Наука о Войне 1941-1945Вторая мировая война

1939 — 1945
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 25306
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Наука о Войне 1941-1945

Сообщение Gosha »

Ф.Б. Дроздов

«Долина смерти» как пространство памяти

Аннотация. Статья посвящена такому феномену, как «Долины смерти», которые возникли на местах наиболее кровопролитных боев Великой Оте¬чественной войны. Особое внимание уделяется проблемам формирования и трансформации этого феномена в исторической памяти российского общества, а также причинам, которые порождают подобную трансформа¬цию. Делаются определенные выводы по перспективам развития феномена «Долины смерти» в массовом сознании наших сограждан - и как объеди¬няющего фактора, и как элемента фальсификации истории войны.

Ключевые слова: Великая Отечественная война; историческая память; место памяти; пространство памяти; «Долина смерти»; потери Красной армии; коммуникативная память; историческая травма; фальсификация истории; поисковая работа.

Великая Отечественная война стала судьбоносным событием для нашей страны - не только по своим масштабам, числу вовлеченных людей и влиянию на историю государства, но и по количеству понесенных демографических потерь. По этим причинам она продолжает оставаться в памяти нашего народа. Несмотря на то, что за последние десятилетия уровень знаний в отношении ключевых событий/личностей/дат Великой Отечественной существенно снизился, общество продолжает оце¬нивать ее как наиболее масштабное явление XX столетия [1, с. 312-313; 2, с. 50-51]. Проблема демографических послед¬ствий занимает одно из ключевых мест - многие люди не помнят или не знают истинных размеров потерь Советского Союза, но хорошо осознают, что они были чрезвычайно велики. Согласно Ю.Д. Артамоновой, любое «ключевое» (т.е. попросту запомнившееся) событие существует в исторической памяти через малое число «основных» действий [3, с. 29]. Таким образом, по отношению к Великой Отечественной как ключевому событию проблема потерь является одним из «основных» действий.

И, пожалуй, настоящей ее квинтэссенцией в исторической памяти нашего общества стали «Долины смерти» - места массовой гибели советских военнослужащих, особенно в начальный период войны, в 1941-1942 гг. Продолжая логическую цепочку, можно считать демографические последствия «ключевым» событием, а феномен «Долин смерти» - «основным» действием.

В течение длительного времени, вплоть до рубежа 1980-1990-х гг., термин «Долина смерти» не имел широкого хождения и не использовался в официальных документах; в те годы подобное можно было услышать только разве от очевидцев кровопролитных боев из числа местных жителей и от ветеранов войны. Однако во время перестройки, когда стала приподниматься завеса над историей поражений Красной армии в начальный период войны, термин обрел достаточно широкую известность и стал общеупотребительным. Первой официально признанной «Долиной смерти» можно считать горловину прорыва 2-й Ударной армии у поселка Мясной Бор в Новгородской области [4].

Со временем, по мере того как количество доступной информации по начальному периоду Великой Отечественной увеличивалось, количество «Долин» стало расти, почти любое более-менее крупное сражение с 1941 примерно по 1943 г. получало свою «Долину смерти», которая становилась объектом пристального внимания. И здесь мы сталкиваемся с первым феноменом, связанным с «Долинами смерти», - механизмом их появления - как в исторической памяти, так и на географической карте. Дело в том, что не существует единого механизма возник¬новения данного феномена.

В большинстве случаев та или иная точка на карте получала обозначение «Долины...» по объективным причинам. Однако были и случаи, когда это понятие возникало с подачи местных жителей или журналистов, присваивавших подобное название той или иной местности. Известны случаи, когда «Долина.» «мигрировала» в памяти людей - подобное обозначение получала гораздо большая территория, нежели та, на которой действительно велись ожесточенные бои, или его и вовсе получала иная местность. Также известны случаи, когда места массовой гибели воинов так и не удостаивались какого-либо специального обозначения.

Мы можем привести конкретный пример подобной ситуации. Одним из наиболее знаковых мест на территории Бельского района Тверской области, связанных с историей Великой Отечественной, является болотистая долина р. Вишенка, в просторечии называемая как раз «Долиной смерти». На уровне массового сознания считается, что именно в этом месте советские войска понесли наиболее существенные потери. Между тем ни анализ архивных материалов, ни полевые поисковые работы в этой местности не подтверждают данной версии.

В документах 6-го стрелкового корпуса за ноябрь 1942 г. указывается, что «Долиной смерти» бойцы и командиры именуют только одну лощину между деревнями Малеево и Огибалово из-за большого количества трупов советских и вражеских солдат, находящихся там . Крупномасштабных захоронений в этой местности к настоящему моменту также не выявлено. Механизм «расползания» термина с небольшого участка на много большую площадь в на-стоящий момент не вполне понятен. Причем совсем рядом находятся урочища, которые в полной мере являются «Долинами смерти» - бывшие деревни Цицино, Шипарево, Дубровка и др. В ходе боев за них потери советских войск были поистине ката¬строфическими, но их подобным термином никто не называет.

