История ВладикавказаНовое время

Обсуждаем вопросы Нового времени с 1649 по 1917
Аватара пользователя
Автор темы
Adam
Всего сообщений: 4479
Зарегистрирован: 29.01.2018
Возраст: 27
 История Владикавказа

Сообщение Adam »



Ложь в истории это отрава для народа. А ложь в отношении автохтонного народа Кавказа это яд для всего человечества, и в не последнюю очередь для русского народа.



МОНОЛИТНАЯ НЕРАЗДЕЛЬНАЯ СЕМЬЯ  НОАХА  В ГОРАХ ИНГУШЕТИИ.
Ингушам не нужно искать корабль Ноаха, вся его семья как будто оставила след в горной Ингушетии.

Свидетельство; !! Шама, Тарши, Таргам,Г1апи’тъе(Япет), Хамхи, Машхой, поселение Нойкотъе, вершина Мос’корт, река Асса, это реальные древние ингушские общества, со своими первыми законами, топонимы в горной Ингушетии, со своими родовыми башенными комплексами, с символическим пирамидоном, по этим именам тысячи ингушей наследственно носят современные фамилии . .. которые поразительно напоминают потомков Ноаха: Шама/семитов, Япет с сыновьями( Таршис, Тагамос, Мосхи), Хамхи( хамитов).  .. имена пророков Мусы, Исы, Эздры.  Край из великой эпохи судей, упоминаемый в священном писании, который управлялся 12 Судьями Страны(Мехка-Кхел) от имени Бога.
Это своеобразная КНИГА, которую читают даже безграмотные в тысячу раз достовернее современных книг, где каждый автор склоняет хронику в свою пользу, запутав историю. Горная Ингушетия — Г1алг1айЧи  из тысяч храмов, башен, это культурный и религиозный центр, всех 12 обществ- шахьаров, где башни как  корни «оседлого — Эздий» свободного ингушского народа. Исключение составляют даже ингушские  сказания, в которых нарты — чаще всего богоборцы, как злодеи и спасители добывая огонь для людей.

Даже голубь КХОКХА  в ингушском языке переводится ТРИ БЛАГИЕ ВЕСТИ..

Триста лет назад, немецкие историки доказывали что Ибрахим мир ему,  вышел из мало кому известных в те времена ингушских обществ и тд


ОДНО ТАКОЕ совпадение хватило бы чтобы написать словоблудные мемуары, но не в ингушском случае, где зловещая тень, как туман скрывающий свящённые вершины гор.

Отправлено спустя 6 минут 33 секунды:
Грубые странности в истории величайших колхa, из легендарной колхи’ды, осколок от которых сохранились в горах Ингушетии под древним самозванцем ghalgha — их след стараются игнорировать в истории Хазарии как «калка белые хазары», с гаргарейским языком, ….их скрывают в истории Руси жреческий титул - хельго…. видимо история росалан.. Мосхи из колха строят Москву.. ??????? — библейская история. Скифы и естественно аланы считались выходцами из колха! Остаток от этой великой истории известна под несколькими именами средневековых правителей Европы и Руси: Олег, хельги ольги..
Потому молодая «история» …скифов руских, так как отсекли «папу и маму» народа..
Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Adam
Всего сообщений: 4479
Зарегистрирован: 29.01.2018
Возраст: 27
 Re: История Владикавказа

Сообщение Adam »

Проще говоря, ghalgha( калка, колха) в горах Кавказа в относительной изоляции сохранили память о древней цивилизации колхов, из кавказо-месопотамской цивилизации, которые и являются по утверждению античных историков предковыми для народов России ( скифов, алан и тд) .. Вероятно все знаковые библейские имена это реальные народы которые входили в собирательное название колха( ghalgha, аланы) с одним божественным слогом. Пример мосхи мосох и тд что и пыталась сохранить «каменная книга» в горной ингушетии

Отправлено спустя 9 минут 25 секунд:
Скифы помнили, что исторический Таргитай жил за тысячу лет до вторжения в Скифию персидского царя Дария, то есть около 1513 г. до н. э. Историки относятся к этой информации без всякого интереса. Они раз и навсегда решили для себя, что скифы, аланы — ираноязычные племена. Когда сами персы иранцы( в своих произведениях 10 века, считают что аланы не имеют отношения к иранцам. В середине II тыс. до н. э. иранцы еще не выделились из арийской общности... Следы сынов Таргитая, древней Тартарии, Таргома, следует искать не на иранской, а на более древней почве

Отправлено спустя 34 минуты 12 секунд:
СКРЫТАЯ ИСТОРИЯ ВЛАДИКАВКАЗА

Буро -  древний ингушский город / сегодня Владикавказ/,
Ингушское поселение   "Буру-К1ала"( Барсуки),т.е. под крепостью,а посёлки Южный и Терк,входящие в настоящее время в черту г.Владикавказ именуются в народе,как Буру-Маг1а(за крепостью или выше/дальше крепости).
     Бурмасыг/Буро - укрепленное древнее ингушское поселение на левом берегу Терека..  Борутэ/Буро-т1е - название  древнего ингушского города на Тереке,  поселения в долине Трусо, о котором сообщает И. Бларамберг в первой половине 19 века. (И. Бларамберг, «Историческое, ... описание Кавказа», Москва, 2005, с. 234).
Судя по книге  этого российского офицера, на книге которого стоял гриф " секретно" («... Борутэ, которое уже разрушено», «крепость», можно утверждать, что это было укрепленное ингушское поселение. Так же ингуши называют г.Владикавказ.
230 лет назад когда заложили крепость Владикавказ, рядом существовали три ингушских селения:Заурово, Тоти, Темурхово. Буру - ингушское название нынешнего г.Владикавказ. ...Ингушский язык свидетельствует:  Бур - идол Солнца( бут- идол Луны). Буро - круг, город круглый в плане,( бурильг), крепость.

ХРАМ БУРО ; Гаппи-Села/Гаппы Уацилла/Паппи-Села -
маленькое каменное строение у северо-западной окраины с. Бурмасыг (Б 1 уро). «Святилище в честь св. Ильи». (А.Д. Цагаева, «Топонимия Северной Осетии», Владикавказ, 2010, с. 611) Указанный исследователь пишет, что, якобы, в святилище имелась «железная цепь небесного происхождения, которую при засухе обливали водой, чтобы вызвать дождь».  Вероятно, это святилище - культ крепости-замка Б1уро-Бурмасыг. Название святилища составлено в полном соответствии с правилами ингушского языка, по типу аналогичных святилищ в Ингушетии :Маьт-Села,Бейни-Села, Ауш-Села и.т.д.В ущелье Трусо есть также и другие топонимы,в которых сохранились названия ингушского "громовержца".

Древнее название Г1аппи- Мохк и храм Г1аппи-Села из древнего ингушского города Буру, ( Владикавказ ) имеют общую историю. Гап/ Каф/ Капа - так называли ингуши крепость, а семиты и тюрки весь Кавказ как единую крепость. Отсюда возможно объясняется одно из название алан- гапийцы, возможно к нему имеет отношение семитское хапиру..
На юго-восточной окраине г. Владикавказа находится хребет «Г1ог1ар-дукъ». Один из его отрогов наиболее близко подступает к правому берегу р. Терек, оставляя небольшое пространство, через которое в древности шла дорога через Терское ущелье в Грузию. На всем протяжении пути от урочища Заур до Дарьяла по ущелью имелись сторожевые посты, входившие в единую ингушскую обо­ронительную систему.

На упомянутом отроге «ГIогIар дукъ» у входа в ущелье располагалась кре­пость.«ГIап» или !!! «ГIап коа», с которой открывался прекрасный обзор прилега­ющей к северу равнины.
Древнее географическое имя Каф сохранилось в фольклоре и фразеологической системе татарского языка: Qaf tawi – название великой горы..Для киргизов прежних времен Koy-Qap - северная страна. Старое название г. Владикавказ - Qapkey.
Интересный лингвогеографический факт: Gapta; (Qap-ta;) - одна из четырех провинций Кавказской Гуннии ("История Армении" / М. Чамчян, 1784).
Историческое имя древнего народа -  Нахов.
 Г1ап -Г1аппи/Г1аппинцы;
Цанары?
б/- Зимой 853 года огромная 120 тысячная арабская армия Буги ал-Кабира разромила Армению, затем Грузию, и устремилась к аланским владениям.
Г1аппинцы потеряли убитыми около 16 тысяч воинов. Потери арабов неизвестны, но точно известно, что после этого арабы в Аланию не вторгались.

Г1апи - башенный комплекс ингушский род Г1аппхьархой("Г1аппхьар"  -  Сложное слово, двух корней " Г1апп " и  "Пхьар "/мастер)  братство с   Кхехкхой
ГIаппхьархой лоам -гора гапархоев.(ГIаппхьархой-название ингушского рода из.с.ГIаппи).
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 27697
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: История Владикавказа

Сообщение Gosha »

ГРАФ ПАВЕЛ СЕРГЕЕВИЧ ПОТЕМКИН

После генерала Якоби Кавказским корпусом некоторое время командовал генерал Фабрициан, по смерти которого, в октябре 1782 года, назначен был генерал-поручик граф Павел Сергеевич Потемкин (двоюродный брат светлейшего князя Таврического), уже известный тогда составлением проекта о заселении степного пространства нынешней Ставропольской губернии казенными крестьянами.

Граф Павел Сергеевич пользовался и репутацией боевого генерала. Он был украшен за первую турецкую войну Георгием 3-ей и 4-ой степеней, а во время пугачевского бунта находился в Казани и в качестве начальника секретной комиссии своими распоряжениями много содействовал успешной обороне города. Императрица наградила его тогда золотой шпагой, осыпанной алмазами, а вслед за тем он был пожалован Александровской лентой и камергерским ключом.

Потемкин прибыл на Кавказ восьмого октября 1782 года, когда походы Якоби еще были свежи в памяти кавказских народов, и наша Линия пользовалась поэтому сравнительным спокойствием. Нарушали ее время от времени лишь одни атагинцы, народ чеченского племени, славившийся с давних времен превосходной выделкой холодного оружия, составлявшего предмет справедливой гордости. Самый промысел этот уже развивал в жителях военные склонности и до некоторой степени ручался за их боевые достоинства. Они одни из всех чеченцев не хотели покориться русской власти и выдать аманатов. А так как подобное настроение их легко могло сообщаться другим чеченским племенам и аулам, то граф Павел Сергеевич решился, не теряя времени, предпринять их покорение.

В марте 1783 года отряд под начальством полковника Кека перешел за Сунжу и, оставив по пути в Ханкальском ущелье батальон с четырьмя орудиями, двинулся к аулу Атаги и предал его пламени. В то время, когда русские войска жгли и истребляли имущество атагинцев, последние, кинувшись в Ханкальское ущелье, ударили по батальону, рассчитывая истребить его, прежде чем успеет подойти к нему подкрепление. В случае успеха чеченцы заняли бы ущелье, и тогда полковник Кек, отрезанный от Линии, очутился бы в весьма опасном положении. Но батальон держался стойко, а между тем на выстрелы подоспел из Атагов отряд, и неприятель, поставленный между двумя огнями, потерпел решительное поражение. Четыреста тел осталось на поле сражения, и атагинцы вынуждены были выкупить их ценой своей свободы: они присягнули на подданство России и дали аманатов.

