СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945Вторая мировая война

1939 — 1945
Foxhound
Всего сообщений: 616
Зарегистрирован: 20.07.2019
Образование: школьник
 Re: СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945

Сообщение Foxhound »

Камиль Абэ: 09 июн 2021, 18:56 Это же какой предстоит объём
наполнение форума полезным контентом способствует поддержанию высокого уровня дискуссий и привлечению новых посетителей. любая закорецкая с этим согласится.

---------------------------------------------------
Другой теорией, сыгравшей большую роль в гитлеровской пропаганде, была теория «жизненного пространства». Германские фашисты выдвинули лживое утверждение, будто немецкий народ не располагает необходимой ему территорией (Volk ohne Raum) и, следовательно, не может выполнить свою роль «высшей, избранной расы». Из этого делался вывод о необходимости завоевания соответствующего «жизненного пространства».
Близкий к нацистскому руководству фюрер 44-й бригады CA Эбергард Каше в августе 1936 г. написал секретное письмо видным фашистским деятелям, в котором сформулировал программу завоевания в Европе «жизненного пространства» для немецкой расы. Каше предлагал установить следующие границы Германии: по рекам Обь и Иртыш до Тобольска, севернее Аральского моря до Каспия, по южной границе Закавказья и через Черное море до Днестра, вдоль Карпат и далее по бывшей южной границе Австро-Венгрии на Базель, от Базеля на Бордо к Бискайскому заливу. Все коренное население этих территорий намечалось уничтожить 2.
Фашистские демагогические утверждения о недостаточности «жизненного пространства» не имели под собой никакой почвы. Н. С. Хрущев, напоминая об этой демагогии, писал в августе 1959 г.: «Если Гитлер ставил задачу завоевать «жизненное пространство» и вовлек немецкий народ во вторую мировую войну, пытаясь доказывать, будто немцам нужно это пространство, иначе они будут задыхаться и не могут иметь перспектив на будущее, то это была ложь. Ведь это же факт, что при меньшем пространстве после разгрома гитлеровской военной машины как Восточная, так и Западная Германия сумели поднять жизненный уровень на такую высоту, которая превосходит уровень гитлеровской Германии, как и современный уровень
1 См. Gunter Heyden. Kritik der deutschen Geopolitik. Berlin, 1958, S. 153.
2 См. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны, инв.
№ 5597, л. 3.
28
многих европейских стран. Это говорит о том, что вопрос не в каком-то жизненном пространстве, а в самодеятельности народа и его культуре» 1.
Важное место в фашистской пропаганде занимала теория «немецкого национал-социализма», служившая целям социальной демагогии. Фашистское государство было объявлено «надклассовым», а фашистский строй — «национал-социалистским» строем. Гитлеровцы утверждали, что отныне все в германской экономике и политике решает народ, что государство руководит политикой и экономикой в интересах народа. В действительности же гитлеровцы укрепляли диктатуру монополистов и помещиков против народа.
«Расовая теория» и теория недостаточности «жизненного пространства» были направлены против всех других народов Европы, которые объявлялись низшими расами, захватившими обширные и плодородные земли, ждущие немецкого завоевателя Известный фашистский философ Шпенглер издал в 1933 г. книгу «Политические письма»2, в которой называл страны Европы, особенно Россию, необъятными колониальными областями, могущими стать благодатным «жизненным пространством» для немецкой расы
Исключительно большое внимание фашистская пропаханда уделяла идеолош-ческой обработке молодежи, за счет которой должны были пополняться вооруженные силы Вся система образования была превращена в орудие воспитания ненависти к другим народам, презрения к ним и чудовищной жестокости. «Расовая теория», «геополитика» и другие лженауки были положены в основу преподавания и воспитания в средней и высшей школе.
Обработка молодежи проводилась как в школе, так и вне ее. Дети до 14 лет включались в организацию «юнгфольк», а молодежь с 14 до 18 лет — в фашистскую организацию «гитлерюгенд». По достижении 18 лет молодое поколение вовлекалось либо в фашистские организации CA, CC, либо в фашизированные организации «трудового фронта», спортивные и другие общества. Во всех этих звеньях духовного растления молодежь подготавливалась к агрессивным войнам
Главные свои усилия гитлеровская пропаганда направляла на то, чтобы превратить фашистский вермахт в послушное орудие германского империализма. Обработка фашистской армии в духе расизма и шовинизма способствовала развитию в ней самых диких и низменных инстинктов Произвол и насилие были возведены фашистами в незыблемый закон. Вся система фашистского воспитания под] отовила гитлеровскую армию к тем неслыханным злодеяниям, которыми был отмечен ее путь в годы второй мировой войны. «1 итлеризму в силу разных причин удалось отравить своей пропагандой миллионы немцев, в том числе многих рабочих, крестьян и интеллигенцию, они находились в составе ютлеровской армии» 3.
Гитлеровский переворот и вся последующая политика германских монополистов, банкиров и юнкеров, осуществляемая имд через фашистских главарей, имели своей целью подготовку и развязывание новой мировой войны. Германский империализм проводил в этом направлении всю внутреннюю и внешнюю политику, рассчитывая силой оружия установить свое мировое господство. Это была политика «с позиции силы» в ее обнаженном виде
Агрессивная политика фашистской Германии была порождена и обусловлена всей капиталистической системой. В фашистской агрессии проявились характерные особенности германского монополистического капитала, а также глубочайшие империалистические противоречия, приведшие в свое время к первой мировой войне и нашедшие свое отражение в Версальской системе послевоенною устройства мира.
Так возник в центре Европы опасный очаг новой мировой войны. Это был второй очаг, так как первый появился несколько раньше, на Дальнем Востоке, в результате
1 «Правда», 27 августа 1959 г
2 См О Spengler Politische Schriften Munchen, 1933, S 124
3 H С Хрущев За прочный мир и мирное сосуществование, стр 172^
29
японской агрессии против Китая. Однако новый очаг стал главным очагом второй мировой войны. Империалистическая Германия располагала несравненно большими военными и экономическими возможностями, чем Япония. Непосредственно гранича со многими европейскими государствами, она была опасным врагом для них. Политика же поощрения немецко-фашистской агрессии, проводившаяся монополистами США, Англии и Франции, привела к тому, что угроза независимости европейских стран со стороны Германии во много раз возросла.
4. Экономическая и политическая поддержка
германского фашизма правящими кругами
США, Англии и Франции
В период между двумя мировыми войнами политика правящих кругов США, Англии и Франции заключалась в том, чтобы сохранить, а затем и укрепить германский империализм в качестве главной ударной силы против Советского социалистического юсударства. Эта политика началась задолго до захвата фашизмом власти в Германии, но особенно активно она стала проводиться после гитлеровского переворота. Для скорейшего осуществления своих антисоветских планов империалистический лагерь помог германским империалистам выковать меч aipeccnn и вложить его в руки гитлеровцев.
Формы сотрудничества международного капитала с германским империализмом в подготовке и осуществлении его агрессии были самые разнообразные. Но, несомненно, одной из наиболее важных форм являлись международные картельные соглашения, которыми были связаны американские, английские и германские монополии.
В. И. Ленин указывал, что образование сверхмонополий и международных трестов не только не ослабляет неравномерности развития и противоречий внутри мирового капиталистического хозяйства, а, наоборот, еще более усиливает их. Создание международных картельных соглашений означает обострение борьбы, «сегодня мирной, завтра немирной, послезавтра опять немирной» х, между союзами империалистов, содержанием которой является раздел мира, господство на рынках, уничтожение конкурентов, получение сверхприбылей.
Большинство картельных соглашений между американскими, английскими и немецкими фирмами восходит к 1926—1929 гг., к периоду осуществления плана Дау-эса, когда на германские монополии пролился обильный золотой дождь американских долларов, под которым бурно росла и крепла экономика Германии, восстанавливался и развивался ее военно-промышленный потенциал.
Фашистский переворот в Германии, в результате которого в центре Европы образовался главный очаг новой мировой войны, явился своего рода поворотным пунктом в экономическом сотрудничестве монополий. Крупнейшие американские, английские, французские и голландские монопольные объединения, такие, как группы Рокфеллера, Моргана, Меллона, «Ройял датч шелл», Виккерса, Болдуина, «Юни-левер» и другие, принялись оказывать Германии самую широкую финансовую и военно-техническую помощь. По поводу этой помощи Шахт впоследствии отмечал: «Заграница форменным образом превзошла сама себя в признании того, что делал Гитлер, и оказывала ему беспрестанно всяческие почести» 2.
1 В. И. Ленин. Соч., т. 22, стр. 241.
2Н. Schacht. Meine Abrechnung mit Hitler, S. 22.
30
Англия, сама испытывавшая острую нужду в авиации, продавала Германии военные самолеты и авиамоторы, ее верфи были загружены германскими военными заказами. Английский экономист Пауль Эйнциг писал в те дни: «Если когда-нибудь настанет судный день, то ответственность за гибель английских солдат и гражданского населения придется возложить на снисходительную позицию английского правительства. Военные материалы, которые, возможно, будут использованы против Англии, могли быть произведены только благодаря той щедрости, с какой Англия предоставляет своему врагу свободу маневрирования биржевыми ценностями для закупки сырья» *. Этому буржуазному автору нельзя отказать в проницательности.
Известны факты тесного сотрудничества германских и американских фирм. Германский химический трест «ИГ Фарбениндустри» имел в США по крайней мере семь дочерних фирм-предприятий, наиболее крупными из которых были «ИГ Амери-кэн», «Кемикл корпорейшн», «Кемикл инкорпорейтед», «Джаско». Последние две фирмы были созданы специально для выкачивания из США технической информации, имевшей военное значение. Целая система картельных соглашений (свыше 160 !) связывала этот гигант химической промышленности Германии с монополиями США. Патентные и картельные соглашения между монополиями США и Германии были направлены прежде всего на преодоление самого узкого и уязвимого места германской военной экономики — недостатка сырья и горючего. В первый год фашистской диктатуры ввоз в Германию военно-стратегических материалов, главным образом из США и Англии, резко увеличился, например: алюминия в 15 раз, никеля в 2 раза, железа в 1,5 раза, марганца на 30, а меди на 20 процентов 2.
Британская империя и США поставляли Германии 60—70 процентов нужных для ее военной промышленности материалов 3. Чем ближе надвигалась война, тем интенсивнее становилось снабжение Германии стратегическим сырьем из этих двух государств.
На протяжении 1927—1929 гг. между американским нефтяным трестом Рокфеллера «Стандард ойл оф Нью-Джерси» и «ИГ Фарбениндустри» была заключена серия соглашений. Взамен обязательства «ИГ Фарбениндустри» не вмешиваться в дела американской нефтяной промышленности «Стандард ойл» предоставил своему германскому партнеру преобладающую роль в развитии новых химических производств и обязался поддерживать соответствующие его позиции во всех странах мира, включая и Соединенные Штаты. В виде поощрения «Стандард ойл» выдал «ИГ Фарбениндустри» 30 млн. долларов для организации в Германии работ по производству синтетического горючего в промышленных размерах 4. После захвата власти гитлеровцами связи этих двух монополий стали еще теснее и разностороннее; в частности, трест «Стандард ойл» взял на себя финансирование строительства новых заводов синтетического горючего в Германии.
В 1935 г. американские компании «Этил газолин корпорейшн» и «Дженерал моторе» передали «ИГ Фарбениндустри» с разрешения американского правительства секрет производства тетраэтилсвинца, добавляемого в бензин для повышения его способности противостоять детонации. Трест «Стандард ойл» финансировал строительство в Германии завода по производству тетраэтилсвинца, оказывая при этом большую техническую помощь5.
Американские монополии через дочерние германские фирмы предоставили в распоряжение «ИГ Фарбениндустри» свои финансовые ресурсы и мощную экспериментальную базу для исследовательских работ по производству синтетического каучука. В лабораториях фирмы «Джаско» и на ее опытном заводе в Батон-Руж (штат
1 Paul Einzig. World Finance, 1938—1939. London, 1939, pp. 119—120.
2 См. «Советская торговля», 1934, № 3, стр. 105.
3 См. «The Economist», May 20, 1939.
4 См. Guenter R e i m a n n. Patents for Hitler. New York, 1942, pp. 51—52.
5 Cm. «The New York Times», October 9, 1945.
31
Луизиана) была разработана технология массового производства каучука «буна». Право собственности на этот патент перешло к германскому тресту. «Стандард ойл» разработал способ получения и технологию производства нового вида каучука — бутилового, более высокого по качеству, чем «буна».
Американский химический трест Дюпона в 1938 г закончил переговоры с «ИГ Фарбениндустри», в результате которых германскому тресту была передана технология производства синтетического каучука «неопрен», разработанная Дюпоном 1.
Приведенные факты показывают, что без технической и финансовой поддержки американского капитала производство синтетического горючего и каучука, необходимых для современной войны, не достигло бы в Германии такого размаха и гитлеровская клика не могла бы осуществить свои агрессивные планы. Когда в
1938 г. «пошли на синтетическом бензине бронемашины с шинами и гусеницами,
изготовленными из «буна С», германский генеральный штаб мог констатировать,
что вооружение Германии вступило в свою последнюю фазу. Теперь война могла
начаться, как только Гитлер подаст сигнал к ней» 2.
Американские монополии помогали фашистской Германии также и в производстве алюминия и магния. До второй мировой войны все производство алюминия в США находилось под контролем «Алюминиум компани оф Америка» («Алкоа»). «Алкоа» через свою дочернюю фирму в Канаде «Алтед» была связана с мировым алюминиевым картелем. Члены этого картеля обязаны были ограничивать производство, чтобы поддерживать высокие монопольные цены. Вскоре после гитлеровского переворота мировой алюминиевый картель принял исходившее от американских монополий решение не ограничивать производство алюминия в Германии, обещавшей взамен не выступать со своей продукцией на мировом рынке. В результате к
1939 г. выплавка этого металла в Германии почти сравнялась с выплавкой в США и
Канаде, вместе взятых 3. Более того, «Алкоа» и «Британская алюминиевая компания»
все предвоенные годы снабжали Германию алюминием, сокращая потребление его
в своих странах, что с началом второй мировой войны поставило под угрозу срыва
английскую и американскую программы самолетостроения из-за острой нехватки
алюминия.
Производство магния, имеющего важное военное значение, было монополизировано американской компанией «Дау кемикл». «ИГ Фарбениндустри» и «Алкоа» создали в США общество «Магнезиум дивелопмеят компани», с которым «Дау кемикл» заключила соглашение, обязавшись ограничить производство магния в США и вывозить в Германию по более низким ценам 15 процентов произведенного магния. В результате к 1939 г. производство этого металла в Германии превысило почти в 5 раз его производство в США (соответственно 14 тыс. и 3 тыс. тонн) 4.
Непосредственное участие в подготовке германской агрессии принял и американский трест «Интернейшнл никел траст», дававший 85 процентов никелевой продукции капиталистического мира. В 1934 г. «Интернейшнл никел траст» заключил соглашение с «ИГ Фарбениндустри», по которому Германия смогла удовлетворить половину своей потребности в никеле. Трест согласился за свой счет создать значительные запасы никеля в Германии и передал ей продукцию никелевых рудников Петсамо, на которые ему принадлежала концессия.
Таким же образом американские монополии помогали производству в Германии карбид-вольфрама, бериллия и других стратегических материалов, а также некоторых медикаментов, без чего невозможно было подготовить и вести большую войну.
Для успешной подготовки войны гитлеровцы считали крайне необходимым ослабить зависимость Германии от ввоза железной руды. В Германии имелось
1 См._ H Ambruster Treason's Peace New York, 1947, p 54
2 P. С э с ю л и. «ИГ Фарбениндустри» M , Изд-во иностранной литературы, 1948, стр 111.
3 См. Statistical Yearbook 1948 United Nations, New York, 1949, p 246.
4 См. там же, стр 244.
32
несколько железорудных месторождений с 20—25-процентным содержанием железа. Разработка таких бедных руд считалась нерентабельной. Тем не менее в 1937 г. на базе этих месторождений началось строительство трех заводов с годовым производством стали в 6 млн. тонн, что составляло V3 всей выплавки стали в Германии. Официально работы производились концерном «Герман Теринг», но в действительности их выполняла американская фирма промышленника Брассерта, за спиной которого стояли американские стальные монополии *.
По условиям картельных соглашений американские фирмы должны были информировать своих немецких контрагентов обо всех интересующих их технических новинках. Сведения о производстве в США оборудования для дизель-моторов передавал германской фирме «Роберт Бош» ее американский партнер — фирма «Бош корпорейшн». В то же время по соглашению между «Роберт Бош» и американскими, английскими и французскими моторостроительными фирмами последние обещали не применять в выпускаемых ими авиационных моторах новый метод распыления горючего, значительно повышавший коэффициент полезного действия моторов, оставив его монополией германских фирм.
Важную роль в укреплении германского военно-промышленного потенциала сыграло соглашение между американской оптической компанией «Бауш энд Ломб» и немецкой фирмой Цейса об обмене технической информацией. После гитлеровского переворота Цейс стал усиленно интересоваться военным оптическим оборудованием и потребовал, чтобы «Бауш энд Ломб» сообщала ему, какие оптические приборы испытываются и применяются военным ведомством США на судах, самолетах и танках. Это требование было выполнено. «Бауш энд Ломб» услужливо предоставляла Цейсу военные секреты США и лишь стыдливо просила его хранить все это в тайне 2.
Американские фирмы передали германским монополиям также свои патенты на последние изобретения в области авиации. В 1942 г. комиссия сената США вынуждена была признать, что Америка не может «снять с себя ответственность за то, что авиация Гитлера превратилась в угрозу»3.
Большое значение для вооружения гитлеровской Германии имели прямые американские и английские капиталовложения, направляемые главным образом в отрасли промышленности, имевшие военное значение. Американский сенатор Килгор говорил в 1943 г.: «Огромные суммы американских денег шли за границу для строительства заводов, которые теперь являются несчастьем для нашего существования и постоянной помехой для наших военных усилий» 4.
Крупные суммы получил прежде всего трест «ИГ Фарбениндустри». Можно согласиться с мнением американского исследователя Сэсюли, что «без «ИГ Фарбениндустри» Гитлер не мог бы затеять войну» 5, но несомненно также и то, что «ИГ Фарбениндустри» — этот гигантский паук, опутавший своей паутиной многие страны мира, — обрел свое значение при активной помощи и поддержке американских монополий. По данным американской буржуазной экономистки Льюис, прямые капиталовложения американских нефтяных трестов в германскую промышленность уже в 1929 г. составили 35,8 млн. долларов и заняли первое место среди их капиталовложений в европейских странах. В последующие годы значительные дополнительные капиталовложения в германскую нефтепромышленность сделали примыкавшие к группе «Стандард ойл» рокфеллеровские компании «Стандард ойл оф Индиана»,
1 См. Norbert Muhlen. Hitler's Magician: Schacht. London, 1939, pp. 190—191.
2 См. Economic and Political Aspects of International Cartels. A Study Made for the Subcom
mittee on War Mobilization of the Committee on Military Affairs. U. S. Senate, Washington,
1944, p. 57.
3 Гершл Д. Мейер. Неизбежна ли гибель Америки? М., Изд-во иностранной литера
туры, 1950, стр. 39.
4 Congressional Record. Vol. 89, pt. 7. Washington, 1943, p. 9015.
5 P. Сэсюли. «ИГ Фарбениндустри», стр. 42.
3 История Великой Отечественной войны, т. 1 *3
«Сокони-вакуум оил» и «Магдебург синдикат», причем капиталовложения только первой из них достигли суммы в 5,5 млн. долларов1.
Автомобильная промышленность Германии развивалась при содействии двух американских монополий — компаний Форда и «Дженерал моторе». Форд был тесно связан с гитлеровцами, он финансировал фашистскую партию почти со дня ее основания. Еще в 20-х годах им был построен в Германии автосборочный завод, а в 1937 г. в Кельне вступил в строй крупнейший автомобильный завод военных машин, на котором была применена фордовская система интенсификации труда. Компания Форда взяла на себя техническое руководство германским заводом, выпускавшим так называемые «народные автомобили», и вскоре этот завод стал производить машины для армии2. За заслуги перед «Третьей империей» гитлеровцы наградили Форда высшим германским орденом, оказав ему «честь», которой редко удостаивался у них иностранец.
«Дженерал моторе», контролировавшаяся Дюпоном и Морганом, в 1929 г. приобрела большую часть акций германской автомобильной фирмы «Опель», а также главный ее завод, расположенный в Рюссельгейме, который был затем модернизирован и превратился в первый по мощности автомобильный завод в Западной Европе 3. В 1936 г. компания «Дженерал моторе» построила в Бранденбурге, под Берлином, новый завод производительностью 150 грузовиков в сутки.
За годы гитлеровской диктатуры «Дженерал моторе» получила от эксплуатации германских рабочих 36 млн. долларов прибыли, из которых по меньшей мере 20 млн. было вновь вложено в предприятия, «полностью принадлежавшие или находившиеся под контролем Геринга и других нацистских главарей» 4.
К 1938 г. производство всех автомашин в Германии выросло по сравнению с 1929 1. в 3,5 раза (не считая сборку автомашин из импортных частей) 5. Около половины всей продукции выпускалось на предприятиях «Опель»6. По заявлению Шахта, заводы «Опель», принадлежавшие «Дженерал моторе», работали только на войну 7.
Тесные связи банкирского дома Моргана с германскими фашистами были установлены также и через международную телефонно-телеграфную корпорацию «ИТТ», находившуюся под полным контролем Моргана. В 1938 г. «ИТТ» контролировала свыше 40 процентов германской телефонной сети. Корпорация владела несколькими компаниями, которые вместе составляли третий по величине электропромышленный концерн Германии 8. Когда германское министерство авиации, используя опыт боев в Испании, приступило к массовому производству самолетов «Фокке-Вульф», фирма «Лоренц», контролируемая «ИТТ», скупила 30 процентов акций компании «Фокке-Вульф»9.
Через фирму «Дженерал электрик» дом Моргана был тесно связан с электропромышленностью Германии. Эта фирма к 1939 г. владела 30 процентами акций «Альгемайне электрицитет гезелынафт» («АЭГ») — крупнейшего германского электрического концерна с капиталом в 12 млн. марок. Через «АЭГ» фирма «Дженерал электрик» приобрела косвенный контроль над значительной частью электропромышленности Германии, в том числе над электроконцерном Сименса, компанией электроламп «Осрам» и т. д.
1 См С Lewis. America's Stake in International Investments Washington, 1938, p 188.
2 Cm. J. Tenenbaum. American Investments and Business Interests in Germany New
York, p. 11.
3 См. там же, стр. 12.
4 Congressional Record. Vol. 88, pt. 10. Washington, 1943, p. A—3135.
5 По данным ЦСУ СССР. См. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Оте
чественной войны, инв № 8871, л. 4.
6 См «League of Nations Monthly Bulletin of Statistics», 1939, № 10.
7 См. А. Норден Уроки германской истории, стр. 174.
8 См Джеймс Мартин Братство бизнеса М., Изд-во иностранной литературы, 1951,
стр. 255
9 См. А. Норден. Уроки германской истории, стр. 186.
34
Некоторые немецкие фирмы, входившие в «ИТТ», направляли ежегодно на специальный счет «С» в банк# барона Шредера крупные отчисления с прибылей, поступавшие в распоряжение гестапо для проведения «специальных» мероприятий по массовому истреблению населения оккупированных районов, строительства «фабрик смерти», «газенвагенов» («душегубок») и других средств массового уничтожения людей 1.
Американский инженер Эмбастер, досконально изучивший связи американских и германских монополий, в своей книге «Измена миру» приводит список 235 крупных американских фирм, которые особенно тесно были связаны с немецкими монополиями и помогали вооружать Германию. Эмбастер иронически замечает: «Этот список выглядит как справочник по американской промышленности» 2.
От американских монополий не отставали и английские. Англия занимала второе место после США по капиталовложениям в Германии. Английский химический концерн «Империэл кемикл индастриз» вложил значительные средства в предприятия «ИГ Фарбениндустри». Особенно крупные капиталовложения этот концерн имел в немецком обществе «Динамитверке АГ». Англо-голландский нефтяной трест «Рой-ял датч шелл», возглавлявшийся ярым врагом Советского Союза Генри Детердингом, финансировал нефтяную и нефтеперерабатывающую промышленность Германии. В 1935 г. этим трестом были созданы в Германии запасы горючего для военно-морского флота и армии, равные по своему объему количеству горючего, использованному Германией за весь 1934 г. Английские фирмы финансировали также цветную металлургию Германии.
Следует, наконец, остановиться и на непосредственном участии американского и английского капитала в финансировании германской программы вооружений. В настоящее время все еще не представляется возможным точно определить, какая часть средств, израсходованных гитлеровцами на подготовку к войне, была покрыта за счет американских и английских кредитов и займов. Известно только, что за время реализации плана Дауэса (1924—1929 гг.) приток иностранного капитала в Германию составил более 10—15 млрд. марок долгосрочных и свыше 6 млрд. марок краткосрочных вложений. Ведущее место принадлежало здесь американским банкам, предоставившим не менее 70 процентов суммы всех долгосрочных займов 3.
По имеющимся данным можно установить — да и то весьма приблизительно — лишь каналы, через которые перекачивались доллары и фунты стерлингов в кассы германского казначейства и германских монополий, а также главные источники финансирования американскими и английскими империалистами германской программы вооружений.
При активном содействии американских и английских империалистов Германия еще до прихода гитлеровцев к власти была освобождена от репарационных платежей. Однако отмена репарационных платежей ничего не дала немецкому народу, от этого лишь выиграл ненасытный германский милитаризм, вынашивавший планы реванша.
Американо-английские империалисты предоставили Германии за годы фашистской диктатуры новые займы и кредиты, хотя их общий размер был ограничен экономическим кризисом, поразившим капиталистический мир. Американские капиталы шли в германский «рейх» не из государственной казны, а из сейфов банкиров и промышленников. Предоставление гитлеровцам правительственных займов натолкнулось бы на серьезное противодействие общественного мнения. Поэтому финансирование германской программы вооружений американским монополиям пришлось взять непосредственно на себя, не прибегая к помощи государственного аппарата и используя для этого скрытые каналы.
1 См. Д.Мартин. Братство бизнеса, стр. 256.
2Н. Ambruster. Treason's Peace, p. 68.
3 См. Фальсификаторы истории (Историческая справка). М., Госполитиздат, 1948, стр. 9.
3* 35
Одним из таких каналов являлись филиалы немецких фирм в США, картельные и патентные соглашения американских и германских монополий. Известно, например, что среди многочисленных операций «ИГ Америкэн»— дочерней фирмы «ИГ Фарбенин-дустри» — не последнее место занимали переводы крупных сумм в адрес фирмы-«матери».
На основании многочисленных картельных и патентных обязательств по американо-германским и англо-германским соглашениям немецким предпринимателям выплачивались крупные суммы в виде отчислений от прибылей американских и английских фирм.
Германские монополии имели свои счета в американских банках и могли предпринимать крупные операции по закупке необходимого стратегического сырья, расширять коммерческие связи в США и, наконец, переводить через свои филиалы большие суммы в Германию.
Огромные средства переправлялись в германскую промышленность через банки семейства Шредеров. Лондонский банк Шредера действовал через банк в Кёльне, во главе которого стоял барон Курт Шредер, известный как «банкир эсэсовцев». Банки шредеровской династии имелись и в США. Интересы нью-йоркского банка Шредера защищала адвокатская фирма «Салливэн энд Кромвэл», возглавлявшаяся братьями Джоном Фостером и Алленом Даллесами. Аллен Даллес был длительное время директором банка Шредера в Нью-Йорке. В октябре 1944 г. сенатор из Флориды Клод Пеппер заявил, что Джон Фостер Даллес — один из тех, кто помог Гитлеру прийти к власти, «ибо именно через фирму Даллес и банковскую корпорацию Шредера Гитлер получал деньги, необходимые ему для начала своей карьеры международного бандита» х.
Джон Фостер Даллес сыграл большую роль и в восстановлении германского военного потенциала. Располагая широкими связями с крупными американскими концернами, он содействовал предоставлению ими экономической, финансовой и технической помощи германской тяжелой промышленности и военной индустрии. Его роль сказалась в той деятельности «Интернейшнл никел траст», «Дженерал моторе» и других промышленных объединений, 'которая способствовала усилению германской военной мощи.
Главным каналом, через который финансировались германские вооружения начиная с 1930 г., был Банк международных расчетов, находившийся в Базеле (Швейцария). Официальное его назначение состояло в том, чтобы получать и распределять германские репарации. С отменой репараций этот банк не только не был упразднен, но даже расширил свою деятельность. Его главная задача сводилась теперь к тому, чтобы перекачивать иностранные капиталы в германскую экономику. В правлении этого банка совместно заседали Шахт, которого позднее заменил гитлеровский министр хозяйства Вальтер Функ, банкир Курт Шредер, председатель «ИГ Фарбениндустри» Герман Шмитц и американские банкиры Фрейзер и Томас Маккитрик, представлявший крупнейшие банки США «Нейшнл сити» и «Чейз нейшнл». Через Банк международных расчетов мировая реакция финансировала в 30-е годы военные приготовления фашистской Германии. Немецкий историк Альберт Норден -совершенно справедливо отмечал, что Банк международных расчетов был одним «из самых действенных орудий профашистской политики международного финансового капитала» 2.
Миллиарды долларов вложили американские и английские монополии в вооружения фашистской Германии. Империалисты США, как истые дельцы, не сомневались, что это самое выгодное для них предприятие, которое с лихвой окупится и принесет им колоссальные военные прибыли, а затем после обоюдного ослабления Германии и Советского Союза — и мировое господство.
1 Гершл Д. M е й е р. Неизбежна ли гибель Америки? Стр. 38.
2 А. Норден. Уроки германской истории, стр. 199.
M
Экономические связи американских и английских монополий с немецкими, решающая роль американского капитала в восстановлении сил германского империализма и милитаризма явились экономической основой пресловутой политики «невмешательства» и «умиротворения» гитлеровской Германии. Эта подстрекательская политика сделалась официальной политикой правительств США и Великобритании, рассчитывавших, что Германия, опираясь на дружественную поддержку Запада, будет воевать только на Востоке, только против Советского Союза.
Правящие круги США и Англии вполне отдавали себе отчет в том, для чею они способствовали вооружению Германии. Они хорошо знали, что речь идет о новой мировой войне. Но они верили германским руководителям, что эта война будет направлена только против СССР, что Германия будто бы не собирается воевать на Западе. Многие политические деятели США и Англии превозносили мнимое миролюбие Германии в отношении западных стран. Один из патриархов антисоветской политики Ллойд-Джордж говорил, что германские фашисты «не имеют желания вторгнуться в чью-либо страну... Стремление установить немецкую гегемонию в Европе, что являлось целью и мечтой старого довоенного германского милитаризма, исчезло ныне с национал-социалистского горизонта» 1. Германские руководители с восторгом встречали подобные речи, свидетельствовавшие о том, что политические деятели западных государств поддаются обману, принимая за чистую монету гитлеровские заверения. История показала истинную цену этих заверений.
Представители правящих кругов США, Англии и Франции, доверявшие речам германских деятелей, оказались обманутыми и получили серьезный урок. Пошел ли он на пользу? В этом можно усомниться, если учесть, в какой мере современные политические руководители западных держав доверяют западногерманским милитаристам. Последние тоже теперь утверждают, что создание военной экономики и всемерное вооружение Западной Германии, широкая пропаганда реваншизма и территориальных захватов преследуют лишь цели обороны от «большевистской опасности» и ни в какой мере не направлены против западных государств. Кое-кто даже восхваляет подобное «миролюбие» нынешних реваншистов, как это делал Ллойд-Джордж в отношении гитлеровцев.
Предметом особых забот американских и английских дипломатов являлось «примирение» франко-германских интересов. Развернувшаяся во французских правящих кругах острая борьба вокруг внешней политики протекала при перевесе реакционных сил, поддерживаемых правительствами США и Англии. В истории Франции началась роковая и позорная полоса, характеризовавшаяся почти неприкрытой сознательной изменой «могильщиков Франции» — Петэна, Л аваля, Фландена и др. Национальная измена все более проникала в политическую жизнь страны. Основным тезисом предателей было утверждение, что главной опорой Франции в борьбе против мнимой «большевистской опасности» должна явиться гитлеровская Германия. Сближение с Германией стало основой всей официальной политики реакционных правящих кругов Франции.
Способствуя этой политике, гитлеровцы усиленно рекламировали свои антисоветские устремления. Так, например, Шахт заявил директору французского банка о намерении Германии захватить Советскую Украину с помощью буржуазно-помещичьей Польши 2.
Дипломатической ареной, на которой широко развернулась борьба англо-американских дипломатов за скорейшее возрождение германского милитаризма, явилась международная конференция по разоружению, открывшаяся в Женеве осенью 1932 г. Ее созыв состоялся в условиях, когда на Дальнем Востоке уже образовался очаг новой войны, а в центре Европы, в Германии, монополисты готовились призвать к
1 См. Schulthess,Europaischer Geschichtskalender. Neue Folge. Zweiundfunfzigster Jahrgang
1936. Munchen, 1936, S. 115.
2 См. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны, пив.
№ 3614, л. 2.
37
власти фашистскую клику. На конференции выяснилось, что империалисты вовсе не собираются перековывать мечи на плуги. Само понятие «разоружение» понадобилось им как объект политической спекуляции, как дымовая завеса, которой западные державы хотели замаскировать предстоящую легализацию вооружений Германии.
Германская делегация на этой конференции сразу же потребовала «равноправия» Германии в вооружениях, что первоначально встретило сопротивление французской делегации. Однако уже в декабре 1932 г. под совместным англо-американским нажимом Франция была вынуждена пойти на уступки. За спиной конференции пять ее участников — США, Англия, Франция, Италия и Германия — заключили соглашение, которое признавало право Германии на равенство в вооружениях. Принятие германского требования означало крушение одного из основных устоев Версальской системы.
Вскоре после фашистского переворота в Германии, в марте 1933 г., в генеральной комиссии конференции по разоружению премьер-министр Англии Макдональд огласил английский проект конвенции о «разоружении». «План Макдональда» предусматривал увеличение численности немецкой армии со 100 тыс., установленной для Германии по Версальскому договору, до 200 тыс. человек. Это уже было не только словесное признание «равноправия в вооружениях». Гитлеровцам открыто предоставлялась возможность увеличивать свою армию и вооружения.
По признанию государственного секретаря Соединенных Штатов Хэлла, английский проект в части, касающейся Германии, получил полное одобрение правительства США 1. При этом американское и английское правительства рассматривали создание 200-тысячной германской армии лишь как первый шаг, необходимый, как заявил Макдональд, для того, чтобы «Европа освоилась с идеей вооружения Германии». Такова была первая официальная реакция американских и английских правящих кругов на фашистский переворот в Германии, реакция, которую нельзя расценить иначе, как одобрение и поощрение агрессивных планов Гитлера.
С весны 1933 г. развернулись активные закулисные переговоры о заключении «пакта четырех» — далеко идущего соглашения Англии и Франции с Германией и Италией, представлявшего собой попытку создать объединенный империалистический фронт против Советского Союза. Инициатором «пакта четырех» выступил фашистский диктатор Италии Муссолини. 18 марта он вручил проект договора Макдональду и Саймону (министр иностранных дел Англии), прибывшим с официальным визитом в Рим.
Проект предусматривал, что четыре западные державы — Германия, Англия, Франция и Италия — пересмотрят мирные договоры и в соответствии с этим признают права Германии в области вооружений, будут сотрудничать во всех европейских и внеевропейских вопросах, в том числе и в колониальных, а также окажут совместное воздействие на другие европейские страны в нужном для себя направлении.
Британские министры благосклонно выслушали соображения Муссолини и приняли его основную идею. Однако в дальнейшем они постарались устранить из проекта договора упоминание о колониальных вопросах, столь близких сердцу британского империализма.
Из Рима английские министры немедленно направились в Париж, где пустили в ход все свое дипломатическое искусство, чтобы склонить французское правительство к скорейшему подписанию договора.
Газета «Правда» совершенно точно определила тогда истинные цели, которые преследовала британская дипломатия. Английский империализм, писала «Правда», возражает против такой ревизии Версальского договора, которая нарушила бы его интересы и равновесие сил в капиталистической Европе. Но он не возражает против такой ревизии, которая удовлетворила бы претензии германских фашистов за счет других стран, в частности малых, и в особенности за счет Советского Союза 2.
1 См. Cordell Hull. The Memoirs. Vol. I. London, 1948, p. 225.
2 См. «Правда», 2 июня 1933 г.
38
Английская реакция спешила внести свой вклад в создаваемый под ее главенством единый антисоветский фронт: она установила эмбарго на ввоз советских товаров в Англию.
В Берлине хорошо понимали смысл и значение дипломатической активности английского правительства и решили без промедления осуществить «пакт четырех». В мае 1933 г. в Лондон со специальной миссией был направлен один из видных гитлеровских главарей Розенборг, который вел переговоры с Саймоном, военным министром Хейлшемом и заместителем министра иностранных дел Ванситтартом. Розенборг предложил английским политическим деятелям предоставить Германии право на вооружение, согласиться на присоединение к ней Австрии и расчленение Чехословакии, а также на «исправление» западных польских границ и захват прибалтийских государств. Все эти требования выдвигались как необходимые предпосылки для войны Германии против Советского Союза *. От имени и по поручению Гитлера Розен-берг предложил заключить союзный англо-германский договор для совместной борьбы с «мировой большевистской опасностью». При этом он подчеркивал, что гитлеровцы, «разгромив коммунизм в Германии, оказали Англии громадную услугу, вследствие чего они могут рассчитывать на благодарность и помощь со стороны английского правительства»2.
Поездка Розенберга явилась началом большого политического закулисного торга Германии с Англией, который велся на протяжении нескольких лет. Вслед за Розенбергом в Англию прибыли два видных деятеля внешнеполитического отдела национал-социалистской партии — Бене и д-р Шмиц, которые по поручению Гитлера должны были подготовить посещение Лондона Герингом. Предполагалось, что последний передаст предложенный Гитлером проект, касающийся заключения союзного договора между Англией и Германией. Проект предусматривал английскую помощь германскому правительству в борьбе против большевизма, для чего Гитлер требовал предоставления Германии свободы в вооружении и освобождения ее от уз Версальского договора. Проект содержал заявление, что в случае войны против СССР Германия выставит экспедиционный корпус в 2 млн. человек. Гитлер подчеркивал, что, разгромив коммунизм в Германии, он оказал Европе такую услугу, которая должна быть надлежащим образом оценена 3.
В Лондоне первоначально нашли, что цена, которую требуют гитлеровцы за предоставление им права на вооружение и свободы рук на Востоке, слишком высока, и потому предполагавшаяся поездка Геринга не состоялась. Но германские империалисты убедились в том, насколько высоко котируются на западных политических биржах их антисоветские планы, и по мере роста своих сил неуклонно повышали цену за обещание напасть на СССР, а правящие круги западных держав после каждого очередного акта гитлеровской агрессии соглашались надбавить цену.
Открывшуюся 12 июня 1933 г. в Лондоне международную экономическую конференцию германские империалисты использовали для очередной антисоветской провокации. Германский министр хозяйства Гугенберг выступил с меморандумом, в котором требовал «предоставить в распоряжение «народа без пространства» новые территории, где эта энергичная раса могла бы учреждать колонии и выполнять большие мирные работы». Из текста меморандума вытекало, что его авторы мыслят создание таких колоний на Востоке за счет Советского Союза. Выступление Гугенберга проливало свет на секретные англо-германские экономические переговоры о разделе рынков и сфер влияния, которые велись в это время 4.
Энергичный протест Советского правительства и возмущение мирового общественного мнения не позволили представителям западных держав поддержать эту
1 См. «Правда», 14 мая 1933 г.
2 Архив МО СССР, ф. 1, оп. 2090, д. 11, лл. 5—8.
3 См. ЦГАСА, ф. 33987, оп. 2, д. 830, лл. 5—6.
4 См. там же, лл. 7—8.
39
антисоветскую провокацию, и германское правительство было вынуждено отозвать Гугенберга из Лондона.
Однако маневры германского правительства достигли цели — они способствовали заключению «пакта четырех», сыгравшего большую роль в развитии событий на путях ко второй мировой войне. Правительство Соединенных Штатов Америки активно поддержало этот пакт, который в официальном заявлении Белого дома от 9 июня 1933 г. был оценен как «хорошее предзнаменование»1.
15 июля 1933 г. в Риме был подписан «Пакт согласия и сотрудничества четырех держав», участниками которого явились Англия, Франция, Германия и Италия. Первоначальный проект этого «пакта четырех» остался почти без изменений. Организаторы единого антисоветского фронта, казалось, были близки к осуществлению своей цели.
«Пакт четырех» не был ратифицирован. Его встретили резкой критикой в английском и особенно во французском парламентах, вскрывшей всю глубину и непримиримость империалистических противоречий, которые не удалось устранить даже на основе общей ненависти руководителей капиталистических держав к Советскому Союзу. Таким образом, первая попытка империалистов Англии и Франции, предпринятая сразу же после фашистского переворота, сколотить единый антисоветский фронт и толкнуть возрождающийся германский милитаризм на Восток потерпела неудачу.
Германское правительство сочло себя обиженным тем, что его требования о неограниченном вооружении не были сразу же удовлетворены. По этой причине 14 октября 1933 г. Германия покинула конференцию по разоружению, одновременно заявив и о своем выходе из Лиги Наций. Тем самым фашистская Германия давала понять, что она не собирается дальше считаться с международными соглашениями и намерена проводить политику неограниченной гонки вооружений и подготовки войны.
Все же «пакт четырех», явившись прологом к Мюнхену, наложил свою роковую печать на дальнейший ход международных событий. Он активизировал фашистские элементы в Чехословакии, Румынии, Югославии и еще более разжег агрессивные антисоветские устремления правящих кругов Польши.
Польских капиталистов и помещиков ослепляла бешеная классовая ненависть к Советскому Союзу. Одержимые идеями «великодержавности», польские фашистские правители, превратившие свою страну в полуколонию иностранного капитала, со шляхетской заносчивостью грезили о покорении и 01раблении Советской Украины и Советской Белоруссии и всерьез мнили себя «вершителями судеб» Центральной и Восточной Европы. Этим-то и воспользовалась гитлеровская клика.
Первый же ее зондаж в сторону Польши увенчался положительными результатами. Правящие польские круги,взяв прогерманский курс, считали, что Гитлер скорее, чем кто бы то ни было, поймет великодержавную роль Польши на Востоке как «предполья европейской крепости» и «защитницы западноевропейской культуры» от «большевистской угрозы». Несмотря на открытые призывы немецких фашистов к покорению и истреблению славянских народов и на их постоянные провокации в Данциге и на польско-германской границе, правящие круги Польши готовы были принять активное участие в фашистской агрессии против СССР, надеясь в качестве «равноправного союзника» получить свою долю при дележе советских земель.
В Берлине учитывали антисоветские вожделения польского правительства и сознательно их подогревали. Германское правительство заверяло, что оно нуждается в «сильной Польше» для борьбы против СССР, что «Польша и Германия вместе представляют силу, которой было бы трудно противостоять в Европе», и что эта сила отбросила бы Россию «далеко на Восток» 2. Немецкие фашисты рисовали
1 Roosevelt's Foreign Policy 1933—1942. New York, 1942, p. 22.
2 The Polish White Book. Official Documents Concerning Polish-German and Polish-Soviets
relations 1933—1939. London — Melbourne, 1939, pp. 25, 31.
40
перед пилсудчиками такие заманчивые планы, от которых у них кружилась голова. Опьяненные подобными перспективами, польские министры, и прежде всего министр иностранных дел Бек, добровольно стали весьма усердными коммивояжерами Гитлера в Польше 1.
Империалистические планы раздела Советского Союза и явились основой пресловутого польско-германского договора о ненападении, подписанного в Берлине 26 января 1934 г. Формально это был только договор о ненападении. Фактически же его подписание в тот момент означало, что Польша примкнула к германской политике, направленной против создания системы коллективной безопасности в Европе. Польша сама впряглась в фашистскую колесницу. Этот договор свидетельствовал о присоединении польских правящих кругов к агрессивной политике фашизма, направленной против СССР. Об этом откровенно говорил крупнейший землевладелец князь Янош Радзивилл. Союз Польши с Германией он объяснял стремлением польских правящих группировок «отгородиться моральной стеной от тех опасных идей, которые непрерывно идут с Востока» 2.
В поддержку союза Польши с Германией рьяно выступала католическая церковь. 3 января 1937 г. журнал «Пшегленд католицки» писал, что Польше необходимо «занять объективную позицию по отношению к официальной политике канцлера Гитлера, являющейся, пожалуй, огромным шагом вперед по сравнению с политикой печальной памяти Веймарской республики. Для ориентации католической Польши авторитетной может быть только ориентация Ватикана. Она же не вызывает никакого сомнения». Агрессивные планы фашистской Германии предполагали захват и колонизацию Польши. Поэтому германское правительство никогда не думало о действительном союзе с ней. Однако польская реакционная печать старательно доказывала, что Германия не помышляет об агрессии против Польши. Так, «Газета хандлова» писала: «Тот Восток, который необходим Гитлеру для колонизации,— это, в его понятии, прежде всего Россия... В то время как раньше Германия объединялась с Россией против Польши, в настоящее время Гитлер преследует свою собственную цель: с Польшей против России» 3. Польско-германский договор был нужен гитлеровцам прежде всего для того, чтобы устранить угрозу международной изоляции Германии, пробить брешь в системе французских военных союзов и тем ослабить позиции Франции на европейском континенте, подготовить плацдарм для войны против СССР. Ослабление Франции облегчило бы ее включение в общий курс англо-американской политики, направленной к сговору с гитлеровской Германией.
Во Франции заключение польско-германского договора было встречено с тревогой, а в Лондоне — с нескрываемым удовлетворением. Саймон выразил польскому послу полное одобрение и радость английского правительства 4.
Только Советский Союз сразу же после опубликования польско-германского договора указал на его опасность как для самой Польши, так и для мира в Европе. Газета «Известия» предупреждала, что этот пакт подорвет союз Польши с другими странами и поставит изолированную Польшу лицом к лицу с фашистской Германией.
В результате политики США и Англии, а также Франции и Польши позиции гитлеровской Германии укрепились настолько, что ее правительство сочло возможным официально, во всеуслышание объявить 13 марта 1935 г. о создании в Германии военной авиации. Это означало, что Германия все более открыто рвет Версальский договор. 16 марта германское правительство опубликовало решение о введении всеобщей воинской повинности и о создании полумиллионной армии в составе 12
1 Не лишено интереса то обстоятельство, что Бек, являвшийся в 1923 г. военным атташе
Польши во Франции, был отозван по требованию французского правительства за связи с герман
ской разведкой.
2 «Czas», 20 luty, 1934.
3 «Gazeta Handiowa», 30 styczen, 1934.
4 См. Documents on British Foreign Policy 1919—1939. Second Series, vol. VI. London, 1957,
pp. 352—353.
41
корпусов (36 дивизий). Легализация вооружений позволяла германским фашистам организовать в широких масштабах подготовку военных кадров, обучение войск, облегчала перевод промышленности на военные рельсы.
Английское и французское правительства ограничились тем, что заявили Германии формальный протест против одностороннего расторжения ею мирного договора; они остались верны политике сговора с Германией.
24—26 марта 1935 г. в Берлине состоялись переговоры английских министров Саймона и Идена с Гитлером, на которых последний предложил создать блок западных держав, в котором Германия играла бы роль главной силы, «охраняющей» Европу от «советской угрозы». Чтобы успешно выполнить эту миссию, заявил Гитлер, Германия должна располагать мощными вооруженными силами. Для пущей острастки фашистский диктатор добавил, что германский воздушный флот уже не уступает английскому. Гитлер настаивал на предоставлении Германии свободы действий в Восточной Европе, и прежде всего в отношении СССР. Одновременно он выдвинул требование о возвращении «Третьей империи» ее бывших колониальных владений.
Английские государственные деятели с большим сочувствием и редким терпением выслушали семичасовые разглагольствования Гитлера о «большевистской угрозе» и необходимости увеличить германские вооружения. Саймон дал обещание отказаться даже от формальной поддержки идеи коллективной безопасности. Однако, как только речь зашла о колониях, он заявил, что этот вопрос «не подлежит дискуссии», дав понять, что Англия поддержит Гитлера только в том случае, если он направит свою агрессию против СССР 1.
Вернувшись в Англию, Саймон всячески подчеркивал единство взглядов английского и германского правительств по вопросу о коллективной безопасности.
Немецкая печатьв то время писала, что у «европейских кабинетов», т. с. у правительств Германии и Англии, взгляды по данному вопросу полностью совпали. «То, о чем в настоящее время ведутся переговоры между европейскими кабинетами,— утверждала одна из газет, — можно скорее представить, как стремление вырвать зубы у проекта Восточного пакта» 2.
В полном соответствии с линией правящих кругов США и Англии Гитлер, выступая в рейхстаге 21 мая 1935 г., призвал к созданию англо-германского союза для войны против СССР. Условия этого союза фашистский диктатор изложил в следующем виде: «Свобода действий для Англии на морях и в заокеанских странах, свобода действий для Германии на континенте и в экспансии на Востоке» 3. Несколькими днями ранее генерал Рейхенау по поручению германского правительства заявил английскому военному атташе, что «наилучшим направлением курса английской политики было бы предоставить Германии свободу действий в Европе взамен ее обязательства о невмешательстве в дела Великобритании за пределами Европы... Единственным средством сохранить мир в Европе является предоставление гегемонии на континенте какой-либо державе... Наиболее подходящей для этой роли державой является Германия» 4.
Предложения Гитлера не были отвергнуты английским правительством. Газета «Тайме» писала, что «пункты политики, изложенные Гитлером, могли бы составить основу для отношений (Англии.—Ред.) с Германией»5. Не ограничиваясь такого рода заявлениями в печати, правительство Великобритании дало согласие на прибытие в Лондон германской миссии во главе с преуспевающим фашистским дипломатом
1 См. Parlamentary Debates. House of Commons. Vol. 301. May 2, 1935, p. 686.
2 «Berliner Borsenzeitung», 6. April, 1935. («Восточный пакт»— договор о коллективной безо
пасности.)
3 W. Malanowski. Das deutsch-englische Flottenabkommen vom 18. Juni 1935 als Aus
gangspunkt fur Hitlers doktrinare Bundnispolitik. «Wehrwissenschaftliche Rundschau», 1955, № 9,
S. 410.
4 Архив МО СССР, ф. 1, on. 2092, д. 9, лл. 149 — 150.
5 «The Times», May 22, 1935.
42
Риббентропом. Уже 2 июня 1935 г. начались тайные англо-германские переговоры, в ходе которых Германия потребовала ликвидации военно-морских ограничений, установленных Версальским договором. Германские представители утверждали при этом, что флот им нужен только для войны против СССР, а не против западных держав. Адмирал Редер прямо заявил: «Германия не имеет ни малейшего намерения строить морской флот, направленный против Англии или Франции... Германия нуждается во флоте для защиты своей широко растянутой береговой линии против возможной угрозы со стороны России»1. Слова о «возможной угрозе со стороны России» только маскировали агрессивные замыслы гитлеровцев, и английские политические и военные деятели прекрасно это понимали.
18 июня 1935 г. было подписано англо-германское морское соглашение, являвшееся уже двусторонним нарушением Версальского мирного договора. По Версальскому договору водоизмещение немецкого военного флота не должно было превышать 144 тыс. тоны. Новое соглашение санкционировало увеличение военно-морского флота Германии до 35 процентов водоизмещения английского флота, т. е. до 421 тыс. тонн 2. Восстанавливался фактически в неограниченных размерах строжайше запрещенный Версальским договором германский подводный флот. Германии разрешили такую судостроительную программу, выполнение которой должно было загрузить ее верфи не менее чем на десять лет. Немцы получили возможность строить новые корабли настолько быстро и в таких масштабах, насколько это позволяло их производство. Одновременно была достигнута договоренность об оказании английскими фирмами широкой финансово-производственной и научно-технической помощи германскому военно-морскому строительству.
Англо-германское морское соглашение означало переход английского консервативного правительства во главе с Болдуином к более активной политике сговора с гитлеровской Германией. Если учесть, что германская внешняя политика в тот момент считала главной своей задачей предотвратить создание тесного союза европейских стран против фашизма, то станет понятным все значение данного соглашения. Западногерманский историк Малановский пишет, что «ближайшая внешнеполитическая цель Гитлера состояла в том, чтобы взорвать европейский единый фронт против нацистской Германии, если такой фронт обладал какой-либо политической значимостью, и превратить западных противников Германии в ее активных или пассивных союзников по оружию». Задача же дальнего прицела заключалась в «захвате дополнительного «жизненного пространства» на Востоке, причем важная роль в осуществлении этого отводилась Англии» 3. Англо-германское морское соглашение, по мнению германских руководителей, открывало для них благоприятные перспективы в этом направлении.
Точно так же оценивали соглашение и американские политические деятели. Посол США в Берлине Додд указывал, что «главным содержанием морского соглашения» было намерение предоставить правящим кругам Германии абсолютный контроль над Балтикой, а также помочь им осуществить политику «окружения» Советского Союза 4.
Назвав день подписания соглашения «самым счастливым днем своей жизни», Гитлер на радостях предложил «предоставить Англии 12 дивизий для защиты ее империи» 5. Таким образом, фашистский волк спешил наняться в пастухи!
1 Архив МО СССР, ф. 1, оп. 2090, д. 6, лл. 109—110.
2 См. «Мировое хозяйство и мировая политика», 1935, № 7, стр. 166.
3W. Malanowski. Das deutsch-englische Flottenabkommen vom 18. Juni 1935 als Ausgangspunkt fur Hitlers dokrtinare Bundnispolitik. «Wehrwissenschaftliche Rundschau», 1955, № 9, S. 416.
4 См. Foreign Relations of the United States. Diplomatie Papers, 1935. Vol. II. Washington, 1952, pp. 337—338.
5W. Malanowski. Das deutsch-englische Flottenabkommen vom 18. Juni 1935 als Ausgangspunkt fur Hitlers doktrinare Bundnispolitik. «Wehrwissenschaftliche Rundschau», 1955, № 9, S. 416, 419.
43
После подписания соглашения строительство военно-морского флота развернулось в Германии в широких масштабах. На ее верфях уже создавалось 14 подводных лодок, первая из которых вступила в строй 29 июня 1935 г.1.
Англо-германское морское соглашение оказало серьезное влияние на развитие международных событий, ободрив агрессоров. Италия, убедившись в готовности правящих кругов Великобританип идти на любой компромисс с фашистскими агрессорами, ускорила нападение на Эфиопию. Французское правительство использовало это соглашение для оправдания своей политики сговора с Италией и Германией. Гитлеровцы же еще больше обнаглели и принялись подготавливать ремилитаризацию Рейнской зоны.
7 марта 1936 г. германское правительство опубликовало сообщение, что оно отдало войскам приказ вступить в Рейнскую зону, демилитаризованную в соответствии с Версальским и Локарнским договорами. Предпринимая этот рискованный шаг, немецко-фашистская военщина опасалась противодействия Франции. На всякий случай генералы вооружились приказом Гитлера, предписывавшим им немедленно оставить эту зону, если на французской стороне будет замечено какое-нибудь передвижение войск. Французское правительство хорошо знало, что Германия к военному конфликту еще не готова. Достаточно было Франции придвинуть к границе хотя бы незначительные силы — и германская акция оказалась бы опрокинутой. Но этого не случилось. «Напряженно всматривался Гитлер в тот день на Запад, в сторону Парижа и Лондона,— вспоминает шеф германской прессы Отто Дитрих.— Он ждал в течение 24, 48 часов. Когда никакого вмешательства не последовало, он вздохнул свободно... Он разыграл высшую ставку, и он выиграл!» 2.
Французское правительство в согласии с «государственными мужами» Англии оценило действия Германии, вплотную приблизившей свои армии к границам Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга, как действия, направленные к обеспечению тыла для войны на Востоке. Черчилль отмечает в своих мемуарах, что в этом шаге германского правительства западные державы увидели намерение «создать барьер, который прикрыл бы парадную дверь Германии, давая ей возможность предпринять вылазки на Восток и Юг через другие двери» 3.
Ремилитаризация Рейнской зоны завершила первый, подготовительный этап в развитии немецко-фашистской агрессии. Гитлеровская Германия при активном содействии правящих кругов США, Англии и Франции разорвала связывавшие ее путы Версальского и Локарнского договоров, развернула неограниченные вооружения, начала широкую военную перестройку своей экономики. Вступление германских войск в Рейнскую зону создало атмосферу тревоги и беспокойства во всей Европе. И это беспокойство было небезосновательным: угроза фашистской агрессии быстро нарастала.
Империалистам США, Англии и Франции казалось, что они близки к осуществлению своей заветной мечты — организации нападения Германии на Советский Союз, за счет чего они надеялись разрешить свои противоречия. В действительности жени американо-английские займы и капиталовложения, ни политика попустительства агрессии не только не смягчали империалистических противоречий, но, напротив, еще больше их обостряли. Быстрый рост военно-экономического потенциала Германии, ее военные приготовления усиливали неравномерность развития внутри капиталистической системы, изменяли в пользу Германии соотношение сил между империалистическими государствами. Германский империализм все более наглел. Нарастал раскол капиталистического мира на враждующие группировки держав и подготавливалась почва для вооруженного конфликта между ними.
Фашистские агрессоры и их пособники в Вашингтоне, Лондоне и Париже толкали человечество в пучину войны.
1 См. Trial of the Major War Criminals before the International Military Tribunals. Vol. XIV.
Nurnberg, 1948, pp. 153—154.
2 0. D i e t r i с h. 12 Jahre mit Hitler. Munchen, 1955, S. 44—45.
3 W. С h u г с h i 1 1. The Second World War, vol. I, p. 183.
44
5. Борьба прогрессивных сил против фашизма
и угрозы войны
После установления фашистской диктатуры в Германии реакция перешла в решительное наступление против народных масс, чтобы ликвидировать демократические свободы и подготовить новую мировую войну. В политике правящих кругов многих капиталистических стран наблюдалось усиление фашистских тенденций. Еще раз подтверждались слова В. И. Ленина: «В особенности же империализм, эпоха банкового капитала, эпоха гигантских капиталистических монополий, эпоха перерастания монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм, показывает необыкновенное усиление «государственной машины», неслыханный рост ее чиновничьего и военного аппарата в связи с усилением репрессий против пролетариата как в монархических, так и в самых свободных, республиканских странах»1.
В этих условиях коммунистические партии разоблачали планы империалистической реакции, призывали трудящихся к бдительности, к сплочению своих рядов и организации борьбы против фашизма и реакции. В авангарде прогрессивных сил мирового коммунистического и рабочего движения выступали Коммунистическая партия Советского Союза, все трудящиеся СССР.
В начале 1934 г. состоялся XVII съезд ВКП(б). В Отчетном докладе ЦК, сделанном И. В. Сталиным, был дан глубокий анализ международного и внутреннего положения СССР. Съезд отметил, что события в капиталистическом мире свидетельствуют о нарастании угрозы новой мировой войны. «Шовинизм и подготовка войны, как основные элементы внешней политики, обуздание рабочего класса и террор в области внутренней политики, как необходимое средство для укрепления тыла будущих военных фронтов,— вот что особенно занимает теперь современных империалистических политиков»2.
В докладе И. В. Сталина были рассмотрены планы войны, вынашивавшиеся буржуазными политическими деятелями, и показана несостоятельность и авантю-ристичность этих планов. Съезд призвал народы СССР и трудящихся зарубежных стран к усилению борьбы за мир, против угрозы новой мировой войны. В заслушанном на съезде отчете делегации нашей партии в Исполкоме Коминтерна были раскрыты особенности борьбы против фашизма и угрозы войны в отдельных капиталистических странах.
Решения XVII съезда ВКП(б) знаменовали собой дальнейшее упрочение СССР и усиление роли ВКП(б) в мировом рабочем и коммунистическом движении.
Братские коммунистические и рабочие партии вдохновлялись опытом ВКП(б), усиливали борьбу против реакции за сплочение трудящихся под знаменем марксизма-ленинизма.
Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала (ИККИ) 5 марта 1933 г. опубликовал воззвание к рабочим всех стран, призывая их к борьбе с фашизмом. «Перед лицом наступающего на рабочий класс Германии фашизма,— говорилось в воззвании,— развязывающего все силы мировой реакции, Исполком Коммунистического Интернационала призывает все коммунистические партии сделать еще одну попытку установления единого фронта совместно с социал-демократическими рабочими массами, при посредстве социал-демократических партий. Исполком Коминтерна делает эту попытку в твердом убеждении, что единый фронт рабочего класса против буржуазии отбил бы наступление капитала и фашизма...» 3.
Реклама
Автор темы
Закорецкий
Всего сообщений: 858
Зарегистрирован: 26.12.2019
Образование: высшее техническое
Политические взгляды: социал-демократические
 Re: СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945

