«Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)Вторая мировая война

1939 — 1945
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 22079
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: «Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)

Сообщение Gosha »

Volskiy: 04 фев 2021, 18:37 Lew побеждает Камиль Абэ и техникой изложения и по очкам!
Но приз за самую лживую сказку получает Камиль Абэ.
Дорогой ваше лыко бесценно!
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Реклама
Volskiy
Всего сообщений: 354
Зарегистрирован: 19.08.2016
Образование: высшее техническое
Профессия: любитель истории
 Re: «Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)

Сообщение Volskiy »

А немцы уже не просто готовили, а конкретно воевали - учились на практике..

Отправлено спустя 59 секунд:
Gosha: 04 фев 2021, 18:42 Дорогой ваше лыко бесценно!
Ценящих лыко не обижаю! :oops:
Последний раз редактировалось Volskiy 04 фев 2021, 19:40, всего редактировалось 1 раз.
https://volskiy1.livejournal.com/
Аватара пользователя
Автор темы
CAPMAT
Всего сообщений: 224
Зарегистрирован: 24.01.2021
Образование: высшее техническое
Политические взгляды: социалистические
Профессия: Инженер электромеханик
Возраст: 48
Контактная информация:
 Re: «Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)

Сообщение CAPMAT »



Глава 11 «Ледокола» посвящена расформированию партизанских отрядов.

«...полковник ГРУ профессор И. Г. Старинов в те годы командовал тайной школой, которая готовила партизанские группы, подчиненные советской военной разведке. Полковник в своих мемуарах называет виновника: “Надежно спрятанное в земле оружие и взрывчатые вещества ждали своего часа. Но, раньше чем пришел этот час, скрытые партизанские базы были опустошены, безусловно, с ведома и, наверное, даже по прямому приказу Сталина” (Мины ждут своего часа. С. 40)» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 11).

Во-первых, нужно сказать, что именно таких слов в книге Старинова я не нашёл. Ну да ладно. Так или иначе, Илья Старинов пишет о ликвидации партизанских баз накануне Великой Отечественной Войны. Но он пишет и о причинах этих действий.

«В 1932 году наша оборона на Западных границах зиждилась на использовании формирований партизан. Войска противника, перейдя государственную границу и углубившись на нашу территорию на сотню километров, должны были напороться на укрепрайоны и увязнуть в позиционной войне. В это время на оккупированной территории партизаны начинают организованное сопротивление и перерезают противнику коммуникации. Через некоторое время, лишившись свежего пополнения, подвоза боеприпасов и продовольствия, войска неприятеля вынуждены будут отступать» (Илья Старинов, Записки диверсанта – Часть I, Глава7).

Что это означает?
В первой половине 30-х годов руководство СССР и РККА отдавало себе отчёт в слабости Красной Армии и её неспособности на равных воевать с вооружёнными силами европейских государств. Предполагалось, что в случае нападения, нашим войскам придётся отступить на сотни километров, оставляя свою территорию противнику, потом стать в глухую оборону на линии заранее подготовленных укреплений и ждать пока измотанный боями и действиями партизан в своем тылу враг вынужден будет отказаться от агрессивных планов и убраться восвояси. О том, чтобы вступить в открытое противостояние и нанести противнику сокрушительное поражение, даже речи не шло. К началу 40-х положение изменилось. РККА получила большое количество танков, артсистем, бронеавтомобилей и самолётов разных типов. И по количеству, и по качеству боевой техники РККА в конце 30-х годов реально вышла на мировой уровень.
Руководство страны и вооруженных сил пришло к убеждению, что Красная Армия вполне способна на равных воевать с любой армией мира, и решило, что в случае нападения, нам больше нет нужды отступать, оставляя сотни километров своей территории, сидеть в глухой обороне и партизанить; что теперь мы сможем добиться превосходства в воздухе, ответить контрударами танковых соединений и мотопехоты во фланги наступающих войск агрессора, высадить десанты в тылу наступающих вражеских войск, а потом перейти в полномасштабное контрнаступление и перенести боевые действия на территорию противника.

«Сама мысль о возможности ведения нами партизанской войны была похоронена. Новая военная доктрина исключала для Красной Армии длительную стратегическую оборону, предписывая в кратчайший срок ответить на удар врага более мощным, перенести боевые действия на территорию агрессора» (Илья Старинов, Записки диверсанта – Часть IV, Глава 3).