Покончив с чеченцами и не касаясь еще на первый раз главного вопроса колонизации края, Потемкин сосредоточил все свое внимание на наших дипломатических сношениях с Иверий и успел склонить грузинского царя Ираклия к принятию русского подданства. Торжественный акт об этом подписан был в городе Гори двадцать четвертого июля 1783 года. Этим актом впервые установлены фактические вассальные отношения Грузии к России. Предыдущие сношения, восходящие до времен царствования Грозного и отличавшиеся характером почти исключительно личных переговоров между монархами, не имели прочного политического значения, обнаруживая лишь не умиравшую духовную связь между единоверными народами. Крепнувшие сношения России с Грузией побуждали лучших грузинских людей переселяться в Москву и Петербург на постоянное жительство, но собственно подданство царства являлось только номинальным и нимало не помогало Грузии поддерживать свою автономию.

Вслед за монголами и турками, персияне в XVII веке до того поработили Грузию, что, по свидетельству путешественников, трудно было отличить ее от остальных провинций персидского шаха. Единственным препятствием к окончательному поглощению грузинской национальности магометанством оставалась христианская религия, неприкосновенно хранимая народом и в то время, когда высшие сословия, цари и князья Грузии уже заимствовали от кизильбашей не только одни модные чохи и модный язык, но и персидские нравы, обычаи и даже собственные имена, несмотря на то, что они были магометанские. Тегеран сделался тогда местом жительства грузинской аристократии и метрополией Грузинского царства. Но договор, заключенный Ираклием с императрицей Екатериной и разработанный в Георгиевске под непосредственным влиянием и руководством Потемкина, первым условием ставил для Грузии обязательство навсегда отказаться от подданства Персии; Екатерина же, со своей стороны, пользуясь тем, что Россия обязалась не только защищать Иверийское царство, но и поддерживать на престоле потомство Ираклия, ввела в Грузию русские гарнизоны и тем самым устранила силу дальнейшего персидского влияния. Центр тяжести грузинской жизни был, таким образом, передвинут обратно из Тегерана в Тифлис.

Вслед за грузинским царем присягнул на подданство России и тогдашний валий Дагестана, Муртазали, шамхал тарковский. К сожалению, кончина его остановила, как говорят современные акты, «торжественное того в действо произведение». Оно последовало только при его преемнике Бамате, послы которого, как увидим ниже, были приняты в Екатеринограде с особенной пышностью двадцать первого мая 1786 года. Императрица вполне оценила деятельность графа Павла Сергеевича и пожаловала ему, в чине генерал-поручика, ленту св. Владимира 1-ой степени, бриллиантовую табакерку со своим портретом и шесть тысяч рублей звонкой монетой.

Между тем вассальные отношения, в которые стала Грузия к России, естественно заставили Россию подумать об устройстве более правильного сообщения с этой страной. Единственная дорога, пролегавшая тогда через Кабарду до главного горного хребта, была настолько не безопасна от нападения горцев, что русским курьерам нельзя было ездить иначе, как с сильным конвоем. Это обстоятельство заставило возводить по дороге новые редуты и укрепления, которые, начинаясь Моздоком, оканчивались у самого подножия гор Владикавказской крепостью. Между Моздоком и Владикавказом построены были три редута: Григориополисский – в Малой Кабарде, Кумбелеевский – при реке того же названия и Потемкинский – на Тереке, близ Татартуба. Не ограничиваясь этим, Потемкин решился соединить Грузию с русскими владениями проложенном дороги и через Главный Кавказский хребет; тогдашние пути в Закавказье горами были едва доступны, даже для одиночных пешеходов, и большие сообщения происходили только через Дербент, по берегу Каспийского моря.

По распоряжению его восемьсот человек солдат дружно принялись за работу, и, несмотря на невероятные препятствия, представляемые на каждом шагу грозной природой, уже к октябрю 1783 года Кавказский снеговой хребет – там, где, по выражению поэта:

... носились лишь туманы

Да цари-орлы, — прорезан был дорогой, настолько удобной, что Потемкин уже без затруднения проехал по ней в Тифлис восьмериком в коляске. То был первый путь, проложенный через Кавказский хребет трудами русского солдата, путь, несмотря на гигантские сооружения, не стоивший правительству ничего, кроме нескольких лишних мясных и винных порций.


Ряд укреплений по дороге к Кавказскому хребту в сущности был новой боевой линией, заложение которой в самой земле кабардинцев не могло не вызвать опять против русских единодушного неудовольствия всех горских племен. Не только кабардинцы, непосредственно заинтересованные в этом деле, но даже лезгины, чеченцы и кумыки решились соединенными силами препятствовать русским работам. Потемкин опять увидел необходимость действовать оружием, и сильные отряды, сосредоточенные им в Науре и в Моздоке, осенью 1783 года перешли за Сунжу. Пока генерал Самойлов проходил лежащие в Чечне и ныне знаменитые дремучие гехинские леса и битвы гремели на берегах Валерика, Гойты, Рошны и Гехи, сам Потемкин приблизился к Ханкальскому ущелью, и шестого октября два батальона Астраханского полка, предводимые храбрым полковником Пьери, взяли его приступом, открыв таким образом свободный путь в Чечню. Чеченцы на время присмирели. Вся экспедиция эта окончилась в несколько дней, и девятого октября войска возвратились на Линию.

В феврале 1784 года, когда Суворов выехал в Россию, граф Павел Сергеевич назначен был кавказским генерал-губернатором и командиром обоих корпусов, расположенных на линии, приобретшей особое значение для России с тех пор, как было решено водворить за ней мирные деревни хлебопашцев. Таким образом, вопрос о колонизации края русским элементом выдвигается в этот момент на первый план, и ему главнейшим образом и посвящена мирная деятельность Потемкина, на довольно долгое время отстранившая чисто военные вопросы. Потемкин обратился во внутренние губернии с вызовом к однодворцам и государственным крестьянам, приглашая их на новые места, находившиеся под прикрытием наших укреплений. Вызов увенчался полным успехом, и скоро желающих явилось такое множество, что на первых порах с трудом успевали отводить и распределять земли под новые поселения.

Как жили здесь первые русские поселенцы, привлеченные в этот край многими льготами и естественными богатствами, об этом не сохранилось солидных известий. Нужно, однако же, полагать, что жизнь их была далеко не безопасна, что они, подобно линейным казакам, должны были выходить на работу в поле не иначе, как с оружием в руках. Несмотря, однако, на предосторожности, которые предпринимались, особенно на первых порах, горские партии все-таки прорывались сквозь русские кордоны и нападали на жителей тем охотнее, что находили у них сравнительно легкую и верную поживу.

Чтобы дать крестьянам хоть некоторую самозащиту, Потемкин стал заселять целые деревни отставными солдатами, как людьми, уже знакомыми с оружием, и этой мерой действительно успел поднять дух новых поселенцев настолько, что в скором времени мирные села с успехом стали отбиваться от горцев. Степь, еще недавно представлявшая собой картину необозримой и безлюдной пустыни, закипела небывалым оживлением. Гражданское развитие края в течение года подвинулось настолько, что сенат высочайшим указом от пятого мая 1785 года признал своевременным учреждение кавказского наместничества из двух областей – Кавказской и Астраханской. Наместником Кавказа назначен был граф Павел Сергеевич Потемкин. Он находился тогда в Петербурге, а потому, по возвращении на Линию в исходе августа, был принят уже не только как командир Кавказских корпусов, но как настоящий правитель Кавказа и государев наместник.

Необходимо заметить, что звание это тогда получали только сановники, пользовавшиеся особенным доверием императрицы. В их руках сосредоточивалось все управление краем, и им же подчинялись все военные и гражданские власти. Почести, которые присваивались наместникам, являли в них уже настоящих представителей особы государя. Так, при всех торжественных случаях они выезжали не иначе, как в сопровождении отряда легкой кавалерии, окруженные адъютантами и молодыми дворянами, которые под их руководством должны были образовывать себя к полезному служению отечеству.

Таким образом, Кавказский край получал самостоятельное гражданское управление, и Астрахань на первый раз передала свои права Екатеринограду, куда Потемкин и перенес свою резиденцию. Екатерииоград, стоявший при слиянии двух рек, Терека и Малки, заключал в себе в то время станицу волжских казаков, солдатскую слободу и небольшую крепость, в которой, собственно, и находился дом, вернее – дворец наместника, выстроенный с необычайной для Кавказа роскошью. Памятником этого минувшего величия города и доныне остались поставленные тогда Потемкиным триумфальные ворота с многообещающей на них надписью: «Дорога в Грузию», ныне уже стертой и замененной другой: «Построены попечением генерал-губернатора Потемкина в царствование императрицы Екатерины П. Возобновлены главнокомандующим и наместником Кавказского края князем М.С. Воронцовым в 1847 году».

Сам Потемкин служил олицетворением старинного русского барства и не жалел издержек там, где нужно было поддержать свое представительство. Он окружил себя многочисленной свитой, давал роскошные праздники, и горские князья лучших фамилий всегда толпились около него со своими уорками и узденями. Потемкин ласкал этих представителей черкесской аристократии, дарил и покупал их золотом. При легкомыслии и дикой жадности горцев, он этим путем узнавал обо всех враждебных предприятиях и, принимая своевременные меры, успевал разрушать их в самом зародыше. Но главной системой его политики было правило dividi et impera – поддерживать между горцами постоянные распри и, помогая слабым, не давать усиливаться тем, которые могли быть опасны для русских.

В это-то время Потемкин принимал у себя послов шамхала тарковского, считавшегося валием, то есть правителем всего Дагестана, присланных для принятия русского подданства. В роскошных каретах, сопровождаемые блестящим эскортом из линейных казаков, послы проехали прямо во дворец, где было уже приготовлено все, чтобы ослепить их пышностью, окружавшей наместника. Шествие их открывал церемониймейстер со своими ассистентами, за ним следовал маршал и, наконец, послы, которых почтительно поддерживали под руки наши офицеры.

Миновав длинную анфиладу комнат, процессия вступила в залу, посреди которой величественно возвышался императорский трон. При ступенях трона на богатом кресле сидел наместник.

Выслушав сидя приветственную речь от лица Бамата, он встал со своего места и указал рукой на большой портрет императрицы. После преклонения колен у ступеней трона, послы громко и внятно произнесли присягу от .лица своего владетеля. Пятьдесят пушечных выстрелов, музыка и грохот барабанов возвестили городу о принятии шамхала в русское подданство.

Все эти благоприятные обстоятельства немало способствовали тому, что хотя Линия находилась постоянно в тревожном положении, но она была уже настолько сильна, что даже такое крупное событие как газават – священная война, провозглашенная в горах появившимся в то время на Кавказе магометанским пророком, известным под именем Шейх-Мансура, – не могло нарушить общего спокойствия мирных обитателей края. Восстание было подавлено, и Шейх-Мансур должен был бежать за Кубань.

