автора летописи. До этого пытались, как, например, академик Д.С. Лихачев, заставить говорить автора летописи современным языком. Предполагалось, что это современно мыслящий человек, который, отдавая дань традиции, выражался «по средневековому». В результате одни исследователи считают поход Кия на Царьград фактом, другие легендой, а третьи – просто вымыслом автора. В конце XIX века А.А. Шахматов заложил основы текстологии – мощного, доказательного инструмента исторического исследования.

Гораздо медленнее шли исследования в направлении осознания смысла текста, что невозможно сделать без проникновения в культуру, в рамках которой он создавался. Многие выводы этих исследований противоречили марксистско-ленинским догмам, а поэтому властью запрещались. Структура текста позволяет вникнуть в атмосферу, в которой творил автор, но у самого автора вряд ли существовали сознательные установки, с которых он оценивал информацию. Между тем, до сих пор неясно, чем руководствовался автор Повести Временных лет (далее ПВЛ), отбирая материал. Все предположения являются не более, чем догадками, основанными на частных деталях. Условно также понятие авторства. Каждый автор сначала переписывал канонический текст, не особенно проявляя своё к нему отношение. Однако текст летописи не так примитивен, как может показаться. Это не лоскутное, абы как сшитое, одеяло, перед нами умелый мастер, искусно подбирающий мозаичную картину. Следует сказать, что оригиналов летописей сегодня не имеется, имеются своды летописных текстов, в которые включены тексты или отрывки ПВЛ с той или иной степенью редакции. Это Лаврентьевская летопись, в которой содержится вторая редакция ПВЛ, Ипатьевская – содержащая текст третьей редакции, Новгородская Первая, содержащая отрывки Начального свода и некоторые другие летописи, включающие себя отрывки из ПВЛ.

Традиционно считается, что текст ясен сам по себе, если исследователь понимает язык текста. Но сразу же было ясно, что многие сообщения противоречат здравому смыслу и жизненному опыту исследователя. Приходилось вкладывать в слова летописи иносказательный смысл. Например, рассказ о том, что Словенов сын Волхв превращался в крокодила и пожирал плавающих по реке, трактуется как то, что Волхв был главарем разбойников, грабивших речные суда. К началу ХХ века стало ясно, что необходимы сложные процедуры, чтобы извлечь из текста правдивую информацию. Ключевский утверждал, что летописцы в своих воззрениях придерживались установленного шаблона, Шахматов – что их рукой водили политические страсти и мирские интересы. Приселков вообще говорил об остроумном авторе, выдумывающем занимательное повествование. Я.С. Лурье пришел к грустному выводу, что историки строят свои схемы, основываясь на принципе «это могло бы быть».

В любом случае, исследователь полагает, что автор летописи думал и чувствовал и воспринимал мир как и он. Горячим сторонником этой позиции был академик Лихачев. Сегодня стоит вопрос, понимаем ли мы, о чем пишет автор летописи, а не что он пишет? Любое сообщение исторично как эпизод летописи. А вот понять, почему автор выбрал именно его, значит понять о чем он пишет. Цитаты в тексте помогают понять отношение автора к событию, хотя для восстановления самого события они бесполезны. Какое значение может иметь рассказ о княжении Игоря, если он записан через 200 лет после самого события? Именно отсюда берут начало предположения о неких «начальных сводах». Сегодня исследователи начинают постепенно искать внутреннюю основу древних текстов. Одни предполагают такой основой Священное Писание, но это тоже требует доказательств. Каждая летопись сегодня имеется в нескольких вариантах, существенно отличающихся друг от друга. Это объясняют ошибками переписчиков, но это всего лишь предположение. Можно предположить и другое – перед нами несколько вариантов корректировки текста самим автором.

Читая летописи, невозможно не увидеть, что все они заполнены стандартными речевыми оборотами. Например, зверства и дружинников Олега и Игоря, и описание «казней божеских», и татаро-монголов описываются одинаково. Поэтому В.А. Кучков заключил, что это стандартные обороты, не имеющие никакого отношения к действительности. Тем более, что и сама ПВЛ использовала клише из «Жития Василия Нового» к Руси никак не относящееся. Сегодня существует взгляд на летопись как на центонно-парафразный текст, то есть текст, который составлен из выражений, словесный оборотов и слов из других текстов, причем в этом другом тексте эти словечки применялись в смысле не соответствующем тому, в котором их применил автор летописи. Таковы все ранние русские летописи: в них отрывки византийских хроник, сказаний, западных легенд и русских сказок перемешаны с сентенциями из Священного Писания. Набор такого автора ограничен, поэтому в схожих случаях он применяет одно и то же описание. В Западной Европе существовали школы, требовавшие заучивания текстов, на Руси таких школ не было, поэтому неясно, чему и как учился автор.