Именно этим объяснятся то, что разговоры о войне на чужой территории, ведутся политработниками постоянно и повсеместно. Выступая 5-го мая 1941-го года перед выпускниками военных академий, товарищ Сталин говорил: «Нам необходимо перестроить наше воспитание, нашу пропаганду, агитацию, нашу печать в наступательном духе. Красная Армия есть современная армия, а современная армия – армия наступательная».
Красноармейцам много лет прививали мысль, что в случае нападения врага, необходимо будет засесть в своём окопе или ДОТе, за рядами мин и колючей проволоки, на оборонительной лини имени товарища Сталина и защищать свою позицию до последней капли крови, пока наши доблестные партизаны не измотают врага и не принудят его отказаться от агрессивных намерений. Да, мы будем вынуждены временно отступить, временно отдать часть своей территории и временно оставить сотни тысяч своих граждан под властью врага. Но главное – это удержать линию обороны. Пусть враг истекает кровью перед нашими укреплениями и от действий наших партизан в своём тылу, пока выдержит.
К 1941-му году возникла необходимость вселить в сознание личного состава Красной Армии понимание того, что в случае нападения они не будут ни отступать, ни сидеть в окопах. В первый же день агрессии они обязаны будут встать в полный рост – пойти в атаку – разгромить агрессора в открытом бою, а затем перенести боевые действия на его территорию. Забегая наперёд, скажу, что оборонять свою территорию не пассивной обороной, а отвечая ударом на удар, планировали не только в СССР, а в большинстве крупных европейских государств. Об этом подробно поговорим в следующих частях.

Далее Суворов ссылается на другого спецназовца.

«Один из ветеранов советского политического терроризма полковник КГБ С. А. Ваупшас в то время командовал партизанским отрядом НКВД в Белоруссии. Он объясняет причину уничтожения партизанских формирований. “В те грозные предвоенные годы возобладала доктрина о войне на чужой территории… она имела ярко выраженный наступательный характер” (На тревожных перекрестках. С. 203). Можно соглашаться с полковником КГБ, можно его оспаривать. Но другой причины уничтожения партизанских формирований и баз пока никто не назвал» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 11).

По своему обыкновению, Резун прерывает цитирование там, где ему выгодно.
Реальную причину расформирования партизанских отрядов Старинов назвал, но Резун предпочел этого “не заметить”. А в книге полковника Ваупшаса мы читаем:

«В те грозные предвоенные годы возобладала доктрина о войне на чужой территории, о войне малой кровью. Сама по себе, абстрагированная от конкретно-исторической обстановки, она, разумеется, не вызывала никаких возражений, имела ярко выраженный наступательный, победоносный характер. Однако проверку реальной действительностью эта доктрина не выдержала и провалилась уже в первые дни Великой Отечественной войны.
Не берусь утверждать, что заранее созданные, хорошо обученные и оснащенные партизанские подразделения смогли бы коренным образом изменить ход войны в нашу пользу. Это, конечно, утопия. [...]
Нет слов, шесть белорусских отрядов не смогли бы своими действиями в тылу врага остановить продвижение мощной немецкой армейской группировки, наступающей на Москву» (Станислав Ваупшас, На опасных перекрёстках).

Напоследок темы партизанских отрядов вспомним: а где собственно находились, созданные в 30-х годах, партизанские базы.
“Линия Сталина” – это главная линия обороны, на которой планировалось удержаться любой ценой. Не надо быть гением, чтобы понять, что партизанские базы были созданы между границей и линией укрепрайонов. Эта территория обозначена на карте синими точками.

Изображение

Количество точек никак не связано с количеством партизанских отрядов или баз, а только обозначает территорию, на которой они располагались.
В результате известных событий 39-го – 40-го годов, граница Советского Союза сместилась на несколько сотен километров на запад. В результате партизанские базы оказались в сотнях километров от государственной границы. Командование Красной Армии не планировало, в случае войны, отступать насколько далеко вглубь страны, потому партизанские базы, созданные в начале 30-х, утратили своё значение и были ликвидированы.

Изображение

* * *

«... 22 июня 1941 года он [Ваупшас] встретил не на границе, а ЗА границей, на территории “вероятного противника”, имея в кармане дипломатический паспорт. Зачем этого карателя, террориста, ГУЛАГовского дипломата отправили за рубеж? Может, в интересах укрепления безопасности страны “в предвидении оборонительной войны”? Нет, в оборонительной войне он там был совсем не нужен. Как только такая война началась, его срочно вернули в Советский Союз... » (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 11).