Дела войны, к сожалению, мешавшие Потемкину посвятить себя всецело административной деятельности, однако не помешали ему продолжать дело гражданского развития страны. Отражая набеги горцев, ведя дипломатические сношения с Персией и Грузией, где почти во все время его управления шли кровопролитные междоусобные войны, он в то же время в тиши кабинета обдумывал, а затем и приводил в исполнение много полезных мер. Кавказ обязан ему не одним заселением своего степного пространства мирными селами и деревнями. При нем же учреждены из бывших крепостей первые кавказские города: Кизляр, Моздок, Екатериноград, Ставрополь, Георгиевск и Александровск (Александровск и Екатериноград впоследствии были обращены в казачьи станицы). Он вызвал на Кавказ немецких колонистов, чтобы с их помощью устроить несколько заводов для шелководства и виноделия и дать сельскому хозяйству русского крестьянина вообще более широкое и правильное развитие. Наконец, он же хлопотал о привлечении в новозаселяемый край армян, на которых смотрел, как на посредников в нашей торговле, начинавшей уже мало-помалу зарождаться кое-где в пограничных местах между русскими и горцами. В видах же большего обеспечения русской границы, им сделана была попытка обратить весь кабардинский народ в поселенное войско, вроде казачьего, но, к сожалению, эта мера оказалась преждевременной, и Потемкин вскоре вынужден был от нее отказаться.

В 1787 году, когда началась вторая турецкая война, граф Павел Сергеевич назначен был в дунайскую армию и передал ведение военных действий генерал-аншефу Текелли. Потемкин уже не возвращался на Кавказ, хотя и сохранял за собой звание кавказского наместника до 1791 года, когда назначен был туда генерал-аншеф Иван Васильевич Гудович.

В действующей дунайской армии Потемкин особенно отличился при штурме Измаила, во главе знаменитых фанагорийских гренадер, и награжден орденом св. Георгия 2-ой степени. Затем он отправился в Польшу, участвовал в победах Суворова, получил чин полного генерала, а через два года, возвратившись в Москву, неожиданно скончался от удара.

К сожалению, эта внезапная смерть вызвала среди современников различные загадочные толки, весьма нелестные для памяти покойного графа. Случилось так, что он скончался в тот самый день, когда получил известие о назначении в Петербурге формального следствия по поводу одного замятого им прискорбного дела, имевшего место на Кавказе в последний год его управления.

Обстоятельство это, набросив мрачную тень на память одного из даровитейших людей екатерининского века, состояло в следующем. Один из братьев персидского шаха аги Мохаммед-хана, спасаясь от его преследований и настигаемый погоней, бросился в Кизляр искать защиты у русских. Тогдашний комендант Кизляра, бригадир Вишняков, послал к нему навстречу несколько лодок с солдатами, но едва солдаты вошли на корабль, как бросились на персиян, перерезали их, разграбили несметные сокровища, вывезенные с собой принцем, а самого его бросили в море. Почему Потемкин замял такое вопиющее дело – тайна, которая сошла с ним в могилу.

В заключение не лишнее прибавить, что граф Павел Сергеевич был известен в русской литературе многими сочинениями. Из них два капитальных труда его – «История пугачевского бунта» и «Описание кавказских народов» – остаются неизданными и поныне. Обстоятельство, о котором нельзя не пожалеть, потому что в сочинениях, составленных не очевидцем только, но лицом, близко стоявшим ко всем описываемым событиям, нужно ожидать много интересных данных и разъяснений в истории как пугачевского бунта, так и Северного Кавказа в XVIII веке.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Adam
Всего сообщений: 4479
Зарегистрирован: 29.01.2018
Возраст: 27
 Re: История Владикавказа

Сообщение Adam »

Данный фильм создавали не ингушские исследователи, но даже источники из фильма позволяют судить что автор слегка преувеличивает.. На самом деле масштабная фальсификация полным ходом и задним числом была во время Сталина, который пытался расчистить путь своим соплеменникам. Более того на взгляд исследователей Сталин выполнял внешнее указание по «ограничению руской истории».
И эти сталинские традиции в истории действуют в наши дни.
«По важности места, занимаемого ингушами…сколь неприятные последствия могли бы произойти, если бы народ сей самый воинствующий и мужественнейший был доведен до возмущения, решил бы удалиться в горы.” Генерал Ермолов

Следующая инфо говорит, что ингуши которые добровольно вошли в состав России должны были иметь конфликт с царизмом..

Внутренний мир ингушей раскрывает и следующая информация Н.Ф. Грабовского.

“К одному ингушу, - пишет он, - заехал переночевать путник, оказавшийся жителем какого-то ханства в Дагестане. После обычных приемов гостеприимства хозяин дома вступил в разговор с гостем и услышав повторяемое слово “Бек”, спросил его о значении этого слова. Гость объяснил, что слово это означает у них большой господин и в свою очередь полюбопытствовал узнать – есть ли у ингушей Беки. После отрицательного ответа и последовавшего удивления гостя последний воскликнул:
- Ну а кто же вы такие и как можете жить, когда не имеете Бека?
- Мы? А есть у вас еще старше Беков?
- Как же, есть!
- Кто?
- Большой человек – хан!
- Ну а выше хана еще есть?
- Есть, но далеко только… самый большой человек - падишах!
- Хорошо! А еще старше падишаха есть?
- Старше?
- Кто же может быть старше падишаха? Один только Аллах и пророк его Мухамед!
- Ну вот, падишах нам равный человек! У нас как и у него кроме Бога никого нет старше”.
Аватара пользователя
Автор темы
Adam
Всего сообщений: 4479
Зарегистрирован: 29.01.2018
Возраст: 27
 Re: История Владикавказа

Сообщение Adam »

НЕ МОГУТ ВЫЙТИ ИЗ МАТРИЦЫ !

Данная инфо Н.Ф. Грабовского. говорит, что ингуши которые добровольно вошли в состав России должны были иметь конфликт с царизмом.. как когда то возник конфликт с Нимродлм. При всем современном многообразии религий и верований, если копнуть поглубже и отмотать пленку в далекое прошлое, окажется, что все они сводятся всего к ДВУМ источникам, двум пра-религиям. Условно их можно назвать так: религия Авраама и религия обожествленных людей - царей Нимрода (она же язычество, она же политеизм). В ингушском мире который совпадает с авраамической религией Эл-князь, царь мог быть только Всевышний.



В «каменной исполинской истории», горной Ингушетиии, подобной своим нартам рождённым из камня, отражены не только имена библейской семьи Ноаха, но и присутствуют общие и основные для Писания и внебиблейского мира сюжеты.
Например, в знаменитой истории о потопе. Когда в конце XIX века был расшифрован шумерский эпос «Песнь о Гильгамеше», это вызвало потрясение — оказалось, что у шумеров был сюжет о потопе, в деталях напоминавший библейский. Ингушский потоп намного ближе и связан со столовой горой Мят-лоам, отраженный в истории митраизмом как основой христианства. В ингушском случае невозможно просто сказать что «Библия содержит сюжеты, общие для всего этого региона, подобное совершенно ожидаемо и тд». Странности в том что данная тема не отрицается а игнорируется, не замечается..

Отправлено спустя 1 час 21 минуту 37 секунд:
Ингушские предания, сказания НЕ НУЖНО РАССМАТРИВАТЬ КАК ВЧЕРАШНИЙ ДЕНЬ ; Пример о имени легендарного старейшины Газда противнике выбора Эла- князя ..( этой истории ТЫСЯЧИ ЛЕТ, поскольку в языках мира Г1азд - сакральный посох против сил тьмы и зла, против сословии) .
Ингушское предание «О Газде» свидетельствует, что ответственная СВОБОДА была тяжким испытанием,  вызовы времени  заставляли свободных ингушей, думать о выборе князя, царя как и у библейского народа, которым такой выбор облегчал жизнь, и которое закончилось предложением старейшины Газда..  «Клянусь моим отцом! — воскликнул Газд. — Как ослиный ремень к шелковым одеждам, так князь и раб не идет ингушам!»
Тогда все собравшиеся единодушно постановили: «Пусть вырастет негодное потомство у того, кто отныне предложит поставить над ними князя». И разошлись собравшиеся со словами: «У кого есть рабы, пусть сейчас же отпустит их на волю». (Повторяем имя Г1азд в истории - сакральный посох против сил тьмы и зла, против сословии).


В Свящённых Писаниях отражен подобный факт обращения старейшин Израиля к последнему судье Самуилу. Они просили: «поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов» (1 Цар. 8, 5). (Самуи;л — древнееврейское ивр. (Шмуэль) Шамиль)
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 27697
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: История Владикавказа

Сообщение Gosha »

СУВОРОВ НА КАВКАЗЕ

В то время как Якоби занят был устройством Кавказской линии от Моздока до крепости св. Дмитрия, (ныне Ростов-на-Дону), Суворов, почти одновременно с ним назначенный на Кавказ, приступал к заложению нескольких приграничных крепостей и редутов по правому берегу Кубани, желая связать эту новую линию с Азовско-Моздокской. Начиналась славная эпоха присоединения Тавриды, ожидали новой турецкой войны, и укрепление границ со стороны Кубани становилось тогда делом весьма важным. Тысячи солдат работали над устройством укреплений, в то время как Суворову приходилось отбивать беспрерывные и беспокойные набеги закубанских горцев. Как лихой наездник, Суворов лично преследовал их с легкими своими отрядами.

Сооруженная Суворовым линия, начинаясь от нынешней Кавказской станицы, простиралась до устьев Кубани и заключала в себе четыре крепости и двадцать редутов; крепости были: Александровская, Марьинская, Копыл и Новотроицкая. Когда в 1778 году Турция окончательно признала независимость Крыма, линия эта была оставлена, и войска, занимавшие ее, отведены были в Россию. С этих пор Суворов, имея другие назначения, не находился при Кубанском корпусе, которым временно командовали сначала генерал-майор Рейзер, потом генералы Бринк, Леонтьев и Пилль. Но Суворову скоро опять пришлось быть в этом крае. Новая цепь укреплений, значительно затруднившая набеги черкесов, не могла нравиться и хищным, считавшимся в подданстве крымского хана, ногайцам, жившим по Кубани и кочевавшим в окрестностях Тамани и Ейска; и для них она имела фатальное значение.

Чтобы понять значение сооруженной Суворовым цепи укреплений, а также и последующей его деятельности на Кубани, необходимо ясно представить себе, что такое происходило тогда в том крае. К югу от Дона и его притока Маныча простиралась до самой Кубани обширная степь, по которой привольно кочевали ногайцы – настоящие хозяева края. За Кубанью начинались горы, и оттуда ежеминутно грозили нападения черкесов. Были ли ногайцы в мире с черкесами, враждовали ли с ними, на русских поселениях на Дону одинаково тяжко отзывались как мир, так и война между ними. Ногайцы то вместе с черкесами производили опустошительные набеги вплоть до Черкасска, грабя донские села и выжигая пастбища, то с огнем и мечом сюда же шли, гонимые черкесами. Занимая и укрепляя Кубань, русские смиряли край и обеспечивали свои донские поселения.