Главный вопрос, который нас волнует, касается тех причин, которые заставляют «Долины смерти» возникать и трансформироваться в массовом сознании, особенно если реальных предпосылок к подобному обозначению местности нет. На наш взгляд, появление данного феномена обусловлено целым рядом причин.

Во-первых, во многих случаях оно связано с субъективным желанием людей привлечь внимание (властей и общества) к той или иной местности, извлечь пользу из богатых на события ми¬нувших лет.

Во-вторых, важную роль в формировании и трансформации исторической памяти играют не только воспоминания героического торжества, побед, но и память скорби. Великая Отечествен-ная война - это великая травма нашей страны, которая глубоко и широко осмыслена российским обществом. Как показывает опыт, страдания соединяют в не меньшей степени, чем радости [5, с. 12].

Осведомленность о том, что в непосредственной близости от места моего проживания есть подобная «Долина», делает меня сопричастным к грандиозным, хотя и трагическим событиям Великой Отечественной. В таком виде «Долины смерти» могут выступать в качестве объединяющего начала для жителей России.

В-третьих, разрастание «Долин смерти» в массовом сознании за последние десятилетия было, вероятно, связано с процессом, в рамках которого отдельные политические деятели откровенно фальсифицировали историю по принципу «чем хуже, тем лучше», считая, что разрушение исторической памяти является необходимым условием разрушения «тоталитарного режима» и его идеологии. В этом плане феномен «Долин» напрямую связан с проблемой гиперболизации потерь Красной армии [6, с. 8].

Стоит добавить, что по мере отдаления от событий 1941-1945 гг. общий индекс знаний о войне падает, их актуальность для каждого нового поколения снижается, на смену им приходит эмоциональная составляющая. А феномен «Долины смерти» как раз относится к информации, которая достаточно легко принимается «на веру». Мало кто, услышав, что та или иная местность называется «Долиной смерти», станет проверять - насколько эти сведения достоверны. Подобное утверждение идеально ложится в элементарные, но эмоционально окрашенные схемы, с которыми легко согласиться: «людей тогда не жалели», «трупами завалили» и т.д. Между тем только архивные документы и полевые поисковые работы могут опровергнуть или подтвердить, что та или иная местность в годы войны была «Долиной смерти».

При этом непосредственные носители памяти о войне уходят, а т.к. горизонт коммуникативной памяти не превышает срока жизни трех поколений, то от воплощения памяти в тех, кто выступает ее носителями и находит для нее новые употребления, во многом зависит содержание исторической памяти о Великой Отечественной войне у жителей России [7, с. 41].

Ситуация, когда все общество отличается ответственным отношением к исторической памяти, критически воспринимает любую информацию, касающуюся собственного прошлого, препятствует появлению откровенно недостоверных сведений, практически нереальна. Значит историческое сообщество должно взять на се¬бя функции носителей памяти о Великой Отечественной, чтобы историческая память россиян формировалась на основании достоверных, проверенных сведений, а не на базе эмоционально окрашенных стереотипов.

В конце нашего небольшого исследования мы приходим к весьма парадоксальному выводу. С одной стороны, настоящие «Долины смерти» - места гибели большого количества совет¬ских военнослужащих, и проявления массового героизма долж¬ны быть мемориализованы и выполнять роль объединяющего фактора для российского общества. С другой стороны - определение в качестве такой долины безосновательно любого места, где велись бои, способствует необоснованному, гипертрофированному представлению о масштабах потерь советских войск в годы войны, что является искажением исторической памяти и может стать причиной резонансных последствий.

Список литературы
1. Каменчук О.Н., Федоров В.В. Война, ставшая Великой и Отечественной: о восприятии Второй мировой войны в российском обществе // Вестник МГИМО-Университета. 2009. № 4. С. 311-318.
2. Меркушин В.И. Великая Отечественная война 1941-1945 годов в исторической памяти народа // Социология власти. 2004. № 6. С. 49-59.
3. Артамонова Ю.Д. К вопросу о механизмах исторической памяти // Вестник славянских культур. 2018. Т. 48. С. 29-40.
4. Гаврилов Б.И. В Мясном Бору, в «Долине Смерти» // Отечественная история. 2004. № 3. С. 3-13.
5. Тульчинский Г.Л. Соотношение исторической и культурной памяти: практики забвения // Социально-политические науки. 2016. № 4. С. 10-13.
6. Сенявский А.С., Сенявская Е.С. Вторая мировая война и историческая память: образ прошлого в контексте современной геополитики // Вестник МГИМО-Университета. 2009. № 4. С. 299-310.
7. Проказина Н.В, Старых Н.П. Коммуникативная память о Великой Отечественной войне: теоретические подходы и социальная практика // Среднерусский вестник общественных наук. 2014. № 5 (35).
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 25306
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Наука о Войне 1941-1945