Сообщение Закорецкий »

Foxhound: 09 июн 2021, 19:09Камиль Абэ: ↑20 минут назад
>>Это же какой предстоит объём
наполнение форума полезным контентом способствует поддержанию высокого уровня дискуссий и привлечению новых посетителей.
любая закорецкая с этим согласится.
А я о чём говорил?
Товарищ вообще офигел в своей ярости по поводу темы.
И решил забить жесткие диски форума томами, давно выложенными в виде файлов на сайте "Милитеры":
История второй мировой войны 1939–1945 гг. (12 томов)
История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг. (6 томов)


А всё почему?
Потому что ему нечем опровергнуть мою СУТЬ.
Остается что?
Правильно: валить кубокилометры любых текстов.
Ему совершенно не жаль винчестеров форума.
Абсолютно!
Foxhound
Всего сообщений: 616
Зарегистрирован: 20.07.2019
Образование: школьник
 Re: СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945

Сообщение Foxhound »

Однако Исполком Социалистического рабочего интернационала (под этим названием в мае 1923 г. возродился II Интернационал) 18 марта 1933 г. рекомендовал всем примыкающим к нему партиям воздержаться от переговоров с коммунистами. Тем самым была сорвана возможность единства действий против фашизма и войны. Апостол международного оппортунизма К. Каутский утверждал, что массовые выступления были бы «гибельны для пролетариата», что социал-демократия должна «приспособиться к фашистскому режиму в Германии с тем, чтобы существовать легально»1. Весь ход последующих событий показал, что гибельными для пролетариата были не массовые единые действия, а отсутствие таких действий, политика пассивности и приспособления, проводившаяся лидерами социал-демократии.
Несмотря на саботаж социал-демократического руководства, борьба прогрессивных сил против фашизма принимала все больший размах. Антифашистское движение в капиталистических странах объединило людей различных классов и социальных слоев, политических партий и убеждений — рабочих, крестьян, ремесленников, служащих, прогрессивную интеллигенцию.
Большую активность в этом движении проявили французские рабочие. В стране был образован Национальный антифашистский комитет, который мобилизовал трудящихся Франции на борьбу с фашизмом и опасностью новой мировой войны. В Париже по инициативе революционных рабочих весной 1933 г. создается Международный комитет помощи жертвам гитлеровского фашизма. Из наиболее авторитетных юристов мира образовалась Международная следственная комиссия, разоблачившая лидеров нацизма как истинных поджигателей рейхстага и организаторов жестокого террора в Германии. На основе собранных комиссией материалов и документов была издана «Коричневая книга о поджоге рейхстага».
В начале июня 1933 г. в Париже состоялся европейский рабочий антифашистский конгресс. В нем участвовало 3500 делегатов от европейских стран, главным образом рабочие. Известный французский писатель Анри Барбюс, приветствуя участников конгресса от имени международного и французского национального комитетов борьбы против империалистической войны, подчеркивал, что борьба против фашизма неотделима от борьбы с опасностью войны. «Только единый фронт массовой борьбы,— говорил он,— может обеспечить победу пролетариата» 2. Лидеры социал-демократии запретили членам своих организаций участвовать в конгрессе. Несмотря на это, на нем присутствовало почти 500 социал-демократов, что вызвало беспокойство в лагере буржуазии. Конгресс избрал Центральный комитет рабочего антифашистского объединения европейских стран, который должен был координировать работу антифашистских комитетов во всех государствах Европы 3, и подробно разработал задачи борьбы против фашизма применительно к различным странам.
В борьбе против фашизма активное участие принимала молодежь. В сентябре 1933 г. по инициативе европейского антифашистского комитета был созван Международный конгресс молодежи против империалистической войны и фашизма. В его работе приняли участие 1150 делегатов из Франции, Германии, Польши, Англии, СССР, США, Канады, Японии, Китая, стран Северной Африки и других государств. Среди участников было свыше 100 человек от секций Социалистического Интернационала молодежи, прибывших на конгресс вопреки воле своих руководителей. Конгресс избрал Международный комитет молодежи по борьбе против фашизма и войны.
В конце 1933 г. состоялся XIII пленум ИККИ, принявший тезисы «Фашизм, опасность войны и задачи коммунистических партий». Пленум охарактеризовал фашистский режим как открытую террористическую диктатуру наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов
1 «International Information», III, 1933.
2 «Правда», 6 июня 1933 г.
3 См. «Коммунистический Интернационал», 1933, № 19—20, стр. 98.
46
финансового капитала и призвал бороться с фашистской идеологией, разоблачать шовинизм, противопоставляя ему пролетарский интернационализм. Мобилизация широких масс на борьбу против угрозы войны рассматривалась как великая историческая задача международного коммунизма1.
В решениях пленума разоблачалась политика лидеров социал-демократии, которые по директиве II Интернационала отклонили во всех странах предложение компартий о единых классовых действиях, срывали единое антифашистское движение и стремились углубить раскол в рядах пролетариата. Пленум призвал секции Коммунистического Интернационала «бороться со всей настойчивостью вопреки и против предательских вождей социал-демократии, за осуществление единого боевого фронта с социал-демократическими рабочими» 2. Для этого необходимо было идейно разгромить оппортунизм во всех его видах, и в первую очередь правый оппортунизм. Решения XIII пленума ИККИ послужили новым стимулом к подъему антифашистской борьбы.
Ожесточенные классовые бои разгорелись в Австрии, где экономический кризис привел к сильному упадку промышленности: многие ее основные отрасли полностью приостановили производство. В стране, где из 6,7 млн. населения почти 4 млн. (вместе с семьями) составляли рабочие и служащие, в начале 1934 г. около половины рабочих не имели работы. За годы кризиса заработная плата рабочих и служащих снизилась более чем на 40 процентов. Среди трудящихся росло недовольство политикой буржуазии. В этих условиях фашистские элементы развернули в Австрии борьбу за ликвидацию парламентаризма. 20 февраля 1933 г. главарь фашистской организации «Хеймвер» Штаремберг, выступая в венском Концерт-хаузе с программной речью, заявил, что «Хеймвер» готов поддерживать любое правительство, которое разгонит парламент» 3. 7 марта правительство Дольфуса провозгласило установление «авторитарной системы управления»: все руководство страной перешло к президенту и правительству.
В конце 1933 — начале 1934 г. реакция усилила наступление против рабочих. В феврале 1934 г. власти предприняли многочисленные обыски у рабочих организаций с конфискацией оружия. В буржуазной прессе появились лживые сообщения о «подрывной деятельности» шуцбунда 4. После обыска в помещении редакции «Арбейтер цейтунг» и других учреждениях социал-демократической партии министерство безопасности сообщило о раскрытии «заговора болыневистско-марксистских элементов против безопасности государства». Вооруженные отряды фашистов начали громить кооперативные, профессиональные и культурные организации рабочих.
Руководство крупнейшей и самой влиятельной партии страны — социал-демократической 5— проводило капитулянтскую политику, дезорганизуя сопротивление трудящихся. Лидеры социал-демократии не призвали массы к борьбе в защиту парламента.
Вопреки политике лидеров социал-демократии, австрийские рабочие были охвачены боевыми настроениями, требовали отпора фашизму. В некоторых местах коммунисты и социал-демократы действовали едино. Разоблачая реакционную политику правительства, Коммунистическая партия Австрии решительно боролась за демократизацию общественного строя и указывала народу правильный путь обеспечения национальной независимости страны. 10 февраля 1934 г. компартия опубликовала воззвание, призывавшее рабочих к борьбе против фашизма и реакции:
1 См. XIII пленум ИККИ. Стенографический отчет. М., Партиздат, 1934, стр. 589.
2 Т а м же, стр. 593.
3 «Arbeiter Zeitung», 21. Februar 1933.
4 Республиканский шуцбунд — вооруженная организация австрийской социал-демократи
ческой партии, созданная в Вене в 1923 г. для противодействия реакции.
5 Социал-демократическая партия в 1932 г. насчитывала 648 тыс. членов; в профсоюзах, на
ходившихся под ее руководством, было 520 тыс. членов. См. «Коммунистический Интернационал»,
1934, № 7—8, стр. 29.
47
«Разбейте фашизм, прежде чем он вас разобьет! Немедленно бросайте работу!.. Выходите на улицу! Разоружайте фашистов!.. На всеобщую забастовку!» 1.
Рабочие города Линца выступили с оружием в руках против полиции, пытавшейся захватить Рабочий дом (дом социал-демократической партии). Полиция и правительственные войска пустили в ход артиллерию. События в Линце послужили сигналом к всеобщей стачке и вооруженным боям во многих районах Австрии.
В Вене вспыхнула всеобщая забастовка, которая переросла в вооруженные бои, охватившие не только столицу, но и районы Верхней Австрии и Штирии. Восстание началось вопреки воле социал-демократии, «ибо австрийский пролетариат, наученный горьким опытом преданных социал-демократией германских рабочих, не хотел склонить голову перед фашизмом» 2. С 12 по 15 февраля австрийские рабочие мужественно дрались против фашизма, проявляя чудеса героизма и самопожертвования. Особенно упорный и ожесточенный характер носили бои в рабочих районах Вены — Флоридсдорфе и Зиммеринге. Войска и полиция подвергли беспощадной бомбардировке дома, в которых укрепились рабочие.
У повстанцев не хватало оружия, совсем не было артиллерии, отсутствовало централизованное политическое и военное руководство. Восставшие австрийские рабочие ограничились обороной, не переходя в наступление против вооруженного врага. А между тем оборона — смерть всякого вооруженного восстания. Лидеры социал-демократии отказались от борьбы и бросили рабочих на произвол судьбы. Одни из них позорно бежали за границу, другие либо капитулировали, отдавшись в руки полиции, либо перешли на сторону фашизма. Коммунисты плечом к плечу с рабочими — социал-демократами сражались против фашистских банд, провозглашая ясные и четкие лозунги борьбы. Но компартия вследствие своей малочисленности не смогла возглавить вооруженное выступление трудящихся3.
Австрийский пролетариат потерпел поражение. От рук фашистских палачей погибло не менее 1200 человек, 4—5 тыс. человек было ранено, более 10 тыс. заключено в тюрьмы и концентрационные лагеря 4. В стране установилась открытая фашистская диктатура.
Февральские бои в Австрии явились первым вооруженным выступлением рабочих против фашизма в 30-х годах. Они способствовали росту политической активности рабочего класса и развертыванию антифашистской борьбы в других европейских странах.
Захват власти фашистами в Германии усилил размежевание классовых сил во Франции. В условиях экономического кризиса в стране нарастали классовые противоречия, развивалось стачечное движение. В 1932 г. в городе Вьенне восставшие текстильщики вели бои на баррикадах. Крупные стачки произошли в 1933 г. в Париже и других городах; в Страсбурге во время всеобщей забастовки в августе 1933 г. рабочие строили баррикады. Для борьбы с забастовщиками власти использовали войска. Компартия Франции, во главе которой стояли такие видные деятели, как Морис Торез, Марсель Кашен, Жак Дюкло, возглавляла стачечные бои, вела борьбу за сплочение рабочих против фашизма и реакции, в защиту жизненных интересов трудящихся. В годы экономического кризиса компартия добилась сплочения своих рядов. Одновременно в стране уменьшалось влияние правых партий, что свидетельствовало об ослаблении позиций финансовой олигархии.
Крупная буржуазия, стремясь укрепить свое положение, настойчиво добивалась ликвидации парламентаризма и установления открытой террористической
1 «Коммунистический Интернационал», 1934, № 10, стр. 49.
2 Из воззвания Коммунистического Интернационала от 14 марта 1934 г. «Коммунистический
Интернационал», 1934, № 7—8, стр. 36.
3 Коммунистическая партия Австрии насчитывала в начале 1934 г. 5 тыс. членов. См. «Ком
мунистический Интернационал», 1934, № 7—8, стр. 29.
4 См. Osterreich-Brandherd Europas. Zurich, 1934, S. 225.
48
диктатуры. В буржуазной реакционной прессе появились резкие нападки на парламентаризм, призывы «к реформе конституции» и установлению «сильной власти».
В годы экономического кризиса в стране активизировались фашистские организации. Самой крупной из них была организация «Боевые кресты», насчитывавшая до 200 тыс. человек, которую возглавлял полковник граф де ля Рок. Организация располагала оружием, в том числе пушками и пулеметами, имела автомашины, самолеты. Построенные по военному образцу, отряды де ля Рока представляли собой «настоящие ударные отряды гражданской войны, предназначаемые их вождем для воспроизведения во Франции «подвигов» гитлеровских штурмовых отрядов» х. За спиной этой организации стояли «Комитет тяжелой промышленности» («Комите де форж»), химический концерн Кюльмана и другие монополии. В 1932 г. «парфюмерный король» Франсуа Коти для борьбы с «социализмом и коммунизмом» создал новую фашистскую организацию «Французская солидарность».
8 конце 1933 г. была вскрыта крупная афера спекулянта Ставиского, который
выпустил на 500 млн. франков фальшивых акций. В его махинациях были замешаны
министры, депутаты, чиновники, журналисты. Афера Ставиского вызвала взрыв воз
мущения в стране против продажности политических деятелей и прессы. Восполь
зовавшись этим, фашисты мобилизовали все свои силы, чтобы свергнуть парламент
ское правительство и захватить власть. 5 и 6 февраля 1934 г. они организовали
выступления в Париже.
Французская коммунистическая партия вовремя разгадала маневры реакции и призвала рабочих к борьбе против фашизма, в защиту демократических свобод.
Коммунистическая партия Франции, учитывая уроки событий в Германии, где фашистский переворот стал возможен из-за разобщенности пролетариата, добивалась единства действий рабочего класса и всех трудящихся против реакции. По призыву партии рабочие различных профессий, государственные служащие, учителя, врачи, все те, кому были дороги подлинные интересы Франции, требовали немедленного роспуска фашистских организаций, укрепления демократических свобод, повышения жизненного уровня трудящихся.
9 февраля коммунисты организовали мощные демонстрации против фашизма,
которые сопровождались крупными столкновениями с полицией. Вместе с коммуни
стами в борьбе участвовали многие социалисты и беспартийные рабочие. В воззвании
ЦК Французской компартии от 10 февраля говорилось: «Под руководством Комму
нистической партии парижские пролетарии героически демонстрировали на улицах
Парижа. Тысячи рабочих-социалистов участвовали в этой демонстрации. Объединен
ный рабочий класс показал, как энергично он борется, чтобы разбить фашизм. Бур
жуазия перепугана этим классовым выступлением, осуществленным путем
единого фронта» 2.
Важнейшим выступлением против фашизма во Франции явилась всеобщая стачка, проведенная 12 февраля 1934 г. под руководством коммунистов. Вопреки реформистам, пытавшимся сорвать стачку, в ней приняли участие свыше 5 млн. трудящихся 300 городов. По всей стране прокатилась волна антифашистских демонстраций. Фашисты не нашли поддержки у солдат, которые сочувствовали рабочим. Городская мелкая буржуазия и крестьянство стремились к совместным действиям с пролетариями. Борьба против реакции проходила под лозунгами: «Долой фашизм!», «К единству действий!».
В результате массовых боевых выступлений трудящихся фашисты потерпели поражение. «По инициативе компартии рабочий класс Франции дал отпор первой большой атаке фашизма» 3. Такой успех объяснялся единством действий рабочих, фактически сложившимся в февральские дни.
1 М. Торез. Современная Франция и Народный фронт. М., Соцэкгиз, 1937, стр. 70.
2 Т а м же, стр. 93.
3 М. Торез. Единый и Народный фронт во Франции. М., Партиздат, 1935, стр. 18.
4 История Великой Отечественной войны, т. 1 49
После февральских выступлений рабочего класса Французская компартия активизировала борьбу за единство действий, за сплочение всех прогрессивных сил. В июне 1934 г. в Иври состоялась конференция коммунистов Франции, на которой был заслушан доклад М. Тореза «Путем единства действий мы победим фашизм». Конференция потребовала защиты буржуазно-демократических свобод и вовлечения в борьбу против фашизма и реакции не только рабочих, но и крестьян, мелких лавочников, ремесленников, служащих и других трудящихся.
Начиная с 1922 г. руководство Французской компартии 26 раз обращалось к социалистической партии с предложением о совместных действиях, но каждый раз получало отказ. Национальная конференция компартии обратилась к рабочим и руководству социалистической партии с новым призывом о единстве действий, который встретил полное одобрение со стороны рабочих-социалистов. Руководство социалистической партии вынуждено было пойти на заключение с коммунистами 27 июля 1934 г. пакта о единстве действий, направленных против фашизма и войны, в защиту жизненных интересов трудящихся.
После образования единого рабочего фронта коммунисты развернули борьбу за создание Народного антифашистского фронта свободы, труда и мира.
Правительство Думерга, ставшее у власти в феврале 1934 г., провело серию чрезвычайных декретов, уменьшивших зарплату государственным служащим, пенсии, пособия бывшим участникам войн и т. д. Одновременно была проведена «налоговая реформа», которая уменьшила налоги на богачей и увеличила на 400 млн. франков налоги на трудящихся, мелких торговцев и промышленников. Эта политика монополий вызвала рост недовольства не только рабочих, но и широких масс мелкой буржуазии.
14 июля 1935 г. в Париже состоялась 500-тысячная демонстрация, прошедшая под антифашистскими лозунгами в защиту республиканских и демократических свобод. Демонстрация явилась успехом Народного фронта. В стране создавались местные комитеты Народного фронта, в которые входили коммунисты, социалисты, радикал-социалисты, представители профсоюзных и других общественных организаций. Вскоре образовался Национальный комитет Народного фронта.
Февральские бои и создание Народного фронта во Франции наглядно свидетельствовали о том, что объединенными силами трудящихся можно отбить любые атаки фашистской реакции. События во Франции оказали огромное влияние на развитие борьбы прогрессивных сил всего мира против фашизма и угрозы войны.
Крупные политические бои против реакции развернулись в Испании, где весной 1931 г. произошла буржуазно-демократическая революция, свергнувшая монархию и превратившая Испанию в буржуазную республику. Народные массы добились проведения закона о 8-часовом рабочем дне для рабочих, всеобщего избирательного права, закона об ограниченной аграрной реформе и др. Однако реакция сохранила почти нетронутыми свои основные экономические и политические позиции. Она начала ожесточенный поход против трудящихся, стремясь задушить революционное движение в стране. На страницах реакционной прессы раздавались призывы к созданию в Испании фашистского режима по образцу итальянского. Газета «Ланасьон» в октябре 1933 г. писала: «Час настал. Необходимо окончательно покончить с марксизмом. Необходимо установить фашизм в Испании».
Борьба между силами реакции и народными массами принимала все более острый характер. Вождем и организатором борьбы испанских трудящихся была Коммунистическая партия Испании. К осени 1933 г.. в компартии было около 20 тыс. членов. Во главе ее стояли испытанные политические деятели Хосе Диас и Долорес Ибаррури (Пасионария). Серьезным препятствием в борьбе против реакции являлся раскол рабочего класса. Большинство рабочих шло за социалистами и анархистами, которые были подвержены буржуазным влияниям и нередко сами становились их проводниками, дезорганизуя борьбу рабочих. Разоблачая политику социалистов и анархистов, компартия боролась за создание единого фронта.
50
Еще в начале 1934 г. Коммунистическая партия выдвинула лозунг единого антифашистского пролетарского фронта, который нашел горячую поддержку среди широких масс трудящихся.
К осени 1934 г. в Испании стал складываться единый антифашистский фронт. В этих условиях реакция пыталась нанести решительный удар по революционному движению. В начале октября 1934 г. в правительство вошли три фашиста, что вызвало огромное возмущение трудящихся. 4 октября началась всеобщая забастовка, охватившая почти всю страну. В некоторых местах забастовка переросла в вооруженные бои рабочих против полиции и правительственных войск.
В Барселоне рабочие захватили стратегические пункты города. Вечером 6 октября 1934 г. была провозглашена свободная Каталонская республика. Однако правительственные войска подавили выступление трудящихся, и 7 октября утром каталонское правительство пало.
В Мадриде в рабочих кварталах 5 октября начались вооруженные бои. Рабочие соорудили баррикады, атаковали здание парламента, центральный телеграф, вокзалы, обстреляли дворец, где заседало правительство. Против восставших были направлены правительственные войска и штурмовые отряды фашистских организаций. Рабочие Мадрида потерпели поражение.
Наиболее упорный характер приняла борьба в Астурии. Восставшие горняки овладели всей Астурией, захватили оружейные заводы в Овьедо и Трубии. Повстанцы установили новую власть, провозгласив Рабоче-крестьянскую республику Астурии. Революционные органы снабжали население одеждой, продовольствием, имуществом, конфискованными у буржуазии. Свыше двух недель шли вооруженные бои в Астурии. Коммунисты, социалисты, анархисты сражались в одних рядах, плечом к плечу. Благодаря этому астурийцы смогли оказать длительное и упорное сопротивление реакции.
Все силы реакции были мобилизованы на борьбу с восставшими. Реакция восторжествовала, ознаменовав свою победу массовыми злодеяниями. Тысячи рабочих были убиты, свыше 30 тыс. антифашистов были брошены в тюрьмы и подвергнуты жестоким пыткам.
Главной причиной поражения пролетариата в Испании в октябрьские дни 1934 г. явились его политический раскол иф отсутствие должного революционного руководства. Выступления рабочих носили неорганизованный характер; у них не хватало оружия. Неодновременность выступлений пролетариата ослабила его и способствовала успеху правительства.
Большую работу проводили в массах коммунистические партии стран Восточной и Юго-Восточной Европы. Многие из этих партий осуществляли свою деятельность в трудных условиях подполья. Исторической заслугой коммунистов Польши, Чехословакии, Румынии и Болгарии является то, что они своевременно указали на растущую угрозу немецко-фашистского нападения на их страны и выдвинули лозунг защиты национальной независимости в союзе с СССР. Коммунистическая партия Румынии, находившаяся в подполье, как и другие компартии стран Восточной и Юго-Восточной Европы, активно боролась против антисоветских планов империалистической реакции. V съезд Коммунистической партии Румынии в конце 1931 г. выдвинул и обосновал следующий принцип деятельности партии: «Защищая СССР, массы в то же самое время защищают себя, защищают свои повседневные интересы, свои жизненные и исторические интересы»1.
Выполняя решения своего V съезда, Коммунистическая партия Румынии призвала рабочий класс страны к борьбе с реакцией. Выдающиеся деятели партии Георге Георгиу - Деж иКиву Стойка непосредственно руководили нараставшим движением рабочего класса. Кульминационным пунктом этого движения в те годы явились мощные забастовки железнодорожников и нефтяников Румынии в январе —феврале 1933 г.
1 Documente din Istoria PCR 1929—1933. Editora pendru literatura politica, 1953, pag. 131.
4* 51
Это были крупнейшие классовые оои румынского пролетариата на протяжении всей его предыдущей истории. Героическая борьба румынских рабочих явилась первым массовым антифашистским выступлением в Европе, последовавшим сразу же за гитлеровским переворотом в Германии.
Георгиу-Деж писал: «Борьба железнодорожников и нефтяников представляла решительное проявление силы рабочего класса в борьбе с фашизмом; она нанесла удар по политике фашизации страны и закрепощения ее фашизмом, вызвав падение правительства палача Вайды и приведя одновременно к укреплению влияния и связей партии с массами. Сама партия окрепла за счет вступления в ее ряды наиболее боевых революционных элементов, закаленных в огне этой великой борьбы» г.
Движение против фашизма и войны развертывалось также в Англии, Бельгии, Голландии, США и других странах. Трудящиеся капиталистических стран под руководством коммунистических партий вели упорную борьбу против фашизма и угрозы новой войны. В этой борьбе они встречали огромную моральную поддержку со стороны народов Советского Союза.
* * *
Образование двух очагов войны было следствием глубокого кризиса всей мировой капиталистической системы. Фашистские правительства стремились развязать новую мировую войну. Ослепленные ненавистью к СССР, американские, английские и французские реакционеры поддерживали фашистскую агрессию, они не хотели даже подумать о том, что эта агрессия может обернуться против их стран. Они предавались иллюзиям, полагая возможным «задобрить» германский империализм своей политикой попустительства агрессии, рассчитывая, что если будут удовлетворены его «последние» претензии, то можно будет договориться с ним по всем вопросам.Подобные иллюзии не имели под собой никакой почвы. После удовлетворения очередной претензии германского империализма он незамедлительно выдвигал новые, еще большие.
В условиях подготовки новой войны Советский Союз призывал к сохранению и упрочению мира. Вокруг него и во главе с ним объединились все те общественные, социальные силы за рубежом, которые препятствовали развязыванию войны. Однако империалистические правительства оставались глухи к голосу рассудка, к голосу великой Советской социалистической державы. Они сеяли ветер, а пожинать им пришлось бурю.
В создавшейся международной обстановке, чреватой войной, Советский Союз вынужден был принимать меры по дальнейшему укреплению своей обороноспособности.
1 Gh. Gheorghi u-D е j. Articoll ci cuuintari. Editora pendru literatura"politica, 1956, pag. 378.
Глава вторая
ПОБЕДА СОЦИАЛИЗМА В СССР И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ УКРЕПЛЕНИЯ ОБОРОНЫ СТРАНЫ
I. Успехи социалистического строительства
в СССР
Экономические и политические потрясения в капиталистическом мире в начале 30-х годов со всей силой показали его внутреннюю гнилость. Они породили смятение и страх в правящих кругах буржуазных государств. Усилиями тысяч буржуазных социологов, публицистов, писателей, журналистов обывателю постепенно, день за днем, внушалась мысль о неизбежности новой войны, которая, быть может, окажется выходом и спасет капитализм от всех его бед и болезней. Среди буржуазной интеллигенции стало распространяться неверие в завтрашний день, раздавались «пророческие» голоса о неизбежной гибели цивилизации и торжестве фашистского средневекового мракобесия.
В этой обстановке особенно важное значение имели успехи Советского Союза — первой в мире страны, вставшей на путь строительства социализма. Стремительный прогресс в экономике, культуре, общественной жизни, революционный энтузиазм миллионных масс трудящихся Советского государства вселяли великую надежду в сердца тех, кто не утратил веры в идеи гуманизма и социальной справедливости. Чем настойчивей звучало на страницах буржуазных газет ненавистное народам слово «война», тем больше возрастала роль Москвы как знаменосца всеобщего мира.
Осенью 1929 г., когда в капиталистических странах разразился жестокий экономический кризис, Советская страна ускоряла свое движение к социализму. Заканчивался первый год первой пятилетки. На страницах советских газет рядом с известиями о панике на нью-йоркской бирже, о банкротствах и самоубийствах в США и странах Западной Европы, об ужасающем росте безработицы за рубежом печатались сообщения о том, что рабочие крупнейших предприятий СССР выдвигают лозунг о выполнении пятилетки в четыре года, что число соревнующихся и ударников в промышленности достигло 900 тыс. человек, что колхозное движение по всей стране приняло подлинно массовый характер и началась сплошная коллективизация целых ее районов.
53
Главная задача первой пятилетки заключалась в преобразовании отсталой, аграрной страны в передовую, высокоиндустриалъную державу, не зависимую от мирового капитализма, в создании экономической базы для уничтожения классов в СССР и построения социалистического общества. Чтобы обеспечить экономическую базу социализма в деревне, нужно было перевести мелкое и раздробленное сельское хозяйство на рельсы крупного коллективного хозяйства. И, наконец, важнейшей задачей пятилетки было создание необходимых технических и экономических предпосылок для максимального укрепления обороноспособности страны.
Задача индустриализации страны была поставлена перед партией В. И. Лениным. «Только тогда,— говорил В. И. Ленин,— когда страна будет электрифицирована, когда под промышленность, сельское хозяйство и транспорт будет подведена техническая база современной крупной промышленности, только тогда мы победим окончательно» х. В. И. Ленин подчеркивал, что успешно выполнить задачу индустриализации страны можно лишь при условии форсированного развития тяжелой промышленности и ее сердцевины — машиностроения. Ленинское указание о том, что «без спасения тяжелой промышленности, без ее восстановления мы не сможем построить никакой промышленности, а без нее мы вообще погибнем, как самостоятельная страна» 2, легло в основу всей политики партии.
В восстановительный период, когда страна залечивала тяжелые раны, нанесенные народному хозяйству империалистической и гражданской войнами, партия и Советское правительство не могли делать больших капиталовложений в тяжелую промышленность. Только через четыре года после перехода к мирному строительству в промышленности СССР было достигнуто превышение объема капитальных вложений над износом основных фондов. К концу восстановительного периода продукция всей промышленности СССР составляла лишь 73 процента по отношению к продукции, произведенной всей промышленностью дореволюционной России в 1913 г.3. В 1928 г., накануне первого года первой пятилетки, производство чугуна в стране еще не достигло уровня 1913 г. и составляло немногим больше 3 млн. тонн, выплавка стали лишь незначительно превысила уровень 1913 г., составив 4,3 млн. тонн, выпуск проката черных металлов был ниже уровня 1913 г.4. Между тем промышленность большинства капиталистических стран, особенно стран — победительниц в первой мировой войне, к 1928 г. намного превзошла довоенный уровень. Если учесть степень отставания царской России от передовых капиталистических стран, можно представить себе, насколько невыгодным для Советского Союза было соотношение экономических сил Советской страны и капиталистического мира накануне первой пятилетки.
Тем величественнее и значительнее был подвиг, совершенный рабочим классом СССР, сумевшим досрочно выполнить первый пятилетний план и положить начало изменению в соотношении сил на мировой арене.
Заправилы капиталистического мира и их подголоски распространяли неверие в успехи СССР. Они предсказывали, что «оппозиционные силы внутри России» возьмут верх и история впоследствии только посмеется над «мечтателями» из Центрального Комитета Коммунистической партии, строящими планы индустриализации экономически отсталой страны в кратчайший срок без помощи капиталистических государств. В^своих прогнозах эти «пророки» исходили из факта все возраставшего сопротивления кулачества политике Советской власти и из наличия внутри партии оппозиционных антиленинских элементов — троцкистов, зиновьевцев и правых оппортунистов.
Троцкистско-зиновьевский блок еще до первой пятилетки потерпел поражение. На XV съезде партии активные троцкисты и зиновьевцы были изгнаны из партии.
1 В. И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 484.
2 В. И. Ленин. Соч., т. 33, стр. 388.
3 По данным ЦСУ СССР. См. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Оте
чественной войны, инв. № 8871, л. 4.
4 См. там же.
54
Их бепвзное сопротивление планам преобразования страны было сломлено. В 1928— 1929 гг. бухаринско-рыковская оппозиция попыталась вновь свернуть партию с ленинского пути, помешать проведению индустриализации и коллективизации. Однако замыслы капитулянтов провалились, были опрокинуты волей партии, самой жизнью. Первый пятилетний план осуществлялся в том варианте, который отстаивало ленинское ядро Центрального Комитета, возглавлявшегося И. В.Сталиным.
Трудящиеся страны с энтузиазмом встретили опубликование контрольных цифр плана и приняли активное участие в их обсуждении. Рабочие и крестьяне горячо откликнулись на призыв партии напрячь все силы для претворения плана в жизнь. Ответом на этот призыв был напряженный труд строителей Днепрогэса и Магнитогорска, бетонщиков Кузнецка, рабочих Москвы, Ленинграда и Харькова.
Буржуазный Запад встречал сообщения о первых успехах Советского Союза в выполнении пятилетки с раздражением и скептицизмом. Видный политический деятель Италии Карло Сфорца, например, утверждал: «Главной ошибкой Советского правительства окажется, по всей вероятности, его первый пятилетний план... Из этого опыта Россия выйдет еще более нищей, голодной и обездоленной, чем она была раньше» *. Американская влиятельная газета «Нью-Йорк тайме» писала: «Пятилетний промышленный план, поставивший своей целью сделать вызов чувству пропорции, стремящийся к своей цели «независимо от издержек», как часто с гордостью похвалялась Москва, не является в действительности планом. Это — спекуляция».
Но на буржуазном Западе раздавались и другие голоса. Известный английский дипломат лорд Лотиан заявил в 1931 г.: «Я считаю, что предсказания Маркса и Ленина реализуются с самой нежелательной точностью... Многое в марксистском анализе является верным» 2. Председатель правления английского банка «Юнайтед доминион» Гиббсон Джарви, посетивший Советский Союз в октябре 1932 г., дал следующий отзыв о том, что он видел в стране социализма: «Я хочу разъяснить, что я не коммунист и не большевик, я — определенный капиталист и индивидуалист... Россия движется вперед, в то время, как слишком много наших заводов бездействует и примерно 3 млн. нашего народа ищут в отчаяньи работы. Пятилетку высмеивали и предсказывали ее провал. Но вы можете считать несомненным, что в условиях пятилетнего плана сделано больше, чем намечалось... Не пытайтесь недооценивать русских планов и не делайте ошибки, надеясь, что Советское правительство может провалиться... Сегодняшняя Россия — страна с душой и идеалом. Россия — страна изумительной активности... Быть может самое важное — в том, что вся молодежь и рабочие в России имеют одну вещь, которой, к сожалению, недостает сегодня в капиталистических странах, а именно — надежду» 3.
Расчеты международной реакции на провал первого пятилетнего плана не оправдались. Советский народ с честью выполнил свои обязательства — первый пятилетний план был завершен досрочно, за четыре года и три месяца.
В то время, когда в Германии монополисты устанавливали фашистскую диктатуру, главной целью которой являлась война за мировое господство, в СССР создавалась материальная база социализма — общественного строя, несовместимого с захватническими войнами и выступающего за мир для всех народов земли.
Успехи социалистического строительства в СССР способствовали укреплению миролюбивых сил, которые могли теперь опереться на возросшую индустриальную и оборонную мощь Страны Советов.
Коммунистическая партия подняла активность рабочего класса в борьбе за Накопление средств для осуществления индустриализации, за режим экономии, снижение себестоимости продукции, увеличение внутрипромышленных накоплений и главным образом за повышение производительности труда. Задачи первой пятилетки
1 С. Sforza. Dictateurs et dictatures de l'apres-guerre. Paris, 1931, pp. 189—190.
2 «The Fortnightly Review», May, 1946.
3 См. И. Сталин. Соч., т. 13, стр. 167.
55
не могли быть решены без социалистического соревнования, широко развернувшегося по всей стране. Социалистическое соревнование было подготовлено огромной воспитательной работой партии и ростом творческой активности рабочего класса.
Массовое социалистическое соревнование, это замечательное явление в истории советского общества, восходит к «великому почину» — коммунистическим субботникам 1919 г., когда рабочие добровольно, бесплатно, сверхурочно работали, восстанавливая разрушенное войной хозяйство. В. И. Ленин тогда же указал на огромное значение коммунистических субботников. Они возникли как выражение самоотверженной, преодолевающей тяжелый труд заботы рабочих об увеличении производительности труда, об охране каждого пуда хлеба, угля, железа и других продуктов, которые достаются не лично работающим и их близким, а всему обществу, миллионам людей, объединенных в социалистическое государство.
Коммунистические субботники знаменовали, указывал В. И. Ленин, переход к свободной и сознательной дисциплине, которая могла возникнуть лишь в условиях освобождения труда от господства эксплуататорских классов. Сознание трудящихся, что они работают на себя, что они хозяева своей страны и своей исторической судьбы, поддерживает свободную дисциплину, которая в соединении с достижениями науки и техники является характерной особенностью новой, высшей организации труда. В. И. Ленин по еще немногочисленным росткам нового судил о переменах, происходивших в сознании рабочих масс, переменах, рожденных победой социалистической революции, установлением рабоче-крестьянской власти.
Выполняя заветы В. И. Ленина, партия провела громадную воспитательную и организаторскую работу, содействуя возможно более широкому проявлению творческой инициативы масс, укрепляя все формы товарищеского сотрудничества и взаимопомощи в труде, воспитывая коммунистическое отношение к труду, подготавливая массовое социалистическое соревнование.
20 января 1929 г. «Правда» опубликовала написанную В. И. Лениным в 1918 г. статью «Как организовать соревнование?». Владимир Ильич отмечал, что только в свободном труде проявляются присущие человеку силы, способности и таланты. Социализм впервые создает возможность применить соревнование действительно широко, в массовом масштабе. Ленинское слово, ленинская мысль явились толчком к организации массового соревнования на заводах, фабриках и стройках страны. В течение января — февраля 1929 г. рабочие многих предприятий предложили организовать соревнование за укрепление трудовой дисциплины, повышение производительности труда и снижение себестоимости продукции. 5 марта того же года ленинградский завод «Красный выборжец» через «Правду» вызвал на соревнование все заводы и фабрики СССР. Еще 15 февраля бригада обрубщиков трубного цеха этого завода подписала первый договор о соревновании.
29 апреля 1929 г. XVI партийная конференция приняла историческое обращение ко всем рабочим и трудящимся крестьянам Советского Союза, в котором призывала их мобилизовать силы на выполнение пятилетнего плана, бороться за снижение себестоимости, повышение производительности труда и укрепление дисциплины, за расширение посевных площадей и поднятие урожайности. Партия указывала, что главный метод борьбы на трудовом фронте — это соревнование. На призыв партии передовые рабочие ответили твердым обещанием выполнить пятилетку в четыре года. Эта инициатива была подхвачена по всей стране.
Важнейшей формой социалистического соревнования в первой пятилетке стало движение ударников производства. За ленинградским заводом «Красный выборжец» — застрельщиком соцсоревнования — поднялись другие заводы города Ленина: «Электросила», «Красный путиловец», «Красный треугольник»; их поддержала Москва — «Трехгорная мануфактура», «Красный богатырь», «Динамо», «АМО», а также Люберецкий завод сельскохозяйственных машин. В соревнование вступили заводы Урала, шахты Донбасса, Кузбасса, Подмосковья — едва ли не все крупные предприятия во всех республиках, краях и областях Советского Союза.
56
Ударники, ударные бригады, ударные предприятия шли на штурм технической отсталости, ставили рекорды производительности труда, отбрасывали, ломали старые нормы выработки, выигрывая время в соревновании с капитализмом. Бригада бетонщика Галиулина на строительстве Магнитогорского металлургического комбината установила мировой рекорд количества замесов за смену. Землекоп Иван Орлов на строительстве завода в Кашире вынул за смену 19 кубометров грунта. Каменщики Ковалев и Козлов из Макеевки установили всесоюзный рекорд по штукатурке стен. Строители Доронин, Минаков и Гаврилов, сооружая доменный цех Кузнецкого металлургического завода, побили все прежние рекорды огнеупорной кладки, уложив по 6,5 тыс. огнеупорных кирпичей за день. Завод «Красный треугольник» стал первым ударным заводом. 85 процентов его рабочих прославили себя самоотверженным трудом, перевыполняя нормы. Такими событиями была полна жизнь Советской страны в те напряженные годы.
Статьи газет о новостройках пятилетки напоминали фронтовые сводки. Пуск нового агрегата или железнодорожной ветки, задувка домны отмечались как победы в невиданном сражении с вековой отсталостью страны.
В среде ударников родились самые разнообразные формы соревнования, методы борьбы с браком, прогулами, за уплотнение рабочего дня и рациональное использование механизмов, за повышение выработки и снижение расценок. Коллективы предприятий проводили производственные совещания, смотры и конкурсы, выдвигали встречные промфинпланы; начали действовать хозрасчетные бригады. Передовые бригады не только делились своим опытом с отстающими, но и активно помогали им (метод так называемого «общественного буксира»). Все формы соревнования выдвигались самой жизнью, практикой, опытом рабочих масс, их творческой инициативой, их стремлением работать возможно продуктивней на благо народа, на благо своего рабоче-крестьянского государства.
Армия ударников быстро росла и достигла в промышленности в 1932 г. 3 500 тыс. человек. Те ростки нового, о которых В. И. Ленин писал как о великом почине, укоренились, разрослись. Социалистическое соревнование действительно стало массовым великим народным движением. Оно имело не только громадное практическое значение как одно из важнейших условий создания социалистической индустрии и повышения производительности труда. Столь же велико было и политическое значение соревнования, его роль в воспитании нового отношения к труду, как к делу чести. Укрепление трудовой дисциплины было первым ощутимым и важным результатом соревнования. Оно воспитывало в трудящихся товарищескую солидарность, сознание ответственности за общее дело. Эти отличительные черты советского человека, советского патриота проявились во всей своей духовной красоте и силе в дни Великой Отечественной войны.
Благодаря героическому труду рабочего класса Советский Союз за годы первой пятилетки увеличил свою промышленную продукцию в 2,7 раза по сравнению с 1913 г. Вступило в строй свыше 1500 крупных предприятий, и среди них такие гиганты, как Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты, тракторные заводы в Сталинграде и Харькове, автомобильные заводы в Москве и Нижнем Новгороде, Днепрогэс, предприятия цветной металлургии, химической промышленности, станкостроения, авиационной промышленности, промышленности по производству сельхозмашин и др. Возникли новые отрасли промышленности, которых раньше не было или почти не было в России. Первый пятилетний план по валовой продукции машиностроения был выполнен за три года, при этом задание было перевыполнено на 57 процентов.
Первым пятилетним планом намечалось создать новую, вторую угольно-хметал-лургическую базу—на востоке страны, что имело важное значение для укрепления ее обороны. XVI съезд партии, состоявшийся в июне — июле 1930 г., принял историческое постановление о том, что «индустриализация страны не может опираться в дальнейшем только на одну южную угольно-металлургическую базу.Жизненно
57
необходимым условием быстрой индустриализации страны является создание на Востоке второго основного угольно-металлургического центра СССР путем использования богатейших угольных и рудных месторождений Урала и Сибири»1. Уже в первой пятилетке доменные печи Магнитогорска и Сталинска начали давать стране большое количество металла.
Огромное значение в первой пятилетке придавалось развитию промышленности на национальных окраинах страны. В результате осуществления ленинской национальной политики угнетенные царизмом и задавленные нищетой народы окраинных районов получили при Советской власти не только полную свободу и национальное равноправие, но и все условия для быстрой ликвидации своего хозяйственного и культурного отставания от передовых наций. За годы первой пятилетки объем промышленного производства по старым промышленным районам увеличился в 2 раза, а по национальным республикам — в 3,5 раза. Национальные республики, ранее не имевшие или почти не имевшие своих промышленных кадров, впервые создавали их. В Туркмении численность рабочих в крупной промышленности возросла более чем в 3 раза, в Узбекистане — примерно в 4,6 раза. В еще больших размерах возросла численность рабочих в Таджикской ССР 2. В Казахстане было создано 40 крупных промышленных предприятий. Не было ни одной союзной или автономной республики, в которой не произошел бы в эти годы переворот в хозяйственном развитии.
Благодаря помощи великого русского народа, русского рабочего класса вчера еще забитые народы быстро преодолевали экономическую и культурную отсталость, внося свой вклад в общее дело социалистического преобразования Советского Союза. Производительные силы и благосостояние трудящихся в республиках Средней Азии и Кавказа росли быстрее, чем в РСФСР. В этом находила свое материальное проявление забота русских трудящихся о преуспевании других братских народов Советского Союза. На основе индустриализации национальных республик еще более укреплялся братский союз всех национальностей Советской страны, новых социалистических наций. Это было великое торжество ленинской национальной политики.
За годы первой пятилетки партия и советский народ проделали гигантскую работу по выполнению заветов В. И. Ленина о социалистическом переустройстве сельского хозяйства. В. И. Ленин дал Коммунистической партии и рабочему классу научно обоснованную боевую программу социалистической перестройки отсталых, единоличных крестьянских хозяйств. «Если крестьянское хозяйство,— говорил Ленин,—может развиваться дальше, необходимо прочно обеспечить и дальнейший переход, а дальнейший переход неминуемо состоит в том, чтобы наименее выгодное и наиболее отсталое, мелкое, обособленное крестьянское хозяйство, постепенно объединяясь, сорганизовало общественное, крупное земледельческое хозяйство»3. В. И. Ленин делал следующий основной вывод: «Лишь в том случае, если удастся на деле показать крестьянам преимущества общественной, коллективной, товарищеской, артельной обработки земли, лишь, если удастся помочь крестьянину, при помощи товарищеского, артельного хозяйства, тогда только рабочий класс, держащий в своих руках государственную власть, действительно докажет крестьянину свою правоту, действительно привлечет на свою сторону прочно и настоящим образом многомиллионную крестьянскую массу»4.
Уже в первые годы социалистической индустриализации определилось отставание сельского хозяйства от темпов развития промышленности. Основная причина этого заключалась в раздробленности единоличного сельского хозяйства, в его малой
1 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 7, ч. П. М.,
Госполитиздат, 1953, стр. 587.
2 По данным ЦСУ СССР. См. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Оте
чественной войны, инв. № 8871, л. 5.
3 В. И. Ленин. Соч., т. 32, стр. 264.
4 В. И. Лени.н. Соч., т. 30, стр. 173—174.
sa
товарности. Если до революции имелось свыше 20 млн. крестьянских хозяйств, то в 1927 г. их насчитывалось 24—25 млн.1, причем увеличение числа крестьянских хозяйств резко снижало общую товарность сельского хозяйства. В 1913 г. было собрано около 5 млрд. пудов хлеба, из которых на рынок поступило 1300 млн. пудов, а в 1926/27 хозяйственном году государство смогло заготовить только 700 млн. пудов2.
Руководствуясь указаниями В. И. Ленина и учитывая конкретное состояние сельского хозяйства, XV съезд партии в 1927 г. провозгласил курс на коллективизацию сельского хозяйства. В резолюции съезда «О работе в деревне» указывалось, что «задача объединения и преобразования мелких индивидуальных крестьянских хозяйств в крупные коллективы должна быть поставлена в качестве основной задачи партии в деревне»3.
Массовая коллективизация индивидуальных крестьянских хозяйств была подготовлена всей предыдущей деятельностью Коммунистической партии и Советского правительства.
Успешное осуществление ленинского плана индустриализации, создавшей необходимую техническую базу для крупного сельского хозяйства и позволившей реконструировать индивидуальные крестьянские хозяйства, явилось решающим условием массовой коллективизации. Серьезную роль в подготовке и проведении сплошной коллективизации деревни сыграли совхозы, МТС, кооперации (снабженческая, сбытовая, сельскохозяйственная, производственная), на деле убеждавшие крестьянина в преимуществе крупного социалистического сельского хозяйства перед мелкотоварным индивидуальным хозяйством.
Поворот основных масс крестьянства к колхозному строю произошел осенью 1929 г. Колхозное движение приняло массовый характер, начиналась сплошная коллективизация. Советское государство перешло от политики ограничения и вытеснения кулачества к ликвидации кулачества как класса на основе сплошной коллективизации. К концу первой пятилетки социалистическая система стала господствующей в сельском хозяйстве. К этому времени в стране насчитывалось 211,1 тыс. сельскохозяйственных артелей, объединявших 14 900 тыс. крестьянских хозяйств4. В 1932 г. машинно-тракторных станций в стране было уже 2446. К середине 1932 г. количество крестьянских хозяйств, объединенных в колхозы, составляло 61,5 процента всех хозяйств, а посевные площади, находившиеся в их пользовании, охватывали 77,7 процента всех крестьянских земель5. Украина, Узбекистан, Казахстан, Туркмения, Киргизия и другие районы страны завершили сплошную коллективизацию. Основная задача пятилетки в области сельского хозяйства — достижение в нем абсолютного перевеса социалистических элементов — была, таким образом, полностью решена уже в 1932 г. Колхозы стали господствующей силой в сельском хозяйстве.
В результате осуществления индустриализации и коллективизации промышленность и сельское хозяйство стали развиваться на одной и той же социалистической основе.
Ликвидация кулачества — последнего эксплуататорского класса — создала новое соотношение классовых сил в стране. Со вступлением миллионных масс бедняков и середняков в колхозы реальной и прочной опорой социализма в деревне стало колхозное крестьянство, что укрепило Советскую власть, укрепило союз рабочего класса с крестьянством.
1 По данным ЦСУ СССР. См. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Оте
чественной войны, инв. № 8871, л. 5.
2 См. там же.
3 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, ч. II, стр. 355.
4 По данным ЦСУ СССР. См. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой
Отечественной войны, инв. № 8871, л. 5.
5 См. там ж е, л. 6.
59
Советский народ осуществлял грандиозную программу социалистического строительства в условиях враждебного капиталистического окружения. Капиталистический мир в экономическом и военном отношении был сильнее СССР — единственного социалистического государства на земном шаре. Империалистические державы, стремясь помешать строительству социализма и добиться реставрации капитализма в нашей стране, усиленно готовили войну против СССР. Они увеличивали свои вооруженные силы, расширяли военное производство, создавали военные базы,провоцировали конфликты.
Учитывая реальную опасность нападения империалистов на нашу страну и помня указания В. И. Ленина о том, что, поскольку враги мира и социализма могут в любую минуту начать новый поход против СССР, советскому народу необходимо всегда быть начеку, держать порох сухим и быть готовым к отпору агрессорам, Коммунистическая партия и Советское правительство прилагали большие усилия для укрепления обороноспособности Союза Советских Социалистических Республик.
XIV съезд партии указал на необходимость «принимать все меры по укреплению обороноспособности страны и усилению мощи Красной Армии и Красного Флота, морского и воздушного» *.
Решения XV съезда партии, состоявшегося в декабре 1927 г., явились новым этапом на пути дальнейшего повышения экономической и оборонной мощи нашей Родины. В директивах съезда по составлению первого пятилетнего плана народного хозяйства указывалось: «Учитывая возможность военного нападения со стороны капиталистических государств на пролетарское государство, необходимо при разработке пятилетнего плана уделить максимальное внимание быстрейшему развитию тех отраслей народного хозяйства вообще и промышленности в частности, на которые выпадает главная роль в деле обеспечения обороны и хозяйственной устойчивости страны в военное время.
К вопросам обороны в связи с построением пятилетнего перспективного плана необходимо не только привлечь внимание плановых и хозяйственных органов, но и, самое главное, обеспечить неустанное внимание всей партии» 2.
В результате выполнения первого пятилетнего плана Советский Союз из страны слабой и не подготовленной к обороне превратился в страну, способную производить современные средства обороны для своей армии.
К концу первой пятилетки значительно улучшилось материальное положение трудящихся. Была уничтожена навсегда безработица, что вселяло в рабочий класс уверенность в своем завтрашнем дне. С победой колхозного строя прекратилось расслоение крестьянства на кулаков и бедняков и обнищание в деревне.
За время первой пятилетки заработная плата рабочих и служащих в народном хозяйстве выросла более чем в 2 раза. Средства государственного социального страхования возросли в 1932 г. более чем в 4 раза по сравнению с 1927/28 г., расходы на здравоохранение и физическую культуру за счет средств государственного бюджета и других источников за этот же период увеличились в 3,2 раза и на просвещение — в 6 раз.
Велики были достижения Советского Союза в области культуры. Число учащихся общеобразовательных школ в 1933/34 г. по сравнению с 1928/29 г увеличилось более чем на 10 млн. человек. Быстро росла сеть высших учебных заведений. За годы пятилетки вузы страны выпустили 170 тыс. специалистов с высшим образованием, свыше 290 тыс. специалистов окончили средние специальные учебные заведения. Важнейшее значение для решения проблемы командных кадров в промышленности имело создание промышленных академий.
В результате мер, принятых партией по выращиванию новых кадров, промышленность, сельское хозяйство, транспорт, армия были обеспечены специалистами.
1 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, ч. II, стр. 75.
2 Т а м же, стр. 332.
60-
Намного повысился уровень подготовки партийных работников, открылись новые возможности для подъема всей организационной и воспитательной работы. Партия росла по мере усложнения и расширения тех задач, которые вставали перед ней. К началу 1934 г. в рядах ВКП(б) насчитывалось свыше 1 900 тыс. членов и более 900 тыс. кандидатов в члены партии.
26 января 1934 г. открылся XVII съезд партии. За три с половиной года, прошедших со времени последнего съезда, был построен фундамент социалистической экономики, страна из аграрной и отсталой превратилась в мощную индустриально-колхозную державу. Партия разгромила все антипартийные группы и уклоны, стала монолитно-единой, сплоченной вокруг ленинского Центрального Комитета.
В Отчетном докладе ЦК, в выступлениях делегатов приводились цифры и факты, неопровержимо свидетельствующие об успехах СССР во всех областях экономики, политики и культуры. Г. К. Орджоникидзе глубоко разобрал вопросы, связанные с развитием тяжелой индустрии. К. Е. Ворошилов говорило перестройке Красной Армии на базе новой техники. Выступления руководителей местных партийных организаций были посвящены вопросам экономического развития важнейших районов страны. П. П. Постышев рассказал о том, как коммунисты Украины борются за осуществление ленинской национальной политики. Об энтузиазме рабочих Ленинграда говорил в своей пламенной речи С. М. Киров. Н. С. Хрущев, руководивший столичной партийной организацией, рассказал делегатам съезда о героической борьбе московских рабочих за реконструкцию промышленности Москвы, о том, как осуществлялась партией ленинская политика социалистической индустриализации. Он говорил об истории создания таких гигантов, как Московский автомобильный завод, «Шарикоподшипник», завод револьверных станков, завод «Калибр» и другие предприятия, об успешном развитии Подмосковного угольного бассейна, о строительстве Московского метрополитена и канала Москва — Волга.
XVII съезд обсудил вопрос о втором пятилетнем плане развития народного хозяйства на 1933—1937 гг. Успехи, достигнутые в промышленности в период первой пятилетки, позволили Коммунистической партии и Советскому правительству поставить во второй пятилетке еще более грандиозные задачи. Основная хозяйственная задача второй пятилетки заключалась в том, чтобы завершить реконструкцию всего народного хозяйства. В области политической намечалось окончательно ликвидировать остатки эксплуататорских классов и причины, порождающие эксплуатацию человека человеком, превратить всех советских людей в сознательных членов социалистического общества.
В годы второй пятилетки в Советской стране велось огромное промышленное строительство, его масштабы значительно превосходили масштабы первой пятилетки. Всего в течение второй пятилетки было построено и введено в эксплуатацию 4 500 новых промышленных предприятий, на капитальное строительство было израсходовано 148 млрд. рублей вместо 65 млрд. рублей в первой пятилетке 1.
Успешно осуществлялась техническая реконструкция промышленности и железнодорожного транспорта. Более 80 процентов промышленной продукции страны производилось на новых или коренным образом реконструированных старых фабриках и заводах. Только три завода-гиганта — Магнитогорский, Кузнецкий и Макеевский — давали чугуна столько же, сколько все заводы дореволюционной России в 1913 г. Добыча каменного угля увеличилась в 2 раза, выработка электроэнергии — почти в 3 раза, добыча железной руды и выплавка чугуна — более чем в 2 раза, а выплавка стали — в 3 раза. Валовая продукция всей промышленности СССР в последнем году второй пятилетки выросла по сравнению с 1932 г. в 2 раза, а по сравнению с 1929 г.— почти в 4 раза 2 .
1 По данным ЦСУ СССР. См. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой
Отечественной войны, инв. № 8871, л. 6.
2 См. там ж е, л. 7.
61
Быстро развивалась вся тяжелая промышленность. Уже в 1937 г. валовая продукция отраслей, производящих средства производства (группа «А»), составляла 57,8 процента в общей продукции промышленности.
Серьезные успехи были достигнуты и в области электрификации страны. К концу пятилетки электростанции СССР выработали 36,2 млрд. киловатт-часов против 13,5 млрд. киловатт-часов в 1932 г. Одна Днепровская гидроэлектростанция выработала электроэнергии больше, чем все электростанции дореволюционной России.
Быстрыми темпами развивалось машиностроение. Продукция машиностроения и металлообработки в последнем году второй пятилетки превысила уровень 1913 г. в 20 раз.
Объем продукции всей промышленности в 1937 г. по сравнению с уровнем 1913 г. увеличился в 6 раз 1. Промышленность развивалась невиданными в истории быстрыми темпами, которые были выше темпов индустриализации любой капиталистической страны.
Создание новой техники и оснащение ею всех отраслей народного хозяйства поставили перед советским народом новую задачу — освоение этой техники, ибо техника без людей, в совершенстве овладевших ею, мертва. Техника может делать чудеса только при умелом ее использовании. Вот почему Коммунистическая партия заменила лозунг «Техника в период реконструкции решает все!» лозунгом «Кадры решают все!».
Объективные возможности для создания новых кадров открыла культурная революция. На курсах техминимума, в школах ФЗУ, в технических и других кружках рабочие овладевали техникой, приобретали знания для ее совершенствования. Коммунистическая партия, опираясь на творческую инициативу масс, усилила борьбу за повышение производительности труда.
Социалистическое соревнование во второй пятилетке охватило подавляющую часть рабочих, оно поднялось на новую, более высокую ступень движения новаторов производства.
В ночь на 31 августа 1935 г. молодой забойщик Алексей Стаханов нашгхте «Центральная-Ирмино» (Донбасс) вырубил за смену 102 тонны угля, превысив норму выработки в 14 раз. Его примеру последовали многие шахтеры: Мирон Дюканов, Дмитрий Концедалов, Никита Изотов и другие, которые перекрыли рекорд Стаханова. Изотов в одну из смен вырубил 204 тонны угля.
Новаторское движение за овладение техникой, за дальнейший подъем производительности труда, начатое шахтерами Донбасса, быстро приобрело массовый характер, охватив рабочих других отраслей промышленности, транспорта, а также колхозников и рабочих совхозов. Новаторское движение, подготовленное всем ходом социалистического строительства, знаменовало новый этап в социалистическом соревновании.
Застрельщиками и организаторами движения новаторов производства явились коммунисты, личным примером вдохновлявшие остальных рабочих. Мирон Дюканов, парторг участка, на котором работал Стаханов, помог ему при установлении первого рекорда. Через несколько дней он сам встал в забой и побил рекорд Стаханова, дав за смену 115 тонн угля. Жизненный путь Дюканова, потомственного шахтера, участника гражданской войны, коммуниста, был похож на путь десятков и сотен коммунистов-рабочих, возглавивших движение новаторов производства. В предвоенные годы Дюканов выдвинулся на большую руководящую работу — он стал начальником комбината «Ворошиловуголь» в Донбассе 2.
Партийные организации возглавили широкое движение новаторов производства. Бюро МК и МГК 17 октября 1935 г. приняло развернутое постановление об
1 По данным ЦСУ СССР. См. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой
Отечественной войны, инв. № 8871, л. 7.
2 В начале Великой Отечественной войны М. Дюканов вступил в ряды Красной Армии и
в 1941 г. погиб в бою на Калининском фронте.
62
организации движения новаторов производства на предприятиях Москвы и области. Одновременно с опубликованием этого постановления в газетах «Правда» и «Рабочая Москва» была напечатана беседа с секретарем МК и МГК ВКП(б) Б. С. Хрущевым о развитии движения новаторов производства на предприятиях московской промышленности. Движение новаторов, подхваченное передовыми рабочими московских предприятий, становилось все более массовым и улучшало работу промышленности.
21— 25 декабря 1935 г. состоялся Пленум Центрального Комитета партии, обсудивший вопросы работы промышленности и транспорта в связи с движением новаторов производства. С докладом на Пленуме выступили наркомы тяжелой промышленности, транспорта, пищевой, легкой и лесной промышленности. Г. К. Орджоникидзе в своем докладе рассматривал движение новаторов производства как одно из условий победы социалистического государства в экономическом соревновании с капитализмом. Пленум определил задачи дальнейшего развития движения новаторов производства, которое вскоре поднялось на более высокий уровень.
Многие передовые рабочие своими трудовыми подвигами прославили себя и свободный социалистический труд советских людей. На Горьковском автомобильном заводе отличились кузнецы бригады А. X. Бусыгина, которая при норме 675 коленчатых валов в смену давала до 1146 штук, а сам Бусыгин — 129 коленчатых валов в час. Макар h азай установил в Мариуполе всесоюзный рекорд варки стали. В легкой промышленности отличились вичугская текстильщица Евдокия Виноградова, перешедшая на обслуживание 100 автоматических ткацких станков, и рабочий ленинградской фабрики «Скороход» Н. С. Сметанин, изготовивший за смену 1400 пар обуви. Машинист паровозного депо станции Славянск Петр Кривонос удвоил техническую скорость движения груженых составов.
В результате широкого распространения движения новаторов производства только в 1936 г. производительность труда рабочих в промышленности выросла на 21 процент. Советская промышленность в этом году достигла самого высокого темпа роста производства за все годы предвоенных пятилеток (выпуск валовой продукции промышленности увеличился на 29 процентов) г.
Движение рабочих за овладение новой техникой сыграло большую роль в разрешении задач обороны страны Советские Вооруженные Силы пополнялись из среды рабочего класса кадрами, знающими технику и умеющими владеть ею. Без этого не могла быть решена задача технического перевооружения Красной Армии. Вчерашний передовик социалистического производства, новатор производства, призванный в армию, быстро осваивал новые виды вооружения.
Красная Армия в течение первых двух пятилеток получила и воспитала кадры бойцов и командиров, в совершенстве овладевших техникой. В авиации выросли замечательные летчики, на новых отечественных самолетах установившие ряд мировых рекордов дальности, скорости и высоты полета. В июле 1936 г. экипаж самолета АНТ-25 в составе В П. Чкалова, Г Ф. Байдукова, А. В Белякова совершил беспосадочный перелет на расстояние более 9 тыс. километров по маршруту Москва — Петропавловск-Камчатский — остров Удд. Еще более выдающийся перелет предпринял этот экипаж в июне 1937 г. За 63 часа 25 минут он пролетел из Москвы через Северный полюс в Ванкувер (США), покрыв расстояние более 10 тыс. километров, из которых 6 тыс. километров проходили над океанскими водами и льдами. Международный женский рекорд дальности беспосадочного полета установили в 1938 г. советские летчицы В. Гризодубова, П Осипенко и М. Раскова, за 26 часов 29 минут они пролетели около 6 тыс. километров по маршруту Москва — Дальний Восток. Замечательный летчик В. К Коккинаки в ноябре 1935 г. на советском самолете впервые в истории авиации достиг высоты 14 575 метров. Позднее В. Коккинаки, М. Алексеев,
1 По данным ЦСУ СССР См НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной воины, инв № 8871, л 7.
63
А. Юмашев и другие установили новые рекорды высоты полета с полезным грузом, Все это свидетельствовало не только о росте советской авиационной техники, но и об отличном знании техники героями-летчиками, прославившими Родину историческими перелетами.
В результате значительного повышения технической вооруженности промышленности, роста числа рабочих, овладевших передовой техникой, возникновения нового, социалистического отношения к труду, проявившегося в движении новаторов производства, Советский Союз смог опередить капиталистические страны не только по темпам своего экономического развития, но и по относительному росту производительности труда.По сравнению с 1913 г. производительность труда в США выросла к 1937 г. на 35 процентов, в Англии — на 13 процентов, во Франции — на 29 процентов. За это же время производительность труда в Советском Союзе увеличилась более чем в 3 раза, составив в 1937 г. 318 процентов к уровню 1913 г.1. Только за вторую пятилетку производительность труда в промышленности выросла на 82 процента против 63, предусмотренных по плану.
За годы второй пятилетки были достигнуты новые успехи в развитии и укреплении колхозного строя. Если в первой пятилетке партия и правительство обращали главное внимание на объединение индивидуальных крестьянских хозяйств в колхозы, то во второй пятилетке внимание партии было сосредоточено на закреплении достигнутых успехов, на организационно-хозяйственном укреплении колхозов.
Важное значение для укрепления колхозного строя имели решения январского Пленума ЦК ВКП(б) 1933 г. Пленум вскрыл серьезные недостатки в колхозном строительстве и наметил пути их устранения, постановил создать в МТС и совхозах политотделы. В короткий срок было образовано свыше 3 тыс. политотделов в МТС и 2 тыс.— в совхозах. Политотделы проделали огромную работу по укреплению колхозов и совхозов: очищали колхозы от кулацких элементов, стремившихся разрушить колхозы изнутри, помогали колхозникам организовать свой труд и повысить трудовую дисциплину, боролись за повышение урожайности полей и поднятие животноводства. Политотделы добились роста политической и трудовой активности колхозников, воспитали новые колхозные кадры. Деятельность политотделов способствовала упрочению колхозного строя в деревне.
Большую роль в мобилизации крестьянства на борьбу за всемерное организационно-хозяйственное укрепление колхозов сыграли первый и второй съезды колхозников-ударников, проведенные в 1933 и 1935 гг., и принятый на втором съезде примерный Устав сельскохозяйственной артели.
К концу второй пятилетки коллективизация охватила 93 процента всех крестьянских хозяйств. В стране к середине 1938 г. было создано 242 тыс. колхозов (кроме рыболовецких и промысловых), которые объединяли более 99 процентов всех крестьянских посевных площадед.
В годы второй пятилетки была осуществлена техническая реконструкция сельского хозяйства. В течение 1933—1937 гг. сельское хозяйство получило свыше 500 тыс. тракторов (в 15-сильном исчислении), 123,5 тыс. зерновых комбайнов, свыше 142 тыс. грузовых автомобилей. Количество МТС увеличилось до 5818. Это позволило в значительной мере механизировать основные виды сельскохозяйственных работ. Посевная площадь в конце второй пятилетки расширилась до 135,3 млн. гектаров.Таким образом, в период второй пятилетки была полностью завершена коллективизация сельскою хозяйства, в деревне победил социалистический строй.
В ходе выполнения первой и второй пятилеток значительно увеличились и темпы развития оборонной промышленности. Индустриализация страны, развитая тяжелая промышленность явились необходимой экономической и технической основой для создания вооружения и боевой техники высокого качества и в больших количествах.
1 См. Достижения Советской власти за 40 лет в цифрах. М., Госстатиздат, 1957, стр. 28. 64
За вторую пятилетку более чем в 2,8 раза выросла продукция оборонной промышленности, в том числе авиационной промышленности с 1933 по 1938 г. — в 5,5 раза. Советские Вооруженные Силы получили новое отечественное оружие для пехоты, авиации, танков.
Достигнув технико-экономической независимости от буржуазного Запада, Советский Союз значительно укрепил свою обороноспособность. Отныне его экономическое могущество базировалось на собственных производственных возможностях. Промышленность СССР могла теперь своими силами обеспечить нужды обороны.
Производство основных видов вооружения в СССР за 1930 —1937 гг.