Но этим исчерпывалась только половина задачи. Ногайцы считались в подданстве крымских ханов и фактически очень часто подпадали под их влияние. Моздокско-Азовская линия казацких крепостей и поселений, прекратив сообщения ногайцев с крымцами сушей, южными степями через Дон, в сущности, совсем не отделила их от Крыма. Нынешний Керченский пролив, соединяющий Черное море с Азовским, узкий и удобный, делал сношения крымцев с ногайцами очень легкими. Устья Кубани и наносные полуострова, тут находящиеся, пункты Тамань и Анапа были, таким образом, во время войн весьма важными пунктами, занятие которых отдавало в руки ключ сношений с Крымом. Тут именно и оперировали русские в эпоху завоевания Крыма. Когда Крым стал русской провинцией, важность этих пунктов значительно уменьшилась и укрепления по Кубани, как мы видели, уже потеряли то значение, которое им придавалось.

Ногайцы между тем не представляли такого мирного населения, с которым бы легко жилось и после покорения Крыма и занятия Кубани, избежать с ними серьезной борьбы было трудно. Вся история их в этом краю, со всеми войнами с черкесами и набегами на Дон, приводила их к тому, что русское правительство не могло не желать отделаться от них. К истории их мы и должны теперь обратиться.

Главных ногайских орд было четыре: Едисанская, Едишкульская, Джунбулацкая и Будмацкая. Все они кочевали прежде в Бессарабии, но во время первой турецкой войны вступили под покровительство России и с дозволения императрицы Екатерины II поселились в нынешней земле Черноморского войска. Но в этом же краю с давних времен кочевали татары касаевские, наврузские и бестеевские, которые с появлением ногайцев большей частью ушли за Кубань и сделались непримиримыми врагами своих единоплеменников.

В первые годы своего поселения ногайцы, управляемые благоразумным и преданным России Джан-Мамбет-беем, жили довольно спокойно. Но едва Мамбет умер, как в орде начались волнения. Поводом к ним послужило возведение на крымский престол Шаниг-Гирея, прежнего ногайского султана, что оскорбило многих именитых мурз, считавших себя не ниже его по достоинству. Образовались две партии: покорных и непокорных хану; к последним пристали черкесы и вместе с татарами стали производить вторжения, разбои и опустошения в улусах тех, которые хотели оставаться послушными своему повелителю. Запылала междоусобная война. К этому бедствию между тем присоединились неурожаи хлеба и трав, чума, занесенная из Турции, и падеж скота. Гнев Божий явно тяготел в это время над остатками некогда сильного народа, более двухсот лет тиранившего Россию. Ослабленные вконец и лишенные почти всех средств к существованию, они врывались со своими стадами в богатые Манычские и Егорлыкские степи, принадлежавшие донцам. Эти-то поземельные споры двух давно враждовавших народов и имели, как увидим, решительное влияние на последующую судьбу ногайцев.

Во главе недовольных татар стоял в то время едисанский мурза Джаум-Аджи, твердый и честолюбивый старик, которого уважали ногайцы за откровенность, мужество и постоянную верность данному слову. Будучи непримиримым врагом черкесов, Джаум-Аджи вдруг, по одному обстоятельству, сделался их союзником. Во время последнего своего похода за Кубань он имел несчастье попасться к ним в плен и там, удрученный оковами и томимый голодом, вынужден был за свою свободу дать горцам клятву, что не только не будет вперед вести с ними войн, но и всячески постарается соединить их с ногайцами.

Имея некоторую заручку в орде и вместе с тем подстрекаемые Портой, черкесы решились открыть военные действия против русских, с тем чтобы и ногайцам помочь овладеть Манычской степью.

Это было в 1777 году. На Кубани стояли два донских полка, Кульбакова и Вуколова, которые вместе с Иллирическим гусарским полком[20] держали кордонную цепь. На эти-то полки по указанию Джаума черкесы и обратили первые свои удары с удивительным искусством и дерзостью, как это видно из следующего примера.

Шестого июня, часа в четыре пополудни, на одном из постов вблизи Темрюка замечено было неприятельское судно, которое, мелькнув по реке, исчезло в камышах и больше не показывалось. Начальник поста счел нужным известить об этом полковника Кульбакова, стоявшего лагерем на довольно значительном от него расстоянии. Кульбаков приехал сам с двухсотенным отрядом, но так как тревога оказалась фальшивой, то он приказал казакам, утомленным быстрой ездой, расположиться на отдых, но коней не расседлывать. Ночью бушевала буря, а перед самой зарей окрестности Кубани покрылись густым туманом, за которым в нескольких шагах уже ничего не было видно.

В эту-то ненастную пору пятьсот черкесов, скрытно переплыв Кубань, зашли в тыл донцам и вдруг без выстрела и крика бросились в кинжалы. Кровь полилась мгновенно по всему бивуаку. Напрасно раненые и часовые кричали своим товарищам об опасности – их голоса заглушала буря, и прежде чем казаки очнулись, многие из них уже перешли от временного покоя к вечному.

При первых выстрелах Кульбаков явился посреди бивуака, и знакомый голос его ободрил казаков. Три-четыре десятка донцов, успевших вскочить на коней, примкнули к своему командиру и вместе с ним бросились в пики. Между тем, тревога распространилась по окрестным постам, и горцы, опасаясь быть окруженными, ушли за Кубань.

С этих пор черкесы не давали покоя нашим пикетам. Кульбаков и Вуколов, придвинувшись со своими резервами к самой Кубани, отражали нападения, и лишь однажды зимой посты их были сбиты более сильным неприятелем, который прорвался тогда до самого Копыла и был разбит только уже под стенами этого города.

Бдительность казаков, их опытность в кордонной войне заставили черкесов перенести свои действия в район, занимаемый гусарами. Здесь, в одну из темных ночей, им удалось действительно отогнать лошадей целого гусарского эскадрона, ходивших без присмотра. Эскадронный командир, разбуженный тревогой, бросился в погоню с пешими гусарами, но попал в засаду, был окружен и погиб вместе с людьми и лошадьми эскадрона.

Пока происходили эти набеги, ногайцы, со своей стороны, не оставались в бездействии. Собрав значительные силы, они под предводительством Товсултана, Джаума и Катарса потянулись к Манычской степи. Озадаченный внезапным движением мурз и полагая, что они нападут на Дон соединенными силами, по примеру недавно мечтавшего об этом Девлет-Гирея, атаман Иловайский приказал полкам, стоявшим в Задонской степи, спешить на соединение к нему в Черкасск и, кроме того, призвал к оружию всех жителей города. Готовность донцов отразить удар расстроила планы татар. Не успев завладеть Манычской степью, они охладели и к новым своим союзникам; так что, когда весной 1779 года черкесы бросились на Моздокскую линию, касаевцы первые отказали им в помощи, а джумбулакцы сами сделали на черкесов набег и разорили за Кубанью несколько аулов.

Вражда еще недавних друзей запылала со страшной силой. Первыми испытали на себе месть касаевские аулы, разбитые и разграбленные в то время, когда Дулак-султан с сильной черкесской партией возвращался из своего набега на линию. Та же участь грозила и джумбулакцам, но здесь черкесы ошиблись в расчете. Джумбулакцы встретили их двухтысячным войском и в происшедшем сражении нанесли поражение своим противникам, вынудив их бежать за Кубань. Между тем, разбитые ими касаевцы, оправившись, стерегли их в засаде, и только лишь черкесы подошли к переправе, напали на них с двух сторон и отняли все награбленное имущество. Сам Дулак-султан едва спасся в горы, большая часть его шайки погибла.

Но то была искра, брошенная в порох. Чувство мщения, всегда воодушевлявшее черкесов, не позволило им забыть своего поражения, и Дулак-султан принялся с такой энергией за сбор нового войска, что не прошло и двух месяцев со времени последнего похода, как он со свежими силами вновь уже вторгся в Ногайскую орду и опустошил берега Бейсуги, Есени и Еи. Слыша повсюду вопли разоренных жителей, ногайские мурзы решились поголовно ополчиться против неприятеля, чтобы разом окончить бедственную войну. На общем совете начальство над ополчением вверено было Мамбету Мурзабекову, едишкульскому мурзе, опытному и даровитому военачальнику, который на этот раз был облечен почти диктаторской властью. После нескольких мелких ошибок оба враждебные народа встретились наконец близ Ейского укрепления, и здесь в октябре произошло между ними кровопролитнейшее сражение. Черкесы были разбиты, но потеря с обеих сторон была громадная.

Ногайцы торжествовали победу, рассчитывая, что надолго избавились от своих докучных врагов. Но радость их была непродолжительна, так как в начале 1780 года черкесы опять внесли огонь и меч в ногайские орды. Один из этих отрядов, под начальством Дугузея, разбил джумбулакцев и прорвался до самого Ейска, но тут ногайцы напали на него с превосходнейшими силами и с лихвой отплатили за первую свою неудачу. Сам Дугузей был убит. Зато другие отряды, предводимые Дулак-султаном и Кизильбеком, разграбили несколько улусов и угнали множество татарских лошадей. К счастью, нападения их на русские отряды нигде не имели успеха. Так, есаул Лактионов с двумя сотнями донцов разбил в это время значительную черкесскую партию, подходившую под Ставрополь с Аслам-Гиреем, и самого его взял в плен, а тридцать казаков из полка Ребрикова в то же время разбили на Кубани впятеро сильнейшего неприятеля и этим отомстили за смерть своего есаула Терезникова.

Опустошительные вторжения черкесов в Ногайскую орду, кроме разорения народа, имели и пагубное влияние на характер людей, без того склонных к дикой свободе и вольности. Забытые на время междоусобные их распри возникли с новой силой, и весной 1781 года в орде вспыхнул мятеж против хана Шагин-Гирея. Порта спешила поддержать возмущение, но она ошиблась в расчете, предполагая приобрести через это влияние на край, – восставшие ногайцы менее всего думали о турецком подданстве. Они просто полагали, что русское правительство, устрашенное бунтом, уступит им Манычскую степь без боя, из одного опасения лишиться выгод, сопряженных с их обладанием, но этим надеждам не суждено было сбыться.

Как только сделалось известным, что толпы бунтовщиков приближаются к Ейску, атаман Иловайский отдал приказ: «Быть целому войску в ежеминутной готовности к походу против бунтующих татар». Оторванные от своего хозяйства в самую горячую пору, донцы тем не менее вооружились охотно, чтобы дать достойный отпор своим ненавистным врагам. В то же время и генералы Фабрициан и Пилль со своими корпусами двинулись к нашим границам. Окруженные со всех сторон и не имея обдуманного плана, как действовать в обстоятельствах для них неблагоприятных, ногайцы окончательно потеряли голову, и их коварные замыслы обрушились на них же самих пагубными последствиями междоусобной войны.

Опять возникли две партии, из которых одна настойчиво требовала примирения с ханом, другая же, во главе которой стоял Джаум, желала уйти за Кубань, чтобы пристать к черкесам. Взаимные пререкания окончились резней, во время которой много погибло народу как с той, так с другой стороны. Отбившись наконец с большим уроном в людях, благонамеренные мурзы достигли устья реки Кирпилей, где соединились с Мамбетом Мурзабековым, известным победителем черкесов. Он тотчас перешел в наступление, и сам атаковал мятежников. Двадцатого августа снова загорелось между ногайцами сражение, не имевшее, впрочем, никаких решительных последствий, кроме разве того, что в этом сражении был убит старший сын Джаума, Мансыр, и несколько мурз взято было в плен как с той, так и с другой стороны.