Но вставка не отмеченная специально, предполагает, что читатель знаком с первоисточником и понимает, о чем речь. Поэтому изучение источников, откуда взяты цитаты, помогает понять основную концепцию автора. Здесь главное то, что такое предположение доказуемо. Проиллюстрируем эта следующим примером:

В 1019 году завершается распря между наследниками князя Владимира Святославича, убиты Борис и Глеб, а Святополк (Окаянный) бежит с поля боя, при этом разболевшись так, что не может сидеть на коне, его несут на носилках, и не останавливается, всё время утверждая, что их вот-вот настигнут враги. И в пустыне между Чехом и Ляхом он «отшед сего света, прияше муки окаянные». Могила его там и поныне, источающая смрад и зло. Это картина развития идеи, а не события. В Новгородской Первой летописи старшего извода это же событие описано предельно кратко: «И бежа Святополк печенеги, а Ярослав иде Киеву». В младшем изводе уже есть дополнение, что Святополк бежал к печенегам и между Ляхом и Чехом «живот свой конча». Прежде всего, следует указать, что выражение «межи Ляхом и Чехом» является поговоркой, обозначающей «неизвестно где». Но в последующих переписках Чехи и Ляхи становятся территориями, а печенеги исчезают. Далее, смрадный дым над могилой взят из «Книги притч Соломоновых» где так описывается могила Антихриста. Описание дополняется деталями из Книги Левит и бегства Антиоха IV Епифана из Персии – тот тоже убегал на носилках. В ПВЛ этот эпизод вставлен из Хроники Амартола. В Х-ХI веке на Руси была переведена книга Эноха, где связанный Азазиэль умирает в пустыне. Итак, смысл рассказа в ПВЛ таков: «Святополк Окаянный, повинный в пролитии невинной крови человеческой, бежал от Ярослава подобно богохульнику Антиоху и умер неизвестно где, подобно Ироду, приняв муки за своё неверие. И после смерти своей он пребывает вечно мучимый, подобно Азазелю, козлу отпущения».

Итак, подведем итоги: большинство древних источников построено по центонно-парафразному принципу, то есть из набора готовых слов и словесных оборотов, образов и примеров, из которых автор выбирает то, что считает наиболее подходящим. Задача исследователя – установить основную концепцию, которая служит автору фильтром для отбора. С такой позиции обратимся к ПВЛ.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: ПВЛ

Сообщение Gosha »

Валентин: За истекшее столетие в исторической науке произошли серьёзные изменения. Расширение источниковой базы, более углубленные исследования и новые методологические подходы снизили доверие к нарративу. Наука XVIII-XIX веков исходила из безусловной истинности исторической картины, изображаемой в источниках, летописи перестали рассматриваться как собрание фактов, и перешли в разряд социально-культурных явлений.
Нарратив — слово, вошедшее в моду в эпоху постмодерна. Чаще всего им заменяют понятия «повествование» или «сюжет». Оно произошло от латинского narrare — «язык повествования». Философы постмодерна позаимствовали термин из историографии, где он появился при разработке концепции так называемой «нарративной истории», рассматривающей исторические события в контексте рассказа об этих событиях. Особенность нарративной истории — в том, что она не пытается объективно оценивать произошедшее: событие становится неразрывно связано с интерпретацией.
Повесть Временных лет нарративно излагала канву этих самых Временных лет, а наука XVIII-XIX веков плавно перетекла к уже не только к повествованию Временных лет, но и к объяснению череды лет в ключе социально-культурных явлений.