в среднем в г< ад
Виды вооружения 1930—1931 1932—1934 1935—1937
Самолеты
Всего 860 2 595 3578
в том числе:
бомбардировщики 100 252 568
истребители 120 326 1278
Танки 740 3 371 3139
Артиллерия
Всего 1911 3 778 5 020
в том числе:
малокалиберная . . . . * , „ , . . . 1040 2196 3 609
среднекалиберная ........... 870 1602 1381
Винтовки
(в тыс.) 174 256 397

За годы первой и второй пятилеток в СССР была осуществлена культурная революция. Важнейшая задача культурного строительства в период первой пятилетки состояла в ликвидации неграмотности. В 1926 г. в СССР среди населения в возрасте от 9 лет и старше было только 51,1 процента грамотных, а среди отдельных национальностей грамотные составляли незначительный процент: у казахов —9,1, якутов — 7,2, киргизов — 5,8, таджиков — 3, туркмен— 2,7 процента *.
По призыву Коммунистической партии по всей стране с новой силой развернулось массовое движение за ликвидацию неграмотности под лозунгом «Грамотный, обучи неграмотного!». В это движение были вовлечены сотни тысяч людей. Общее число лиц, принимавших участие в ликвидации неграмотности, в 1930 г. по всей стране составляло около 1 млн. человек. В 1930—1932 гг. различными школами ликвидации неграмотности и малограмотности было охвачено свыше 30 млн. человек.
Для того чтобы раз и навсегда покончить с неграмотностью населения, необходимо было приостановить приток неграмотных из среды подрастающего поколения, введя в стране всеобщее обязательное обучение.
Всеобщее обязательное обучение имело огромное хозяйственно-политическое значение. В. И. Ленин указывал, что неграмотный человек стоит вне политики,он не может овладеть техникой и сознательно принимать участие в строительстве социалистического общества.
1 По данным ЦСУ СССР. См. НМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны, инв. № 8871а, л. 1.
5 История Великой Отечественной войны, т. 1

,65
Согласно решениям партии и правительства всеобщее бесплатное обучение в объеме 4-летней начальной школы (для детей 8, 9,10 и 11 лет) стало осуществляться с 1930/31 учебного года. В промышленных городах, фабрично-заводских районах и рабочих поселках с 1930/31 г. вводилось обязательное семилетнее обучение для детей, окончивших начальную 4-летнюю школу. К концу первой пятилетки всеобщее обязательное начальное обучение в основном было осуществлено на всей территории СССР.
В годы двух первых пятилеток по всей стране развернулось грандиозное школьное строительство. В 1929 —1932 гг. было построено 13 тыс. новых школ на 3,8 млн. ученических мест, а в 1933—1937 гг.— 18 778 школ г. Введение всеобщего начального обучения и большие масштабы школьного строительства дали возможность увеличить число учащихся в начальных и средних школах в 1937 г. до 29,6 млн. человек2 (в 1914 г.— 8 млн. человек). Огромные успехи были достигнуты в развитии школьного образования в союзных республиках. Например, число учащихся в Таджикской ССР к 1938 г. выросло по сравнению с 1914 г. в 682 раза 3. Были созданы сотни новых педагогических институтов и техникумов в РСФСР и других республиках. Количество вузов выросло со 148 в 1927/28 г. до 832 в 1932/33 г. Рост сети высших и средних специальных учебных заведений дал возможность подготовить в течение первой пятилетки свыше 460 тыс. специалистов с высшим и средним образованием, а за вторую пятилетку — около 1 млн. человек.
Значительных успехов в годы первой и второй пятилеток добилась советская наука. Задачи хозяйственного строительства, поставленные в пятилетних планах, потребовали от ученых установления самой тесной связи с производством, с практикой социалистического строительства. Работы советских ученых И. П. Павлова, И. В. Мичурина, А. Е. Ферсмана, Н. Д. Зелинского, К. Э. Циолковского, А. П. Карпинского, В. А. Обручева и других получили мировое признание и известность. Коренным образом перестроили свою работу Академия наук СССР и ее институты. В период двух первых пятилеток были созданы и развернули работу Академия наук Белорусской ССР, а также филиалы Академии наук СССР на Урале, Дальнем Востоке, в Азербайджанской, Армянской, Грузинской, Казахской, Таджикской, Туркменской и Узбекской союзных республиках. Серьезное значение для развития социалистического сельского хозяйства имело создание в 1929 г. Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина.
Резко выросло число научно-исследовательских институтов, их филиалов и отделений: с 438 в 1928 г. до 1028 в 1932 г. В 1939 г. общее количество научных работников достигло почти 100 тыс. человек 4. Советские молодые ученые работали в контакте со старыми специалистами, которые приняли активное участие в социалистическом строительстве.
Индустриализация страны и коллективизация сельского хозяйства создали экономическую базу для развития здравоохранения в СССР. Небывало быстрыми темпами росла сеть больниц и амбулаторно-поликлинических учреждений в городах и промышленных центрах. В ряде крупных городов и промышленных центров были выстроены крупные специализированные и хорошо технически оснащенные поликлиники. Число больничных коек в городах с 1928 по 1932 г. увеличилось со 143 600 до 230 тыс. Особенно большим был рост в союзных республиках. Число больничных коек на 1000 человек городского населения увеличилось за годы первой пятилетки по всей стране с 5,2 до 5,8, а в Белорусской ССР — с 4,7 до 6,8, в Таджикской ССР — с 1,7 до 6,5, в Туркменской ССР — с 3,7 до 4,8 5.
1 По данным ЦСУ СССР. См. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой
Отечественной войны, инв. № 8871, л. 8.
2 См. там же.
3 См. там же.
4 См. там же.
5 См. Очерки истории здравоохранения СССР (1917—1956).М., Медгиз, 1957, стр. 237—238.
66
Успешно развивались в годы двух первых пятилеток советская литература и искусство.
В литературе на рубеже 20-х и 30-х годов появились произведения, заслужившие вскоре народное признание и мировую известность: первые книги «Жизни Клима Самгина» М. Горького, «Восемнадцатый год» (вторая часть тршкнии «Хождение по мукам») А. Толстого, первые книги «Тихого Дона» М. Шолохова. Так же высок был уровень поэтического творчества, представленного произведениями Д. Бедного, В. Маяковского, Н. Тихонова. Э. Багрицкого; вышли в свет первые книги стихотворений М. Исаковского, А. Суркова, зазвучали стихи молодого М. Светлова.
Огромное значение для плодотворной работы советских писателей имело постановление ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций». Оно сплотило писателей, содействовало их участию в социалистическом строительстве, уничтожало замкнутость литературных организаций, способствовало повышению идейно-художественного уровня нашей литературы, обеспечивая тем самым ее дальнейший подъем. Советская литература, связанная всем своим содержанием с политикой Коммунистической партии, развивалась, отражая строительство социализма.
Литература и искусство прославляли героев труда, энтузиастов социалистического строительства, помогали Коммунистической партии воспитывать миллионы людей в духе высоких моральных принципов социализма. Литература в годы первой и второй пятилеток характеризуется тематическим богатством, разнообразием художественных форм и жанров. Главный герой литературы 30-х годов — человек, рожденный революцией, ее защитник, творец и строитель нового общества.
Мно1ие произведения той поры посвящены Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войне. Пролетарская революция, открывшая новую эру в истории человечества, народная война, отстоявшая ее завоевания, стали вечно живой темой искусства. Эти события отражены в вышедших книгах романа М. Шолохова «Тихий Дон», в «Восемнадцатом годе» А. Толстого. Гражданская война, образы бойцов революции нашли свое отражение и в произведениях «Мое поколение» Б.Горбатова, «Последний из Удэге» А. Фадеева, «Первая Конная» и «Оптимистическая трагедия» В. Вишневского, в стихотворениях А. Суркова, М. Светлова.
Наряду с темой вооруженной борьбы за народную власть, за власть Советов в советской литературе с начала ее возникновения широко и плодотворно разрабатывалась тема созидательного труда, тема социалистического строительства, ставшая ведущей в нашей литературе. Мощь свободного труда воспета поэтами «Кузницы» — одного из первых объединений советских литераторов. Строительным будням посвящен ряд стихотворений Маяковского, среди них известный «Рассказ о Кузнецк-строе и о людях Кузнецка» с его вещими строками:
Я знаю—
город будет, Я знаю—
саду цвесть, Когда такие люди В стране
в советской есть!
В 1925 г. вышел в свет «Цемент» Ф. Гладкова—первое большое произведение, отразившее трудовые будни народа, который, разгромив внутреннюю и внешнюю контрреволюцию, взялся восстанавливать и заново строить разрушенное войной хозяйство.
С первых лет социалистической индустриализации и далее в 30-е годы появляется ряд крупных произведений, связанных с темой строительства социализма. Одним из самых замечательных среди них является «Поднятая целина» М. Шолохова, рассказывающая о становлении колхозного строя, о трудностях его и победах. К
5* 67
'«Поднятой целине» могут быть полностью отнесены слова Н. С. Хрущева: «Шолохов, как никто другой, умеет показать роль Коммунистической партии, поднявшей народ на борьбу за построение новой жизни и воспитание нового человека. Он глубоко раскрывает процесс формирования, роста человека, преодолевающего собственнические пережитки» х. Широкую известность получил роман Ф. Панферова «Бруски», рисующий яркую картину классовой борьбы за социалистическое переустройство деревни. Теме строительства посвящены также: «Соть» Л. Леонова, где показана История промышленной новостройки; «Кара-Бугаз» К. Паустовского — повесть, в которой соединились героика гражданской войны и пафос преобразования природы; «Гидроцентраль» М. Шагинян — о строительстве гидростанции в Армении; «Время, вперед!» В. Катаева — роман-хроника, передающий пафос строительства первой пятилетки, и многие другие произведения.
В литературу той поры влился поток очерков, авторами которых были лучшие советские писатели во главе с М. Горьким. Очеркисты живо и интересно рассказывали нашему многомиллионному читателю о кипучей, полнокровной жизни Советской страны. В 30-е годы в творчестве писателей одной из центральных становится тема формирования нового, советского человека, наиболее полно и убедительно решенная Н. Островским в романе «Как закалялась сталь» и А. Макаренко в «Педагогической поэме». Герой романа Островского — юный Павел Корчагин стал любимым героем советской молодежи, примером беззаветной преданности делу пролетарской революции, образцом мужества и стойкости. Макаренко в своей книге убедительно показал значение коллектива и коллективного труда в воспитании молодежи.
Произведением «Петр I» А. Толстого начался цикл новых исторических романов, глубоко изображающих славное прошлое нашей страны и народа. Не только образы социалистического настоящего, но и исторического прошлого воспитывали в читателе чувство советского патриотизма. Расцвету исторического жанра способствовало принятое в мае 1934 г. постановление ЦК ВКП(б) «О преподавании гражданской истории в школах СССР».
Советские люди проявляли большой патриотический интерес к прошлому родной страны, к героической истории ее народов. Этим чувствам строителей социализма отвечали произведения выдающихся советских писателей, сыгравшие значительную роль в развитии многонациональной литературы народов СССР. К таким произведениям относятся: «Жизнь Клима Самгина» М. Горького, «Петр I» А. Толстого, «Емельян Пугачев» В. Шишкова, «Белеет парус одинокий» В. Катаева и др.
В 30-е годы М. Горький, кроме исторического романа-хроники «Жизнь Клима Самгина», создает замечательные пьесы, обогатившие репертуар советского театра: «Егор Булычов и другие», «Достигаев и другие», «Васса Железнова», «Сомов и другие».
Поэзия и публицистика так же, как и все другие жанры советской литературы, связаны со строительством новой жизни, с борьбой против всего отжившего, что мешало нашему движению вперед. Во второй половине 20-х годов достигла расцвета сатира В. Маяковского. Итогом многолетней работы поэта в области сатиры явились комедии «Клоп» и «Баня».
В поэзии зазвучали новые имена, выдвинулись большие дарования. М. Исаковский с сердечной теплотой воспел в своих стихах советскую деревню, ее тружеников, рассказал об уходе крестьянина из «хуторской России» «под колхозную власть». Перемена в сознании крестьянства проникновенно изображена в поэме А. Твардовского «Страна Муравия». Новые стихи Н. Тихонова о Туркмении и Грузии исполнены внимания к жизни братских народов; в его же стихах «Тень друга» проводится идея международной рабочей солидарности. Стихи А. Суркова в большинстве
1 Н. С. Хрущев. Мир без оружия — мир без войн. Т. 2. М., Госполитиздат, 1960, стр. 10.
68
своем посвящены защите Советской Родины. Героику социалистического созидания передают стихи В. Луговского. Песни поэтов М. Исаковского, А. Суркова, М. Голодного, В. Лебедева-Кумача, В. Гусева и других стали поистине народными так же, как ранее сложенные песни на слова Д. Бедного, В. Маяковского, М. Светлова, А. Безыменского, А. Жарова, Н. Асеева.
Достижения публицистики характеризуются прежде всего великим публицистическим творчеством М. Горького. Его статьи были горячим откликом на все сколько-нибудь значительные события в жизни родной страны и за рубежом. В своей боевой публицистике Горький развернул картину созидания, «жизнетворчества» в стране социализма, показал капиталистическую действительность, потрясенную кризисом и раздираемую жестокими противоречиями, нарисовал империализма «портрет родовой». Писатель-гуманист гневно разоблачал фашизм как порождение империализма, вскрывал его человеконенавистническую сущность, его мракобесие. Горьковское глубокое, страстное разоблачение фашизма служило делу мира. «... Если вспыхнет война против того класса,— писал М. Горький,— силами которого я живу и работаю,— я тоже пойду рядовым бойцом в его армию. Пойду не потому, что — знаю: именно она победит, а потому, что великое, справедливое дело рабочего класса Союза Советов — это и мое законное дело, мой долг» х.
В то время, когда угроза второй мировой войны нависла над народами, советские литераторы активно включились в движение за мир, возглавляя и сплачивая силы прогрессивной интеллигенции. Выступления Горького — его обращения и воззвания к народам, к мастерам культуры, статьи, написанные для международных конгрессов мира, находили путь в разные страны, поднимая людей доброй воли.
«Никогда в мире не было обнаружено такой силы героизма, какую обнаруживает пролетарий, и никогда перед литератором не открывались возможности столь широкого, актуального участия в исторической деятельности трудового народа всех стран, всех племен земли. Поэтому обязанность каждого из нас, литераторов,— осознать себя работником на весь революционный мир...» 2—писал Горький. Он и был таким работником — «на весь революционный мир». С горячим сочувствием отзывался писатель-трибун на события национально-освободительной войны в Китае, рабочего революционного движения в Австрии, Испании, защищал Эрнста Тельмана, схваченного фашистскими палачами, приветствовал победу Георгия Димитрова на Лейпцигском процессе.
Многие советские писатели выступали как пламенные публицисты. А. Толстой, И. Эренбург, М. Кольцов защищали своим оружием— страстным, вдохновенным словом свободу и независимость республиканской Испании. Со страниц наших газет и журналов не сходили очерки, публицистические статьи, знакомившие читателя с героической борьбой испанского народа. Они составили книги: «Испанский дневник» М. Кольцова, «Испанский закал» И. Эренбурга.
Летом 1937 г. состоялся второй международный конгресс в защиту мира и культуры, на котором выступали А. Толстой, И. Эренбург, В. Вишневский. Конгресс собирался в Валенсии, Мадриде, Барселоне—в непосредственной близости от фронта республиканской Испании.
Фашистской проповеди расизма, господства одних наций над другими советская литература противопоставила идеи пролетарского интернационализма, равенства и дружбы народов.
Говоря о развитии нашей литературы в 30-е годы, о ее влиянии и значении в жизни советского общества, нельзя не остановиться на литературе предшествующего десятилетия. Она вошла в сокровищницу советской литературы, в духовный обиход советских людей. Ее влияние было особенно ощутимым и сильным в 30-е годы потому, что
1 М. Горький. Собр. соч. в 30 томах. Т. 25. М., Изд-во Академии наук СССР, 1953,
стр. 49.
2 Т а м же, т. 27, стр. 359.
69
она повествовала о событиях недавнего прошлого — еще дымящейся, по выражению А. Толстого, истории. Это «Неделя» Ю. Либединского, воссоздавшая суровую обстановку первых лет революции — голод, разруху, яростное сопротивление кулачества и самоотверженность коммунистов. Это «Чапаев» Д. Фурманова — повесть о прославленном герое гражданской войны, в котором соединились лучшие черты народа, боровшегося за революцию. Это «Железный поток» А. Серафимовича — повесть о походе Таманской армии, о том, как перевоспитывалась в труднейших условиях похода народная масса, становясь боевым коллективом. В. Иванов рассказал в «Партизанских повестях» о борьбе сибирских партизан против Колчака и интервентов. Драматический эпизод из истории партизанского движения на Дальнем Востоке рассказан в романе А. Фадеева «Разгром». Драматизм изображенной в нем ситуации оттеняет чувство непоколебимой веры, которой проникнут роман,— веры в пролетарскую революцию и силы народа. Фадеев так же, как Фурманов в «Чапаеве»,показал направляющую роль большевистской партии, диалектику связи, взаимоотношений коллектива и руководителя-большевика. Герои романа — люди высоких моральных качеств, подлинной человечности, гармонично сочетающейся с революционной целеустремленностью.
К десятилетию Октября была создана поэма В. Маяковского «Хорошо!», передавшая величавый и стремительный ход исторических событий в Петрограде, «воздух памятной годины», гордое счастье борьбы.
Названные произведения и ряд других образуют эпос Октябрьской революции и гражданской войны, которым справедливо гордится советская литература.
В едином строю с русской литературой шла литература и других народов Советского Союза. Это закономерно, поскольку основа развития одна для всего многонационального советского искусства — строительство социализма. С ним связан расцвет украинской поэзии, драматургии — творчество П. Тычины, М. Рыльского, М. Бажана, А. Корнейчука.
В Белоруссии поэты старшего поколения Янка Купала и Якуб Колас выступили в 30-е годы с произведениями, главный мотив которых— счастье созидания, труд, изменяющий бедный, отсталый в недавнем прошлом родной край — Белоруссию.
Болото, заболоть иль топь— Как хочешь называй, Но раз пришли большевики,— Изменится весь край,—
писал Янка Купала, с любовью и гордостью рисуя своих героев — белорусских крестьян.
Стихи молодых поэтов М. Танка, А. Кулешова украсили белорусскую поэзию так же, как стихи Г. Леонидзе, С. Чиковани украсили грузинскую поэзию, С. Вур-гуна — азербайджанскую, Г. Гуляма — узбекскую. Широкую известность получили стихи-песни народных певцов — казахского акына Джамбула, дагестанского ашуга Сулеймана Стальского.
В прозе появились замечательные романы: грузинского писателя Л. Киачели «Гвади Бигва» — о перевоспитании людей, народных масс в условиях колхозного строя; казахского писателя М. Ауэзова «Абай» — о выдающемся казахском поэте-просветителе Абае Кунаибаеве.
В годы первой и второй пятилеток значительных успехов достиг советский театр. Количество профессиональных театров в 1932 г. увеличилось до 551, а в 1938 г.— до 787. Особенно быстро росло число национальных театров. В течение первой пятилетки были созданы национальные профессиональные театры у народов, не имевших их до революции. В основу советского театрального искусства были положены творческие принципы К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, помогавшие режиссерам и актерам овладевать методом социалистического реализма.
70
Наряду с классическими пьесами в репертуар театров прочно входят пьесы советских авторов: «Враги», «Варвары», «Последние» М. Горького, «Любовь Яровая» К. Тренева, «Бронепоезд 14-69» В. Иванова, «Гибель эскадры» А. Корнейчука, « ?леб» В. Киршона, «После бала» Н. Погодина, «Бойцы» Б. Ромашова, «Оптимистическая трагедия» В. Вишневского и др.
В первой пятилетке на большом подъеме находилось советское кино: началось освоение звукового кино, получила дальнейшее развитие кинопромышленность и кинотехника.
По всей стране создавались новые киноустановки, количество которых выросло с 1,4 тыс. в 1914 г. до 27,6 тыс. в 1932 г. х. В 1935 г. советская кинематография полностью перешла на производство звуковых кинофильмов. Развивая киноискусство, Коммунистическая партия исходила из указаний В. И. Ленина о роли кино в коммунистическом воспитании трудящихся как самого массового и самого доступного им вида искусства. В 30-е годы создается много новых фильмов, лучшими из которых были «Мы из Кронштадта», трилогия о Максиме, «Подруги», «Летчики». Шедевром советской кинематографии явился фильм «Чапаев >.
В годы первой и второй пятилеток значительно расширилась сеть политико-просветительных учреждений и улучшилась их работа. Количество клубов и учреждений клубного типа выросло с 34,5 тыс. в 1928 г. до 53,2 тыс. в 1932 г. 2. В связи со сплошной коллективизацией начали создаваться клубы и в деревне. Росло количество массовых библиотек, книжный фонд которых увеличился с 8,9 млн. экземпляров в 1913 г. до 95 млн. в 1934 г.3. Открывались новые музеи: если в 1913 г. их было 180, то в 1932 г. насчитывалось уже 732 музеч.
Важную роль в повышении культуры советских людей, в их политическом воспитании играла партийная, советская, профсоюзная и комсомольская печать. Из года в год увеличивалось количество издаваемых газет и журналов. Разовый тираж газет, издававшихся в СССР, вырос с 9,5 млн. в 1928 г. до 35,5 млн. в 1932 г. Во всех районах страны издавались свои газеты, около 3 тыс. газет выпускали политотделы МТС, выходило более тысячи фабрично-заводских многотиражек. Число корреспондентов увеличилось до 3 млн. человек. В 1932 г. газеты издавались на €4 языках народов Советского Союза.
Для воспитания советских людей в духе социализма решающее значение имела идеологическая работа Коммунистической партии, пропаганда марксистско-ленинской теории. В годы первых пятилеток были завершены второе и третье издания Сочинений В. И. Ленина, массовым тиражом выпускались отдельные ленинские работы.
Борьбой за чистоту марксистско-ленинской теории были пронизаны решения съездов Коммунистической партии и пленумов ее Центрального Комитета. Такие важные для социалистического строительства вопросы, как определение путей индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства, анализ изменений в общественном строе СССР в связи с разработкой новой Конституции и многие другие, были решены партией с исчерпывающей теоретической глубиной, нашли освещение в резолюциях и постановлениях ее высших органов.
В 1931 г. были приняты постановления ЦК партии «О журнале «Под знаменем марксизма» и «О работе Комакадемии», в которых был вскрыт и разоблачен ревизионизм в области философии, политэкономии и истории.
Постановления ЦК ВКП(б) по вопросам идеологической работы оказали огромное влияние на развитие советской науки, нацелили советских ученых на разработку актуальных проблем хозяйственного и культурного строительства.
Lew
Всего сообщений: 2820
Зарегистрирован: 21.04.2019
Образование: высшее естественно-научное
Политические взгляды: пофигистические
 Re: СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945