Сообщение Gosha »

Н.Н. Мельников

Историческая память и бронетехника

Аннотация. В России существует множество государственных, ведом¬ственных и частных музеев, где экспонируется бронетехника периода Вели¬кой Отечественной войны. Использование в исторических исследованиях приемов и методов, применяемых в металловедении, позволяет получить но¬вые фактические данные о физических и химических особенностях броне¬вого металла советских танков и самоходных установок. На примере кол¬лекций двух музеев в Свердловской области (Музея военной техники УГМК и Музея бронетанковой техники Уралвагонзавода) показано, какие результаты были достигнуты вследствие применения междисциплинарного подхода к изучению танковой брони.
Ключевые слова: военный музей; война; броня; Т-34; бронетехника; танк; самоходная установка; металловедение; химический состав.

В советской историографии и культуре сложилась традиция интерпретации итогов Великой Отечественной войны, где отечественной бронетехнике отводилась роль одного из главных фак-торов победы. Уже после войны в качестве мемориальных комплексов отдельные экземпляры танков и самоходных артиллерийских установок были размещены во многих городах и селах по всему Советскому Союзу. В 1972 г. для посетителей начал действовать Бронетанковый музей в подмосковной Кубинке, ставший одной из крупнейших коллекций военной техники в мире. Здесь были собраны в т.ч. редчайшие экземпляры экс¬периментальных танков СССР и Германии. Множество музеев и выставочных комплексов, где присутствует военная техника, было открыто и в других городах: Военная горка в Темрюке, Музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», постоянная экспозиция образцов военной техники у Музея-панорамы «Сталинградская битва» и многие другие. В последние годы стали появляться многочисленные частные и ведомственные собрания, которые также позволяют получить богатый материал для изучения.

В Свердловской области есть две музейные площадки, обладающие, с точки зрения научного анализа, уникальными экспонатами. Первый - Музей военной техники Уральской горно-металлургической компании (УГМК) в Верхней Пышме (город-спутник Екатеринбурга) . Это крупнейшая в стране негосударственная коллекция, где в т.ч. представлены несколько десятков танков и самоходных установок советского производства и бронетехника, поступавшая по ленд-лизу. Нужно сразу же оговориться, что некоторая часть советских образцов - это или современные реплики, или экспонаты, восстановленные с использованием случайных элементов бронекорпуса. Это касается, прежде всего, коллекции танков Т-34 . В течение военного времени все модели среднего танка имели одинаковый корпус, менялась только башня и вооружение. Поэтому многие образцы невозможно однозначно определить как машины, выпущенные тем или иным заводом.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 25306
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Наука о Войне 1941-1945

Сообщение Gosha »

Однако в ряде случаев присутствуют полностью аутентичные экземпляры или можно с высокой степенью достоверности идентифицировать отдельные элементы корпуса. Как правило, танковые башни однозначно указывают на какой-либо один за¬вод-изготовитель, поскольку каждый производитель выпускал свой особенный тип этого элемента корпуса.
Совместно с Институтом физики металлов УрО РАН нам удалось (по договоренности с руководством музея) провести несколько исследований химических и физических свойств брони на тех экземплярах бронетехники, которые нами были идентифицированы как аутентичные. Нами были взяты за основу самоходные установки СУ-122, СУ-85 и СУ-100. Они бы¬ли спроектированы на базе Т-34 и все военные годы выпуска¬лись только свердловским Уралмашзаводом.

Следовательно, самоходки имели схожую со средним танком систему бронирования (их отличительная черта - неподвижная рубка вместо вращающейся башни), были изготовлены из той же катаной брони марки 8с и идентифицировались как выпущенные одним предприятием. У всех объектов были взяты измерения химического состава неразрушающим методом с использованием рентгенофлуоресцентного спектрометра X-Met 7500 (Oxford Instruments) по 10-15 элементам.

Измерения выполнялись на различных участках броневого корпуса машины (лобовая броня, борт, корма, крыша рубки). Для сравнения был измерен состав кормовой брони танка Т-34 ранней серии, выпущенного Харьковским паровозостроительным заводом в 1940 г. Подобные исследования были проведены с некоторыми другими танками Т-34. Параллельно были сделаны замеры твердости брони на всех обозначенных образцах.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 25306
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Наука о Войне 1941-1945

Сообщение Gosha »

Последняя составляющая нашей совместной работы - срез относительно небольших образцов брони (примерное соотношение сторон каждого образца - 1:1:3 см) на СУ-85 и СУ-100, взятых с внутренних поверхностей самоходок и не приведших к нарушению их внешнего вида. Эти образцы дали возможность провести более детальный анализ химических и физических свойств броневого металла уже в рамках лабораторий Института физики металлов УрО РАН.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 25306
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Наука о Войне 1941-1945

Сообщение Gosha »

Результаты оказались достаточно интересными, поэтому значительная их доля или опубликована, или находится в печати (на момент подготовки данной статьи) [1; 2; 3], или данные получились столь противоречивыми, что требуется провести некоторые исследования заново.