Отправлено спустя 11 минут 13 секунд:
Валентин: В 1019 году завершается распря между наследниками князя Владимира Святославича, убиты Борис и Глеб, а Святополк (Окаянный) бежит с поля боя, при этом разболевшись так, что не может сидеть на коне, его несут на носилках, и не останавливается, всё время утверждая, что их вот-вот настигнут враги. И в пустыне между Чехом и Ляхом он «отшед сего света, прияше муки окаянные»
Нарратив ПВЛ и научная компиляция её XVIII-XIX веков не устанавливает кто на самом деле был "окаянным" Святополк или Ярослав Кривой, кому было выгодно убить Бориса и Глеба в первую очередь, получается по ПВЛ Святополк узурпировал власть в Киеве, сам у себя. Настолько ли свят Владимир не он ли убил Олега, а затем не по его распоряжению убили Ярополка.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 Re: ПВЛ

Сообщение Валентин »

И.Н. Данилевский, «Повесть Временных лет» (продолжение)

История ПВЛ


Начало древнерусского летописания принято связывать с устойчивым блоком текста, который относят к первым десятилетиям XII века. Следует указать, что ПВЛ является условным текстом, так как отдельной летописи с этим текстом не найдено, текст входит в состав летописных сводов. В Лаврентьевской летописи он доведен до 1110 года, в Ипатьевской – до 1118. Сличение текстов привело Шахматова к выводу, что в Лаврентьевской летописи приведен более древний текст. Сохранилось указание, что в Лаврентьевской летописи первая редакция была проведена игуменом Выдубицкого монастыря Сильвестром. После 1118 года текст становится отрывочным и скупым. Считается, что после Сильвестра текст редактировался по приказу сына Владимира Мономаха новгородского князя Мстислава. В Радзивилловской и Ипатьевской детописях есть указание на некоего монаха Печерского монастыря, а в Хлебниковском списке указано его имя: Никон. По мнению Шахматова, существовал Начальный свод, который при переписках был настолько искажен, что восстановить его невозможно. В этом Начальном тексте отсутствуют договора Руси с греками и вставки из Георгия Амартола.

Возникает закономерный вопрос: почему летописец пользовался именно Хроникой Амартола? Исследование Начального свода показало, что для его составления использовался ещё более ранний свод, который Шахматов назвал Древнейшим. В этом своде разбивки по годам не было, его произвел монах Киево-Печерской лавры Никон Великий в конце ХI века. Если идею начального свода признают практически все исследователи, то по поводу идеи Древнейшего мнения разделились. Тихомиров сделал предположение, что основой ПВЛ была «Повесть о начале земли Русской», которая записала предания и сказы о первых русских князьях, а также церковные религиозные тексты. По мнению Л. Черепнина летопись основана на записях Десятинной церкви. Таким образом, все сходятся во мнении, что дыма без огня не было. М. Алешковский заметил, что ранние фрагменты летописи относятся к Всеволоду Ярославичу и сделал вывод, что летописец пользовался записями при княжеском дворе, а Никон – это миф. Шахматов, Приселкин и некоторые другие исследователи считают, что основой летописи явилась краткая записка об истории Руси, которую необходимо было подать в Константинополь для учреждения Киевской метрополии.

Но мировоззрение автора ПВЛ до сих пор не раскрыто. Неизвестен его круг чтения, так как от домонгольского периода осталось менее 1% существовавшей тогда литературы. Слова, что «старца доброго Яна много слов слыша», говорят о том, что текст составлялся на ранее первой половины ХI века.

Надо признать, что летописцы активно использовали хроники и произведения других стран, вставляя их в текст, как события, происходившие на Руси. Использовалась Хроника Георгия Амартола, из которой взяты рассказы о походах на Константинополь средиземноморских славян и приписаны руссам, оттуда же взяты характеристики византийских императоров и приписаны киевским князьям. Другим источником стал «Летописец» константинопольского патриарха Никифора (IХ век), широко использовались хроники Иоанна Малалы, Георгия Синкелла и Пасхальной хроники, а также «Житие Василия Нового». Из последнего текста взяты описания походов Олега и Игоря. Н. Мещерский показал, что использовался и еврейский хронограф «Иосиппон», откуда была взята начальная история славян. Кроме того, целый ряд эпизодов схож с таковыми в других зарубежных хрониках. Это говорит о том, что автор ПВЛ имел в своём распоряжении солидный набор текстов, из которых черпал сюжеты.