Сообщение Lew »

Закорецкий: 09 июн 2021, 19:02 ОБЪЯСНЯЮ: У тебя спорилка еще не выросла спорить со мной по матчасти артиллерии.
а я не спорю, я просто тыкаю тебя носом в твои явные косяки

Запомни, дружище: сталь и иные металлы не обладают фугасностью, этим свойством обладают лишь взрывчатые вещества.
Просто прими это как факт
Закорецкий: 09 июн 2021, 19:02 Это товарищ (не имея возможности ничего противопоставить моей СУТИ), решил забить ветку
на нормальных форумах за такое банят навсегда
Автор темы
Закорецкий
Всего сообщений: 858
Зарегистрирован: 26.12.2019
Образование: высшее техническое
Политические взгляды: социал-демократические
 Re: СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945

Сообщение Закорецкий »

Lew: 09 июн 2021, 19:46Запомни, дружище: сталь и иные металлы не обладают фугасностью, этим свойством обладают лишь взрывчатые вещества.
Шизо! "Фугасность" сама по себе не имеет смысл. В артиллерии под фугасностью имеют в виду свойство снарядов целиком, а не их составные.
Будешь и дальше придираться к запятым? Придирайся.
Время пошло!
:ROFL: :ROFL: :ROFL:
Foxhound
Всего сообщений: 616
Зарегистрирован: 20.07.2019
Образование: школьник
 Re: СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945

Сообщение Foxhound »

Lew: 09 июн 2021, 19:46 на нормальных форумах за такое банят навсегда
нет, лева, на нормальных форумах за такое благодарят пользователя за активность и размещение содержательного материала. вот что лично вы оставили полезного в этой ветке? ни хрена вы полезного не оставили, от вас тут только унылый срач с топикстартером. зато я, в отличие от вас, помогаю ему наполнять ветку историческими материалами строго в рамках темы. не нравится - не читайте.

пысы. ))))))
Foxhound
Всего сообщений: 616
Зарегистрирован: 20.07.2019
Образование: школьник
 Re: СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945

Сообщение Foxhound »