В данном случае Виктор Суворов не выражает свои мысли прямо, но разного рода ухищрениями и недомолвками подталкивает читателя к мысли о том, что Ваупшас находился за границей с целью развертывания там диверсионной деятельности накануне вторжения РККА и/или в ходе вторжения. Он же не просто так назвал его “ветераном советского политического терроризма”, а специально, чтобы это отложилось в подсознании читателя.
Описания работы в сопредельном государстве, приведённое в книге полковника КГБ, Суворов конечно проигнорировал. Вот чем занимался Ваупшас:

«Согласно указанию Центра, чтобы не привлечь внимания вражеской контрразведки, я морем добрался до соседнего государства, там сел на поезд и с севера по железной дороге приехал в страну, в которой мне надлежало работать.
В одном вагоне со мной ехали немецкие летчики, одетые в свою серо-голубую форму, украшенную всеми характерными регалиями. Сомнений не оставалось: в сопредельном государстве сосредоточивались части гитлеровских военно-воздушных сил.
Первого мая 1941 года вместе с товарищем по работе Алексеем Алексеевичем я выехал в один из портовых городов. У нас была задача проверить, какие грузы прибывают сюда и каково их назначение» (Станислав Ваупшас, На опасных перекрёстках).

Как видите, он занят обычной разведдеятельностью. Нужна ли информация о противнике накануне оборонительной войны(?) – вопрос риторический.
И далее Ваупшас описывает один из эпизодов всей работы в качестве разведчика:

«Оглянулся по сторонам и увидел рядом двухэтажный домик таможни, совершенно безлюдный в этот час. Вошел в него, поднялся на второй этаж и разыскал окно с видом на море, через которое можно было наблюдать все, что происходило у причалов.
Туман вскоре рассеялся, и к пирсам стали подходить и швартоваться немецкие транспортные суда, о чем свидетельствовали отчетливо выведенные названия на их бортах. Сразу же началась их разгрузка в поданные к причалу железнодорожные вагоны. На палубе появились серо-зеленые фигуры гитлеровских солдат. Работа шла быстро и четко, я еле успевал считать и запоминать количество разнообразной военной техники. Здесь были танки, самолеты, артиллерийские орудия различного калибра и назначения. Нагрузили один эшелон, подали другой. По трапам с судов сходили солдаты, вооруженные винтовками, автоматами, пулеметами. Выгрузилось одно подразделение, другое, третье…
Всего на шести транспортах прибыло, по моим подсчетам, около дивизии хорошо оснащенных войск. На папиросной коробке я записал условными значками названия кораблей, все остальное хранилось в памяти. Теперь мне нужно было как можно быстрее попасть к радиопередатчику, продиктовать шифровальщику донесение в Центр...» (Там же).

Суворов писал про Ваупшаса: «Как только [...] война началась, его срочно вернули в Советский Союз...». Но сам полковник иначе говорит о сроке своего возвращения:

«Лишь осенью 1941 года я возвратился в Москву» (Станислав Ваупшас, На опасных перекрёстках).


* * *

Глава 12-я «Ледокола»: от партизан, разведчиков и спецназовцев автор «Ледокола» переходит к десантникам. Рассказ Владимира Резуна о воздушно-десантных войсках СССР – это шедевр грязной пропаганды.

«Воздушно-десантные войска предназначены для наступления. Это аксиома, которая в доказательствах не нуждается» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 12).

Этот прием не оригинальный. Сейчас им часто пользуются и политики, и продажные журналисты-пропагандисты. Если есть необходимость влить в голову масс ерунду, которая не имеет вообще никакого обоснования, то нужно просто объявить это аксиомой, “которая не нуждается в доказательствах”. Если речь идёт НЕ о математике, а политик или журналист называет какое-то своё утверждение аксиомой, то он пытается вами манипулировать и навязывает вам выгодную ему точку зрения, а на самом деле, это его утверждение просто безосновательно.
Википедия так определяет назначение ВДВ Советского Союза:
«Воздушно-десантные войска СССР – род войск Вооружённых Сил СССР, предназначался для охвата противника по воздуху и выполнения задач в его тылу по нарушению управления войсками, захвату и уничтожению наземных элементов высокоточного оружия, срыву выдвижения и развертывания резервов, нарушению работы тыла и коммуникаций, а также по прикрытию (обороне) отдельных направлений, районов, открытых флангов, блокированию и уничтожению высаженных воздушных десантов, прорвавшихся группировок противника и выполнения других задач.»