Обильно используется в летописи Священное писание и другие религиозные тексты. Поскольку в то время единого канонического образца Библии не существовало, остается только догадываться, каким текстом пользовался автор. Кроме того, в исходных греческих текстах тоже цитат из Библии огромное количество, и откуда взяты они в летописи, сегодня уже не понять. Священное писание было известно каждому образованному человеку, поэтому автор летописи иногда пишет первые два-три слова и обрывает текст, полагая, что читатель сам додумает известные ему слова. История перевода на русский язык христианских религиозных текстов до сих пор не исследована, поэтому исследователи не застрахованы от серьёзных ошибок. Примером может послужить широко разошедшиеся слова князя Владимира, что «Руси есть веселие питие – не можем бес того бытии», которые трактуются в однозначном смысле. На самом деле в уста Владимира вставлены слова из «Книги Иисуса, сына Сирахова». Здесь летописец старается показать, что Владимир уже принял решение в пользу христианства, так как «вино» по Новому Завету является «кровью Христовой», и никакого отношения к пьянству они не имеют.

Древним авторам и читателям внутренний смысл этого отрывка был совершенно ясен, в отличие от современных историков.

Часто летописец пересказывает библейский сюжет своими словами. Кроме того, используются «отсылочные слова» - Владимир сравнивается с Соломоном «бе бо женолюбець». Кроме того, часто используются фразы как стандартные обороты, вне зависимости от смысла. Например «есть могила его до сего дня», или же «с плачем великим несоша и погребоша его на горе». Это отражение Библии, в которой праотцов хоронили на земле Авраама. Следует также сказать, что всё жизнеописание князя Владимира – это перенесенное на его образ жития царя Соломона. Такая традиция сохранялась на всем протяжении русского летописания, поэтому о реальной жизни они не могут дать никакой информации. Важной деталью является выбор летописцем примеров из источников. Византийские хроники популярностью не пользовались, так как в них освещались очень неприглядные стороны жизни византийского двора. Поэтому русские авторы предпочитали еврейские тексты, описывающие жизнь еврейского народа. В связи с этим следует выяснить вопрос: переводились ли книги в Киеве, или же там пользовались переводными староболгарскими книгами?

В целом на сегодняшний день не определены цели составления летописи, не определён круг источников, которые использовал автор, не определен принцип, по которому автор отбирал первичный материал.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: ПВЛ

Сообщение Gosha »

Валентин: Начало древнерусского летописания принято связывать с устойчивым блоком текста, который относят к первым десятилетиям XII века. Следует указать, что ПВЛ является условным текстом, так как отдельной летописи с этим текстом не найдено, текст входит в состав летописных сводов.
Непонятно ПВЛ является летописью с устойчивым блоком текста или является условным текстом, который входит в состав летописного свода. Как может быть найдена отдельная летопись если древнерусское летописание связано с устойчивым блоком текста.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 Re: ПВЛ

Сообщение Валентин »

Гоше: ну что же тут непонятного? Текст летописи найден в нескольких летописных сводах, при этом в тексте данной летописи (ПВЛ) есть разночтения и порой весьма существенные. но определенный блок является устойчивым и без особых изменений включен во все своды. То есть, Шахматов предположил, что этот единообразный блок является наиболее древним текстом, к которому добавляли уже от себя переписчики кто что посчитал нужным. Все летописные своды писались в XVI-XVII веках, на импортной бумаге. Только Новгородский свод написан на пергаменте и Лаврентьевская летопись. И они относятся к XV веку - Новгородбский свод к середине, Лаврентьевский - к концу.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: ПВЛ

Сообщение Gosha »

Валентин: То есть, Шахматов предположил, что этот единообразный блок является наиболее древним текстом, к которому добавляли уже от себя переписчики кто что посчитал нужным.
Тогда вы не объясните на чем был написан единообразный древний текст и к какому историческому периоду он относится? Библейские сюжеты ПВЛ понятно относятся к XII веку, то есть Нестор или его продолжатель Сильвестр включили в первичный блок Киевской хроники с местной легендой о Киевских братьях Кие, Щеке, Хориве, о Киевских князьях Аскольде и Дире новгородский блок, вымарав прежнее содержание в бабахали туда Рюрика Синеуса и Трувора, поместили рядом с Ладогой - Новгород в общем настолько исказили и запутали содержание, что до сих пор князя Игоря считают Рюриковичем, хотя Олег наверняка убил бы приемыша, а не таскал его на руках. Олег правит в Киеве с 880 года, а Игорь родился 876-877 году то есть на момент смерти Олега в 912-913 году ему было минимум 35 лет, а на момент смерти в 945 году 68 лет. Княгиня Ольга посетила Константинополь в 955 году и по летописному тексту ей должно быть 70 лет, умерла она как известно в 969 году в 84 года. Ещё одна легендарная личность Свинельд вообще представился 103-104 года. Новгородский свод был составлен на основе летописных текстов XI-XII веков в противном случае Киева в Новгородской летописи не было бы, зачем бы он там нужен, когда на момент составления свода Киев уже село, был бы Суздаль, Владимир, Москва. В Лицевом списке XVI века Ивана IV какой смысл упоминать даже Новгород, от Библейского потопа прямиком к стольному граду Москве, зачем сохранять память о Царьграде, то бишь Стамбуле в XVII веке необходимо было упомянуть только Афон. Прежнее двуперстие противоречит Никоновскому "кукишу" - троеперстию, так что фантазии с импортной бумагой характерны для перестроечного периода России конца ХХ века.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 Re: ПВЛ