Успешное осуществление в годы первой и второй пятилеток ленинского плана социалистической индустриализации страны, коллективизации сельского хозяйства и культурной революции привело к коренным экономическим, политическим и культурным преобразованиям в СССР.
В результате индустриализации страны и социалистической реконструкции сельского хозяйства вопрос «кто — кого?» был окончательно и бесповоротно решен в пользу социализма как в городе, так и в деревне. Социалистическая система народного хозяйства превратилась в единую и всеобъемлющую систему советской экономики. Уничтожение частной собственности на средства производства и победа социалистической собственности привели к ликвидации эксплуататоров и эксплуатации человека человеком, к коренному изменению классовой структуры советского общества.
Об этом убедительно говорят следующие данные. В 1928 г. среди населения СССР рабочих и служащих было 17,6 процента, крестьян-единоличников (без кулаков) и некооперированных трудящихся (кустарей и ремесленников) — 74,9 процента, колхозного крестьянства вместе с кооперированными ремесленниками и кустарями — 2,9 процента, капиталистических элементов — 4,6 процента. В 1937 г. рабочие и служащие составляли 36,2 процента, колхозное крестьянство и кооперированные кустари — 57,9 процента, крестьяне-единоличники (без кулаков) и некооперированные трудящиеся (кустари и ремесленники) — 5,9 процента 1.
Таким образом, к концу второй пятилетки в Советской стране осталось два дружественных класса — рабочие и крестьяне. Но эти классы в ходе социалистического строительства также коренным образом изменились.
Вместо прежнего класса пролетариев, который не имел в своих руках средств производства и подвергался жестокой эксплуатации со стороны капиталистов, возник совершенно новый рабочий класс, вместе со всем народом владеющий средствами производства и избавленный от эксплуатации.
Рабочий класс Советской страны за годы пятилеток значительно вырос количественно, поднялась его политическая сознательность, возросла организованность, повысились культурный уровень и производственно-техническая квалификация. К концу 1936 г. две трети рабочих крупной промышленности сдали экзамены по техническому минимуму.
Коренные изменения произошли также и в советском крестьянстве. Вместо старого класса крестьян-единоличников, работавших в своих индивидуальных хозяйствах, применявших устаревшую, первобытную технику и подвергавшихся эксплуатации помещика и кулака, появился новый класс — крестьян-колхозников. Труд крестьян стал коллективным, основанным на общественной собственности. Для обработки полей применялась современная сельскохозяйственная техника. Крестьянство было избавлено от гнета и эксплуатации кулаков и помещиков, изменился его моральный облик, повысился культурный уровень. В сельском хозяйстве появились новые кадры специалистов. В начале 1938 г. в колхозах, МТС и совхозах работало около 800 тыс. трактористов, свыше 100 тыс. комбайнеров, 100 тыс. шоферов, 236 тыс. председателей колхозов, около 1 млн. бригадиров, заведующих животноводческими фермами и других организаторов колхозного и совхозного производства2. Все это способствовало ликвидации противоположности между городом и деревней.
В Советской стране возникла новая интеллигенция, вышедшая из среды рабочих и крестьян, тесно связанная с народом, беспредельно преданная и верно служащая ему. Она оказала огромную помощь Коммунистической партии и Советскому правительству в строительстве социалистического общества. Что же касается старых специалистов, то абсолютное большинство их окончательно перешло на сторону
1 По данным ЦСУ СССР. См. ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой
Отечественной войны, инв. № 8871, л. 10.
2 См. т а м ж е.
72
Советской власти и честно работало на благо социалистической Родины. В 1937 г. численность интеллигенции в Советском Союзе достигла 9,6 млн. человек.
Вследствие классовых изменений, происшедших в СССР в связи с победой социализма, классовые различия между рабочими, крестьянами и интеллигенцией стали постепенно стираться.
В результате коренных изменений в экономике нашей страны значительно улучшилось материальное положение трудящихся города и деревни, поднялся их культурный уровень.
В итоге победы социализма в СССР и ликвидации эксплуататорских классов укрепились новые движущие силы советского общества: морально-политическое единство, дружба народов СССР и советский патриотизм.
К 1 апреля 1937 г. основные задания второго пятилетнего плана по промышленности были выполнены, как и в первой пятилетке, досрочно — за 4 года и 3 месяца. Валовая продукция промышленности в 1937 г. увеличилась более чем в 2 раза по сравнению с 1932 г. и в 6 раз по сравнению с 1913 г.
По объему промышленного производства СССР занял первое место в Европе и второе в мире (после США). Завершилась техническая реконструкция народного хозяйства и коллективизация сельского хозяйства.Решена была в основном проблема кадров: выпуск специалистов для народного хозяйства увеличился более чем вдвое по сравнению с первой пятилеткой.
Вторая пятилетка ознаменовалась дальнейшими крупными победами ленинской национальной политики. Большое промышленное строительство в национальных республиках, начатое еще в первой пятилетке, продолжалось ускоренными темпами. Индустриализация страны, коллективизация сельского хозяйства, культурная революция, успешное осуществление ленинской национальной политики навсегда уничтожили национальную вражду, ликвидировали унаследованную от царизма экономическую, политическую и культурную отсталость ранее угнетенных народов; было ликвидировано фактическое неравенство наций. Все союзные республики превратились в индустриально-колхозные. В них выросли многочисленные национальные кадры рабочего класса и интеллигенции, сложилась новая культура, национальная по форме и социалистическая по содержанию. Особенно велики были достижения советской многонациональной культуры; декады национального искусства, проведенные впервые в 1936 г., стали традицией, подлинным праздником, смотром достижений национальных театров, литературы, музыки, изобразительного искусства.
Построение социализма в СССР оказалось возможным благодаря направляющей и организующей деятельности Коммунистической партии, героическому труду рабочих, крестьян и интеллигенции, выполнивших заветы великого Ленина. Советские люди преобразовали не только экономику: в великой борьбе за построение социализма они выросли и сами, выросло новое поколение людей, готовых к преодолению любых трудностей, обогащенных опытом строительства, овладевших высотами пауки и техники.
Это поколение, воспитанное партией, выросшее и сформировавшееся уже в послереволюционные годы, не знало уродующего, тлетворного влияния капитализма. Хотя пережитки капитализма еще существовали и накладывали свой отпечаток на сознание людей, они не определяли облика советского человека.
Именно новое, коммунистическое отношение к труду, сознание необходимости этого труда для всего народа, для Родины, для высоких целей строительства социализма становилось главным качеством советских рабочих, колхозников, интеллигенции. Свидетельством этого были всенародное социалистическое соревнование, трудовые подвиги стахановцев, новаторов производства. Готовность идти на многие жертвы ради достижения общей высокой цели ярко проявилась в годы первых пятилеток не только в среде рабочего класса, но и в среде колхозного крестьянства. Братская взаимопомощь народов СССР в социалистическом строительстве усиливала
73
интернациональные традиции Октябрьской революции; навсегда уходили в прошлое межнациональная вражда и недоверие.
Успехи социалистического строительства, достижения Советской страны становились источником гордости всего советского народа, каждого советского человека. И эта гордость, пришедшая на смену прошлой униженности и забитости трудового люда, говорила о том, что в народных массах изо дня в день крепнет любовь к социалистической Родине, к Коммунистической партии, открывшей путь к социализму.
Коммунистическая партия, вынесшая на своих плечах основную тяжесть борьбы за победу социализма, выросла, укрепила свои связи с массами. Ее решающее влияние сказывалось во всех областях жизни народа. На руководящие посты в организациях партии выдвинулись молодые по возрасту и стажу коммунисты. В Центральном Комитете ВКП(б) активную работу вели товарищи, вступившие в партию уже после Октябрьской революции.
В промышленности выросли кадры директоров заводов, руководителей строек, руководящих работников главков и наркоматов. Вся страна знала таких людей, как И. А. Лихачев — директор Московского автомобильного завода, И. Ф. Тево-сян — руководитель треста «Спецсталь», А. П. Завенягин — руководитель Магнитогорского металлургического комбината, В. В. Вахрушев, А. И. Ефремов и В. А. Малышев, работавших в тяжелом машиностроении, А. Ф. Засядько и Л. Е. Графов — в угольной промышленности, Б. Л. Ванников — в оборонной промышленности и другие. Воспитанные партией, эти люди многое сделали для осуществления индустриализации страны. Страна знала также лучших новаторов производства, самоотверженным трудом открывших новые перспективы развития промышленности.
Всему советскому народу стали известны имена Марии Демченко —зачинательницы движения «пятисотниц» на свекловичных полях, Паши Ангелиной, по инициативе которой развернулось соревнование женских тракторных бригад, трактористки Паши Ковардак, комбайнера К. А. Боринаи других. Уже тогда, в предвоенные годы, выдвинулись некоторые председатели колхозов, добившиеся заметных успехов. Так, приобрела известность работа председателя колхоза «Шарк Юлдузи», Октябрьского района, Ташкентской области, Хамракула Турсункулова 1.
Страна отмечала своих лучших сынов высокими наградами, что имело огромное воспитательное значение. В 1934 г. было введено звание Героя Советского Союза. Первыми этого высокого звания были удостоены семь героев летчиков, участвовавших в спасении экипажа ледокола «Челюскин» в начале 1934 г. В 1937 г. Героями Советского Союза стали руководители экспедиции по завоеванию Северного полюса, отважные зимовщики станции «Северный полюс-1» И. Д. Папанин, Э. Т.Кренкель, П. П. Ширшов, Е. К. Федоров. Присвоение звания Героя Советского Союза летчикам — участникам беспримерных в то время перелетов — служило показателем высокого морального духа Красной Армии, умножало ее героические традиции.
Биографии, жизнь и труд советских людей наглядно свидетельствовали об изменениях, происшедших в духовном облике советского человека, в классовой структуре советского общества, в положении рабочего класса, крестьянства и интеллигенции в СССР.
# Победа социализма в СССР, создание социалистического экономического базиса, коренные изменения в классовой структуре советского общества вызвали необходимость соответствующих изменений в политической надстройке, в Конституции СССР.
1 февраля 1935 г. состоялся Пленум ЦК ВКП(б), который решил внести на VII съезд Советов СССР от имени ЦК партии предложение об изменении Конституции Советского Союза. Эти изменения заключались, во-первых, в дальнейшей демократизации избирательной системы, т. е. замене не вполне равных выборов равными,
1 Ныне трижды Герой Социалистического Труда. 74
многостепенных — прямыми, открытых — закрытыми, и, во-вторых, в уточнении характеристики социально-экономической основы СССР, чтобы привести Конституцию в соответствие с новым соотношением классовых сил, сложившимся в результате победы социализма в СССР.
6 февраля 1935 г. VII съезд Советов СССР принял постановление об изменении Конституции Советского Союза. На другой день первая сессия ЦИК СССР образовала комиссию в составе 31 человека и поручила ей подготовить проект новой Конституции. По постановлению Президиума ЦИК СССР от 11 июня 1935 г. проект новой Конституции был опубликован в печати для всенародного обсуждения, которое длилось более пяти месяцев. Широкие массы трудящихся одобрили проект новой Конституции и внесли в него ряд поправок и дополнений.
25 ноября 1936 г. открылся Чрезвычайный VI11 Всесоюзный съезд Советов, утвердивший новую Конституцию СССР. Доклад о проекте Конституции сделал И. В. Сталин. Он нарисовал яркую картину изменений, происшедших в жизни страны с 1924 по 1936 г., и охарактеризовал особенности проекта Конституции. «Теперь,— говорил И. В. Сталин,— когда мутная волна фашизма оплевывает социалистическое движение рабочего класса и смешивает с грязью демократические устремления лучших людей цивилизованного мира, новая Конституция СССР будет обвинительным актом против фашизма, говорящим о том, что социализм и демократия непобедимы» х. После десятидневного обсуждения проекта съезд утвердил новую Конституцию СССР. Съезд постановил считать 5 декабря —день принятия новой Конституции — всенародным праздником.
Построение социализма в СССР явилось для советского народа главным итогом Великой Октябрьской социалистической революции, результатом его почти двадцатилетнего героического труда. Победа социализма и принятие Конституции СССР означали, что Советская страна вступила в новую полосу своего развития, в полосу завершения строительства социализма и постепенного перехода от социализма к коммунизму. Но победа социализма в СССР еще не была окончательной. «Под окончательной победой социализма,— говорил Н. С. Хрущев на XXI съезде КПСС,— марксисты понимают его победу в международном масштабе. Наша страна, построившая социализм, долгое время была единственной в мире социалистической страной и находилась во враждебном капиталистическом окружении. Она не могла считать себя вполне гарантированной от военной интервенции и опасности насильственного восстановления капитализма силами международной реакции. Капиталистические государства, окружавшие тогда страну социализма, намного ее превосходили и в экономическом и в военном отношении» 2. Это накладывало свой отпечаток на весь характер социалистического строительства в СССР и определяло необходимость укрепления его обороны. Развивая промышленность страны, партия и правительство постоянно должны были учитывать потребности Вооруженных Сил, исходя из возможности военного нападения на СССР со стороны капиталистических государств, и в первую очередь Германии и Японии.
Успешное выполнение первой и второй пятилеток, а также принятие новой Конституции СССР имели огромное значение для укрепления обороноспособности нашей страны. Особенно важным явилось создание в 1929—1937 гг. новых отраслей тяжелой индустрип: станкостроения, тракторной, танковой, авиационной, автомобильной промышленности, производства цветных металлов, синтетического каучука и др.
Быстрыми темпами развивалась оборонная промышленность, объем продукции которой вырос в годы второй пятилетки на 286 процентов. Объем продукции авиационной промышленности увеличился за 1933—1938 гг. в 5,5 раза.
1 И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 572.
2Н. С. Хрущев. О контрольных цифрах развития народного хозяйства СССР на 1959— 1965 годы М., Госполитиздат, 1959, стр. 125.
75
Коммунистическая партия и Советское правительство за две первые пятилетки проделали значительную работу по оснащению Советских Вооруженных Сил новыми образцами боевой техники и вооружения. На вооружение Красной Армии поступили новые отечественные ручные пулеметы, авиационные, танковые и зенитно-пулеметные установки. Советские войска начали получать самозарядные и автоматические винтовки, автоматические пистолеты. Совершенствовалось артиллерийское вооружение. За этот период были достигнуты такж;е серьезные успехи в области конструирования и производства новых типов танков и самолетов.
Организационно-хозяйственное укрепление колхозов, рост урожайности сельскохозяйственных культур и увеличение поголовья скота создавали благоприятные условия для нормального снабжения Советских Вооруженных Сил продовольствием и обмундированием, обеспечивали на случай войны прочную базу для бесперебойного снабжения Красной Армии и населения продовольствием, а промышленности — сырьем.
Повышение общей грамотности молодежи, призываемой в ряды Советских Вооруженных Сил, помогло поступавшему пополнению за короткий срок в совершенстве овладеть новой боевой техникой. В конце 1937 г. в сельском хозяйстве работало свыше 1 млн. трактористов, комбайнеров, шоферов 1. Призывники этих специальностей, как и рабочие промышленности, являлись ценным пополнением для бронетанковых и механизированных войск.
Укреплению обороноспособности СССР способствовало также развитие новых движущих сил советского общества: морально-политического единства, дружбы народов нашей многонациональной страны, советского патриотизма. «Это значит, между прочим,— говорил И. В. Сталин на XVI11 съезде партии,— что в случае войны тыл и фронт нашей армии ввиду их однородности и внутреннего единства — будут крепче, чем в любой другой стране, о чем следовало бы помнить зарубежным любителям военных столкновений» 2. Возросло единство партии и ее дальнейшее сплочение вокруг ленинского ЦК.
Старый «Закон об обязательной военной службе» не допускал нетрудовые элементы в ряды Советских Вооруженных Сил. Но теперь эксплуататорские классы были ликвидированы. Новая Конституция закрепила обязанность всех граждан Советского Союза защищать социалистическое Отечество.
В статье 132 Конституции говорится, что всеобщая воинская обязанность является законом, служба в рядах Советских Вооруженных Сил представляет почетную обязанность каждого советского гражданина. Статья 133 провозглашает защиту социалистического Отечества священным долгом каждого гражданина СССР. Измена Родине: нарушение присяги, переход на сторону врага, нанесение ущерба военной мощи государства, шпионаж — карается по всей строгости закона как самое тяжкое преступление.
Советская Конституция, закрепившая победу социализма в нашей стране, воспитывала у каждого гражданина СССР гордость за свой народ, за свою социалистическую Родину, за славную Коммунистическую партию и призывала советских людей отдавать все силы для укрепления экономического и военного могущества Советского Союза и самоотверженно, до последней капли крови, защищать его в случае нападения врагов.
Победа социализма в нашей стране явилась всемирно-историческим подвигом советского народа, руководимого Коммунистической партией. За годы первой и второй пятилеток были созданы необходимые условия для дальнейшего мирного труда советских людей и укрепления обороны СССР. Страна обрела могучий экономический и оборонный потенциал. Пример СССР наглядно показал трудящимся всего мира,
1 По данным ЦСУ СССР. См. ИМ Л. Документы и материалы Отдела истории Великой
Отечественной войны, инв. № 8871, л. 11.
2 И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 629—630.
п
что рабочие и крестьяне, взяв власть в свои руки, могут без помещиков и капиталистов успешно строить и развивать свое социалистическое государство, выражающее и защищающее интересы широких народных масс. Существование Советского Союза вдохновляло трудящихся всех стран в борьбе за мир, за демократию, за социализм, против темных сил фашизма.
2. Борьба СССР за коллективную безопасность
Советский народ осуществлял строительство социализма в сложной международной обстановке, в условиях враждебного капиталистического окружения. С первых дней возникновения Советского государства империалистические державы стремились к его уничтожению. Еще в декабре 1920 г. на V111 Всероссийском съезде Советов В. И. Ленин говорил: «...Наша задача удержать существование одинокой социалистической республики, окруженной капиталистическими врагами, сохранить республику, неизмеримо более слабую, чем капиталистические враги кругом ее...» 1. В. И. Ленин указывал, что для решения этой задачи необходимо препятствовать попыткам империалистов объединиться против Советского государства, противодействовать их агрессивной политике, используя для этого глубокие противоречия капиталистической системы. Он подчеркивал, как важно наладить в стране собственное производство средств производства, «ибо, когда мы это получим, тогда мы так прочно станем на ноги, что нам никакие капиталистические враги не будут страшны»2.
В. И. Лениным впервые был выдвинут принцип мирного сосуществования государств с различными социальными системами. Этот принцип лег в основу генеральной линии Коммунистической партии и Советского правительства в области внешней политики как принцип, в котором сконцентрирована суть взаимоотношений двух систем.
«Наше стремление к миру и мирному сосуществованию,— писал Н. С. Хрущев в августе 1959 г.,— обусловливается не конъюнктурными и не тактическими соображениями. Оно вытекает из самой природы социалистического общества, в котором нет таких классов или социальных групп, которые были бы заинтересованы в наживе с помощью войны или захвате и порабощении чужих территорий. Советский Союз и другие социалистические страны благодаря своей социалистической системе имеют неограниченный внутренний рынок и поэтому у них нет основания вести экспансионистскую политику завоевания и подчинения других стран своему влиянию» 3.
Руководствуясь указаниями В. И. Ленина, партия и правительство успешно решали задачи внешней политики, обеспечивая необходимые международные условия для построения социализма в СССР.
В своей борьбе за мир Советское правительство использовало все возможности. Оно добилось заключения договоров о ненападении со многими государствами Европы и Азии. Советское правительство последовательно и упорно боролось за сокращение вооружений и вооруженных сил. В 1927 г. правительство СССР предложило на сессии подготовительной комиссии к конференции по разоружению проект всеобщего и полного разоружения, предусматривавший ликвидацию всех видов оружия и вооруженных сил, военного обучения и военных органов всех стран. После того как усилиями представителей империалистических держав этот проект был снят с обсуждения, советская делегация внесла новый проект частичного разоружения. Он предусматривал сокращение вооружений и вооруженных сил всех стран на основе
1 В. И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 455.
2 Т а м же.
3 Н. С. Хрущев. Мир без оружия — мир без войн, т. 2, стр. 47.
77
пропорциональной системы (в различном размере для тех или иных государств), полное уничтожение наиболее агрессивных видов вооружения, в том числе танков и сверхдальней артиллерии большой мощности, судовой артиллерии калибром свыше 12 дюймов, военных кораблей водоизмещением свыше 10 тыс. тонн, авианосцев, военных дирижаблей, тяжелых бомбардировщиков, а также авиационных бомб, всех средств и приспособлений химической, огневой и бактериологической войны. Советское правительство настаивало на абсолютном запрещении воздушных бомбардировок, химического и бактериологического оружия. Делегации империалистических стран не пожелали принять и этот советский проект.
Советское правительство вновь выдвинуло свои предложения о разоружении на открывшейся в 1932 г. конференции по разоружению. На всем протяжении работы этой конференции в 1932—1934 гг. Советский Союз неустанно отстаивал идею подлинного разоружения. Он использовал конференцию для разоблачения империалистической политики гонки вооружений, для борьбы за сохранение и упрочение мира.
Вследствие образования двух очагов новой мировой войны и поддержки западными империалистами антисоветских замыслов Германии и Японии международная обстановка значительно осложнилась. В этих условиях Советское государство усилило свою борьбу за мир, за организацию коллективного отпора агрессорам.
Советское правительство продолжало выступать против японской агрессии в Маньчжурии, указывая на ее опасность делу всеобщего мира. 11 февраля 1932 г. на пленуме конференции по разоружению советская делегация заявила: «Наши указания на возможность новых войн высмеивались. Нас обвиняли в пессимизме и преувеличении опасностей... Прошло всего несколько лет со времени этого спора, и что же мы видим? Конференция по разоружению должна была открыться под грохот пушек и взрывающихся авиационных бомб. Два государства, связанных между собой пактом Лиги Наций и Парижским договором 1928 г., находятся уже пять месяцев в состоянии войны де-факто, если не де-юре. Война еще не зарегистрирована... но огромные территории одного из этих государств оккупированы вооруженными силами другого государства, а между регулярными войсками обеих стран происходят сражения с участием всех родов оружия, с тысячами убитых и раненых.
Правда, это происходит вдали от Женевы, вдали от Европы, но где тот оптимист, который может добросовестно утверждать, что начатые военные действия ограничатся только двумя странами или одним только материком? Где тот оптимист, который осмелится доверчиво уверять нас, что события на Дальнем Востоке не являются началом новой войны, которая по своему распространению, по своему охвату и благодаря новым техническим усовершенствованиям своими ужасами не затмит печальной славы последней войны?
Разъединенных политически и экономически материков в наше время нет» 1.
Критикуя бездействие и беспомощность Лиги Наций, Советский Союз высказался за действенные меры коллективной безопасности против японского агрессора. Если бы западные державы в тот период поддержали борьбу СССР против японской агрессии в Маньчжурии, то очаг войны на Дальнем Востоке был бы ликвидирован в самом его зародыше. Но США, Англия и Франция не сделали этого, так как пытались направить японскую агрессию против СССР.
Еще до образования второго очага войны Советский Союз предупреждал о возможности прихода фашизма к власти в Германии и о необходимости борьбы с этой угрозой всеобщему миру и безопасности народов.
Первое серьезное предупреждение об опасности фашизма было сделано XVI съездом партии летом 1930 г. Съезд отметил, что стабилизации капитализма приходит конец, что революционное движение масс будет развиваться с новой силой, а мировой экономический кризис будет перерастать в ряде стран в кризис политический.
1 Внешняя политика СССР. Сборник документов. Т. III. M., 1946, стр. 529. 78
«Это значит,— говорилось в Отчетном докладе ЦК ВКП(б) XVI съезду партии,— во-первых, что буржуазия будет искать выхода из положения в дальнейшей фашизации в области внутренней политики, используя для этого все реакционные силы, в том числе и социал-демократию.
Это значит, во-вторых, что буржуазия будет искать выхода в новой империалистической войне в области внешней политики» 1.
Советская печать систематически разоблачала действия германских империалистов и их гитлеровской агентуры, рвавшейся к власти, а также предательскую роль правых лидеров социал-демократии. 21 декабря 1931 г. в «Правде» была помещена статья «Обострение кризиса в Германии», в которой указывалось на опасность прихода фашизма к власти. 18 августа 1932 г. в статье «Гитлеровская агентура финансового капитала» «Правда» разоблачала империалистическую сущность программы гитлеризма и лицемерие его «социалистической» фразеологии. В статьях «Фашизм, социал-демократия и коммунизм», «После выборов в Германии», «В тупике», «Правительство фон Папена без Папена», «Отставка кабинета Шлейхера» «Правда» в ноябре 1932 — январе 1933 г. предупреждала об опасности положения в Германии.
Сразу же после захвата гитлеровцами власти в Германии Коммунистическая партия и Советское правительство стали разоблачать агрессивную внешнеполитическую программу германского фашизма, направленную как против СССР, так и против США, Англии, Франции и других стран в целях завоевания мирового господства.
В статье «Бредовый план Розенберга» «Правда» вскрыла истинные цели поездки Розенберга в Лондон в мае 1933 г., правильно определив вероятные пути германской агрессии. «Новый план Розенберга,— писала газета,— сводится к следующему: 1) Германия поглощает Австрию; 2) объединенная Германия и Австрия либо целиком поглощают Чехословакию, либо отторгают от нее Моравию, Словакию и Прикарпатскую Украину; 3)... «исправляются» польские западные границы, причем к Германии отходит не только Польский коридор, но и Познанское воеводство... 4) «попутно» Германия поглощает прибалтийские страны — Литву, Латвию и Эстонию; 5) реорганизованная таким образом Германия... начнет борьбу за отторжение Украины от Советского Союза...» 2.
Против агрессивных устремлений Германии Советское правительство решительно выступило на мировой экономической конференции, а также на конференции по разоружению.
Когда фашистская Германия демонстративно вышла из Лиги Наций, правительство СССР снова выступило с предупреждением об угрозе войны. «Правда» писала в те дни: «Уход Германии чрезвычайно выпукло выявил силу и остроту непримиримых противоречий, раздирающих враждующие между собой империалистические группировки... Фашисты стремятся к новому переделу Европы» 3.
В ноябре 1933 г. Советское правительство указывало: «Подготовка к новым войнам ведется совершенно открыто. Не только возобновилась и усилилась враждебная гонка вооружений, но — и это, быть может, еще более серьезно — подрастающее поколение воспитывается на идеализации войны.
Характерным для такого милитаристского воспитания является провозглашение средневековых лженаучных теорий относительно превосходства одних народов над другими и права некоторых народов господствовать над другими и даже истреблять их. Песни, музыка, литература, наука — все это подчиняется интересам милитаристского воспитания молодежи» 4.
XVI1 съезд партии в январе 1934 г. снова предупредил об опасности гитлеровской агрессии. В Отчетном докладе ЦК ВКП(б) И. В. Сталин говорил: «Шовинизм и
1 И. Сталин. Соч., т. 12, стр. 254.
2 «Правда», 14 мая 1933 г.
3 «Правда», 16 октября 1933 г.
4 Внешняя политика СССР, т. III, стр. 682.
79
подготовка войны, как основные элементы внешней политики, обуздание рабочего класса и террор в области внутренней политики, как необходимое средство для укрепления тыла будущих военных фронтов,— вот что особенно занимает теперь современных империалистических политиков.
Не удивительно, что фашизм стал теперь наиболее модным товаром среди воинствующих буржуазных политиков. Я говорю не только о фашизме вообще, но прежде всего о фашизме германского типа, который неправильно называется национал-социализмом, ибо при самом тщательном рассмотрении невозможно обнаружить в нем даже атома социализма» г.
Борьба Советского Союза против подготовки империалистическими державами новой мировой войны высоко подняла его международный авторитет.
Правящие круги капиталистических государств, враждебно относившиеся к Советскому Союзу, все же должны были считаться с его возросшим международным значением, с популярностью советской политики мира. Правительства многих буржуазных стран, ранее упорно игнорировавшие СССР, вынуждены были под давлением общественного мнения в 1933— 1934 гг. установить с ним дипломатические отношения. К числу этих государств принадлежали Испания, Чехословакия, Румыния, Венгрия, Албания, Болгария и США.
Установление дипломатических отношений СССР со странами Восточной и Юго-Восточной Европы не было случайным. Все патриоты в этих и других европейских государствах сознавали, что только в союзе с СССР можно отстоять от фашистских захватчиков национальную независимость, суверенитет и само государственное существование их стран.
Установление дипломатических отношений между СССР и США свидетельствовало о серьезном провале политики американской реакции. Правящие круги США не могли не считаться с решительными требованиями населения США, недовольного антисоветской политикой своего правительства и настаивавшего на установлении нормальных отношений с СССР. Вместе с тем правительство Соединенных Штатов учитывало настроения деловых кругов страны, испытывавших вследствие кризиса острую нужду в советских заказах и поэтому настойчиво выступавших за расширение торговли с СССР. Орган деловых кругов США газета «Джорнэл оф коммерс» в марте 1933 г. в передовой статье писала: «... Непризнание наносит Соединенным Штатам больше вреда, чем Советскому Союзу... Без помощи извне, вопреки ьраждебности внешнего мира, Советский Союз продолжает существовать. Экономический и политический бойкот оказался бесплодным. Все крупные государства мира, кроме США, уже отказались от него». В начале октября 1933 г. из 1139 американских буржуазных газет 718 выступали за немедленное признанпе Советского Союза.
Установление дипломатических отношений с СССР было обусловлено также и политическими соображениями американского правительства. Реакционные круги США, поощрявшие японскую агрессию в Маньчжурии в надежде на то, что им удастся толкнуть Японию на войну против СССР, просчитались в этом. После захвата Маньчжурии Япония не рискнула напасть на Советский Союз и направила свою агрессию на юг, что поставило под удар планы американского империализма на установление в Китае колониального господства США. В создавшейся обстановке американская буржуазия в нормализации дипломатических отношений с СССР видела одно из важных средств укрепления политических позиций США на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана.
Все это вовсе не означало, что правящие круги США были намерены вместе с СССР бороться за упрочение мира на Дальнем Востоке. Дальнейшие события в этом районе показали, что эти круги по-прежием> пытались использовать японский империализм как ударную силу против СССР на Востоке.
1 И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 466.
Против признания Советского Союза выступали крайне агрессивные деятели США, позиция которых была достаточно четко сформулирована в меморандуме Келли, заведующего восточным отделом госдепартамента, «эксперта по русским делам» и советника Гувера по России в бытность последнего президентом США. Этот меморандум, составленный в грубых и враждебных СССР тонах, предусматривал установление дипломатических отношений с Советским Союзом только при условии, если Советское правительство откажется «проводить международную коммунистическую деятельность», обязуется выплатить долги и признать собственность и все капиталы американцев, принадлежавшие им в царской России и национализированные Советской властью, а также гарантирует в Советском Союзе «уважение прав граждан других государств... в соответствии с законодательствами этих стран» *.
За такое признание СССР, при котором США могли бы продиктовать ему свои условия, высказывался и государственный секретарь США Хэлл. Позиция Соединенных Штатов, признавал Хэлл, сводилась к следующему: все вопросы должны быть решены, пли дипломатические отношения не будут установлены 2. В своем меморандуме президенту Рузвельту в сентябре 1933 г. Хэлл писал: «Я убежден... что до тех пор, пока мы не используем всех доступных средств для оказания давления на Советское правительство, чтобы добиться решения важных проблем, маловероятно, что они будут благоприятно разрешены» 3. Но, несмотря на это, президент Рузвельт, отражая мнение большинства американского народа, настоял на установлении дипломатических отношений между Соединенными Штатами и СССР.
16 ноября 4933 г. состоялся обмен нотами об установлении дипломатических отношений между США и Советским Союзом. При этом оба правительства обязались не субсидировать и не поддерживать военных и другпх организаций, стремящихся к насильственному изменению политического или социального строя в одной из стран— участниц соглашения.
Установление дипломатических отношений между двумя крупнейшими державами мира — США и СССР, несомненно, способствовало укреплению дела мира и безопасности народов. Однако значение этого акта было ослаблено тем, что правящие американские круги отказались поддержать борьбу Советского Союза за мир и организацию коллективного отпора агрессии. Рассчитывая натравить фашистскую Германию и империалистическую Японию на СССР, они не собирались идти по пути упрочения мира, о чем свидетельствовал уже сам факт назначения послом США в СССР Буллита — лютого врага Советского государства. Буллит сразу же по приезде в СССР направил все свои усилия на военно-политическую изоляцию Советского Союза. Об этом убедительно говорят его донесения госдепартаменту, частично опубликованные последним в официальном издании документов американской внешней политики.
В донесениях Буллит сообщал о своей затаенной надежде, что Советский Союз «станет центром нападения из Европы и с Дальнего Востока» и поэтому не сможет превратиться в «величайшую силу в мире» 4. «Если,— писал Буллит,— между Японией и Советским Союзом возникнет война, мы не должны вмешиваться, но должны воспользоваться своим влиянием и своей силой к концу войны, чтобы она закончилась без победы и чтобы равновесие между Советским Союзом и Японией не было нарушено...» 5.
Буллит настаивал на том, чтобы политика США способствовала ослаблению Советского* Союза. Он писал: «Даже на короткий срок мы не должны питать иллюзпй относительно возможности установления действительно дружественных отношений
1 Foreign Relations of the United States of America. Diplomatic Papers. The Soviet Union
1933—1939. Washington, 1952, p. 7.
2 См. там же, стр. 12.
3 T а м же, стр. 13.
4 Т а м же, стр. 245.
5 Т а м же, стр. 294.
6 История Великой Отечественной войны, т. 1 ,81