Огорченный потерей лучшего из своих сыновей, Джаум прекратил упорную битву и просил Мамбета удалиться в свои места, обещая вскоре последовать за ним, чтобы примириться с ханом. Но едва последний распустил аулы, как Джаум со свежими силами напал на него врасплох и разбил наголову. Побежденные мурзы бежали в Ейск, а мятежники принялись за грабеж покинутых ими кочевий.

Случилось, что одна из шаек напала при Чалбасах на рыбные промыслы Маркова, где одиннадцать работников, малороссов-крестьян, оказали ей неожиданно сильное сопротивление. Не имея пуль, упрямые хохлы заряжали ружья оловянными пуговицами с кафтанов и, отстреливаясь таким образом, несколько часов выдерживали неравный бой с неприятелем, осыпавшим их своими стрелами. Только совершенное истощение пороха заставило их ретироваться в камыши, и лишь тогда татарам удалось наконец овладеть заводом.

Джаум между тем отошел на Кубань и там собрал военный совет для окончательного решения участи ногайцев. Голоса разделились: старый едишкульский мурза Муса, один из главных зачинщиков мятежа, предложил удалиться в Сунджук и оттуда морем пробраться в Бессарабию. Кое-кто разделил это мнение, но с ними не согласился Амурат-султан, который, как сын горского владельца, требовал лучше отдаться черкесам. Предложение это, одобренное почти всеми, отвергнуто было Джаумом, который убеждал не спешить, а дождаться более благоприятных обстоятельств, отстаивая в случае нужды грудью свою независимость.

По всей вероятности, спор, начатый при этом, окончился бы новой резней, но слух о приближении русских войск заставил все партии поспешно бежать за Кубань, где каждый мог распорядиться собой уже по своему усмотрению.

Казалось, что после удаления главных мятежников спокойствие должно было бы водвориться в крае. Но этого не случилось, волнения не прекращались весь 1782 год; и до тех пор, пока существовала на Кубани орда, нечего было и думать о заселении степного пространства нынешней Ставропольской губернии губернии каким бы то ни было оседлым мирным населением.

Таврида в это время только что поступила в число русских провинций. Жители отдыхали от смут и междоусобий, терзавших Крым в продолжение двенадцати лет и особенно в последнее царствование несчастного хана Сагиб-Гирея. Посетив Петербург и прельстившись устройством войск, правлением и бытом русских, хан вздумал преобразовать свой край и действительно перенял некоторые европейские обычаи. Но так как всякое преобразование государства требует непоколебимой настойчивости и железной воли, то хан, слабый, не имевший никакой власти над умами народа, успел возбудить только ненависть и мятежи. Родной брат его, Батый-Гирей, принял начальство над мятежниками и осадил хана, укрывавшегося в стенах Кафы с немногими преданными ему вельможами. Императрица Екатерина II восстановила его на шатком престоле, но вскоре восстала против него Оттоманская Порта, и янычары наводнили Таманский полуостров. Хан, не имея возможности противиться им вооруженными силами, послал в Тамань для переговоров молодого князя, сына Чагир-Агадура, своего первого поверенного. Посланному отрубили голову. Раздоры и бунты вспыхнули сильнее прежнего, и хан, убедившись наконец в слабости своего государства, отдался под власть русской императрицы, и сам удалился с большим пенсионом в Россию.

С уничтожением Крымского царства Потемкин решился наконец положить предел необузданному своеволию и ногайского народа. Он приказал переселить его в обезлюдевшие после пугачевского бунта Уральские степи и поручил исполнение этого дела Суворову, которого нарочно для этой цели вызвал из Крыма.

Приняв немедленно Кубанский корпус, Суворов прибыл в Тамань и отсюда разослал прокламации к ногайским старшинам, приглашая их собраться к Ейску, чтобы выслушать отречение законного их повелителя Шагин-Гирея от крымского престола и принести присягу на верность русской монархине.

В назначенный день, двадцать восьмого июня, вся степь вокруг города Ейска покрылась татарскими кибитками. Суворов постарался придать насколько возможно более торжественности празднику. Все русское войско поставлено было в ружье, в полковых церквах служили молебны за здравие и долгоденствие императрицы, новой повелительницы древней Тавриды, откуда воссиял России свет истинной веры. Гром пушек и колокольный звон возвестили народу об окончании религиозной церемонии. Тогда Суворов, сопровождаемый блестящей свитой, явился в кругу ногайских старшин и громким голосом прочитал манифест Шагин-Гирея, в котором он, отказываясь от престола, уступал свое царство русской императрице. Ногайцы выслушали манифест спокойно и от лица всего народа тут же присягнули на верность новой повелительнице.

После этого начался пир. Сто волов и восемьсот баранов было изжарено и сварено для угощения народа. Шесть тысяч ногайцев засели на разостланных коврах и, забывая постановления Корана, дружно осушали кружки с вином, медом и пивом. Два дня длился пир и на третий завершился народными конскими скачками и джигитовкой.

Между тем Суворов, исполняя волю светлейшего князя Потемкина, успел уговорить тут же многих почетнейших мурз и султанов к переселению с Кубанских степей на раздольные кочевья за Волгой. Через неделю несколько тысяч ногайцев уже готовы были двинуться в путь. Казалось, все должно было обойтись спокойно и мирно, но Суворов знал, с кем имеет дело, а потому, пируя, принимал все меры предосторожности против новых своих друзей.

Предосторожности эти оказались как нельзя более уместными. Неожиданная весть о переселении орд на Урал поразила умы диких ногайцев, враждебно относившихся ко всякой новизне. Вдобавок возник слух, что русские нарочно ведут ногайцев в непроходимые степи с целью погубить их. Повсюду послышался глухой ропот и призыв к оружию. Междоусобная брань запылала так быстро, что прежде чем русские успели вмешаться, уже погибли все лучшие и преданнейшие России люди. Десять тысяч мятежников устремились на роту Бутырского пехотного полка, содержавшую форпост на речке Ее. Командир роты, поручик Житков мужественно выдержал несколько яростных атак, но, вероятно, погиб бы, если бы не подоспели на помощь сперва эскадрон князя Кекуатова, а потом полковники Телегин и Павлов со своими отрядами. Тогда, по словам Суворова, началась ужасная рубка татар. Самый главный их предводитель, кунакайский мурза, был убит. Об этом поражении ногайцев Суворов известил атамана Иловайского, двигавшегося к нему на помощь, следующим лаконичным письмом: «Ваше превосходительство! Остановитесь. Полно! Все теперь благополучно, только канакаевцы почти все перекрошены. Самого (Канакая) небрежно прострелили в ухо».

Татары загнаны были в болотистую речку и, не видя спасения, в припадке бессильной злобы, сами истребляли свои драгоценности, резали жен и бросали в воду младенцев.

Сильное поражение не только не образумило ногайцев, но еще более воспламенило их злобу. Составился новый и весьма опасный заговор. Было условлено, что одна часть ногайцев произведет опустошительный набег на донскую землю с целью отвлечь внимание и силы Кубанского корпуса, а другая в то же время по данному сигналу должна была броситься на русские отряды и, истребив их, бежать за Кубань, где черкесы обещали им помощь.

Этому хорошо задуманному плану, однако, не суждено было сбыться. В то время, когда ногайцы двигались к Дону, оттуда, по требованию Суворова, шли три казачьих полка под начальством известных своей решительностью и быстротой действий Серебрякова, Попова. Они случайно открыли сильное скопище ногайцев, стоявшее на речке Кую-Ея, и десятого сентября напали на него совершенно внезапно. Произошла жаркая битва. Татары были наголову разбиты и преследуемы донцами до позднего вечера.

Между тем мятеж охватил все ногайские орды. Незначительная русская пехотная стража, находившаяся при них, была изрублена, и, увлеченные этим легким успехом, ногайцы устремились к Ейску, думая внезапно овладеть городом. Пристав Лешкевич успел, однако же, отбить их с уроном. Тогда ногайцы отступили, но, соединившись с черкесами, снова осадили Ейскую крепость. Три дня татары с бешенством нападали на крепостную ограду, но, не имея пушек, не могли овладеть ею и, наконец, видя полную неудачу, бежали за Кубань.

Суворов верно рассчитал, что быстрый удар мгновенно может погасить восстание, а потому решился перенести военные действия на вражескую землю. Русские войска перешли Кубань. Здесь присоединились к ним донцы со своим атаманом Иловайским, и весь отряд на рассвете первого октября скрытно приблизился к ногайскому стану, раскинутому на правом берегу Лабы, верстах в двенадцати от нашей границы. Неожиданное появление русских навело на ногайцев ужас, скоро уступивший, однако, ввиду безвыходного положения, место отчаянному мужеству. Близ урочища Керменчика, в двенадцати верстах от Кубани, произошло кровавое дело, продолжавшееся с рассвета почти до полудня. Предводимые Иловайским донцы сломили стойкую оборону татар и, разъяренные сопротивлением, не давали никому пощады. Долго копившаяся злоба их выразилась ужасным возмездием. Более четырех тысяч ногайцев и черкесов захвачены были в плен; места же, где кипела битва, и все окрестные долины были завалены трупами.

Страшный урок, данный мятежникам, был так поучителен, что навел панический страх не только на все Закубанье, но даже на крымских татар.

Последние тысячами бежали в Турцию, опасаясь подвергнуться подобной же участи. Крым вскоре опустел и до настоящего времени еще не достиг той цифры народонаселения, которая была в нем при ханах. Ногайцы поступили иначе. Только злейшие противники России отдались под покровительство черкесов, остальные же явились к Суворову с повинной головой и были им переселены в Крым. На местах, где прежде кочевали ногайцы, поселено впоследствии Черноморское казачье войско.

Императрица щедро наградила участников этого похода. Суворову пожалован был орден св. Владимира 1-ой степени, а атаману Иловайскому – чин генерал-поручика и орден св. Владимира 2-ой степени. Почти все казацкие старшины получили штаб-офицерские чины, и донцы, возвратившись домой, торжествовали победу над своими исконными врагами, в течение столь долгого времени не дававшими им покоя.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Adam
Всего сообщений: 4479
Зарегистрирован: 29.01.2018
Возраст: 27
 Re: История Владикавказа

Сообщение Adam »

Как это происходило с точки зрения автохтонов Кавказа создателей кавказских памятников.?

В известной истории кабардинцы адыги которые смешавшись с другими народами с тюркскими князями стали кочевниками и двинулись на завоевание центрального Кавказа где ещё сохранились оседлые аборигены. .. которым пришлось отступить в горы. Там же наступали мигрировали присутствовали их союзники ногайские калмыкские племена. Кабардинцы заключили договор с царем России Грозным..
Затем когда Россия окрепла она естественно попробовала избавится от гостей на Кавказе. Ошибка путать царизм и русских. Русские намного раньше присутствовали и знали Кавказ, также их знали аборигены Кавказа. К сожалению это тема взаимоотношении неисследуется
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 27697
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: История Владикавказа

Сообщение Gosha »

Изображение
1550-1711: Ранние поселения

К первой половине XVI века на нижнем Тереке жили вольные казаки. Обычные даты - 1520 и 1563 годы, но это очень неясно. К западу от терских казаков жили гребенские казаки. Впервые они были официально выделены в 1736 году. До этого различия между гребенскими и терскими казаками сомнительны. Поскольку вся суть вольного казака заключалась в том, чтобы быть вне досягаемости правительства, записей мало. Те немногие записи, которые у нас есть за этот период, обычно относятся к набегам или войнам.