Сообщение Валентин »

Объяснять по поводу Начального свода нечего, ибо Шахматов откровенно признает, что текст начального свода настолько искорежен, что восстановить его невозможно. Ваша ошибка в том, что, как сказано как раз в приводимом мною конспекте работы, что вы подсовываете в голову летописца свои представления. А летописец был глубоко убежден, что писать надо то, что положено, а не то, что было в действительности. И эта позиция сохранилась на Руси до сего дня. Можете полюбоваться, какие историчесике вавилоны власть выписывает. В древности было то же самое, только приоритеты были другие.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: ПВЛ

Сообщение Gosha »

Валентин: А летописец был глубоко убежден, что писать надо то, что положено, а не то, что было в действительности. И эта позиция сохранилась на Руси до сего дня.
Дело не в том что Сильвестр писал на заказ, а в том, что он записал у Нестора, или на чем базировался сам Нестор. Пергамент выдержал все исправления и не покоробился ему, что за беда, что напишут то и будет.

Отправлено спустя 9 минут 16 секунд:
Валентин: Можете полюбоваться, какие историчесике вавилоны власть выписывает. В древности было то же самое, только приоритеты были другие.
Приоритеты для власти во все времена были едины, обеление власти в глазах потомков, вот мы подошли к заказчику. Если знаем заказчика так знаем и время написания (плюс - минус поколение, то есть 25 лет). Для кого писал воспоминая Наполеон на острове Св. Елены, а Адольф Гитлер писал Свою Борьбу, ясно для последующего читателя.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 Re: ПВЛ

Сообщение Валентин »

И.Н. Данилевский, «Повесть Временных лет» (продолжение)

Древние летописи имеют стройную внутреннюю логику, но вот понять эту логику пока не удалось. Лихачев полагал, что летописец просто собирал то, что имелось под рукой, но ознакомление с текстом показывает, что повествование велось с определенной целью. Здесь буквальный перевод ничего не дает, но понимание внутреннего смысла текста затруднено тем, что у летописца было иное мировоззрение и ощущение мира. Для него всё то, что мы сегодня считаем несерьёзной мистикой, являлось реальностью, не требующей доказательств. Кроме того, слова часто имели аллегорический смысл – например слово «Иерусалим» могло означать и конкретный город и Царствие небесное, и веру Христову и душу человеческую. Почему автор начинает историю земли русской от потопа, а не от сотворения мира? В Новгородской летописи автор начинает свой рассказ с летописания земли русской и русских князей и как избрал Бог землю нашу в последнее время, прежде Новгородскую волость, а потом Киевскую. А в следующей редакции Новгород уже убран, а упоминается только Киев: «кто в Киеве первее княжить начал». Затем летопись определяет землю славян, просвещенных Крещением и рассказывает о переложении книг на славянский язык.

Особое место занимает сказание о хазарской дани. Суть рассказа такова – киевляне прислали дань хазарам в виде обоюдоострых мечей, что хазарскими мудрецами было расценено как превосходство русского оружия – мечи обоюдоострые, а у сабли только одно лезвие. Карамзин вообще назвал этот рассказ «басней, сочиненной во время славы русского оружия», но всё не так просто. Рассказ внешне явно фальшивый: мечами пользовались и хазары, а саблями русские дружинники; кроме того, мечей русские в тот период не делали, а пользовались дефицитным импортом – германскими или «франкскими» мечами (франки – племя германское). И вообще, другие места в летописи показывают, что дань платилась деньгами, а не бартером. В чем дело? А в том, что меч имел сакральное значение. В Священном Писании вы не найдете упоминания сабли, там только мечи. «Не мир, но меч принес я!» в летописи довольно подробно перечисляются различные славянские племена, причем деление производится не по национальности, а по принадлежности к языческой или христианской вере. Меч – атрибут богоизбранного народа и хазарские мудрецы признают превосходство веры христианской над иудейской. Разумеется, летописец был христианин.