с Советским правительством ...мы не должны предоставлять займов и долгосрочных кредитов Советскому Союзу и не должны рекомендовать американским промышленникам производить дорогостоящие машины для советского рынка» х. Когда в Москве происходил VII Конгресс Коминтерна, Буллит даже ставил вопрос о разрыве отношений с СССР, но его останавливало только то, что разрыв ухудшил бы условия для проведения разведывательной антисоветской деятельности 2.
Между тем угроза новой войны нарастала. Германские и итальянские фашисты в Европе и японские милитаристы на Дальнем Востоке, поощряемые из Лондона, Парижа и Вашингтона, действовали все наглее. Они уже не скрывали своих агрессивных намерений.
В условиях крайнего обострения международной обстановки и приближения новой мировой войны договоры о ненападении, заключенные Советским Союзом с капиталистическими странами, стали уже недостаточными для обеспечения мира. Необходимо было противопоставить агрессорам единый фронт миролюбивых государств, предотвратить надвигавшуюся войну объединенными усилиями многих стран и народов, создать эффективную систему коллективной безопасности. В своей борьбе за создание системы коллективной безопасности Советский Союз исходил из принципа неделимости мира, непосредственно вытекавшего из ленинской теории империализма. В условиях тесного переплетения экономических, финансовых и политических связей, что является отличительной чертой империализма, любой военный конфликт, хотя бы местного характера, втягивает в свою орбиту многие государства и грозит перерасти в мировую войну, если своевременно не будут приняты меры к его ликвидации.
12 декабря 1933 г. ЦК ВКП(б) принял решение о развертывании борьбы за коллективную безопасность. Постановление ЦК предусматривало возможность вступления Советского Союза в Лигу Наций и заключения регионального соглашения с участием широкого круга европейских государств о взаимной защите от агрессии. Система коллективной безопасности, впервые в истории международных отношений предложенная Советским Союзом, являлась в те годы единственным эффективным средством предотвращения войны и обеспечения мира. Она отвечала жизненным интересам всех свободолюбивых народов, которым угрожала фашистская агрессия. Советское правительство стремилось заключить договоры с другими странами о взаимной помощи, чтобы в случае нападения агрессора на одно из государств все другие участники договора дали ему совместный, коллективный отпор.
Борьба СССР за коллективную безопасность прошла несколько последовательных этапов. Первым шагом на этом пути явилось предложение Советского Союза подписать соглашение об определении агрессии и агрессора (нападающей стороны), выдвинутое 6 февраля 1933 г. на Международной конференции по разоружению. До этого в истории международных отношений и в международном праве не было общепринятого определения этих понятий.
Советский Союз сформулировал подлинно научное определение агрессии и агрессора, мобилизующее народы на отпор фашистским захватчикам. Советское определение устанавливало^что агрессией следует считать объявление войны, нападение на другое государство без объявления войны, занятие территории другого государства, бомбардировку с воздуха, артиллерийский обстрел и другие подобные действия, что никакие доводы политического, экономического, идеологического характера или отрицание за жертвой агрессии отличительных признаков государства не оправдывают агрессии.
Комитет безопасности конференции по разоружению принял советское определение агрессии, но когда этот вопрос обсуждался на заседании Генеральной комиссии,
1 Foreign Relations of the United States of America. Diplomatic Papers. The Soviet Union
1933—1939, pp. 294—295.
2 См. там же, стр. 246.
82
то усилиями представителей США, Англии, Германии и Франции оно было отвергнуто. Тогда правительство СССР решило подписать конвенцию об определении агрессии с близлежащими странами, которые империалисты намеревались использовать как плацдармы в антисоветской войне. В июле 1933 г. СССР заключил конвенцию об определении агрессии с Афганистаном, Турцией, Ираном, Латвией, Литвой, Эстонией, Польшей, Румынией, Чехословакией, Югославией. В 1934 г. к конвенции присоединилась еще и Финляндия. Все это было выдающейся победой советской дипломатии, значительным вкладом в дело сохранения мира в Европе и укрепления безопасности Советской страны.
Определение агрессии, предложенное Советским Союзом, вошло в международное право и явилось одним из руководящих принципов при определении виновности подсудимых на Нюрнбергском процессе в 1946 г. Главный обвинитель от США на этом процессе Джексон в своей вступительной речи указал, что вопрос об определении агрессии «не представляет собой ничего нового, и по этому поводу уже существуют вполне сложившиеся и узаконенные мнения». Джексон назвал советскую декларацию об определении агрессии «одним из наиболее авторитетных источников международного права по данному вопросу» 1.
В мае 1934 г. Советское правительство предложило преобразовать конференцию по разоружению, работа которой была заведена в тупик империалистическими державами, в постоянную конференцию защиты мира. Советское предложение было отвергнуто конференцией, но мировая демократическая общественность встретила его с большим одобрением.
Под влиянием растущего авторитета СССР на международной арене в 1934 г. в капиталистических странах развернулось широкое общественное движение за приглашение Советского Союза в Лигу Наций. 15 сентября 1934 г. Советский Союз получил официальное приглашение от 34 капиталистических государств «вступить в Лигу Наций и принести ей свое ценное сотрудничество»2 в организации мира.
К этому времени в международной обстановке произошли некоторые сдвиги, вызванные прежде всего банкротством англо-французской политики использования Лиги Наций для борьбы против СССР, а также выходом из нее главных агрессивных держав — Германии и Японии. Лига Наций могла явиться некоторым препятствием на пути развертывания фашистской агрессии. Учитывая это и стремясь использовать все средства для предотвращения войны и организации коллективного отпора агрессии, Советский Союз счел возможным и необходимым войти в Лигу Наций.
Вступив в сентябре 1934 г. в Лигу Наций, Советский Союз повел настойчивую и решительную борьбу за превращение ее в эффективное средство защиты мира и создания системы коллективной безопасности. Посол Чехословацкой Республики в СССР Зденек Фирлингер отмечал, что «внешняя политика Советского Союза с самого начала, как СССР стал членом Лиги Наций, была целиком отдана идее создания системы коллективной безопасности»3.
Советская идея коллективной безопасности сразу же завоевала большое число сторонников среди прогрессивной общественности западных стран и была даже поддержана некоторыми наиболее дальновидными буржуазными политическими деятелями, прежде всего во Франции. Выход Германии из Лиги Наций, интенсивное вооружение немецкой армии, заключение польско-германского союза — все это не могло не вызвать беспокойства французского народа, который требовал проведения внешней политики, соответствующей его национальным интересам.
1 Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в семи томах. Т. 1. М., Госюриздат, 1957,
стр. 331. (Дальнейшие ссылки, кроме особо оговоренных, сделаны на данное издание.)
2 АВП СССР, ф. 136, он. 18, д. 352, п. 21, л. 15.
3 Zdenek F i e r 1 i n g e r. Ve sluzbach CSR, dil. 1. Praha, 1951, s. 41.
6* 83
В конце декабря 1933 г. Советское правительство предложило Франции заключить договор ряда европейских стран о взаимной помощи против агрессии. В таком договоре могли бы принять участие СССР, Франция, Бельгия, Чехословакия, Польша и прибалтийские государства г. Министерство иностранных дел Франции, возглавлявшееся Поль-Бонкуром, медлило с ответом. Вскоре французское правительство ушло в отставку.
В феврале 1934 г. во Франции было сформировано правительство, министром иностранных дел в котором стал Луи Барту, представитель той традиционной французской политики, которая опасалась потенциальной промышленной и военной мощи Германии и не доверяла британской политике «равновесия сил» с ее стремлением играть на франко-германских противоречиях. Не собираясь порывать отношений с Англией, Барту считал совершенно необходимым проведение самостоятельной внешней политики, которая бы руководствовалась национальными интересами Франции.
В прошлом Барту был непримиримым врагом Советской России, но, хорошо понимая роль Советского государства как бастиона мира против возрождавшейся германской угрозы, он сумел преодолеть свои классовые антипатии и стремился в создавшихся тогда условиях к сближению с СССР.
Барту с большим вниманием отнесся к советским предложениям о создании системы коллективной безопасности в Европе, которые были получены его предшественником.
Но французская дипломатия, соглашаясь на сближение с Советским Союзом, по хотела отказываться от той системы взаимоотношений государств Западной Европы, которая нашла свое отражение в Локарнском договоре 1925 г. Вот почему Барту поспешил информировать о советских предложениях участников Локарн-ского пакта, к числу которых, кроме Франции, принадлежали Англия, Италия, Бельгия и Германия 2.
В начале мая 1934 г. Барту предложил конкретный план осуществления идеи коллективной безопасности в Европе. Этот план предусматривал подписание двух документов: 1. Восточного пакта — договора о взаимной помощи между СССР, Польшей, Чехословакией, Финляндией, Эстонией, Латвией, Литвой и Германией. (Барту предлагал привлечь Германию к участию в договоре, чтобы лишить ее повода заявлять, что Восточный пакт имеет своей целью «окружить Германию».) 2. Договора между Францией и СССР, по которому Советский Союз взял бы в отношении Франции обязательства, вытекающие из Локарнского договора, а Франция в отношении СССР — обязательства, вытекающие из Восточного пакта. Предложение Барту предусматривало, таким образом, ликвидацию антисоветской направленности Локарнского договора. Восточный пакт предполагалось заключить в рамках Лиги Наций.
Идея Восточного пакта свидетельствовала о значении СССР как могучего фактора мира и безопасности народов. Только Советский Союз мог служить надежной опорой против германской агрессии. Признавая это, Барту говорил: «Наши малые союзники в центре Европы должны быть готовы смотреть на Россию как на опору против Германии...» 3.
Советское правительство заявило о своем согласии с французским проектом, 'который был незамедлительно направлен заинтересованным государствам. В июле — августе 1934 г. о своей готовности присоединиться к Восточному пакту заявили также Чехословакия, Латвия, Эстония и Литва. Английское правительство, к которому Барту обратился с просьбой поддержать его проект, было более склонно присоединиться к германскому предложению о двусторонних договорах о ненападении между Германией и ее соседями. 24 мая 1934 г. германский посол в Лондоне
1 См. АВП СССР, ф. 0136, д. 358, п. 22, л. 42.
2 См. Documents on British Foreign Policy 1919—1939. Second Series, vol. VI, p. 746.
3 Genevieve T a b о u i s. Ils l'ont appelee Cassandre. New York, 1942, p. 199.
84
Геш передал английскому правительству «желание Гитлера немедленно заключить такой пакт с Бельгией» и просьбу, чтобы Великобритания выступила в качестве посредника г.
Однако открыто отвергнуть проект Восточного пакта британская дипломатия не могла, особенно после того, как Барту, посетив Лондон, заявил, что, если Англия не изменит своего отрицательного отношения к Восточному Локарно, Франция перед лицом германской угрозы вынуждена будет вступить на путь военного союза с СССР 2. В Лондоне боялись как прямого, вне рамок Восточного пакта, союза Франции с СССР, так и непосредственного сближения Франции с Германией в обход Англии в случае провала пакта. Стремился Лондон помешать и сближению Германии с СССР, тем более что тенденция к такому сближению была сильна в некоторых германских промышленных кругах.
Руководствуясь этими соображениями, британская дипломатия лицемерно обещала помочь Франции осуществить Восточноевропейский пакт, категорически отказавшись, однако, распространить гарантии Локарнского договора на Восточную Европу. Одновременно британские дипломаты выдвинули свои условия, заключавшиеся в том, чтобы, во-первых, гарантии, которые предоставят друг другу Франция и СССР, распространить и на Германию и, во-вторых, до заключения Восточного пакта рассмотреть вопрос о перевооружении Германии.
Таким образом, правящие круги Англии стремились не к тому, чтобы обезопасить страны Европы от гитлеровской агрессии, а к тому, чтобы укрепить положение фашистского режима в Германии и предоставить все возможности для се вооружения. Этим английское правительство сразу же затормозило заключение Восточного пакта.
С явной неприязнью отнеслись к Восточному пакту правительства Германии и Польши. Германия направила франции ноту со своими возражениями против пакта. В германском министерстве иностранных дел нашлись большие мастера казуистики, подсказавшие следующий «аргумент»: «Лучшее средство обеспечения мира заключается не в том, чтобы войну противопоставить войне, а в том, чтобы расширять и укреплять средства, исключающие возможность развязывания войны» 3. Немецко-фашистская дипломатия делала вид, что она не понимает идеи коллективной безопасности, заключающейся в том, чтобы объединением всех миролюбивых сил препятствовать развязыванию войны. Отвергая это средство предотвращения войны, гитлеровцы добивались того, чтобы державы отвечали на агрессию своей капитуляцией. Именно в этом заключался подлинный смысл их ноты. Одновременно в ней сообщалось, что Германия не согласится на заключение договора, пока ей не будет предоставлено право вооружаться, без чего ее безопасность находится якобы под угрозой. Однако германское правительство не хотело брать на себя инициативу срыва Восточного пакта и подталкивало на это Польшу 4. Французский посол в Польше Ларош в беседе с советским послом В. А. Антоновым-Овсеенко 1 февраля 1934 г. говорил, что Польша пойдет на поводу у внешней политики Германии. Она морально связана с германской политикой 5. Но, учитывая огромную притягательную силу советской идеи коллективной безопасности, польское правительство тоже не посмело открыто отвергнуть пакт.
Создавшееся положение довольно точно обрисовал статс-секретарь министерства иностранных дел Франции Леже в разговоре с английским послом Клерком. Обе страны, говорил он, особенно Польша, выжидают, как отнесется к пакту Великобритания. Германия, конечно, не присоединится к пакту, если в негоне вступит
1 См. Documents on British Foreign Policy 1919—1939. Second Series, vol. VI, p. 713.
2 См. АВП СССР, ф. 0146, од. 17, д. 649, п. 158, л. 62.
3 Архив МО СССР, ф. 1, on. 2091, д. 9, л. 321.
4 См. Fragmenty dziennika Szambeka. Polski Institut Spraw Miedzynarodowych. Na prawach
Rekopisu. Warszawa, 1956, s. 40.
5 См. АВП СССР, ф. 0122, on. 18, д. 697, л. 280.
85
Польша, но если последняя станет его участником, то Германии будет трудно отказаться. «Ключ к положению,— заключал Леже,— находится в Варшаве, но повернут он может быть только правительством его величества». Леже просил Клерка склонить английское правительство к тому, чтобы оно использовало свое влияние, особенно в Варшаве, в пользу заключения пакта х.
Правительство Великобритании не только не проявило охоты «повернуть ключ», но, наоборот, при каждой возможности давало понять, что английские круги совершенно не заинтересованы в осуществлении франко-советского проекта. Реакционная английская печать вела ожесточенную кампанию против пакта. Учитывая позицию Англии, польское правительство 27 сентября 1934 г. направило Франции меморандум, в котором лицемерно заявляло, что оно может присоединиться к Восточному пакту, но только при двух условиях: если в нем примет участие Германия и если будет принято во внимание нежелание польского правительства взять на себя какие-либо обязательства в отношении Литвы и Чехословакии. Фактически это был отказ.
Открыто выражали свое недовольство Восточным пактом американские дипломаты. Статс-секретарь министерства иностранных дел Германии Бюлов в разговоре с американским послом в Берлине Доддом предложил подписать взамен Восточного договора «мирный пакт» между Германией, Францией, Англией, Италией и Соединенными Штатами.
Широкую деятельность против Восточного пакта осуществлял и американский посол в Москве Буллит. Сообщая в США о своих мероприятиях в этом направлении, Буллит продолжал грубо клеветать на Советский Союз и его миролюбивую политику. Он бездоказательно утверждал, что Советское правительство стремится «сохранить Европу разделенной», что «жизненным интересам СССР отвечает поддержание яркого огня франко-германской ненависти»2.
Деятельность Барту вызывала серьезные опасения в Берлине. Его поездка по столицам стран Центральной и Восточной Европы — предполагаемых участников пакта — показала, что идея коллективной безопасности пользуется поддержкой во многих государствах. Фашистские правители Берлина решили устранить Барту со своего пути: он им мешал. Разведка Геринга — «Форшунгсамт» — разработала план убийства, одобренный Гитлером. Организация покушения была возложена на помощника немецкого военного атташе в Париже Шпейделя3. Шпейдель привлек к этому делу немецкого шпиона Ганса Эриха Хаака и агента геринговской секретной службы хорватского террориста Ванчо Михайлова. Тщательно подготовленная злодейская акция, зашифрованная под названием «Меч Тевтонов», была осуществлена 9 октября 1934 г.4. В этот день в Марселе от выстрелов фашистского убийцы усташа Килемана пали югославский король Александр, прибывший с официальным визитом во Францию для переговоров, связанных с Восточным пактом, и встречавший его Барту.
Убийство Барту нанесло серьезный удар делу мира. Фашисты знали, в кого целили,— был уничтожен самый горячий сторонник идеи коллективной безопасности из числа буржуазных политических деятелей. «Кто знает,— писала 11 октября 1934 г. фашистская газета «Берлинер бёрзенцайтунг»,— какие средства пытался бы пустить в ход этот старик с сильной волей... Но костлявая рука смерти оказалась сильнее дипломатической воли Барту. Смерть появилась в надлежащий момент и оборвала все нити».
Убийство Барту ослабило также ряды сторонников национальной внешней политики во Франции. Преемником Барту на посту министра иностранных дел
1 См. Documents on British Foreign Policy 1919—1939. Second Series, vol. VI, p. 769.
2 Foreign Relations of the United States of America. Diplomatic Papers. The Soviet Union
1933—1939, p. 226.
3 Ныне командующий войсками НАТО в центральной зоне Европы.
4 См. «Neues Deutschland», 19. Juli 1957.
стал Пьер Лаваль — одна из наиболее отвратительных фигур среди тех французских политических деятелей, которые по праву заслужили клеимо «могильщиков Франции».
Лаваль прежде всего постарался похоронить Восточный пакт и прийти к соглашению с фашистскими державами. Он носился с мыслью заключить тройственный гарантийный пакт в составе Франции, Польши и Германии, что полностью соответствовало антисоветским устремлениям германского и польского правительств. Однако советская дипломатия настояла на заключении 5 декабря 1934 г. соглашения, в kotoJ*om правительства СССР и Франции обязывались приложить все усилия для осуществления проекта Восточного пакта о взаимной помощи. Оба правительства обещали также не вступать в переговоры с другими державами о заключении каких бы то ни было соглашений, могущих помешать подготовке и заключению Восточного пакта или не соответствующих его духу и целям *.
Но идею Восточного пакта так и не удалось осуществить. Под нажимом правительств Англии и Германии, а также под влиянием позиции, занятой США, страны Восточной Европы одна за другой стали отказываться от участия в пакте. Тогда Советское правительство предложило заключить двусторонний советско-французский пакт о взаимной помощи.
Французская прогрессивная общественность горячо поддержала советское предложение, в котором увидела путь к спасению своей страны от германской агрессии. Правящие круги Франции, делая вид, что они идут навстречу требованиям масс, согласились заключить договор с Советским Союзом. Но они руководствовались при этом коварными намерениями. В их планы не входил действительный союз с СССР. Они только хотели связать Советский Союз, чтобы помешать улучшению его отношений с Германией.
2 мая 1935 г. в Париже был подписан договор между Францией и СССР о взаимной помощи в случае возможного нападения агрессоров. Статья 2 договора устанавливала, что, если «СССР или Франция явилась бы, несмотря на искренне мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку»2.
Общественность Франции приветствовала заключение советско-французского договора, понимая, что он отвечает делу обеспечения мира и безопасности в Европе, жизненным интересам и национальной независимости Франции.
Однако французское правительство, заключив под давлением широких масс договор с СССР, рассматривало это лишь как временный маневр. Французские империалисты не собирались всерьез выполнять обязательства, вытекавшие из договора. Они хотели, по выражению французских дипломатов, «провести тур вальса с СССР», чтобы затем на более выгодных условиях договориться с Гитлером, «канализировать» фашистскую агрессию на Восток, против Советского Союза. Лаваль говорил германскому послу в Париже: «Передайте вашему правительству, что я всегда готов в случае необходимости отказаться от франко-советского пакта, чтобы заключить широкий франко-германский пакт»3.
Продолжая укреплять свои отношения с Германией, французское правительство в 1936 г. предприняло далеко идущие закулисные переговоры с ней, направленные против СССР. В соответствии с французским законодательством франко-советский договор не требовал обязательной ратификации парламентом и мог быть введен в действие президентским актом. Тем не менее Лаваль внес его на ратификацию, которая затянулась почти на год (обмен ратификационными грамотами
1 См. Внешняя политика СССР. Сборник документов, т. III, стр. 761—762.
2 Внешняя политика СССР. Сборник документов. Т. IV. М., 1946, стр. 30.
3 Genevieve Т a b о u i s. Vingt ans de «suspense» diplomatique. Paris, 1958, p. 237.
87
состоялся в Париже 27 марта 1936 г.) г. Договор следовало дополнить военной конвенцией, необходимость которой во время переговоров c Советским Союзом признавала и французская сторона. Но всего лишь два дня спустя после подписания франко-советского договора тогдашний начальник генерального штаба Гамелен договорился с министерством иностранных дел Франции о том, что «вопрос о методах франко-русского военного сотрудничества в настоящее время обсуждаться не будет» 2. Все попытки правительства СССР обсудить конкретные стороны взаимных обязательств с Францией наталкивались на противодействие ее правительства. Несмотря на это, выдающийся советский военный деятель Б. М. Шапошников, вскоре ставший начальником Генерального штаба Красной Армии, уже готовил по заданию Центрального Комитета партии и Советского правительства план действий Советских Вооруженных Сил для оказания военной помощи Франции в случае нападения на нее Германии.
16 мая 1935 г. был подписан также договор о взаимопомощи между СССР и Чехословакией, народные массы которой понимали, что действительной гарантией национальной независимости их страны может быть только союз с СССР. Статья 2 договора устанавливала, что, если СССР или Чехословакия «явились бы, несмотря на искренне мирные намерения обеих стран, предметом невызваниого нападения со стороны какого-либо европейского государства, Республика Чехословацкая и взаимно Союз Советских Социалистических Республик окажут друг другу немедленно помощь и поддержку» 3.
Однако буржуазное правительство Чехословакии потребовало сделать оговорку, согласно которой обязательства сторон вступали в силу только в том случае, если свои обязательства выполнит и Франция4. Эта оговорка явно свидетельствовала о том, что чехословацкое правительство, так же как и правительство Франции, меньше всего Думало о выполнении договора. Спустя 13 лет руководитель Коммунистической партии Чехословакии Клемент Готвальд говорил, что «эта оговорка была включена в договор усилиями здешних реакционных кругов, которые еще и сегодня стыдятся того, что Советский Союз является нашим верным союзником» 5.
Чехословацкое правительство рассматривало заключение договора только как временный маневр, необходимый для укрепления его внешнеполитических позиций, и неизменно отклоняло неоднократные предложения Советского Союза дополнить договор военной конвенцией, устанавливающей взаимные обязательства на случай агрессии против одной из сторон.
Весьма характерно в связи с этим заявление, сделанное президентом Чехословакии Бенешем в беседе с английским посланником в Праге Ньютоном в мае 1938 г., когда над Чехословакией уже начали сгущаться тучи германской агрессии. «Отношения Чехословакии с Россией всегда имели и будут иметь второстепенное значение,— утверждал Бенеш,— они будут зависеть от отношений Франции и Великобритании. Только наличие франко-русского союза сделало возможным современный союз Чехословакии с Россией. Если же, однако, Западная Европа отвернется от России, Чехословакия также от нее отвернется» 6. Признавая, что СССР нужен «в качестве противовеса» Германии, Бенеш заявил, что он всегда был против «чрезмерного влияния России в Центральной Европе» 7.
В то время как правительства Франции и Чехословакии, подписав договоры о взаимной помощи с СССР, думали о том, как бы избежать их выполнения, Советский Союз искренне стремился обеспечить безопасность не только для себя, но и для
1 См. АВП СССР, ф. 136, оп. 20, д. 365, п. 24, л. 156.
2 Gamelin. Servir. T. II. Paris, 1946, p. 166.
3 Внешняя политика СССР. Сборник документов, т. IV, стр. 37.
4 См. Архив МО СССР, ф. 1, оп. 2092, д. 47, лл. 11 — 12.
5 Klement G о t w a 1 d. Se Sovetskym Svazem na vecne easy. Praha, 1948, s. 52.
6 Documents on British Foreign Policy. Third Series, vol. I. London, 1949, p. 314.
7 T a m же, стр. 315. . ,
88
всех других стран. Еще до заключения договоров с Францией и Чехословакией Советское правительство прилагало все усилия к укреплению безопасности соседних государств. В апреле 1934 г. СССР предложил Германии подписать протокол, гарантирующий независимость прибалтийских стран и обязывающий его участников воздерживаться от прямых или косвенных действий, направленных против любой из этих стран, но Германия отклонила советское предложение. Правительство Польши заявило о своей солидарности в этом вопросе с немецкими фашистами 1.
Вызывающие акции ги!леровского правительства, рвавшего свои международные обязательства, не встречали противодействия со стороны правящих кругов США, Англии и Франции. Формальные протесты, делавшиеся английским и французским правительствами, были явно рассчитаны на обман общественного мнения. Одновременно западными дипломатами был выдвинут фальшивый довод в защиту вооружения Германии. Адвокаты гитлеровцев утверждали, что Германия лишь осуществляет свое законное право на равенство с другими странами в области вооружения. Эту позицию разделяло и польское правительство 2.
Только Советское правительство, осуждая действия Германии, обращало внимание на то, что введение фашистским правительством всеобщей воинской повинности создаст реальную угрозу миру в Европе.
Советский Союз честно и добросовестно выполнял свои обязательства перед Францией и Чехословакией. Когда Германия ремилитаризировала Рейнскую зону, мотивировав это тем, что заключением пакта о взаимной помощи с СССР Франция якобы нарушила Локарнский договор, Советское правительство заявило, что оно готово оказать всяческую помощь Франции, если она после выступления в защиту мира подвергнется нападению Германии. Советское правительство указывало, что договор о взаимной помощи между СССР и Францией «не содержит никаких ограничений» в отношении тех условий, при которых должна быть оказана взаимная помощь3, оно не искало в тексте договора с Францией каких-либо лазеек, чтобы избежать выполнения своих обязательств перед нею, а, напротив, стремилось сделать больше того, что требовалось формальными условиями договора»
Можно с полной уверенностью сказать, что договоры СССР с Францией и Чехословакией могли служить надежным фундаментом общеевропейской системы коллективной безопасности. Честное выполнение этих договоров всеми их участниками, поддержка политики коллективной безопасности другими европейскими государствами закрыли бы путь для немецко-фашистской агрессии, и народы Европы были бы избавлены от бедствий второй мировой войны.
Но правительства Франции и Чехословакии не захотели идти по пути укрепления мира. Они внимательно прислушивались к требованиям гитлеровских авантюристов, добивавшихся устранения всех препятствий, мешающих осуществлению их завоевательных планов. Германское правительство настаивало на расторжении Францией и Чехословакией договоров с СССР, на проведении всеми капиталистическими странами политики изоляции Советского Союза. Правительства Франции и Чехословакии пошли навстречу этим требованиям агрессора, оставив без применения свои договоры с СССР, чем свели их значение на нет. В результате подобной политики Чехословакия и Франция оказались жертвами немецко-фашистской агрессии.
Сложившаяся международная обстановка ставила СССР перед необходимостью одновременно с усилением борьбы за сохранение и упрочение мира принять действенные меры по укреплению своей обороны. Центральный Комитет Коммунистической партии и Советское правительство, учитывая возраставшую опасность войны, делали все необходимое для развития экономического и оборонного потенциала СССР, укрепления Красной Армии, Военно-воздушных сил и Военно-Морского Флота.
1 См. АВП СССР, ф. 0122, оп. 18, д. 697, п. 168, л. 206.
2 См. там ж е, л. 240.
3 См. Внешняя политика СССР. Сборник документов,!. IV, стр. 11.
3. Развитие Советских Вооруженных Сил
Воспитанные Коммунистической партией на ленинских идеях защиты социалистического Отечества, Советские Вооруженные Силы совершенствовались с развитием советского общества. Окруженные вниманием и заботой всего советского народа, они бдительно оберегали границы своей Отчизны от вражеской агрессии.
Проводя миролюбивую внешнюю политику, Советский Союз определял численность своих Вооруженных Сил, исходя из тех размеров, которые диктовались интересами обороны.
После окончания гражданской войны Советское правительство демобилизовало основной состав армии и провело ее реорганизацию. В результате этого в рядах Красной Армии и Военно-Морского Флота к 1927 г. находилось 586 тыс. человек.
Успехи социалистического строительства создали необходимые условия для совершенствования Вооруженных Сил, Уже к 1929 г. завершилась перестройка Красной Армии, была введена новая организация войск с учетом опыта последних войн. Однако к этому времени наша армия значительно уступала в количестве и качестве вооружения и боевой техники армиям крупнейших буржуазных государств, что объяснялось экономической отсталостью страны, унаследованной от царской России.
Стрелковое оружие и боевая техника мало отличались от техники, применявшейся в первой мировой войне. Имевшегося вооружения было совершенно недостаточно. Всего в Красной Армии насчитывалось к 1929 г. около 26 тыс. станковых пулеметов, 7 тыс. орудий разных калибров, 200 танков и бронемашин, 1000 боевых самолетов старой конструкции. Авиационные, бронетанковые и технические части составляли тогда около 10 процентов от численности Вооруженных Сил СССРх.
Империалистические государства, усиленно готовясь к войне, к нападению на СССР, совершенствовали вооружение своих армий, оснащали их новыми танками и самолетами. Вот почему советскому народу в первую очередь необходимо было перевооружить свою армию современной боевой техникой и повысить общий уровень ее моторизации и механизации.
В решениях XV съезда партии указывалось на необходимость всемерного укрепления обороноспособности страны.
В первой пятилетке намечалось довести численность Советских Вооруженных Сил и оснащенность их решающими средствами борьбы — артиллерией, танками и авиацией — до уровня, не уступающего на главном театре войны армиям возможных противников. Во второй пятилетке ставилась задача создать такие Вооруженные Силы по их численности, мощи вооружения и боевой готовности, чтобы можно было обеспечить оборону против коалиции крупнейших капиталистических стран на нескольких фронтах2.
Агрессия японского империализма на Дальнем Востоке и приход к власти фашизма в Германии осложнили международную обстановку. Это вынудило Советское правительство увеличить численность Вооруженных Сил СССР, которая к 1937 г. была доведена до 1 433 тыс. человек.
Одновременно улучшалось техническое оснащение войск. Только на основе развития тяжелой промышленности можно было укрепить обороноспособность государства, провести техническое перевооружение армии и флота, обеспечить их в необходимом количестве новейшими средствами борьбы. Однако в решении этой задачи имелись огромные трудности. Не было опыта производства танков, самолетов, моторов, не было подготовленных кадров инженеров, рабочих, конструкторов.
Эти трудности постепенно преодолевались. Коммунистическая партия вырастила и воспитала многочисленные кадры конструкторов и изобретателей. Неутомимо
1 См. Архив МО СССР, ф. 1, оп. 2089, д. 359, лл. 38—40.
2 См. т а м же, оп. 1762, д. 66, лл. 192—196.
90
работая на благо социалистической Родины, они использовали свое высокое мастерство, замечательный творческий талант для решения новых задач технического оснащения Вооруженных Сил СССР. В годы первых пятилеток появились автоматические винтовки, ручной пулемет системы Дегтярева и пулеметы специального назначения: танковые, авиационные и зенитные.
Существовавшие в нашей армии старые артиллерийские системы были модернизированы: удлинялись стволы, совершенствовались лафеты, устанавливались полуавтоматические и автоматические затворы, особенно в зенитных орудиях, и более совершенные прицельные приспособления, увеличивалась начальная скорость снарядов, им придавалась более обтекаемая форма. Все это существенно улучшило тактические и баллистические свойства орудий, повысило их скорострельность и дальнобойность. Так, например, после проведенной конструктором Н. В.Сидоренко модернизации 76-мм дивизионной пушки ее дальнобойность повысилась с 8500 до 13 тыс. метров.
Оснащение Красной Армии новыми артиллерийскими системами началось с 1931 г. Советские конструкторы В. Г. Грабин, И. И. Иванов, Ф. Ф. Петров, Б. И. Шавыриы и другие создали оригинальные орудия различных калибров, мощностей и назначений. В 1931 г. на вооружение поступили 203-мм гаубица большой мощности и 122-мм пушка. Дальность огня этой пушки была доведена к 1937 г. до 20 километров. В 1932 г. появилась 45-мм противотанковая пушка, угол горизонтального обстрела которой доходил до 60 градусов. Новая противотанковая пушка того же калибра образца 1937 г. могла пробивать броню боевых машин всех типов, состоявших в то время на вооружении армий буржуазных государств.
В 1932 г. была создана 45-мм танковая пушка с дублированным оптическим прицелом — телескопическим и перископическим. Тогда же на вооружение поступила новая 76,2-мм танковая пушка, предназначавшаяся для установки на тяжелом танке.
Зенитные артиллерийские части получили новую 76,2-мм зенитную пушку с досягаемостью по высоте около 9500 метров. Широко внедрялись в зенитную артиллерию специальные приборы управления огнем, благодаря чему все измерения и расчеты автоматизировались, а вероятность поражения цели повышалась.
Одновременно с улучшением качества стрелкового и артиллерийского вооружения росло и его количество. На 1 января 1934 г. на вооружении армии было 51 тыс. пулеметов и 17 тыс. артиллерийских орудий, а к 1 января 1939 г. количество пулеметов и орудий соответственно увеличилось до 77 тыс. и 45 7901. В годы первых двух пятилеток в нашей стране была создана прочная промышленная база и подготовлены необходимые технические кадры, которые с учетом достижений науки и техники решали задачи развития всех родов войск.
Партия и правительство считали необходимым осуществить моторизацию артиллерии. Уже во второй пятилетке благодаря успехам нашей тракторной промышленности представилась возможность приступить к переводу корпусной артиллерии и артиллерии тяжелых систем с конной тяги на механическою. На вооружение артиллерийских частей, и в первую очередь частей 1-й и 2-й Дальневосточных армий, начали поступать тракторы «Комсомолец», СТЗ-5, ЧТЗ-60, ЧТЗ-65 и «Коминтерн»2.
Достигнутые успехи в развитии и совершенствовании стрелкового и артиллерийского вооружения позволили значительно повысить огневую мощь всех родов войск Красной Армии.
В стране налаживалось и производство танков. В начале 30-х годов были окончательно сняты с вооружения все танки иностранных типов, а также устаревшие и изношенные малые танки МС-1 и начат серийный выпуск отечественных танков.
Lew
Всего сообщений: 2820
Зарегистрирован: 21.04.2019
Образование: высшее естественно-научное
Политические взгляды: пофигистические
 Re: СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945