Ранние форты: В 1556 году Россия оккупировала Астрахань в верховьях Каспийского моря и начала взаимодействие с Кабардией в центре Северного Кавказа. В 1567 г. Сунжа Острог (1567-1579) был построен в устье Сунжи на восточной оконечности Кабардинского края. Он был слишком далеко продвинут, несколько раз перемещался, заброшен под давлением Турции в 1571 году, перестроен в 1578 году и заброшен в следующем году. В 1588 г. Терский город (1588-1722) заложен в дельте Терека. В 1623 г. в правительственной ведомости было 500 казаков. Считается, что к концу 17 века его население составляло 20 000 человек. в основном нерусские. В 1708 году его сожгли «кубанские татары». Был заброшен в 1722 году. В 1635 году. Сунжа Острог (1635-1653) был восстановлен. В 1653 году Персия вынудила его покинуть (так называемый Русско-персидская война (1651-1653)).

Ранние войны: Отношения России с Кабардией были скорее дипломатическими, чем военными. В 1560 году, через четыре года после взятия Астрахани, Черемисинов напал на Тарки, сжег его и отступил. В 1594 году князь Хворостинин повел 5000 терских, астраханских и яицких казаков на юг, чтобы напасть на Тарки и потерпел сокрушительное поражение. В 1604-05 Иван Бутурлин напал на Тарки и потерпел поражение. В двух последних случаях дагестанцы позволили русским захватить город, окружили их, запугали их и атаковали, когда они были вынуждены отступить. Первую войну потребовали кабардинцы, а две последние - грузинские цари, которые ничем не помогли. В 1605 году на Тереке был мятежник Илья Муромец. В 1614 году терские казаки помогли атаковать Иван Заруцкий в Астрахани. В 1680-е гг. 1500 донских казаков-старообрядцев поселились на Река Кума.

1711 - 1763: российское государство получает контроль над казаками

Около 1711 г. гребенские казаки выдвинулись на более оборонительную позицию на северном берегу Терека. В 1717 г. около 500 из них участвовали в княжеском Александр Бекович-Черкасскийкампания против Хивинское ханство в Средней Азии. Вернулись только двое. В 1720 году гребенские казаки перешли под астраханский губернатор, а в следующем году - под русское управление. Военный колледж (русский: Военная коллегия). В 1722 году российский император Петр Великий пытался покорить западную сторону Каспийского моря. Весь гарнизон Терского города был перемещен на 130 миль к югу в Святой Крест (Святое распятие) Форт (1722-1736) на нижнем Река Сулак. Терский город был заброшен, и на Тереке остались только гребенские казаки. В 1723-24 гг. 1000 семей донских казаков переселились в Сулак и его Аграханскую ветвь, образовав Аграханское казачье войско. Святой Крест был слишком развит и еще более вреден, чем нижний Терек. Когда он был заброшен в 1735-36 гг., Только 200 человек из его гарнизона уцелели и были перемещены в новый форт в Кизляр. Отошедшие на север казаки стали Терско-Семейным войском (между гребенскими казаками и Кизляром) и Терско-Кизлярским войском.(восточнее Кизляра на нижнем Тереке). У Тереко-Кизлярского войска были худшие земли и на действительной службе менее 200 человек. Около трети из них были обращенными туземцами. Тереко-Семейное войско большую часть периода насчитывало около 450 человек и в основном происходило из донских казаков. Они были объединены с гребенскими казаками в 1745 году и снова разделились в 1755 году. Кизляр (1735 – настоящее время) был основан на Тереке, когда Святой Крест был заброшен, и оставался крупнейшим русским городом на Кавказе до Ставрополь превзошла его в начале 19 века. В 1773 году в Кизляре насчитывалось 1277 гарнизонов и 4197 казачьих и мирных жителей. Лишь 8% населения составляли русские. В городе было три православных церкви, один монастырь, четыре мечети и одна армянская церковь.

1763-1864: экспансия на запад, массовая крестьянская колонизация и война в горах

К середине XVIII века на Северном Кавказе насчитывалось всего 1162 казачества. К 1851 году их было 86538 человек.

Расширение на запад было связано с аннексией Грузии к югу от гор. В 1769 г. Тотлебен перешли горы, чтобы сражаться с турками. В 1783 году Восточная Грузия стала протекторатом России, а в 1800 году была присоединена. Поскольку единственная хорошая дорога на юг проходила Дарьял Пасс русским теперь пришлось удерживать то, что стало Военно-грузинская дорога. Моздок (1763 г. - настоящее время) на северном конце шоссе был основан в 1763 г. В 1770 г. он стал независимой от Кизляра крепостью. Он быстро привлек многочисленное местное население, многие из которых были беглыми крепостными из гор. В 1765 г. из обращенных аборигенов было сформировано Моздокское горное командование. Они использовались в основном для конвоев вдоль Военного шоссе. Осетин поощряли селиться вдоль шоссе, и были предприняты усилия по их обращению в другую веру (многие ранее были христианами). Между Моздоком и крайними западными гребенскими казаками был промежуток около 65 миль. С 1770 по 1799 год на этой территории жили донские и волжские казаки. Владикавказ на северной оконечности перевала был основан в 1784 году. Частично заброшен во время Шейх Мансур и был восстановлен в 1803 году.

В 1777 году Россия начала строительство линии фортов между Моздоком и Азовом. В том году Ставрополь и Георгиевск были основаны по этой линии. (Георгиевск был резиденцией Кавказская губерния с 1802 по 1822 гг.) В том же году из волжских казаков на восточной части этой линии был сформирован Волжский полк. Каждый новый форт становился магнитом как для легальных, так и для нелегальных поселенцев. В 1781-84 гг. Было расселено 68 000 крестьян, а к концу века еще 68 000 человек.

Далеко на западе, в 1708 г. Некрасовские казаки поселился на Кубани. Они были беженцами от Булавинского восстания и проживали на крымско-ногайской территории. Похоже, они постепенно распались и слились с другими группами. В 1783 году, в том же году, когда Грузия стала вассалом России, Россия аннексировала Крымское ханство и тем самым унаследовал свои права на ногайских кочевников. В 1787 г. Черноморское казачье войско была отдана земля между Азовом и Кубанью. К 1794 году на Кубани селились 25 тысяч человек. Краснодар была основана в 1794 году. Кубанская линия стала базой для Русско-черкесская война. Линия была продвинута на запад к Река Лаба.

В центре линия была продвинута на юг от Терека до Сунжи. Грозный был основан в 1818 году. В 1824 году генеральный Алексей Ермолов создал Горный казачий полк между Волжским и Моздокским полками. Эти новые «казаки» были созданы декретом, в котором правительство провозгласило, что казаками стали казаки, государственные крестьяне и туземцы. Вовремя Мюридская война Чеченцев загнали к северу или югу от двух рек. Сунженский полк основан в 1845 году.

Вовремя Русско-черкесская война (до 1864 г.) на западе и Мюридская война (1830-1859) на востоке линия была северной базой для покорения гор. Когда боевые действия закончились, казаки больше не были нужны для местных боев, но они остались и остаются довольно обособленным сообществом.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Adam
Всего сообщений: 4479
Зарегистрирован: 29.01.2018
Возраст: 27
 Re: История Владикавказа

Сообщение Adam »

Между казаками и ингушами автохтонами Кавказа начали портиться отношения после окончания кавказской войны.
Во второй половине 19 века, после перелома в кавказской войне русская администрация идет на новые меры по укрупнению ингушских сел которые жили хуторами, дальше создаёт новую линию которая по плану должна разделить единый народ на части. Были захвачены все селения ингушей в Тарской долине, на Сунже и на Ассе.

—«»»»»
В Ингушетии тверские исследователи нашли место казни князя Михаила Тверского

В Ингушетии в скором времени увековечат память о князе Михаиле Тверском: в Магасе установят памятник, а в Средних Ачалуках, где стоит камень на месте гибели князя, откроют туристический маршрут и установят стелу. В ближайшие годы будет отмечаться 700-летие со дня мученической смерти князя у реки Адежь, которая теперь называется Ачалуки. В республике в связи с этой круглой датой пройдут мероприятия. Намечается также обмен делегациями Тверской области и Ингушетии. Имя Михаила Тверского будет носить и одна из улиц города. 
Началом исследований о месте гибели тверского князя стали работы нашего земляка, исследователя и актёра Георгия Пономарёва. Он уже третий год свой отпуск проводит в Ингушетии, сопоставляя сведения в летописях о месте гибели тверского князя с реальной территорией.
Возле Сунженского хребта есть место, где к нему примыкают два отрога, между которыми проходила древняя дорога, ведущая с Кавказа через Маджары (нынешний Буденновск) в русские княжества. На пересечении этой дороги с речкой стоят ныне Средние Ачалуки. Это и есть наиболее вероятное место казни Михаила Ярославича Тверского.
О событиях начала XIV века говорится и в научно-популярном фильме молодого режиссёра Лейлы Гагиевой «Дадаков». и тд

Отправлено спустя 5 минут 16 секунд:
«Незадолго до конца пути преданные отроки (слуги) предложили устроить побег: «Господин, проводники и кони готовы, беги в горы, жизнь сохранишь!» Горы и впрямь были рядом, и в них — неподвластная Орде вольница ингушских племен, храбрые удальцы, из среды которых не останавливались ни перед чем, чтобы досадить монголам. Но горд был князь. Он не хотел искать спасения в ночном бегстве. Отрокам ответил: «Если я один спасусь, а людей своих оставлю в беде, то какая мне будет слава?»

Отправлено спустя 25 минут 51 секунду:
Но ингуши и тогда не стали врагами, это показали войны России с Японией, Турцией, Германией где лучшими воинами показывали ингушские воинские формирования, они были единственные среди горцев, которые имели свой штандарт.
Самое интересное в момент опасности царь призвал на помощь дикую дивизия и далеко впереди шёл на Петербург легендарный ингушский полк. ( все произведения про ингушский полк это произведения русских офицеров в эмиграции)
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 27697
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: История Владикавказа

Сообщение Gosha »

Имам Шамиль. «Если бы знал, никогда бы не воевал против»

Изображение
Имам Шамиль

26 августа 1866 года произошло удивительное событие: знаменитый лидер Дагестана и Чечни имам Шамиль, десятилетия боровшийся за независимость против Российской империи (Кавказская война), принес присягу на верноподданство России. Через три года по Высочайшему указу он становится потомственным дворянином.

История Кавказской войны начинается в далеком 1817 году. Россия стремилась ликвидировать центр разбоя, работорговли и англо-турецких интриг против присутствия России на Кавказе. К этому времени к России присоединились грузинские, армянские и азербайджанские земли, а связь с ними осуществлялась через земли Дагестана, Чечни и Абхазии. Дороги были очень опасными, и все, кто передвигался по ним, постоянно подвергались грабительским набегам горцев. Еще в 1781 году часть чеченских тейпов добровольно вошла в состав России, а часть горских вождей попыталась сохранить независимость. В 1816 году был назначен новый главнокомандующий на Кавказе – генерал Ермолов, который сразу начал покорение разбойничьих территорий. Был построен целый ряд крепостей Кавказской линии (Грозный и др.). Горцы яростно сопротивлялись, но значительный перевес сил должен был закончиться в пользу русских.