Большая часть изучаемых образцов показала серьезные нарушения технологии производства: недостаток легирующих присадок (Ni, Cr) или избыточность «вредных» химических элементов (C, S, P), пониженная твердость брони, пористость металла литых деталей и прочее (наука осторожна в своих заключениях - хотя на лицо явный брак в бронелистах, который покрывался заводоуправлением - это был явный подарок для Вермахта).

За исключением химического состава и твердости кормового листа Т-34, изготовленного Мариупольским заводом. Его показатели полностью уложились в требования, предъявляемые к броне 8с. Именно эти данные стали нами использоваться как эталонные.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 25306
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Наука о Войне 1941-1945

Сообщение Gosha »

Кроме того, визуальное сравнение советской и ленд-лизов- ской техники ярко показывает разницу культуры производства, с одной стороны, в СССР, а с другой - в США и Великобритании. Отечественную бронетехнику сразу же выделяют грубо обработанные литые броневые детали и сварочные швы. Дефицит оборудования и квалифицированных рабочих заставлял советских танкостроителей и металлургов жертвовать некоторыми производственными операциями или допускать отступления от технологии. Обстановка того времени требовала максимального количества бронетехники для фронта.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 25306
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Наука о Войне 1941-1945

Сообщение Gosha »

Большой интерес представляет ежегодное торжественное шествие 9 мая, которое организует УГМК совместно с администрацией Верхней Пышмы. В этом шествии принимает участие авто- и бронетехника периода Второй мировой войны. В т.ч.: танки Т-34, ИС-2, M4 Sherman, самоходка СУ-100 и другие. Это событие позволяет получить отличную визуализацию броневых машин в движении: особенности хода и поворотов, производимый шум, продольная раскачка (или ее отсутствие). Большая часть техники, принимающей участие в шествии, аутентичная, была изготовлена или в годы войны, или в периоды близкие к ним. Но есть исключения. Например, советский пятибашенный танк особого назначения Т-35, выпускавшийся в 1930-е гг., является копией подлинной машины.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 25306
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Наука о Войне 1941-1945

Сообщение Gosha »

Вторая музейная площадка в Свердловской области имеет не такую богатую коллекцию, но интересна одним своим экспонатом: Музей бронетанковой техники Научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод» (Нижний Тагил) . Здесь есть всего два танка времен Великой Отечественной войны (остальные - послевоенные экземпляры): огнеметный ОТ-34-76 и Т-34-85.

Наибольшую важность для наших исследований представляет огнеметный танк, выпущенный в 1942 г. Его уникальность в том, что данный образец был отправлен на фронт, но в боевых действиях принять участие не успел. В ходе марша зимой 1943 г. в условиях плохой видимости машина провалилась под лед и затонула у север¬ного берега подмосковного озера Черное. В течение января - марта 1999 г. поисковики установили точное место нахождения зато¬нувшего танка, он был поднят со дна, отреставрирован и сегодня экспонируется в музее Уралвагонзавода [4, c. 21-22].
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 25306
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Наука о Войне 1941-1945

Сообщение Gosha »

Его корпус покрыт различного размера и объема трещинами, которые фактом своего наличия доказывают несоответствие хи¬мических и физических свойств металла бронекорпуса заявлен-ным требованиям (а попросту, прямо говорят о браке). Отметим, что эта машина в свое время не была забракована на заводе, а наоборот, была отправлена на фронт.

Также интересно, что ОТ-34 оснащен литой башней, произведенной на Уралмашзаводе [4, c. 21]. В самом этом факте нет ничего сверхординарного - Уралмаш в разные годы войны снабжал своими танковыми корпусами и башнями практически все восточные танко-сборочные заводы СССР (от Сталинграда до Омска). Но здесь мы можем уверенно определить время и место изготовления всех броневых деталей.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 25306
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Наука о Войне 1941-1945

Сообщение Gosha »

В ходе своих исследований автор установил, что в течение 1942 г. советские заводы танковой промышленности массово выпускали корпуса Т-34, пораженные трещинами. Эта проблема была резко сокращена к концу года. Впоследствии полностью избавиться от трещин не удалось, но советское танкостроение смогло свести эту проблему к минимуму. К подобным выводам пришли и другие исследователи [5; 6; 7, c. 66-67].
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Ответить Пред. темаСлед. тема
Для отправки ответа, комментария или отзыва вам необходимо авторизоваться
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Вторая мировая война»