Почему Олега назвали вещим? А потому, что когда царьградцы вынесли ему вино и еду, он отказался, боясь отравы. И зачем он щит прибил на врата Цареграда? Прежде всего, никакого Олега не было, это исключительно фольклорный персонаж. Все эпизоды его жизни взяты из скандинавских саг и религиозных еврейских текстов. В «Пророчестве Иезекииля» укоряются жители Тира, которые настолько заелись, что паруса на свои корабли шьют из дорогих тканей. А тщательное перечисление народов, которые шли с Олегом на Царьград является подражанием перечислению народов, которые шли с войсками Гога из земли Магог. Здесь сложная аналогия. Разгром войск Гога приводит к возрождению Израиля, а поход язычников-русов приводит к распространению среди них христанства. В летописи Константинополь сдался, когда увидел корабли русские, едущие на колесах по суше. Это тоже аналогия. Султан Мехмед Второй по деревянным помостам перетащил свои корабли из Босфора в бухту Золотой Рог и вынудил город сдаться. Но бытовало предание, что люди русские потом освободят Царьград. Поэтому и в договоре сказано «мы, люди рода русского», а щит на воротах означал, что Олег берет город под свою защиту. Действия Олега здесь описываются словами «Откровения Мефодия Патарского», что по мысли летописца указывает на божью волю, руководящую событием: город наказывается за свои излишества.

Таким же фольклорным вариантом является рассказ о княгине Ольге, которая ездила креститься в Константинополь. Как и царица Савская, она «искала мудрости божией», а в том же «Откровении Мефодия Патарского» описывается сватовство императора Виза к матери Александра Македонского Хусифе, которая была дочерью эфиопского короля Хола. Именно для неё император построил город Византий. А Ольга как бы перенимала пальму первенства и увозила центр христианства на Русь.

Также загадкой являются слова Святослава о Переяславце как о «середе земли Русской» Переяславец сделал «середой земли болгарской» царь Симеон Первый, который заменил служение на греческом службой на болгарском языке. Святослав выступил против болгар по сговору с императором Никифором Фокой. Следует также сказать, что многие детали жизни Святослава совпадают с деталями биографии царя Кира. Когда Святослав собирается идти на болгар, Ольга, его мать, пророчит ему гибель. Это повторение слов пророка Иеремии, который предрекал гибель тем, кто уйдет в землю Египетскую. Когда отряд Святослава голодал на острове Хортица, то упоминание о цене за голову коня повторяет точно такие же слова о цене за голову осла в городе Самарии при её осаде сирийским войском царя Венадада. Все сказанное приводит нас к выводу, что биографию Святослава ни в коем случае нельзя принимать за описание подлинных событий, это попытка представить историю Руси как повторение событий Священного Писания в качестве подтверждения её роли как Третьего Рима и конечного оплота христианства. Кстати, христиане делили мир на «сынов света», коими они считали себя и на «чад рабских», в смысле рабов язычества. Поэтому слова Рогнеды «не пойду за робичича» можно рассматривать не как намек на мать Владимира, а как указание, что Владимир был язычником. У Святослава было 12 сыновей. Это калька с Иакова, у которого тоже было 12 сыновей. 12 – число священное. Колен Израилевых тоже было 12. Сопоставление Владимира с Иаковом дополняется и тем, что он отправляется княжить в Новгород со своим дядей Добрыней – братом матери. Это аналогия с Авимелехом – сыном Иакова от рабыни, которого отправляют править к братьям матери в город Сихем по просьбе жителей.

Не меньше аналогий и в образе Ярослава. Он тоже сравнивается с Иаковом – имеет право первородства, его пытается убить старший брат, его предупреждает об этом женщина, он бежит за море и там женится, он ведет борьбу ночью на берегу реки и побеждает, но становится хромым. Этот эпизод напоминает борьбу Иакова с ангелом на берегу Иордана. Так же и образ Святополка призван показать наказание за притеснение праведной веры. Святополк правит три с половиной года – срок последнего правления Антихриста на Земле, матерью Святослава была монахиня – в Писании указано, что Антихрист родится от черницы.