Сообщение Lew »

Foxhound: 09 июн 2021, 19:57 нет, лева, на нормальных форумах за такое благодарят пользователя за активность и размещение содержательного материала. вот что лично вы оставили полезного в этой ветке?
я не понял, foxhound, вы на этом форуме в качестве кого?
с какого перепуга вы возомнили, что можете тут выступать в качестве судьи и грубо нарушать правила форума?

не много на себя берёте?
Foxhound
Всего сообщений: 616
Зарегистрирован: 20.07.2019
Образование: школьник
 Re: СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945

Сообщение Foxhound »

Lew: 09 июн 2021, 20:04 я не понял, foxhound, вы на этом форуме в качестве кого?

в данный момент в качестве собеседника демагога. незавидная роль, спору нет.
по теме вам есть что сказать или как всегда? ах, как всегда... ну... неудивительно.
Foxhound
Всего сообщений: 616
Зарегистрирован: 20.07.2019
Образование: школьник
 Re: СУТЬ СТРАТЕГИИ ВОЙНЫ 1941-1945

Сообщение Foxhound »

В 1931 г. на вооружение поступают танкетки Т-27 и легкие танки Т-26 и БТ, в следующем году — средние трехбашенные машины Т-28 и плавающие танки Т-37, впоследствии замененные танками Т-38, а в 1933 г.— тяжелые пятибашенные танки Т-35. По своим боевым свойствам эти машпны не уступали соответствующим зарубежным образцам.
Качество поступавших на вооружение танков непрерывно совершенствовалось: успливалась их броневая защита, повышалась мощь вооружения, улучшалась конструкция агрегатов. Особенно большой модернизации подвергся танк БТ. Если толщина его брони в лобовой части в 1931 г. достигала 13 миллиметров, то в 1935 г. она была доведена до 20 миллиметров. Вместо 37-мм пушки, наводившейся на цель с помощью плечевого упора, устанавливались 45-мм, а на некоторых танках 76,2-мм пушки с оптическим прицелом. На командирских машинах были смонтированы радиостанции, что значительно облегчило управление частями и подразделениями.
За годы первой пятилетки было произведено свыше 5 тыс. танков1.
В это время капиталистические государства, и особенно Германия, усиленно готовясь к войне, создавали новые, более совершенные танки. Поэтому для дальнейшего укрепления Красной Армии важно было создать новые типы танков, обладающих быстроходностью, высокой огневой мощью и сильной броней, перевести танковый парк с бензиновых двигателей на дизели.
В 1938 г. наши конструкторы начали проектировать однобашенные средние и тяжелые танки с мощным бронированием, что означало переход к более высокой ступени в развитии отечественного танкостроения.
Огромное внимание уделяла Коммунистическая партия Военно-воздушным силам. В постановлении ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 г. указывалось, что необходимо постоянно улучшать качество авиационной техники, чтобы довести ее до уровня техники передовых капиталистических стран, и всемерно готовить научно-конструкторские кадры, особенно в моторостроении2.
На первую пятилетку в области строительства авиации были поставлены следующие задачи: создать свою отечественную авиационную промышленность; снять с вооружения все иностранные типы самолетов и заменить их самолетами отечественного производства; резко увеличить количество самолетов в составе советских Военно-воздушных сил, в особенности бомбардировщиков.
Для успешного решения этих задач нужно было широко развернуть научно-исследовательские работы. Созданные ранее в СССР институты аэрогидродинамический (ЦАГИ) и авиационного моторостроения (ЦИАМ) стали крупнейшими центрами научной мысли во всех областях авиационного строительства. Научно-исследовательская и конструкторская работа по созданию самолетов и моторов проводилась не только в институтах, но и непосредственно на производстве.
В результате напряженной созидательной работы коллективов талантливых советских конструкторов, возглавляемых А. А. Архангельским, Д. П. Григоровичем, С. В. Ильюшиным, С. А. Лавочкиным, В. М. Петляковым, H. H. Поликарповым, А. Н. Туполевым, А. С. Яковлевым и другими, Военно-воздушные силы получили разнообразные типы самолетов разведывательной, бомбардировочной, штурмовой, истребительной авиации. В это время были приняты на вооружение и начался серий-J ный выпуск самолетов-истребителей И-5, тяжелых бомбардировщиков ТБ-1 и ТБ-3, легких бомбардировщиков и разведчиков Р-5. Но, несмотря на успехи в развитии авиации, в первой пятилетке не удалось добиться высоких по тому времени летно-тактических показателей самолетов, особенно по скорости и высоте. Большие трудности имелись в освоении производства авиационных моторов.
1 См. Архив МО СССР, ф. 38, оп. 1728, д. 23, лл. 192—193.
2 См. КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза Сборник документов. М.,Госполит-
издат, 1958, стр. 320.
92 *
В годы второй пятилетки на вооружение авиационных частей поступили бомбардировщики ДБ-3, СБ-3, истребители И-15, И-16, а также самолеты штурмовой авиации1.
Новые машины оснащались мощным вооружением, различными приборами, в том числе и для ночных полетов, что повышало их боевые свойства и возможности. Скорость и высота полета нашей авиации увеличились в 1,5—2 раза. Дальность полета и грузоподъемность бомбардировщиков возросли в 3 раза. За годы второй пятилетки количество самолетов в строю увеличилось более чем вдвое2. Но качество имевшихся на вооружении самолетов все еще не в полной мере отвечало предъявляемым требованиям.
Изменилось и соотношение видов авиации. Если в 1929 г. преобладали разведывательные самолеты, составлявшие около 82 процентов боевых машин, то вскоре соотношение резко изменилось в пользу бомбардировщиков и истребителей.
Соотношение видов авиации3
(в процентах)

Гс ДЫ
Виды авиации 1934 1938
Бомбардировщики и штурмо
вики 48,8 51,9
Истребители 25,0 38,6
Разведчики 26,2 9,5