Война активизировалась накануне Крымской войны 1853-1856 годов. Здесь свою руку приложили турки и англичане, они активизировали чеченские формирования и попробовали ударить России в спину. Особенно старалась Англия, посылая на Кавказ эмиссаров, деньги и оружие. Задача была в том, чтобы Россия увязла в вооруженных конфликтах на Кавказе и не продвигалась в районы Средней Азии. Антирусские силы использовали горцев как инструмент борьбы против России и насаждали на востоке Кавказа ислам, который никогда не был исконной религией кавказцев. Окончание Крымской войны позволило России увеличить военные силы на Кавказе до 200 тысяч человек и заодно активизировать и военные действия. В 1859 году пала главная резиденция горского вождя Шамиля – аул Ведено, а в августе русские войска осадили последний оплот имама – аул Гуниб.

Шамиль – герой Кавказа

Точная дата, когда родился Шамиль, неизвестна, но считается, что это произошло примерно 1797 году. В аварском селении Гимры его отец был кузнецом, аварским узденем кумыкского происхождения, а мать – дочь аварского бека. В детстве, чтобы избежать несчастливой судьбы, мальчику несколько раз меняли имя, и наконец, следуя кавказским поверьям, нарекли его именем Шамиль. С детства Шамиль дружил с Гази-Мухаммадом, позже ставшим известным предводителем горцев на Кавказе, и эта дружба продолжалась долгие годы. Его учеба также проходила у знаменитых людей, и сам шейх Мухаммад аль-Яраги посвятил его в халифы.

Изображение
В 1828 году Гази-Мухаммад был избран первым имамом и объявил газават (священную войну) России. Шамиль поддержал своего друга и также принимал участие в боях с русскими войсками. Бои продолжались до 1832 года, когда Гази-Мухаммад и Шамиль были окружены в ауле Гимры. Гази-Мухаммад погиб, а Шамиль, весь израненный, смог пробиться и спастись. Шамиль стал помогать новому имаму Гамзат-беку. Он собирал войска, добывал оружие и продовольствие, при необходимости командовал экспедициями против русских.

После гибели Гамзат-бека в 1834 году имамом становится Шамиль. Обладая незаурядными способностями и талантом, он сумел мобилизовать горцев и при этом добивался их повиновения власти и самопожертвования. До 1837 года бои шли с переменным успехом, но, потерпев очередное поражение, он был вынужден пойти на заключение перемирия. Шамиль выдал заложников и отступил в Северный Дагестан. Через год он опять начал вооруженную борьбу с русскими войсками, и действия его были весьма успешными, несмотря на превосходство русских сил. Он смог подчинить себе большую часть Северо-Восточного Кавказа. Он избрал тактику партизанской войны, от случая к случаю тревожил гарнизоны русских крепостей. В 1839 году войска Шамиля были осаждены в крепости Ахульго. В ходе ожесточенного штурма погибли некоторые родственники Шамиля, а сам он с отрядом верных бойцов скрылся в горах Аварии. 1843-1847 годы стали самыми успешными в деятельности имама. Под знаменами пророка он начал строить государство, основанное на предписаниях Всевышнего. К этому времени ему удалось объединить практически всех горцев Чечни и Дагестана. Шамиль поставил своей задачей создание теократического государства на принципах шариата. Под его руководством был принят свод правил и постановлений, соответствующих требованиям шариата. В правилах рассматривались многие житейские вопросы, в том числе об общественной казне и содержании администрации. Был отменен обычай кровной мести. Шамиль оставил нетронутой традиционную общину, которая и стала социальной опорой его государства. Правда, эти реформы во многих местах встречали решительный отпор, так как шли вразрез с традиционным жизненным укладом горцев. Шамилю удавалось почти 25 лет сопротивляться Российской империи. Однако в 1850-х годах силы его государства стали слабеть. Надежды, что ему помогут Англия и Турция, не оправдались. И в заключение против него восстали сами чеченцы, уставшие от войн и недовольные его политикой.

26 августа при осаде Гуниба он сдался в плен на почетных условиях.

Почетный пленник

Почетную сдачу принял князь Барятинский. Князя наградили чином генерал-фельдмаршала, орденом Андрея Первозванного и орденом св. Георгия II степени. В истории он остался как «Победитель Шамиля». Став пленником, Шамиль не сомневался, что его рано или поздно убьют. Но его не только не убили, но и предоставили дом в Калуге, где он мог проживать со всем семейством, во дворе дома построили мечеть и выделили 15 тысяч годового содержания. Младшего сына отправили учиться в пажеский корпус. Такое великодушие ему было непонятно, и вскоре чувство ненависти сменилось беспредельной благодарностью. Через несколько лет он писал царю: «Ты, Великий Государь, подарил мне жизнь… покорил мое сердце».

Через несколько лет Шамиль вновь обращается к царю с просьбой принести присягу на верноподданство, и он готов принести ее всенародно.
Торжественную присягу он вместе со своими сыновьями принял 26 августа 1866 года в парадном зале Калужского губернского дворянского собрания. Через три года он был возведен в дворянское сословие. В 1869 году он отправился с семьей в хадж – в Мекку и Медину. В Медине он и оставался до 1871 года, где заболел и умер.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Adam
Всего сообщений: 4479
Зарегистрирован: 29.01.2018
Возраст: 27
 Re: История Владикавказа

Сообщение Adam »

Сама история Кавказского революционного Имама повторилась удивительным образом в истории русских царей.
Мало кто знает что команда Шамиля физический уничтожила своих нуцалов, хозяев золотого трона, включая мать, удавили 9 летнего наследника .. имам Шамиль всю жизнь пытался сказать что не участвовал в убийстве мальчика..
у предков ингушей существовал договор с нуцалами Дагестана, которые хранили традиции законы, к примеру территория граница разделялась по реке Аргун. Чачаны предки чеченцев по достоверной карте царевича Вахушти, в те времена жили на территории современного Дагестана и даже не граничили с ингушскими обществами.
Революционные кавказские движения включая имамов предшественников имама Шамиля привнесли на восточный и центральный Кавказ дополнительный хаос.. поскольку это движение было по исламским флагом.. естественно жреческая ингушетия была их главной целью, что также заставляло ингушей принять сторону царизма.
В истории известны подготовки двух интересных многотысячных конных походов имамов Мансура, имама Шамиля на Ингушетию где они народ призывают к походу, уверяя что в древних ингушских храмах хранятся древние алкораны.. что интересно за этими источниками охотились и царские историки.. скорее всего ингушские жрецы не выдали свои жреческие книги даже царским шпионам.
СТАЛИНИЗМ особенно при ссылке ингушей в 1944 году уничтожил все возможные источники любые воспоминания о приговорённом народе, особенно где были подвигиингушнй, но то что осталось поражает с какими упорством предки ингушей боролись за свою этническую землю за свои памятники. .. «Рукопашная кинжальная битва против ( скопища) имама Шамиля, где потери нападавшего врага 370 тел, кроме пленных, — против 14 убитых  с ингушской стороны). (Гизетти, Антон Людвигович. Сборник сведений о георгиевских кавалерах и боевых знаках отличий кавказских войск : Сост. по архив. документам А.Л. Гизетти / Под ред. ген.-м. Потто. - Тифлис :Воен.-ист. отд-ние при Штабе Кавк. воен. окр., 1901.
Изображение
Аватара пользователя
Автор темы
Adam
Всего сообщений: 4479
Зарегистрирован: 29.01.2018
Возраст: 27
 Re: История Владикавказа

Сообщение Adam »

Данное знаменитое место находится ныне на территории Осетии, около знаменитого села Ангушт в честь которого названы ингуши. Жрецы Ангушта носили пурпурные одежды Августин ?
Изображение

Отправлено спустя 1 час 9 минут 20 секунд:
Данное фото показывает не только что сделали сталинские традиции с договорами России..

Доверие в социологии и психологии — открытые взаимоотношения между людьми (либо между человеком и субъектом), содержащие уверенность в порядочности другого человека (субъекта), с которым доверяющий находится в тех или иных отношениях. Доверие считается основой всех социальных институтов.
Аватара пользователя
Камиль Абэ
Всего сообщений: 7310
Зарегистрирован: 25.08.2018
Образование: высшее гуманитарное
Политические взгляды: социалистические
Профессия: экономист
Откуда: Новосибирск
 Re: История Владикавказа

Сообщение Камиль Абэ »

Gosha: 06 дек 2021, 11:23 26 августа 1866 года произошло удивительное событие: знаменитый лидер Дагестана и Чечни имам Шамиль, десятилетия боровшийся за независимость против Российской империи (Кавказская война), принес присягу на верноподданство России. Через три года по Высочайшему указу он становится потомственным дворянином
https://histrf.ru/read/articles/imam-sh ... val-protiv
Ахмат-Хаджи Кадыров прекрасно знал историю Северного Кавказа ... И в 2000 году он осознанно пошёл по пути Имама Шамиля... Он понял: Северному Кавказу по пути только с Россией... Его сын Рамзан Кадыров достойно продолжает дело своего отца...
https://kamil-abe-46.livejournal.com/
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 27697
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: История Владикавказа

Сообщение Gosha »

Черкасы

На Руси выходца с Кавказа называли черкасом. Прозвище черки (а в основном, это были кабардинцы) со временем трансформировалось в фамилию Черкасские. Кавказские мурзы сделались русскими князьями. Так явилось в России целое сословие князей Черкасских, многие из которых составили честь и славу своей новой Родины.

Черкасские – княжеский род, ведущий начало от кабардинского владетеля Инала, происходившаго от султанов египетских и умершего в 1453 году. Потомки его, «однородцы» с кабардинскими князьями Темрюковичами, по переезде в Россию, после завоевания Iоанномъ IV Грозным Астрахани, именовались князьями Черкасскими. Темрюк Идаров (праправнук Инала) отправил в Москву своего сына Салтанкула († в 1572 г.), названного во св. крещении Михаилом и пожалованного в 1561 г. в бояре, и дочь Марию († в 1569 г.), которая была второй супругой Иоанна IV Грозного. Один из братьев Салтанкула, Хорошай-мурза, во св. крещении Борис Камбулатович, был женат на родной сестре патриарха Филарета Никитича, Марфе; пожалован в бояре и умер в 1601 г., в заточении на Белоозере. Его сын Иван Борисович принимал деятельное участие в событиях первой половины XVII в.» .

Двоюродный брат Михаила Темрюковича, Хокяг-мурза, в святом крещении князь Гавриил Камбулатович, служил воеводой в русских войсках с 1564 года, был взят в плен поляками и освобожден из плена в 1585 году. Князь Семен Ардасович, служил воеводой в шведском походе 1540 года, потом в походах казанском (1544), полоцком (1551), ливонском (1568) и против польского короля Стефана Батория (1581); состоял наместником в Нарве. Князь Иван Ахамашуков-Черкасский, служил воеводой в казанском походе 1544 года и в ливонском 1588 года. Его сын Петр Иванович был воеводой в Алатыре, а внук Василий Петрович был окольничим и воеводой во многих походах при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче.