Приведенных примеров достаточно, что сделать вывод, что летописные тесты построены по принципу многоярусной семантики. Форма, в которую облечен рассказ, может отражать библейские сюжеты, которые показывают отношение автора к описываемым событиям. Одновременно автор обращается и к адресату – он ни в коем случае не «простец», а человек, знающий наизусть Священное Писание. То есть, скорее всего, это тоже священнослужитель. Для такого читателя истинный смысл события был сакрален, сходство с библейским сюжетом показывало действие божественной воли. Историк пойдет по ложному пути, если будет считать изложение за описание реального события. В летописи присутствует второй план, показывающий божественную связь событий с пророчествами. Это связывает в единую последовательность сюжеты, кажущиеся разнородными.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 32729
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: ПВЛ

Сообщение Gosha »

Валентин: В Новгородской летописи автор начинает свой рассказ с летописания земли русской и русских князей и как избрал Бог землю нашу в последнее время, прежде Новгородскую волость, а потом Киевскую. А в следующей редакции Новгород уже убран, а упоминается только Киев: «кто в Киеве первее княжить начал».
Почему Новгород выпячивает себя прежде Киева во-первых конечно из-за ликвидации Киевской правящей ветви откуда и кто таков Олег мы не ведаем смутное предположение летописца о родстве Олега-Ольга-Олга-Хелега, а возможно Вольги с Рюриком полностью не может быть принята, как не возможности отбросить все что было до правления князя Игоря в Киеве, так как мы отбрасываем собственно два столетия Отечественной истории. Конечно проще как поступил Ключевский начиная с Игоря, Костомаров начиная с Владимира Святого. Почему князь Олег которого Карамзин величает Правителем Руси стремится именно в Киев, почему Святослав Игоревич 969 году решает поискать себе иной Землицы, а бастарды Владимир, Святополк и Ярослав опять рвутся на Киевский стол. Из летописи известно что главенствующим градом в Земле Русской является Киев, а первое действительное упоминание о Новгороде относится к 969 году, когда Святослав Игоревич соглашается отправить туда сына Малуши (бастард) Владимира, выходит городок так себе и княжество Новгородское не ахти какое, а все эти новеллы о Рюрике вымысел Новгородской старшины связанной с событиями 860-862 годов и городком Старой Ладогой на речушке Елена.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Автор темы
Валентин
Всего сообщений: 1705
Зарегистрирован: 24.08.2013
Откуда: Краснодарский край Сочи
Возраст: 77
 Re: ПВЛ

Сообщение Валентин »

И.Н. Данилевский, «Повесть Временных лет» (продолжение)

Прежде всего, следует выяснить, насколько сегодня наши понятия соответствуют понятиям древнего летописца. Какими пространственно-временными категориями он оперирует? Цикличность событий и темпы передачи информации играли большую роль. Чтобы передать сведения из Киева в Новгород и получить ответ требовалось не менее двух месяцев, и то, если весть несли галопом на коне. Тем не менее ПВЛ насыщена датами. Даже час события иногда указан. Датировку летописных событий связывают с именем Никона Великого и шестидесятыми годами одиннадцатого века. Одни исследователи считают даты признаком развивающейся культуры летописания, другие – религиозно-церковными представлениями. Третьи вообще не утруждают себя такими вопросами.

Особый интерес вызывает расчет дат, начиная с 6360 года (852) – времени правления Михаила III. Откуда летописец взял эти даты? Большинство исследователей сходятся во мнении, что автор пользовался «Летописью вскоре» патриарха Никифора. Этот труд стал известен на Руси в XII веке. Но в разных вариантах ПВЛ датировки разные и отличаются от официально установленных. Полагают, что ошибки вкрадывались при постоянных переписках. Кроме того, даты явно вставные и в начальных вариантах их не было. Кроме того, понедельник упоминается один раз, а воскресенье – 17. Закладка церквей и храмов обязательно в субботу или в воскресенье, а битвы – обязательно в пятницу. Это заметил Карамзин и рассчитал дату битвы на Калке 1224 годом как раз потому, что 31 мая, дата битвы, приходится на пятницу именно в этом году.