Десантники способны выполнять боевые задачи как наступательного, так и оборонительного характера.
Утверждения Резуна об исключительно наступательном предназначении ВДВ абсолютно не соответствуют действительности.
Воздушные десанты применялись в 1941-м и 1942-м годах, в период, когда СССР оборонялся:
– в сентябре 1941 года при обороне Одессы;
– в январе 1942 года в районе Медыни – с целью захвата аэродромов и уничтожения вражеских самолётов;
– в январе 1942 года – для усиления войск, которые вели бой в окружении, и содействия им в выходе из окружения в районе Ржева;
– в октябре 1942 года – во время боёв в районе Майкопа – также для уничтожения вражеских самолётов на аэродроме.
А самая первая воздушно-десантная операция советских войск во Второй мировой войне, была проведена в последних числах июня 1941 года, в районе Слуцка, с целью уничтожения немецких танков, у которых закончилось горючее.
Достаточно посмотреть на даты, чтобы уяснить, что эти воздушно-десантные операции были проведены в период, когда Красная Армия вынуждена была вести тяжёлые оборонительные бои.

Далее Виктор Суворов “поражает” воображение читателя безумным количеством десантников в СССР в 1941-м году.

«Он [Сталин] создал воздушно-десантные войска в 1930 году. К началу Второй мировой войны Советский Союз имел БОЛЕЕ ОДНОГО МИЛЛИОНА отлично подготовленных десантников-парашютистов.
Если подсчитать всех военных парашютистов мира на момент начала Второй мировой войны, то получается, что Советский Союз имел подготовленных десантников примерно В ДВЕСТИ РАЗ БОЛЬШЕ, чем все страны мира вместе взятые, включая и Германию» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 12).

На момент начала войны в СССР было пять воздушно-десантных корпусов, численностью более 10'000 человек каждый. То есть, общая численность воздушно-десантных войск в РККА- более 50'000 человек. И это с учетом поваров, кухарей, сапожников и музыкантов военных оркестров. Даже если бы 50'000 десантников было в Красной Армии уже к концу 1930-го, то, при тогдашнем сроке службы в три года, к июню 1941-го миллион человек никак не могли успеть послужить в ВДВ, но 50'000 не было ни в 31-м, ни в 32-м годах.
Здесь ещё необходимо отметить, что сейчас, когда заходит речь о воздушно-десантных войсках, большинство представляет себе десантирование так, как это показано в фильме «В зоне особого внимания». Это когда бойцы ВДВ покидают Ил-76 в четыре потока, то есть из двух боковых дверей и в два потока через задний грузовой люк. Но в начале сороковых всё было совсем не так. Не было Ил-76, с его широченным фюзеляжем и огромным задним люком. Десантникам нужно было выйти на фюзеляж и крылья самолёта, какое-то время там держаться и только потом прыгать с парашютом. Подготовка солдат ВДВ в 30-х годах прошлого века была делом гораздо более сложным, чем сейчас.

Так как же Виктор Суворов насчитал аж миллион десантников у Сталина в 41-м году? А вот так:

«... в стране бушевал парашютный психоз. Старшее поколение помнит время, когда без парашютной вышки не обходился ни один городской парк...» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 12).

Резун каждого парнишку, который прыгал с парашютной вышки в городском парке и сдал нормы ГТО, причислил к “отлично подготовленным десантникам-парашютистам”.
Поинтересуйтесь у тех кто служил, или служит в десанте: можно ли школьников, прыгавших с парашютной вышки в парке и бросавших муляж гранаты на уроках физкультуры, считать отлично подготовленной десантурой? Только не спрашивайте это во время празднования Дня десантных войск! Такой вопрос может ребят обидеть........

И снова Виктор Суворов повторяет как мантру:
«В оборонительной войне парашютисты не нужны» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 12).

Но вот ведь незадача. На основании приказа Наркома обороны № 0083 от 4 сентября 1941 года “О развёртывании воздушно-десантных войск Красной Армии” в РККА было начато формирование пяти новых воздушно-десантных корпусов, которым присвоены номера с 6-го по 10-й. Также начато формирование пяти отдельных манёвренных воздушно-десантных бригад с номерами с 1-го по 5-й. Идёт оборонительная война, а командование Красной Армии продолжает формировать десантные части.

«Коммунисты-историки тратят сотни тысяч тонн бумаги на свои исторические книги, а вот зачем Сталин создал в 41-м году десять воздушно-десантных корпусов, ни одна коммунистическая книга не объясняет» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 12).

А сам Суворов не упоминает о том, что формирование половины из десяти воздушно-десантных корпусов, о которых он рассказывает, да ещё пяти десантных бригад в придачу, было начато уже осенью – в ходе сугубо оборонительной войны.

После парашютистов Суворов заводит речь о средствах десантирования.