Боярин Василий Карданукович Черкасский, сын Кордануко-мурзы и внук верховного князя-валия Кабарды Камбулата Идаровича, в течение нескольких лет защищал южные русские границы от нападений крымских татар и ногайцев. В октябре 1585 года Василий Черкасский был назначен первым воеводой большого полка в Серпухове, а 15 апреля 1589 года переведен в Каширу – первым воеводой полка левой руки. С 1603 года служил воеводою в Астрахани, Смоленске и Рязани, в 1607 году был убит в Путивле.

Князья Черкасские находились в числе ближайшего окружения молодого царя Михаила Феодоровича вместе с боярами Романовыми и Шереметьевыми. Иван Борисович Черкасский сын князя Бориса Камбулатовича, двоюродный брат и ближний боярин царя Михаила Феодоровича. Ему было пожаловано боярство раньше даже, чем князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому. «А на завтрее царского поставленья был государь в Золотой полате и пожаловал боярством княз Ивана Борисовича Черкасского, а сказывал ему боярин Василей Петрович Морозов. Того ж дни пожаловал в бояре княз Дмитрея Михайловича Пожарского, а сказывал ему соколничей Гаврило Григорьевъ сын Пушкин…» .

На Москве князь был самым богатым человеком; обыкновенно, он выставлял для торжественных встреч послов 50 «даточных людей», в цветных кафтанах; очень немногие могли выставить столько же, а между тем бывали случаи, когда он выставлял и 100 человек. Несколько раз (в 1623, 1625, 1627 гг.) князь Иван Борисович Черкасский водил в Вербную субботу осля под Патриархом Филаретом. После смерти Патриарха Филарета в 1633 году он фактически стал главой русского правительства, возглавлял его до 1642 года [3]. Иван Борисович был женат на кабардинке, имени ее не сохранилось. Невесту привезли ему родственники из Кабарды. Умер Иван Борисович весной 1642 года, наследников у него не осталось. Все богатства, многочисленные имения с землями и крестьянами перешли к детям его сестры Ирине, бывшей замужем за боярином Фёдором Шереметевым, к троюродному брату Дмитрию Мамстрюковичу и значительной частью к двоюродному брату – Якову Куденетовичу.

Двоюродный брат Ивана Борисовича Черкасского и внук Камбулата Идарова Урускан, приехав в 1624 году на службу к царю Михаилу Фёдоровичу, был крещён и получил имя Яков. Крестным отцом его был родной дядя царя боярин Иван Никитич Романов. Через год Яков Куденетович Черкасский уже «сидел первым в Золотой палате, среди стольников на первом месте». В 1641 году царь указал ему ехать в Тулу первым воеводой и принять там начальство над ратными людьми, бывшими в 1639 году с князем Иваном Борисовичем Черкасским для оберегания русской границы от набегов крымцев. В 1649-1650 годы князь Яков Куденетович управлял Стрелецким и Иноземским приказами и Новой Четью. В 1652 году в московском Новоспасском монастыре Яков Куденетович построил церковь Николая Чудотворца. По кончине († 8-го июля 1572 г.) он похоронен был в Новоспасском монастыре, в усыпальнице бояр Романовых.

Князь Дмитрий (Каншов) Мамстрюкович Черкасский на русской службе находился с конца XVI века. Когда образовалось ополчение во главе с Пожарским, Черкасский помог ему очистить землю: выгнал запорожских казаков-черкасс из Антониева монастыря, великороссийских казаков из Углича. Принимал участие в работе Земского собора 1613 года, получил чин боярина в 1619 году. После избрания на царство Михаила Федоровича Дмитрий Мамстрюкович Черкасский вместе с Михаилом Матвеевичем Бутурлиным были посланы государем под Белую, чтобы её взять. «Того же году послал государь под Вязму, и под Белую, и под Дорогобуж и под Смоленск столников и воевод князя Дмитрея Мамстрюковича Черкасского, да Михайла Матвеевича Бутурлина да дьяка Офонасья Царквского, а с ними дворян Московских, и стряпчих, и жильцов и многие городы дворян, и детей боярских, и атаманов, и казаков, и стрелцов и многих ратных людей. И Литовские люди, послыша государевых воевод и многих ратных людей, Вязму и Дорогобуж покинули, а сами побежали… И того же месяца августа Немцы и Литва, которые сидели в осаде на Белой, здалися, государю били челом; и столпник и воевода князь Дмитрей Мамстрюкович Черкасской Белую взял … Тово же году послал государь на Белую ко князю Дмитрею Мамстрюковичю Черкасскому в товарыщи на Михайлово место Бутурлина столпника и воеводу князя Ивана Федоровича Троекурова, и велел государь князю Дмитрею Мамстрюковичю да князь Ивану Троекурову идти под Смоленск со всеми людьми; и они по государеву указу пошли под Смоленеск и в Смоленске Литовских людей осадили». В 1613-1634 годах Дмитрий Мамстрюкович занимал посты воевод различных русских городов.

В 1616 году к царю Михаилу Фёдоровичу приезжали из Кабарды Куденек князь Канбулатов, Сунчалей князь Янглычев, да Шегунук-мурза Бузлуков. С Сунчалеем приехало восемнадцать человек узденей, да с Куденеком и Шегунуком – десять. Цель своего приезда кабардинские князья объяснили в Москве так: «деды их, и отцы, и дядья, и братья служили прежним великим российским государям, а ныне они, услыша про великого государя, что он учинился на великих и преславных государств государем, тому обрадовались, и потому учинились под его, государевою, высокую рукою, в подданному холопстве и шертовали на том, что ему государю служить на веки, как и прежним российским государям служили, и приехали видеть его царские очи и поздравить его величиство с воспринятием российской державы».

За верную службу и большие заслуги в укреплении южных рубежей и в деле сближения горцев с Россией Сунчалей Канклычевич Черкасский пожалован был титулом князя «терских черкас и всего нерусского населения» Терков. Благодаря посредничеству Сунчалея многие феодалы Кабарды и Дагестана налаживали отношения с Россией, а затем подтвердили свой с нею союз присягою (шертью). Впоследствии его княжеская власть распространилась и на казаков, проживавшим в Терском городке.

У Сунчалея Канклычевича Черкасского было девять детей, из них семеро – сыновья. Старший, Шолох, получил княжение в Терках, успешно продолжил дело отца. Шолох и мурзы обещали служить царю Михаилу Фёдоровичу «до своего живота», быть «под его рукою в прямом холопстве на веки», не отступать от него, быть постоянно на службе и идти туда, куда царь прикажет, против недругов царя и людей ему неповинующихся… Шолох и другие кабардинские князья дали такую клятву на Коране. Муцал, четвёртый сын, занимал «княжеское место» в Терской крепости. Пятый сын Желегот (в крещении Фёдор), в чине стольника находился на службе в Москве. Сын Алей, в правосланую веру крестившийся и нареченный Михаилом выехал в Москву, получив высший чин служилых людей боярина, находился на русской службе. Седьмой сын Сунчалей выехал на службу в Москву, в крещении был назван Григорием, был также боярином, известным воеводой.

В 1624 году князь Сунчалей Канклычевич Черкасский умер. После его смерти княжество над нерусским населением Терской крепости унаследовал его старший сын Шолох. Известный немецкий учёный и путешественник Адам Олеарий будучи секретарём посольства, посланнаго шлезвиг-голштинским герцогом Фридрихом III к персидскому шаху, составил подробное описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. В своих заметках, собранных во время путешествия, он написал о городке Терки и о том, что с ними там случилось. Подробно описал встречу с князем Шолохом.

«Город Терки, писал Олеарий, – лежит в доброй полумили от берега на небольшой очень искривленной речке Тименке, которая отведена сюда от большой реки Быстрой... Так как берег здесь на 1/4 мили протяжения низок, болотист и порос тростником, с моря нельзя иначе попасть в город, как по речке. Это самый крайний город московскаго царя; он занимает в длину 2000, в ширину же 800 фут, окружен деревянными стенами и башнями и хорошо вооружён многими малыми и большими металлическими орудиями.

В настоящее время великий князь инженеру Корнилию Клаусъ(ен)у, ехавшему с нами в качестве шкипера в Персию, велелъ укрепить город по современному способу, насыпанными здесь валами и крепостными сооружениями. Ежедневный гарнизон этого города состоит из 2000 человек, которые находятся подъ наблюдением и управлением воеводы и полковника. В городе находятся три приказа или канцелярии, и каждой из них подчинены 500 стрельцов.

Князь Мусал имеет в своем придворном штате еще 500 человек, которые в случае необходимости должны действовать заодно с остальными. Черкасские татары живут по эту сторону речки в особом городе... Князь Мусал принял нас любезно перед своим двором и провел нас к матери своей в большой выстроенный из глины зал, 4 стены которого были полны сводчатыхъ ниш, где частью стояли красиво убранные и уложенные шелковыми и бумажными одеялами кровати, частью же лежали разные вытканные и шитые пестрым шелком и золотом платки. По сторонам стояли несколько ящиков, которые были наполнены подобными же вещами и застланы коврами... Колонны внутри дома были обвешаны многими красивыми саблями, луками и стрелами. Старая княгиня, высокая осанистая матрона лет 46-60, по имени Бикэ, сидела на стуле в длинном черном, подбитом соболями кафтане... По правую сторону ея помещались 3 ее сына; из них 2 младших были в простых крестьянских одеждах и в накинутых войлочных плащах... Несмотря на нашу просьбу, сыновья не желали садиться при нас, указывая на то, что у них не принято, чтобы во время бесед или при чужих гостях они могли сесть в присутствии своей матери; напротив, они должны из почтения к ней все время стоять и прислуживать.

После того как мы некоторое время поели, а княгиня и сыновья и советники вдосталь попробовали нашу одежду спереди и сзади и с изумлением осмотрели ее, она сама подала каждому из нас по серебряной чаре, полной очень крепкой водки, как говорят, приготовленной из пшена. То же сделал и князь Мусал, примеру которого последовали его братья. Нас попросили, чтобы мы разрешили и слугам нашим выпить, что она им поднесет. Тем временем за княгиней открылась дверь в комнату, в которой можно было видеть много женщин. Впереди всех стояла ее дочь, выдававшаяся замуж за шаха персидского, барышня лет 16, прекрасной белизны и чистоты лица, с черными, как смоль, свисавшими сзади кручеными локонами… подобно Галате».

Тот же Олеарий приводит в своих записках несколько интересных фактов, характеризующих быт и нравы этой отдалённой окраины: «Рано утром 1-го ноября, – говорит он, – прибыли мы в город Терки и за мелководьем стали на якорь в расстоянии двух ружейных выстрелов от берега. В ту же ночь перед нами явилось несколько сотен казаков на судах с явною целью сделать нападение; но они наткнулись на стрельцов, бывших с князем Муцалом и, убедившись, что найдут достаточное сопротивление, тотчас отплыли назад, извиняясь, что искали немцев».

«Нет сомнения, что это были терские вольные казаки, – отмечал Василий Александрович Потто, – жившие в то время в Трёхстенном городке. Воровские казаки никогда не осмелились бы подойти так близко к воеводскому городку и не стали бы извинятся перед князем Муцалом, бывшим тогда войсковым атаманом Терского войска…».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Ответить Пред. темаСлед. тема
Для отправки ответа, комментария или отзыва вам необходимо авторизоваться
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Новое время»