У древнего читателя достоверность сообщения определялась соответствием традиции. Например, в «Слове о полку Игореве» есть фраза, которую князь произносит после затмения: «Хощу копие конец преломити полю Половецького с вами, русици; хощу испити шеломом Дону!» Это парафраз пророчества Иеремии: «И ныне для чего тебе путь в Египет? Чтобы пить воду из Нила?». Произносит свои слова князь Игорь после затмения солнца, которое произошло 1 мая 1185 года. А это день пророка Иеремии, что исследователи упускают из внимания. В Древней Руси ходило множество текстов, которые считались ложными: Лунники, Громовники, астрологические тексты. В них детально описывалось, какой день какому святому принадлежит, в какие дни следует начинать то или иное дело и в какие дни его заканчивать. Удивительно, что в летописи почти нет упоминаний о пространстве. А те, что есть, взяты из Хроники Амартола. Кстати, в ПВЛ, единственной в мире, упоминаются размеры Вавилонской башни. Упоминания стран тоже практически нет, зато перечисление земель и народов подробное. Хотя устройство европейского мира летописец представлял. По-разному относился автор ПВЛ и к сторонам света. Наиболее он выделял Восток, Запад был проходным двором при движении с севера на юг. Обильно перечислены места, названия озер, рек и морей. Однако сопоставление с реальностью вызывается недоумение. Пустыню «меж Чех и Лях» обнаружить не удалось, Тигр у автора течет с юга на север.

Здесь следует напомнить, что весь христианский мир ожидал Второго Пришествия и Страшного Суда. Хотя в Библии ясно сказано, что это во власти Бога, а не человека, попытки вычислить эту дату ведутся до сих пор. На Руси полагали, что один день бога равен 1000 человеческих лет. В христианском мире ходило множество рассказов о предвестниках этого события. Поэтому так тщательно отслеживались катаклизмы, затмения и движения звезд. Считалось, что раз Благовещенье было 25 марта, рождение Спасителя – 25 декабря, его казнь 25 марта, то и пришествие будет 25 марта, когда с этой датой совпадет Благовещение – так называемая кириопасха. А это 1038 год. Поэтому первый текст летописи составлялся до этой даты с учетом того, что «Бог избраша страну нашю на последнее время», то есть центр христианской веры перед Концом Света переместился на Русь. В преддверии грядущего пришествия именно на Русь, в Киеве были построены Золотые Ворота, строились храмы и монастыри. Киев старались превратить в Новый Иерусалим, чтобы не ударить в грязь лицом перед Богом. И Десятинная церковь была освящена в 11 мая – в день, когда в 330 году император Византии Константин посвятил Константинополь Богоматери.

Богоизбранность Киева обосновывается словами апостола Андрея, которое является перефразированием пророчества Иезекеииля: «Я соберу сынов Израилевых отовсюду и приведу их на землю их. На этой земле, на горах Израилевых, я сделаю их одним народом и один Царь будет царем у них». В рассказе о захвате Олегом Киева есть упоминание, что он нёс Игоря. Это воплощение пророчества Исайи: ««Вот я подниму руку свою к народам, и принесут сыновей твоих на руках…» Таким образом, и география летописи несет скрытый символический смысл, а не описание реальных местностей.

Следует внимательно исследовать выражение летописца «русская земля». В эту землю включены болгары, балты, половцы и даже греки. Создается впечатление, что для летописца это христианский мир, говоривший на славянских диалектах. Сами русские свою землю воспринимали как единое целое – к концу шестнадцатого века исчезают диалектные особенности речи, на Любечском съезде в конце одиннадцатого века принимается решение, что каждый князь «держит отчину свою», но «соблюдает Рускую землю». Однако при тщательном исследовании акценты меняются. Формулировка съезда прямо повторяет библейское изречение, что показывает, что князья обязуются соблюдать законы Божеские и не лезть на чужую территорию. И дата появления земли русской, рассчитанная от потопа до Михаила тоже не случайна – перед концом света, согласно пророчеству «восстанет Михаил, князь великий» и именно в этот год Олег ходил на Константинополь. А если учесть тезис о богоизбранности «на последнее время», всё укладывается в единую цепочку последовательностей – летописец изображает Русь как последний центр веры христианской перед Концом света, где и должно состояться пришествие, и все события в этом центре должны соответствовать Священному Писанию, которое для летописца было непререкаемым авторитетом. Таким образом, все даты, названия и события несут у летописца отсвет приближающегося конца света в богоизбранной Руси. С этих позиций и ведется летописание.
Ответить Пред. темаСлед. тема
Для отправки ответа, комментария или отзыва вам необходимо авторизоваться

Вернуться в «История Руси»