Увеличение количества самолетов-бомбардировщиков и штурмовиков отвечало тем взглядам, которые утвердились к тому времени в области боевого использования авиации.
Германия и Япония, готовясь к войне, усиленно развивали бомбардировочную авиацию. Так, в Германии удельный вес бомбардировщиков во всей авиации составлял в 1939 г. 57 процентов4. Поэтому вполне понятно то внимание, которое уделялось в нашей стране развитию важнейших видов боевой авиации и увеличению численности самолетного парка. В творческом содружестве рабочие, инженеры, конструкторы и летчики создавали новую авиационную технику. За сравнительно короткий срок Военно-воздушные силы значительно возросли.
Партия и правительство прилагали все усилия к тому, чтобы совершенствовать технику Вооруженных Сил с учетом требований современной войны. За годы второй пятилетки значительно повысилось техническое оснащение специальных родов войск. На вооружении инженерных частей появились новые переправочные средства, компрессорные установки, а также дорожные, землеройные и другие машины, ускорявшие строительство различных оборонительных сооружений. Но оснащение войск этими машинами оставалось недостаточным.
Войска связи пополнились более совершенными радиостанциями, телефонами, аппаратами, необходимыми для организации управления частями и соединениями в условиях современной войны. Однако промышленность еще не могла полностью удовлетворить потребности армии в средствах связи. Решение этой задачи предусматривалось в третьей пятилетке.
1 См. Архив МО СССР, ф. 1, оп. 2082, д. 1466, лл- 21—22.
2 См. там же, лл. 14—18.
3 См. там же, лл. 19—20.
4 См. там же,лл. 14—18.
93
За годы первых двух пятилеток под руководством Коммунистической партии был сделан решающий шаг в области технического перевооружения Красной Армии. Преодолевая огромные трудности, советский народ создал мощную индустриальную базу для производства современных видов вооружения. Из технически отсталой Красная Армия превратилась в современную армию, способную защитить первое в мире социалистическое государство.
Мероприятия партии и правительства по укреплению обороноспособности Советского государства охватывали и Военно-Морской Фяот. К концу 1928 г. были •восстановлены все наиболее ценные в боевом отношении корабли, оставшиеся от царской России и сохранившиеся после гражданской войны и иностранной интервенции. На вооружение флота стали поступать новые корабли — торпедные катера и подводные лодки, созданные советскими конструкторами. По решению правительства в 1932 г. началось строительство Тихоокеанского флота, а в 1933 г.— Северного. Однако строительство Военно-Морского Флота отставало от масштабов и темпов роста других видов Вооруженных Сил. Выступая на XV11 съезде ВКП(б), Народный комиссар обороны К. Е. Ворошилов указывал, что флот еще не отвечает всем требованиям безопасности СССР, и выдвинул задачу — ускорить его развитие1. Для этого необходимо было развивать отечественное судостроение. Имевшиеся в Ленинграде и Николаеве судостроительные заводы не могли выполнить всех военных заказов. На Севере же и Дальнем Востоке судостроительную промышленность приходилось создавать заново.
Во второй пятилетке судостроительная промышленность достигла значительных успехов. В строй вводятся новые корабли различных классов. В 1938 г. судостроительные заводы СССР дали флоту в 5 раз больше кораблей (по водоизмещению), чем в среднем за год во второй пятилетке. Уже к 1939 г. благодаря усилиям рабочих, техников, инженеров, конструкторов и ученых наша страна могла успешно решать задачи современного судостроения. Пополнение Военно-Морского Флота как подводными, так и надводными кораблями повысило его боевую мощь и укрепило оборону морских рубежей Советского Союза.
Боеспособность армии и флота зависит не только от техники, роль которой неизмеримо возросла в современной войне, но и от людей, способных управлять ею. В связи с техническим перевооружением армии встал вопрос о подготовке квалифицированных, технически и политически грамотных военных специалистов. В постановлении ЦК ВКП(б) от 5 июня 1931 г. «О командном и политическом составе РККА» говорилось: «ЦК считает основной, решающей сейчас задачей в деле дальнейшего повышения боеспособности армии — решительное повышение военно-технических знаний начсостава, овладение им в совершенстве боевой техникой и сложными формами современного боя»2.
Многие буржуазные военные деятели утверждали тогда, что Советское государство не справится с задачей подготовки военно-технических кадров. Действительно, задача создания кадров социалистического государства была трудной. Но преимущества советского строя предоставляли необходимые условия для ее решения.
На основе технического роста страны и проведения культурной революции партия и правительство широко развернули подготовку военных кадров. Были ^открыты новые учебные заведения. Только за годы первой пятилетки число авиационных, танковых, а также инженерных и других технических училищ увеличилось в 6 раз. В 1933 г. курсанты военно-технических училищ составляли 63,5 процента общего числа слушателей военных училищ3. В военные училища отбирались юноши, окончившие 7—8 классов, самые подготовленные, морально стойкие, главным образом комсомольцы, достойные стать советскими офицерами.
1 См. XVII съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М., Партиздат, 1934, стр. 230.
2 КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза, стр. 326.
3 См. К. Е. Ворошилов. Статьи и речи. М., Партиздат, 1936, стр. 577.
94
Советская власть открыла путь нашей талантливой молодежи в военные учебные заведения, к получению офицерских званий. В капиталистическом обществе эти звания являются привилегией господствующих классов.
Растущая потребность в командных и технических кадрах привела к дальнейшему расширению сети военно-учебных заведений. К концу второй пятилетки средний командный и начальствующий состав для Советских Вооруженных Сил готовили 75 военных училищ, в том числе 18 — для авиации, 7 — для флота, 11 — для артиллерии, 9 — для бронетанковых войск1.
Все военные училища получили современное учебное оборудование, с помощью которого курсанты лучше овладевали знаниями, учились применять новую боевую технику и вооружение. Тысячи подготовленных, политически грамотных и безгранично преданных социалистической Родине молодых командиров вышли из стен военных училищ. Рост кадров командного и технического состава происходил также за счет наиболее успевавших в боевой и политической подготовке младших командиров. Им была предоставлена возможность сдавать испытания на звания среднего начсостава с присвоением успешно выдержавшим экзамены таких же прав, как и окончившим военные школы.
В условиях технической реконструкции Вооруженных Сил повысились требования к политическим работникам. В постановлении ЦК ВКП(б) «О командном и политическом составе РККА» указывалось, что для политработников особое значение приобретает повышение их военных знаний 2. Приказом Реввоенсовета СССР от 10 декабря 1932 г. создаются четыре военно-политические школы и курсы усовершенствования среднего политсостава, явившиеся основным источником пополнения кадров политических работников армии и флота.
Большое значение партия и правительство придавали подготовке специалистов с высшим военным образованием, увеличению числа военных академий и факультетов.
С началом широкого развертывания в 1930 г. отечественного танкостроения в Военно-технической академии имени Ф. Э. Дзержинского образовался факультет механизации и моторизации. На базе этого факультета и Московского автотракторного института имени М. В. Ломоносова в мае 1932 г. создается Военная академия механизации и моторизации Красной Армии. В том же году основываются Военно-электротехническая и Военно-транспортная академии. Военно-морское инженерное училище было преобразовано в высшее военно-морское учебное заведение.
Старшие курсы в новых военно-технических академиях укомплектовывались студентами, обучающимися родственным специальностям на соответствующих курсах гражданских институтов, что обеспечивало быструю подготовку кадров для армии и военной промышленности.
Для подготовки высококвалифицированных специалистов военного хозяйства из состава Военной академии имени М. В. Фрунзе был выделен факультет тыла и снабжения. В 1935 г. на его базе образовалась Военно-хозяйственная академия.
В 1936 г. была создана Академия Генерального штаба для подготовки высших командных кадров Красной Армии. Спустя два года Академия стала выпускать своих воспитанников. Военно-политическая академия и созданный при ней заочный факультет готовили кадры с высшим военно-политическим образованием.
Заочное и вечернее обучение командного и начальствующего состава повышало военную квалификацию офицеров и способствовало лучшему выполнению ими своих служебных обязанностей.
В военных академиях совершенствовались старые и разрабатывались новые образцы боевой техники и вооружения, изыскивались наиболее действенные способы их применения. Разработанные академиями учебные материалы служили ценным
1 См. Архив МО СССР, ф. 1, оп. 2103, д. НО, л. 119.
2 См. КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза, стр. 326.
95
пособием для подготовки войск и курсантов военных училищ, способствовали распространению в войсках правильных, научно обоснованных взглядов на использование различных родов войск в современной войне.
В итоге всех проведенных мероприятий Красная Армия к концу второй пятилетки получила много командиров, специалистов с широким военно-техническим и политическим кругозором. Среди командиров корпусов было 48,9 процента окончивших академии, 51,1 процента окончивших курсы усовершенствования начальствующего состава; среди командиров дивизий соответственно — 63,3 и 36,7 процента. 95,9 процента всех командиров корпусов, 93 процента командиров дивизий и бригад и 87 процентов командиров полков были членами Коммунистической партии1.
Достигнутые успехи в военной и политической подготовке командных кадров позволили перестроить боевую выучку войск с учетом новой техники и вооружения. Боевая подготовка в армии и на флоте была направлена на освоение личным составом поступающей техники и вооружения. Овладеть новейшими средствами современной борьбы было нелегко. Но решение этой задачи облегчалось тем, что армия и флот из года в год пополнялись все более грамотными людьми, знающими технику. Такие воины относились к боевой технике с большой любовью и интересом. Под руководством командиров они настойчиво изучали пулеметы, орудия, танки, на полевых занятиях и учениях приобретали практические навыки.
Степень подготовленности войск к решению оперативно-тактических задач проверялась на крупных двусторонних учениях или маневрах, проводимых в конце летнего периода обучения. Учения в Киевском и Московском военных округах в 1935—1936 гг. показали, что войска достигли положительных результатов в ведении боя с применением большого количества новой техники. Вместе с тем на учениях были вскрыты и серьезные недостатки в боевой подготовке.
Личный состав частей и соединений оказался слабо подготовленным к боевым действиям в сложных условиях. Штабы не всегда справлялись с трудной задачей организации взаимодействия родов войск в бою, а некоторые командиры неумело руководили органами управления и тыла.
Основная причина этих недочетов состояла в том, что при обучении войска ориентировали на возможность легкой победы над «слабым» противником и не приучали преодолевать трудности современного боя. В некоторых случаях в тактической подготовке частей и соединений допускались упрощения и условности, которые отрицательно сказывались на боевой выучке.
Вышедший в 1936 г. новый Временный полевой устав Красной Армии значительно помог в перестройке методов обучения войск. Для повышения качества боевой подготовки и мобилизационной готовности частей и соединений вся армия была переведена на кадровое положение. Переход к кадровой системе комплектования войск, завершенный в 1938 г., был необходим, как указывал К. Е. Ворошилов, «для приведения армии в соответствие с новыми условиями отмобилизования тактико-стратегическими задачами нашей Красной Армии и потребностями обороны Государства»2.
Бронетанковые и механизированные войска становились самостоятельным родом войск Красной Армии. В мае 1930 г. создается первая советская механизированная бригада. Ей было присвоено имя одного из выдающихся командиров-танкистов К. Б. Калиновского. На базе этой бригады впервые в мировой военной практике был сформирован в 1932 г. советский механизированный корпус имени К. Б. Калиновского. К 1 мая 1933 г. в Красной Армии имелось два таких механизированных корпуса и шесть отдельных механизированных бригад. С 1934 по 1938 г. количество танковых и механизированных частей увеличилось на 180 процентов, а общий рост моторизации армии составил 260 процентов3.
1 См. Архив МО СССР, ф. 2, оп. 2103, д. 110, лл. 1—30.
2 XVIII съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М., Госполитиздат, 1939, стр. 190—191.
3 См. Архив МО СССР , ф. 1, оп. 2082, д. 1466, лл. 4—7.
96
Изменилась организационная структура Военно-воздушных сил. Если до 1929 г. в их составе преобладали преимущественно отряды и эскадрильи разведывательной авиации, то в результате успешной работы авиационной промышленности представилась возможность создать однотипные по своей организации истребительные, штурмовые, легкобомбардировочные и тяжелобомбардировочные полки и эскадрильи. Во второй пятилетке образовались авиационные корпуса дальнебомбардировочной авиации и три отдельные авиационные армии. Число авиационных частей возросло на 214 процентов1. Впервые Военно-воздушные силы начали подразделяться, в соответствии с их оперативно-стратегическим назначением, на войсковую, армейскую и дальнебомбардировочную авиацию. Последняя предназначалась для самостоятельных действий с целью решения стратегических задач.
Массовое развертывание в стране в начале 30-х годов парашютного и планерного спорта способствовало созданию воздушнодесантных войск. В состав воздуш-нодесантных войск входили: транспортная авиация, десантные полки и бригады, тяжелобомбардировочные эскадрильи и отдельные разведывательные отряды2.
Советская военная наука обобщила опыт учений и маневров Киевского, Белорусского и Московского военных округов, в которых впервые в нашей стране участвовали крупные авиадесанты, и сделала правильные выводы по их боевому использованию в наступательных операциях.
Значительное организационное развитие получила морская авиация. Она состояла из бригад скоростных бомбардировщиков ближнего и дальнего действия, а также из минно-торпедных, истребительных и разведывательных отрядов и эскадрилий3.
Большие изменения в организации родов войск вызвали перестройку высших органов управления Вооруженных Сил. 20 июня 1934 г. ЦИК СССР постановил: «Революционный Военный Совет Союза ССР—Коллегию Народного комиссариата по военным и морским делам — считать ликвидированным»4. Народный комиссариат по военным и морским делам преобразовывался в Народный комиссариат обороны СССР, который возглавил К. Е. Ворошилов. В связи со значительным повышением роли штаба РККА как высшего органа управления Вооруженными Силами страны СНК СССР 22 сентября 1935 г. преобразовал его в Генеральный штаб.
В целях дальнейшего укрепления морских рубежей Советского Союза ЦИК и СНК СССР 30 декабря 1937 г. приняли решение о создании Народного комиссариата Военно-Морского Флота, который должен был разрабатывать планы строительства, вооружения и комплектования Военно-морских сил, руководить боевой и политической подготовкой кораблей и соединений, организовывать ПВО на морских театрах страны, готовить кадры и разрабатывать военно-морские уставы.
В военных округах, флотах и армиях по постановлению ЦИК и СНК СССР от 10 мая 1937 г. были введены военные советы в составе командующего и двух членов. Военный совет округа нес полную ответственность за политико-моральное состояние, постоянную боевую и мобилизационную готовность войсковых частей и военных учреждений, расположенных на территории округа. В 1938 г. создаются Главные военные советы Красной Армии и Военно-Морского Флота. В состав Главного военного совета Красной Армии входили В. К. Блюхер, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов, Л. 3. Мехлис, И. В. Сталин, Б. М. Шапошников, Е. А. Щаденко, в состав Главного военного совета Военно-Морского Флота — Л. М. Галлер, А. А. Жданов, И. С. Исаков, Н. Г. Кузнецов, Г. И. Левченко, П. А. Смирнов и др.5
1 См. Архив МО СССР, ф. 1, оп. 2082, д. 1466, лл. 21—22.
2 См. т а м ж е, ф. 35, on. 27979, д. 4 , л. 134.
3 См. там же, лл. 96—97.
4 ЦГАСА, ф. 4, оп. 3 , д. 3298, л. 76.
5 См. Архив МО СССР, ф. 38, оп. 271082, д. 781, л. 275.
7 История Великой Отечественной войны, т. 1 97
Военные советы рассматривали основные вопросы строительства армии и флота и укрепления политико-морального состояния личного cociaBa. Перестройка высших органов военного управления, проведенная Центральным Комитетом партии и Советским правительством, способствовала укреплению обороноспособности нашего государства.
Строя мощную Красную Армию и Военно-Морской Флот и неустанно заботясь об их техническом оснащении и боевом обучении, Коммунистическая партия всегда уделяла большое внимание политическому воспитанию советских воинов, воспитанию высоких морально-боевых качеств у всего личного состава Советских Вооруженных Сил. Партия исходила при этом из указаний В. И. Ленина о том, что политическая сознательность воинов, их высокий моральный дух являются одним из решающих условии боеспособности армии.
Основная ответственность за коммунистическое воспитание воинов возлагалась на политорганы и партийные организации, которые многое сделали для укрепления воинской дисциплины, совершенствования организаторских способностей командного состава, мобилизации всего личного состава на дальнейшее повышение боеспособности и боеготовности войск.
Теперь, когда Вооруженные Силы страны оснащались новой боевой техникой, партия поставила перед политорганами очень важную задачу —мобилизовать воинов на овладение этой техникой.
Еще в мае 1931 г. по указанию ЦК ВКП(б) было проведено третье Всеармейское совещание секретарей партийных ячеек. Совещание потребовало от коммунистов, чтобы они разъясняли воинам политику Коммунистической партии, ее генеральную линию и тем самым сплачивали их вокруг партии, поднимали на борьбу за высокие показатели в учебе и дисциплине, в овладении боевой техникой и сложнейшими формами современного боя.
В связи с техническим перевооружением армии и огромным политическим и культурным ростом советских воинов политорганам, армейским и флотским партийным организациям необходимо было изменить формы и методы работы.
На улучшение деятельности парторганизаций большое влияние оказали решения XVII съезда ВКП(б) по вопросам партийного строительства. Съезд указывал, что партийные ячейки как по составу, так и по своим задачам и выполняемой работе переросли рамки ячеек старого типа. Поэтому они были преобразованы в первичные организации. Съезд разработал новые положения, расширявшие функции партийных организаций и определявшие главное содержание их деятельности г.
В армии и на флоте первичные партийные организации создавались в частях и на кораблях, а в подразделениях— ротные партийные организации. Они объединяли тогда 269 тыс. коммунистов, что составляло 24,2 процента ко всему личному составу 2.
Перестройка партийных организаций способствовала оживлению всей внутрипартийной работы, повысила ответственность коммунистов за боевую и политическую подготовку частей и кораблей. Коммунисты были активными проводниками идей партии и ее решений. Они разъясняли советским воинам постановления XVII съезда 'ВКП(б), рассказывали им о глубоких социальных преобразованиях в нашей стране и благородных задачах по защите первого в мире социалистического государства. Коммунисты помогали политорганам устранять отдельные факты недисциплинированности и нерадивого отношения к учебе.
Политорганы усилили руководство партийными организациями, стали больше заниматься внутрипартийной работой, воспитанием коммунистов и партактива,
1 См. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций п пленумов ЦК, ч. II,
стр. 769.
2 См Архив МО СССР, ф. 32, оп 15 801, д. 99, лл. 283—287.
организацией партийных собраний. Одновременно политорганы поднимали активность комсомольских организаций, которые непрерывно росли. Если в 1930 г. члены ВЛКСМ составляли 18,2 процента всего личного состава Вооруженных Сил, то в 1934 г. их насчитывалось 23,9, а в 1938 г.—32 процента1. Вместо ранее существовавших комсомольских групп содействия партии в 1930 г. в частях были организованы ячейки ВЛКСМ, которые в 1934 г. по решению XIX пленума ЦК ВЛКСМ были преобразованы в первичные комсомольские организации. Для усиления руководства армейским комсомолом в 1938 г. при Политическом управлении Красной Армии и в округах создаются отделы по работе среди членов ВЛКСМ, а в политотделах соединений вводится должность помощника начальника политотдела по комсомольской работе.
Благодаря изменению организационных форм и методов работы армейские и флотские комсомольские организации получили возможность лучше влиять на жизнь, быт и учебу комсомольцев. Вся их практическая деятельность теперь была направлена на то, чтобы каждый комсомолец овладел техникой, был примером в учебе и дисциплине, стал надежным защитником Родины.
Политорганы и партийные организации помогали комсомольским организациям воспитывать актив, готовить достойных членов ВЛКСМ для вступления в партию.
Большое внимание политорганы и партийные организации уделяли политическому и культурному воспитанию советских воинов. Воины нашей армии всегда принимали активное участие в жизни страны. Красная Армия служила подлинной школой воспитания сознательных строителей социалистического общества и защитников Родины. Она откликалась на все важнейшие мероприятия партии и правительства, участвовала в выборах высших и местных органов власти, в деятельности общественных и государственных организаций. Вся система политической работы в армии и на флоте строилась таким образом, чтобы личный состав всегда был в курсе внутренних и международных событий и с полным сознанием воинского долга выполнял свои задачи.
В армии было немало культурно-просветительных учреждений. Уже в 1934 г. она имела 15 тыс. ленинских уголков, 1336 клубов и 142 Дома Красной Армии. В последующие годы этих учреждений стало еще больше. В 1938 г. насчитывалось свыше 26 тыс. ленинских уголков, 1900 клубов и 267 Домов Красной Армии2. Культурно-просветительные учреждения под руководством политорганов пропагандировали научные, политические и военные знания, распространяли среди воинов книги, журналы, газеты, помогавшие формированию морального и культурного облика бойца и командира. Ежегодно на фабрики и заЕоды, в колхозы и совхозы приходили тысячи демобилизованных воинов, прошедших в армии школу воинского, политического и культурного воспитания, готовых в минуту опасности стать на защиту своей Родины. Среди демобилизованных из армии были шоферы, трактористы, техники, культработники и другие специалисты, которые стремились занять достойное место в рядах строителей социалистического общества. Многие из них избирались председателями сельсоветов, колхозов, кооперативов. В 1930 г. из числа демобилизованных на селе работало 17 500 руководителей колхозов, 25 тыс. трактористов и 14 тыс. счетных работников. В 1936 г. среди уволенных в запас были десятки тысяч трактористов, шоферов, связистов и др. Эти люди служили надежной опорой партии в ее работе по социалистическому преобразованию страны3.
Рост политического и культурного уровня советских воинов, оснащение армии новой боевой техникой предъявляли более высокие требования к командному и политическому составу. В связи с быстрым ростом численности армии к руководству
1 См. Архив МО СССР, ф. 32,оп. 65591, д. 2, лл. 20—25. - ^
2 См. там же, оп. 65584, д. 1466, лл. 14—18.
3 См. там ж е, оп. 1716, д. 6, л. 60.
7* . 99
подразделениями, частями и соединениями пришло много молодых командиров и политработников. Удельный вес новых кадров составлял в 1937 г. в стрелковых частях и соединениях 60 процентов, в мотомеханизированных частях — 45 и в авиационных — 25 процентов 1.
Советские Вооруженные Силы достигли значительных успехов в своем развитии, что беспокоило империалистические круги Запада, вынашивавшие антисове!ские планы. Эти круги в поисках путей к ослаблению Красной Армии использовали Берия и его сообщников для уничтожения многих наиболее опытных и подготовленных командиров и политработников. Таким образом, военные кадры понесли большой ущерб как раз в наиболее ответственный период развития Вооруженных Сил страны. Вместо подвергшихся репрессиям были выдвинуты новые кадры, еще не имевшие достаточного опыта в управлении и руководстве войсками.
В мае 1937 г. Центральный Комитет партии принял решение о введении в армии института военных комиссаров. Это решение было вызвано сложностью обстановки, создавшейся в армии, и необходимостью повысить уровень и качество руководства партийно-политической работой.
«Положение о военных комиссарах Рабоче-Крестьянской Красной Армии», утвержденное ЦИК и СНК СССР 15 августа 1937 г., устанавливало основные задачи, права и обязанности военных комиссаров. В их функции прежде всего должно было входить политическое руководство и непосредственное проведение партийно-политической работы в войсковых частях, соединениях, учебных заведениях, военных учреждениях и управлениях. Введение военных комиссаров в известной мере ограничивало права командира, но не отменяло единоначалия в армии. Положение о военных комиссарах подчеркивало, что как командир, так и комиссар в равной степени несут ответственность за обучение, воспитание и политико-моральное состояние части, «за выполнение воинского долга и военной дисциплины всем личным составом части снизу доверху, за боевую, оперативную и мобилизационную готовность, за состояние вооружения и войскового хозяйства части» (п. 3) 2.
В то же время в Положении было ясно указано, что «командир (начальник) является высшим начальником в подчиненной ему части (соединении, управлении, учреждении и пр.), приказы отдаются от имени командира (начальника) части (соединения, управления, учреждения и пр.) по форме: «приказываю» (п. 12)3.
Таким образом, институт военных комиссаров, введенный в 1937 году, по своей сущности отличался от института военкомов периода гражданской войны.
Если в годы гражданской войны комиссары осуществляли контроль за деятельностью командиров, среди которых имелись специалисты старой армии, то в новых условиях комиссары были призваны помочь руководить войсками командирам, воспитанным Коммунистической партией и Советским государством. Военный комиссар направлял деятельность политорганов, партийных и комсомольских организаций, проявлял заботу об идейно-политическом воспитании командных кадров, поддерживал повседневную связь с местными партийными организациями, укреплял тесные отношения частей и кораблей с заводами, фабриками, колхозами и совхозами.
В годы первых пятилеток в Советских Вооруженных Силах произошли большие изменения. Коммунистическая партия и Советское правительство успешно провели техническую реконструкцию армии и флота на базе непрерывного роста социалистической промышленности страны. Организационная структура армии и ее органы управления были приведены в соответствие с ролью и назначением различных родов войск в современной войне. Перестройка военно-учебных заведений дала
1 См Архив МО СССР, ф. 32, оп. 65 582, д. 40, лл. 196—199.
2 Законодательство об обороне СССР. Воениздат, 1939, стр. 15.
3 Т а м же, стр. 16.
100
возможность партии и правительству подготовить необходимые командные, политические и технические кадры и проводить обучение и воспитание войск с учетом развития военной науки и техники. В итоге первых двух пятилеток Красная Армия стала современной, передовой армией, имеющей прочные основы для своего дальнейшего боевого совершенствования. Она твердо стояла на страже мирного созидательного труда советского народа и в состоянии была защитить нашу Родину от агрессивных действий империалистических государств как на востоке, так и на западе.
* * *
Решающие успехи социалистического строительства в СССР были особенно рельефны на фоне общего кризиса капиталистической системы. Депрессия особого рода, пришедшая на смену экономическому кризису 1929—1933 гг., вызвала усиление всех противоречий империализма, свидетельствуя о неизлечимости капиталистической экономики. Рост фашизма в Германии и Италии, наметившийся блок агрессивных государств, все большее нарастание угрозы новой войны, которую правящие круги США, Англии и Франции во что бы то ни стало хотели направить против Советского Союза,— все это накладывало свой отпечаток на международную жизнь.
Индустриализация страны и коллективизация сельского хозяйства, культурная революция явились величайшими достижениями советского народа в ходе строительства социализма, а также послужили основой оборонной мощи Советского Союза, дали возможность перестроить Советские Вооруженные Силы. Направляя все усилия советской дипломатии на предотвращение новой войны, на борьбу против фашистской агрессии в Европе и Азии, сплачивая и объединяя миролюбивые силы во всем мире, Коммунистическая партия в то же время неустанно заботилась об укреплении армии и флота, о подготовке страны к обороне.
Глава третья ФАШИСТСКАЯ АГРЕССИЯ В 1935-1938 гг.
I. Первые акты итало-германской агрессии. Борьба свободолюбивых сил мира в защиту
жертв агрессии
Второй мировой войне предшествовал сравнительно длительный период ее развязывания, в течение которого фашистская агрессия все шире распространялась по трем континентам земного шара — Европе, Азии и Африке. На протяжении этого периода империалистами был предпринят ряд так называемых «малых» войн, которые вплотную приблизили человечесаво к большой, мировой войне.
Одним из важных событий этих лет явилось нападение Италии на Эфиопию (Абиссинию). Итальянский империализм, считавший, что его обошли при переделе мира после первой мировой войны, давно уже выжидал удобного момента для нового передела. Чтобы осуществить желанную цель и укрепить свое положение внутри страны, итальянские монополисты призвали в 1922 г. к власти фашистов-чернорубашечников, сделав их главаря Муссолини полновластным диктатором.
Ход событий вновь подтверждал ту характеристику, которую дал в 1915 г. империалистической Италии В. И. Ленин. Он указывал, что Италия превращается в страну, «угнетающую другие народы, грабящую Турцию и Австрию, в Италию грубой, отвратительно-реакционной, грязной буржуазии, у которой текут слюнки от удовольствия, что и ее допустили к дележу добычи»1.
Итальянский империализм помышлял о завоевании если не всего мира, то по крайней мере значительной его части. Начать свои захваты он решил прежде всего с Эфиопии, которая привлекала его своими естественными ресурсами, а главное — стратегическим положением. Намечая создание большой колониальной империи в Северной и Северо-Восточной Африке путем объединения своих колоний — Ливии, Сомали и Эритреи с Эфиопией, Кенией, Суданом и Египтом,— итальянский империализм планировал в дальнейшем захват почти всего африканского континента. Большое значение правящие круги Италии придавали установлению своего господства
1 В. И. Л е нин. Соч., т. 21, стр. 324—325. 102
в зоне Красного моря, стремясь укрепиться на важнейших коммуникациях Британской империи. На следующем этапе борьбы за мировое господство итальянский фашизм намеревался занять важные стратегические позиции в Средиземном море и на Балканах.
Сложившаяся в 30-х годах обстановка в Европе благоприятствовала осуществлению захватнических .планов итальянского фашизма. Гитлеровское правительство стремилось к сближению с Италией и было не прочь заплатить за это Эфиопией, тем более, что оно было заинтересовано в отвлечении внимания Италии от Юго-Восточной Европы, где сталкивались итало-германские интересы.
Французские империалисты со своей стороны также стремились к сближению с Италией, думая этим ослабить международные позиции США и Англии. Подобная политика нашла отражение во франко-итальянских соглашениях, подписанных 7 января 1935 г. Общий смысл этих соглашений сводился к тому, что Франция не только давала согласие на захват Эфиопии Италией, но и обязывалась оказать агрессору необходимое содействие. Италии передавался ряд островов в Красном море, а также право на использование французского участка железной дороги Джибути — Аддис-Абеба, что должно было обеспечить ее коммуникации с будущими фронтами в Эфиопии. Взамен итальянские фашисты обязались поддержать интересы Франции в Европе.
Сразу же после подписания соглашения с Францией Италия приступила к переброске войск в Эритрею и Сомали, расположенные вблизи Эфиопии. Всего для войны против этой страны ею было сосредоточено 500 тыс. солдат и офицеров1. Эфиопия же могла выставить против захватчиков 10 тыс. солдат регулярной армии и около 400 тыс. необученных и плохо вооруженных войск феодальных князей (расов).
Еще в апреле 1934 г. итальянский генеральный штаб приступил к разработке плана военных операций в Восточной Африке. План был готов к декабрю 1934 г. и тогда же направлен итальянскому главнокомандующему в Африке маршалу де Боно. Одновременно в печати была открыта ожесточенная кампания против Эфиопии. Эта кампания шла под лозунгом «защиты Эритреи от агрессивных замыслов правительства Эфиопии»2. В качестве предлога для войны итальянская сторона использовала спровоцированный ею в конце 1934 г. вооруженный конфликт с отрядом эфиопских войск, сопровождавшим смешанную англо-эфиопскую комиссию, занятую выделением пастбищ в Эфиопии для кочевых племен Британского Сомали.
26 мая 1935 г. итало-фашистские войска вторглись в Эфиопию. Первое время военные действия велись на ее границах и выдавались Италией за «обычный» пограничный инцидент. Итальянское правительство выжидало, какова будет международная реакция на его агрессию. Оно особенно боялось обсуждения вопроса в Лиге Наций и принятия ею санкций.
Стремясь связать руки Лиге Наций и тем странам, которые подняли бы свой голос против агрессии, Муссолини прибег к обычным для фашизма угрозам. Он заявил, что Италия готова ответить войной против всех, кто будет ей препятствовать, не останавливаясь даже перед риском второй мировой войны, «которая на этот раз поглотит не миллионы, а десятки миллионов человеческих жизней»3. Муссолини требовал, чтобы все государства заняли по отношению к птало-эфиопской войне позицию нейтралитета.
31 августа 1935 г. американский конгресс принял резолюцию о «нейтралитете», запрещавшую вывоз из США военных материалов в воюющие страны. Принятие этой резолюции, получившей вскоре силу закона и восторженно встреченной итальянскими монополистами, было не чем иным, как прямым пособничеством агрессору. Захватчик и его жертва ставились на одну доску, что означало не только оправдание агрессии, но и признание ее правомерности в международной жизни.
1 См. M. Mourin. Histoire des Grandes Puissances. Paris, 1958, p. 325.
2 Historicus. Da Versailles a Gassibole. Rocca San Casciano, 1954, p. 21.
3 «The Daily Mail», August 28, 1935.
103
Больше того, закон о «нейтралитете» американское правительство проводило сугубо односторонне. Оно отказало в продаже оружия и военных материалов Эфиопии, одновременно расширив их экспорт в Италию. Не ограничиваясь этим, правительство США через своих представителей рекомендовало и другим странам не препятствовать действиям Италии. В ответ на это многие капиталистические правительства заявили, что они солидарны с Соединенными Штатами в их отношении к итало-эфиопской войне. Посол Англии в США Линдсей лично явился к Хэллу 30 ноября 1935 г., чтобы от имени своего правительства выразить удовлетворение такой американской политикой.
Британское правительство больше беспокоилось о сохранении фашистского режима в Италии, чем о судьбе эфиопского народа. Черчилль писал правительству, что «разгром Италии был бы ужасным событием» 1. По свидетельству английского дипломата Уолтерса, министерство иностранных дел Англии «не желало разгрома Муссолини», так как опасалось, что «поражение Муссолини приведет к победе коммунизма в Италии» 2.
В противоположность капиталистическим странам Советский Союз развернул в Лиге Наций борьбу в защиту Эфиопии против итальянской агрессии. Он потребовал, чтобы Лига полностью использовала предоставленные ей права для защиты независимости одного из своих членов, подвергшегося нападению, осудила агрессора и применила по отношению к нему коллективные санкции.
Несмотря на решительную позицию Советского Союза, Лига Наций не торопилась с осуждением итальянской агрессии, что, естественно, было на руку захватчикам. 3 октября 1935 г. Италия начала вторжение в глубь Эфиопии. (См. карту № 3). Спустя несколько недель де Боно был смещен. Главнокомандующим агрессивной армией итальянского империализма в Африке стал маршал Пьетро Бадольо, сторонник широких колониальных завоеваний3.
Эфиопский народ ответил на нападение Италии национально-освободительной войной. Воодушевленный справедливыми целями защиты своей независимости от иноземных захватчиков, он героически сопротивлялся итальянским войскам, на стороне которых был и численный и технический перевес. Одних только грузовых автомашин в действующей итальянской армии насчитывалось 25 тыс., не говоря ужо о другом современном снаряжении4. Часть эфиопских войск имела на своем вооружении только копья и кремневые ружья. Тем не менее доблестные патриоты не только оборонялись, но и сами неоднократно переходили в контратаки. Им на помощь прибывали добровольцы из Индии, Египта, Южно-Африканского Союза и представители негритянского народа США5.
Итальянские захватчики, руководствуясь фашистской «расовой теорией», вели войну с беспримерной жестокостью, нарушая все международные соглашения. Они беспощадно истребляли пленных и мирных жителей, грабили, насиловали. Но и этого озверевшим фашистам казалось мало. Итальянское командование в Эфиопии пошло на чудовищное преступление, решив применить против мирного населения страны отравляющие вещества. Командующий группой армий Грациани направил Муссолини телеграмму, в которой писал: «Считаю, что в борьбе с варварскими ордами, готовыми на опасные действия в своих целях, мы не вправе отказываться от любого оружия. Я прошу предоставить мне полную свободу действий в использовании удушливых газов...». Муссолини незамедлительно ответил: «Применение газов допустимо...»6.
1 W. Churchill. The Second World War, vol. 1, p. 136.
2 F. P. Walters. A History of the League of Nations. Oxford, 1952, p. 673.
3 Cm. Historicus. Da Versailles a Cassibole, pp. 36—37.
4 Cm. M. M о u r i n. Histoire des Grandes Puissances, p. 325.
5 См. J. Saunders Redding. They Came in Chaines. New York, 1950, p. 290.
6 Documents on Italian War Crimes Submitted to the United Nations. War Crimes Commission
by the Imperial Ethiopian Government. Vol. I. Ministry of Justice Addis Ababa, 1949, p. 5.
104
Через несколько дней над хижинами эфиопов с итало-фашистских самолетов начал распыляться в больших количествах иприт. В страшных мучениях погибли многие тысячи женщин, стариков и детей.
Представители капиталистических стран, заседавшие в Лиге Наций, не реагировали на злодеяния итальянских захватчиков. Только Советский Союз решительно выступал в защиту Эфиопии.
В октябре 1935 г. под давлением мировой общественности Лига Наций приняла предложение СССР и некоторых других стран объявить Италию агрессором и применить против нее санкции. Но реализация этого решения натолкнулась на противодействие пособников итальянской агрессии.
Наиболее эффективной мерой пресечения войны было бы закрытие для итальянского флота Суэцкого канала, что отрезало бы Италию от театра военных действий. Однако правительства Англии и Франции отвергли такую меру. Выступая в палате общин 22 октября 1935 г., английский министр иностранных дел Хор лицемерно заявил, что, если Англия закроет Суэцкий канал, это будет означать конец коллективным действиям против агрессии1. По более чем странной логике г-на Хора коллективные действия не должны были давать какого-либо ощутимого результата. Мало того что канал остался открытым для итальянских транспортов, за их проход взималась плата по пониженному тарифу2.
В конечном счете принятые санкции свелись к запрещению ввоза в Италию лишь некоторых видов сырья и военных материалов. В список запрещенных товаров не были включены такие важные виды военно-стратегического и промышленного сырья, как нефть, уголь, хлопок, железо и сталь. Так по вине правительств Англии и Франции решение Лиги Наций о действенных санкциях против Италии не было выполнено. Кроме того, США, Германия, Австрия, Венгрия и некоторые другие государства отказались примкнуть к решению Лиги, еще усиленнее снабжая агрессора.
Вскоре Италия завершила захват Эфиопии (Аддис-Абеба была занята 5 мая 1936 г.), лишив эту страну независимости и установив в ней жестокий, террористический колониальный режим. Эфиопия была провозглашена итальянской колонией. Но эфиопский народ не покорился захватчикам и перешел к партизанской борьбе.
Итало^фаши-етская агрессия в Эфиопии унесла множество жизней. По официальным данным, потери только среди мирного населения этой страны составили: от отравляющих веществ —300 тыс. человек, от голода —300 тыс. и в концлагерях — 15 тыс. человек; кроме того, в Аддис-Абебе в феврале 1937 г. за покушение на итальянского генерал-губернатора оккупанты уничтожили 30 тыс. эфиопов3.
Агрессия фашистской Италии против Эфиопии явилась важным этапом в развитии событий, приведших ко второй мировой войне. Итальянский империализм, подорвав позиции Англии и Франции, укрепился в Африке, в Красном море и на кратчайших морских путях из Европы в Азию. Началось сближение итальянских и германских фашистов, взявших курс на подготовку и развязывание второй мировой войны.
Одновременно с нападением на Эфиопию итальянский империализм ставил своей задачей укрепиться на коммуникациях в западной части Средиземного моря. В этой связи фашистское правительство Италии проявляло особый интерес к важным военно-морским и военно-воздушным стратегическим позициям Испании в Западном Средиземноморье.
К превращению Испании в свою военную базу особенно стремился германский империализм. Его привлекали не только стратегическое положение этой страны в Средиземном море и ее природные ресурсы, необходимые для военной экономики. Испания
1 См. «The Daily Worker», October 23, 1935.
2 См. M. M о u r i n. Histoire des Grandes Puissances, p. 325.
3 Cm. S. E. P u n k h u r s t. The Ethiopian People: Their Rights and Progress. Woodford,
1946, p. 12.
.105
интересовала гитлеровцев еще и потому, что они стремились к стратегическому окружению Франции, к тому, чтобы, как говорили немецкие генералы, употребляя выражение конца XIX века, «посадить на затылок Франции шпанскую мушку». Идеолог германского фашизма Банзе в своей книге «Германия готовится к войне», вышедшей в 1933 г., писал, что возвышение Германии и Испании зависит от падения Франции и что ради этой цели Германия и Испания должны объединиться.
Не ограничиваясь открытой пропагандой идеи германо-испанского союза, фашистская Германия организовала в Испании разветвленную сеть своей тайной агентуры. Сотни немецких агентов под видом туристов, инструкторов спортивных организаций и представителей торговых фирм вели здесь подрывную работу, выступая в тесном контакте с испанскими фашистами. Одновременно Германия усилила экономическую экспансию в этой стране.
Казалось бы, что в борьбе за влияние в Испании оба фашистских хищника — Италия и Германия — должны были столкнуться между собой. Это и произошло бы, если б им не противостояли такие сильные соперники, как Англия и Франция, также стремившиеся к укреплению своих экономических и стратегических позиций в Испании. Наличие конкурентов сближало обе фашистские державы, руководители которых считали, что только объединенными усилиями они могут добиться осуществления намеченных планов. В свою очередь империалисты Англии и Франции в борьбе за господство в западной части Средиземного моря и укрепление своих экономических позиций в Испании тоже выступали единым фронтом.
Так в империалистическом соперничестве за преобладание в Испании проявилась борьба двух враждебных друг другу группировок — итало-германской и англофранцузской.
В феврале 1936 г. на выборах в кортесы (парламент) Испании решительную победу одержали партии Народного фронта1. Эта победа знаменовала собой новую расстановку политических сил в стране. Она имела не только внутреннее, но и международное значение, что обеспокоило реакцию. Между империалистическими государствами наметилось сотрудничество в подрывной деятельности против Испанской республики. Это было ответом международной реакции на волю испанского народа к демократии. Итальянские и немецкие фашисты приступили к открытой подготовке мятежа испанских реакционеров против законного правительства республики.
Главные организаторы мятежа Примо де Ривера-младший и генерал Санхурхо в мадэте 1936 г. совершили поездку в Рим и Берлин, где был согласован вопрос о вооруженной поддержке мятежников. Представители испанской монархической реакции, платя услугой за услугу, обязались предоставить германским и итальянским монополиям важные концессии на разработку природных богатств Испании и ее колоний, а также передать в распоряжение Италии и Германии оперативную базу для флота в порту Маон на острове Менорка (Балеарские острова).
Одновременно руководители мятежа вступили в тайные переговоры с деловыми кругами Англии, Франции и США, получив одобрение и с их стороны. Английский нефтяной король Генри Детердинг оказал мятежникам финансовую помощь, выторговав у них обещание, что возглавляемая им монополия «Ройял датч шелл» получит свободный доступ на испанский рынок. За неделю до мятежа с Канарских островов в штаб мятежников был вызван генерал Франко. Ему любезно предоставили личный самолет герцога Виндзорского (бывшего короля Великобритании Эдуарда VIII), пилотируемый английским военным летчиком капитаном Сесилем Бибом. Всюду по пути своего следования Франко встречал поддержку британских консулов.
Французские монополисты были настолько хорошо осведомлены о сроках мятежа, что направили к этому моменту в Испанию своих специальных наблюдателей под
1 В Народный фронт Испании входили : коммунистическая, социалистическая, каталонская левая, левореспублиКанская партии, республиканский союз, всеобщий союз труда и другие партии и организации.
106
видом газетных корреспондентов. Американский посол в Мадриде Бауэре в июне
1936 г. сообщил госдепартаменту о предстоящем «военном государственном перевороте,
организуемом правыми экстремистами»1.
Коммунистическая партия Испании требовала от правительства принять решительные меры по охране общественного порядка в стране и усилить борьбу с подрывной деятельностью реакции. Но республиканское правительство, в котором преобладали мелкобуржуазные элементы, медлило с подавлением врагов республики.
18 июля 1936 г. радиостанция города Сеута (Испанское Марокко) несколько раз передала в эфир: «Над всей Испанией безоблачное небо». Это был условный сигнал. Мятеж начался. (См. карту № 4).
Фашисты выступили, надеясь на поддержку армии и флота. Однако их расчеты не оправдались. Часть армии и большая часть флота остались верными республике. Трудящиеся Испании по призыву организаций Народного фронта создали многочисленные отряды народной милиции и с оружием в руках повели мужественную борьбу в защиту республики. Душой народных масс, выступивших против мятежников, была героическая Коммунистическая партия Испании, члены которой своими смелыми, самоотверженными действиями увлекали трудящихся на борьбу с антиреспубликанскими силами.
Вскоре после начала мятежа из Германии в Испанию в помощь мятежникам был отправлен «легион Кондор», в котором насчитывалось свыше 5 тыс. человек, с авиацией и танками. Из Италии посылались целые войсковые соединения. К началу
1937 г. на стороне мятежных сил действовало 100 тыс. итальянцев и 10 тыс. немцев2.
Обслуживание авиации, танков, противотанковой и зенитной артиллерии находи
лось в руках интервентов. В каждом резервном батальоне мятежников было по два
офицера и шесть — семь унтер-офицеров немцев, а большинство унтер-офицерского
состава в смешанных батальонах было итальянского происхождения3. Всего на
поддержку фашистских мятежников Италия и Германия перебросили более 300 тыс.
солдат и офицеров4.
Таким образом, монархо-фашистский мятеж против Испанской республики вскоре перерос в открытую итало-германскую интервенцию. Цели интервентов состояли в том, чтобы уничтожить Испанскую республику, установить в стране фашистскую диктатуру и нанести этим удар международному антифашистскому, демократическому движению. Вместе с тем интервенты стремились превратить Испанию в своего вассала, покончить с англо-французским влиянием в этой стране, использовать экономические ресурсы и стратегическое положение Испании для дальнейшего расширения агрессии.
К концу августа 1936 г. из 50 испанских провинций только в 17 была установлена власть мятежников. Республика располагала всеми крупными промышленными центрами, включая Мадрид и Барселону, всей Каталонией, восточными и приморскими областями, центральной частью страны и побережьем Бискайского залива. Испанский народ защищал свои демократические завоевания, суверенитет и независимость своей родины. Война с его стороны была справедливой, национально-освободительной, революционной. Народ боролся за сохранение, укрепление и развитие демократических свобод, завоеванных в ходе длительной и жестокой борьбы с испанской реакцией.
Интервенты действовали с неслыханной наглостью. К этому их поощряла политика правительств США, Англии и Франции, направленная на поддержку реакционных сил Испании. Руководители фашистских государств старались использовать политику западных держав. Муссолини говорил Герингу: «Английские консерваторы
1 С. В о w e r s. My Mission to Spain. New York, 1954, p. 243.
2 Cm. X. Г a p с и а. Испания Народного фронта. M., Изд-во АН СССР, 1957, стр. 142.
3 См. ЦГАСА, ф. 35 082, оп. 1, д. 526, лл. 6—9.
4 См. L. S t е г п. Der Freiheitskampf des spanischen Volkes 1936—1939. Berlin, 1956, S. 19.
107
страшно боятся большевизма, и этот страх может быть легко использован политически». Гитлер отмечал, что, как бы правительство Англии ни боялось угрозы своим интересам со стороны Италии и Германии, оно не только воздержится от всякого выступления против них в связи с войной в Испании, но, напротив, «будет искать средства к соглашению и взаимопониманию с новой политической системой»1, созданной фашистскими государствами.
В начале мятежа правительства США и Англии пытались даже вмешаться в гражданскую войну в Испании. Это выразилось в участии английского корабля «Куин Елизабет» в военных действиях у города Альхесирас. Корабль прикрыл своим бортом банды мятежников от огня республиканского линкора «Хаиме I». Известно также, что на стороне мятежников участвовали английские «добровольцы». Один из них, летчик Ц. Еверард, выпустил в берлинском издательстве «Шерл» книгу своих воспоминаний —«Борьба в воздухе над Испанией». В этой книхе, в частности, красочно описывается, как американские авиационные фирмы снабжали мятежников самолетами новейших марок, переправляя их в Испанию через Португалию под невинными этикетками «Свекольные прессы фирмы Порейра»
Государственный секретарь США Хэлл и исполнявший обязанности министра военно-морского флота адмирал Стэндли в конце июля 1936 г. разработали план посылки американской военной эскадры в Испанию. Однако горячее сочувствие трудящихся мужественной борьбе республиканцев помешало осуществить этот план и сорвало дальнейшее расширение помощи мятежникам.
Не решаясь прибегнуть к открытой военной интервенции, правящие круги США, Англии и Франции избрали другой путь удушения Испанской республики — путь блокады. Такой выбор отвечал той стратегии, которой издавна руководствовалась английская буржуазия и которой не гнушался также и американский империализм. Об этой стратегии В. И. Ленин говорил: «Преимущественно колониальный и морской характер военной силы Англии давно уже, в течение многих десятилетий, заставлял англичан в их завоевательных походах наступать иначе, стараться главным образом отрезывать источники снабжения от страны, на которую они нападали, и предпочитать метод удушения, под предлогом помощи, методу прямого, непосредственного, крутого, резкого военного насилия»2. Из тактических соображений правительство Англии хотело, чтобы политика удушения Испанской республики была провозглашена премьер-министром Франции правым социалистом Леоном Блюмом, хотя еще до этого были предприняты конкретные меры по блокаде республиканской Испании.
Едва начался мятеж, правительство Блюма односторонне расторгло торговое соглашение с республиканской Испанией, предоставлявшее ей право закупать оружие во Франции 25 июля 1936 г. французское правительство запретило ввоз в Испанию вооружения и военных материалов Протест испанского правительства был оставлен без внимания 19 августа аналогичная мера последовала и со стороны английского правительства. В то же время Англия и Франция не скупились на вооружение для мятежников, поставляя его в большом количестве главным образом через посредство Португалии.
1 августа 1936 г. Блюм выступил с предложением проводить по отношению к гражданской войне в Испании политику «невмешательства». «Невмешательство» должно было выразиться в строгом запрещении всеми странами вывоза или транзита оружия и военных материалов в Испанию Предложение Блюма было поддержано Англией и всеми другими капиталистическими государствами Европы, и с 28 ав1уста 1936 1. политика «невмешательства» стала проводиться официально.
Однако так называемое «невмешательство», провозглашенное правящими кругами Англии и Франции, оказалось всего лишь ширмой, прикрываясь которой империалисты организовали самое широкое вмешательство в испанские события на
1 Ciano'sDiplomatic Papers, Ed by В Muggendge London, 1948, p 87.
2 В. И. Ленин Соч , т 28,стр 3.
108
стороне мятежных сил. Лишая законное правительство Испании права приобретать оружие (при одновременной всесторонней военной помощи клике Франко со стороны Германии и Италии), английские и французские империалисты превратили «невмешательство» в средство удушения Испанской республики.
Империалисты США пошли еще дальше. 7 августа 1936 г., т. е. до провозглашения политики «невмешательства», американское правительство распространило на войну в Испании закон о «нейтралитете». Этим шагом американские правящие круги создавали юридическую основу для признания мятежников равноправной суверенной воюющей стороной, что и было подтверждено последующими событиями. В феврале 1937 г. Соединенные Штаты первыми открыли свое консульство в захваченной франкистами Малаге.
Закон о «нейтралитете» запрещал продажу оружия как законному правительству Испании, так и мятежной стороне, но не препятствовал торговле оружием с другими государствами, формально не являющимися воюющими сторонами. В результате американское оружие широким потоком хлынуло к испанским мятежникам через Германию, Италию и Португалию. Президент Рузвельт с явным неодобрением говорил об этом на пресс-конференции в Вашингтоне: «Самолеты Франко сбрасывают на гражданское население Барселоны бомбы, сделанные в США... Но эти бомбы «законно» проданы американскими фабрикантами германскому правительству или германским компаниям и перевезены в Германию, а затек в Испанию для Франко»1. Кроме оружия, в Испанию поступали из США и другие военные материалы. По официальным данным, 75 процентов всего горючего, закупленного мятежниками за границей, было поставлено им американскими нефтяными трестами2.
Некоторые американские фирмы, прельщаемые возможностью получить большие прибыли, все же пытались продать оружие республиканской Испании. В связи с этим в январе 1937 г. правительство Соединенных Штатов обратилось к конгрессу, предлагая срочно принять закон о строжайшем запрещении экспорта оружия и военного снаряжения из США в Испанию. Конгресс немедленно утвердил соответствующую резолюцию.
Было бы, однако, ошибочным видеть в политике «нейтралитета» и «невмешательства» одно лишь желание империалистических держав петлей блокады удушить Испанскую республику. В этой политике имелась и другая, не менее серьезная и опасная, сторона: реакционные круги США, Англии и Франции рассчитывали на то, что фашистские государства, ободренные своим успехом в Испании, еще более обнаглеют и ввергнут мир в пожар всеобщей войны, у огня которой можно было бы погреть руки. Вот почему политика «невмешательства» являлась, по существу, широко задуманной диверсией против мира, политикой провоцирования второй мировой войны. В Отчетном докладе Центрального Комитета XVIII съезду партии И. В. Сталин говорил: «На деле, однако, политика невмешательства означает попустительство агрессии, развязывание войны,— следовательно, превращение ее в мировую войну»3.
Опасность, которую создавала для дела мира политика «невмешательства», хорошо сознавала мировая демократическая общественность. В капиталистических странах нарастал протест против расправы с республиканской Испанией. В США правительство ежедневно получало тысячи телеграмм, писем и резолюций с требованием отменить позорный «нейтралитет». Студенты продемонстрировали свое негодование мощной забастовкой. Видные американские юристы, писатели, деятели культуры высказывались за поддержку республиканского правительства.
За «успокоение» масс, как всегда в таких случаях, взялись лидеры правых социал-демократов. Политику «невмешательства», тайный и единственный смысл которой заключался в поощрении агрессии и войны, они стали выдавать за политику
1 Public Papers and Adresses of Franklin D. Roosevelt 1938. London, 1939, p. 284.
2 См. «Journal of Modem History», December, 1953, p. 404.
3 И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 609—610.
109
предотвращения войны. Повторяя лживый тезис лидера английских консерваторов Болдуина, что «отказ от политики невмешательства привел бы Европу к войне»1, Блюм во Франции и Спаак в Бельгии лицемерно уверяли, что все помыслы сторонников «невмешательства» направлены только к тому, чтобы предотвратить опасность всеобщей войны.
В действительности такой опасности в. 1936 г. не существовало. Советско-французский и советско-чехословацкий договоры о взаимной помощи, пока они не были опрокинуты пособниками фашизма, воздвигли такой барьер на пути итало-германских агрессоров, который они не могли переступить. Обычное для Гитлера и Муссолини хвастовство, что они уничтожат всех, кто попытается помешать им, было самым настоящим блефом — они страшились международного отпора своим действиям. Дело мира требовало сопротивления фашизму, поощрение же фашизма могло лишь привести к мировому военному конфликту.
Для практического осуществления политики «невмешательства» в начале сентября 1936 г. в Лондоне был создан «Комитет по невмешательству в дела Испании» псд председательством британского лорда Плимута, стяжавшего себе позорную славу пособника итало-германской фашистской агрессии.
Создание комитета дало возможность Лиге Наций, главенствующая роль в которой принадлежала правительствам Англии и Франции, уклониться от рассмотрения поставленного республиканским правительством Испании вопроса о принятии мер к прекращению итало-германской агрессии. Совет Лиги, констатировав в своем решении от 27 ноября 1936 г., что вопросами войны в Испании занимается комитет по «невмешательству», переадресовал последнему обращение испанского правительства. Лига Наций продолжала идти по пути поощрения агрессии.
Политика «невмешательства», проводимая правящими кругами США, Англии и Франции, не замедлила принести свои плоды. Она дала мятежникам возможность получать из Германии и Италии все больше и больше оружия, что обеспечило им перевес в военной технике, особенно в авиации. Если в первые дни мятежа соотношение сил в авиации было 3 : 2 в пользу законного правительства, то к середине сентября 1936 г., к моменту начала работы комитета по «невмешательству», оно значительно изменилось в пользу франкистов.
Советский Союз был единственным государством, которое твердо и последовательно выступало в защиту испанского народа, вело настойчивую борьбу за обуздание фашистских агрессоров, во имя сохранения и укрепления всеобщего мира. Представители СССР в международных организациях, а также советская печать настойчиво, шаг за шагом, разоблачали перед мировой общественностью факты итало-германской интервенции в Испании и позорное пособничество интервентам со стороны Англии и Франции, а также США. Советский Союз решительно защищал права и интересы Испанской республики в каждом случае, когда фашистские или другие империалистические державы покушались на них.
Советский Союз официально заявил 23 октября 1936 г., что «невмешательство» представляет собой фикцию, прикрывающую помощь мятежникам, и поэтому Советское правительство «видит лишь один выход из создавшегося положения: вернуть правительству Испании права и возможности закупать оружие вне Испании, каковыми правами и возможностями пользуются теперь все правительства мира, а участникам соглашения предоставить продавать или не продавать оружие Испании»2.
Советский народ, глубоко сознавая, что борьба народа Испании является не частным делом испанцев, а общим делом всего прогрессивного человечества, оказал испанским патриотам большую моральную и материальную помощь и поддержку. Миллионы трудящихся Советского Союза выразили свою солидарность с испанским
1 «The Daily Telegraph», October 30, 1936.
2 «Мировое хозяйство и мировая политика», 1936, № 11, стр. 206.
110
народом на митингах и демонстрациях. По инициативе рабочих и служащих фабрики «Трехгорная мануфактура» по всей Советской стране развернулась массовая кампания по сбору средств в помощь Испанской республике. К концу октября 1936 г. было собрано свыше 47 млн. рублей, не считая 12 млн. рублей, переданных республиканскому правительству в августе. На эти средства в Испанию были отправлены десятки пароходов с продовольствием, медикаментами и различными предметами широкого потребления.
Советский Союз помог Испанской республике кредитами, разными материалами, а также продажей танков, самолетов, артиллерийских орудий и другого вооружения. В нашей стране нашли приют тысячи испанских детей, лишившихся во время войны своих родителей. Орган ЦК Коммунистической партии Испании газета «Мундо обре-ро», выражая думы испанских республиканцев, писала о советской помощи: «Никогда еще ни один народ не приходил на помощь другому народу с такой щедростью, с таким глубоким чувством человеческой солидарности, с таким пламенным сочувствием к борьбе нашего народа против своих угнетателей»1.
Бескорыстная, дружественная поддержка Советского Союза подняла боевой дух республиканцев и усилила их сопротивление мятежникам и итало-германским интервентам, помогла защитникам республики не только успешно отражать атаки врагов, но и наносить им смелые, сокрушительные удары.
Мощная поддержка, оказанная советским народом испанским республиканцам, явилась вдохновляющим примером для народов других стран. Повсюду проводились митинги и демонстрации солидарности с трудящимися Испании, создавались комитеты по оказанию им действенной помощи. В Париже был создан Международный комитет координации помощи Испанской республике. Широкие народные массы Франции, Англии, Чехословакии, Норве1ИИ, США и других стран решительно протестовали против фашистской интервенции, требуя вывода итало-германских войск из Испании. Они осуждали политику «невмешательства», настаивали на том, чтобы открыть франко-испанскую границу и восстановить права республиканского правительства на закупку вооружения за рубежом. Во всех странах проводились массовые денежные сборы в помощь Испанской республике. В 17 странах в течение двух лет было собрано 800 млн. франков2. В поддержку Испанской республики выступили видные представители мировой демократической общественности: советские ученые, писатели, композиторы, передовики социалистического производства, прогрессивные деятели капиталистических стран, и в их числе Ромен Роллан, Генрих Манн, Джа-вахарлал Неру, Мартин Андерсен Нексе, Д. Притт, Поль Робсон3.
Замечательным проявлением высокого пролетарского интернационализма явилась героическая борьба интернациональных бригад в Испании. Антифашисты 54 стран мира стекались со всех континентов в Испанию, чтобы, не щадя жизни, с оружием в руках бороться за дело мира и демократии, против фашизма. Все дороги вели в эти дни в Альбасете — организационный центр интернациональных бригад. Сюда прибывали люди самых различных политических убеждений и религиозных верований, различного социального положения и партийной принадлежности. Но, несмотря на это, все они были убежденными антифашистами.
На выжженной солнцем испанской земле в ожесточенных сражениях с фашизмом возник международный антифашистский фронт в лице интернациональных бригад, мужественно защищавших коренные интересы испанского народа. Руководящую роль в этом единении боевых сил международного рабочего и демократического движения играли коммунисты. Они были главными организаторами интернациональных бригад.
Ответить Пред. темаСлед. тема
Для отправки ответа, комментария или отзыва вам необходимо авторизоваться
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Вторая мировая война»