«В конце 30-х годов в Советском Союзе одновременно более десяти конструкторских бюро вели жестокую конкурентную борьбу за создание лучшего транспортно-десантного планера. Олег Антонов кроме крылатого танка создал многоместный десантный планер А-7. В. Грибовский разработал великолепный десантный планер Г-11. Д. Колесников создал планер для переброски двадцати солдат – КЦ-20, а Л. Курбала работал над созданием планера-гиганта» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 13).

Прямой лжи здесь нет. Автор «Ледокола» не утверждает, что у Советского Союза есть много десантных планеров. Он употребляет такие обороты, как “создал”, “разработал” и “работал над созданием”. Но у читателя создаётся впечатление, что десантных планеров в СССР к моменту начала войны видимо невидимо. Вдобавок Суворов изображает из себя “глубоко знающего вопрос” спеца.
Во времена, когда Владимир Резун писал свой «Ледокол», проверить информацию о планерах в СССР в начале 40-х было весьма проблематично. Но сейчас – спасибо Интернету – это, вообще, не вопрос.
Планер конструкции Грабовского совершил первый полёт только 1 сентября 1941-го.
До конца года завод № 471 изготовил 10 серийных аппаратов, которые по количеству перевозимых десантников получили обозначение Г-11.
Планер КЦ-20, рассчитанный на перевозку двадцати десантников, серийно выпускался с 1942 года. Первые два опытных образца, КЦ-1 и КЦ-2, были изготовлены в октябре 1941 году. А всего КЦ-20 было выпущено 68 штук.
Планер-гигант К-Г – “Курбалы грузовой” (Курбала – фамилия главного конструктора), который должен был перевозить 76-мм пушку с боекомплектом, или легкую танкетку, или 20-25 десантников, начали проектировать в срочном прядке уже после начала войны. Испытания опытного планера К-Г проходили с 9 января по 22 февраля 1942 года. По результатам летных испытаний решили, что, несмотря на ряд положительных качеств, К-Г запускать в серийное производство нецелесообразно.
Итак, на 22 июня 1941 года в СССР серийно выпускался только один планер военного назначения – это планер А-7, конструкции Олега Антонова. Как не сложно догадаться, цифра “7” означает количество перевозимых десантников, включая пилота, то есть шесть десантников и пилот планера. Планеров А-7 за все время производства было выпущено 400 единиц (по другим данным 600).
Сознательно врал Суворов по вопросу о планерах или просто некомпетентен – осталось для меня неясным.

«Советский Союз вступил во Вторую мировую войну, имея во много раз больше планеров и планеристов, чем весь остальной мир. Только в 1939 году в СССР одновременно обучались пилотированию планеров 30 000 человек» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 13).

Этот фрагмент из «Ледокола» – прекрасный образец манипуляции.
Расписывая всё, что связано с планерами, Виктор Суворов избегал цифр. Он не называет ни количество имеющихся у Красной Армии планеров, ни сколько их выпускается промышленностью в сутки, в месяц или в год. Он подбрасывает количество людей, которые обучались планеризму в 1939 году. У читателя откладывается в голове число 30'000 и большинство подсознательно решает для себя, что, наверное, и планеров у Красной Армии примерно столько же.
В СССР в 39-м году были аэроклубы, в которых желающие учились летать на спортивных планерах. В 20-30 годы в Советском Союзе имел место настоящий бум планёрных школ, добравшийся даже до провинции. В 1934 г. было учреждено звание мастера планёрного спорта СССР. К 1941 г. советским планеристам принадлежало 13 мировых рекордов из 18, регистрировавшихся Международной авиационной федерацией. И как видно из вышеизложенного, подавляющее большинство этих людей обучаются как спортсмены.

Далее господин Резун также самозабвенно врёт:

«Вот тут мы подошли к довольно интересному моменту. Выпущенные весной 1941 года планеры можно было использовать летом 1941-го или, по крайней мере, – ранней осенью. А вот сохранить транспортно-десантные планеры до 1942 года было уже невозможно. Все ангары, а их в Советском Союзе было не так уж много, были давно забиты ранее выпущенными планерами. Хранить огромный десантный планер под открытым небом на осенних дождях и ветрах, на морозе и под многотонной снеговой нагрузкой – невозможно.
Массовое производство транспортно-десантных планеров в 1941 году означало намерение их использовать в 1941 году» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 13).

Это, какими такими “ранее выпущенными планерами” были забиты “все ангары”? Как назывались эти планеры? В каком количестве их выпустили? Исследователь Александр Красильщиков в своей книге «Планеры СССР» пишет:

«В 1940 г. был объявлен конкурс на ряд планеров, в том числе пятиместного транспортного. Первую премию получил О. К. Антонов за пятиместный планер «Рот-Фронт-8», схема которого являлась дальнейшим развитием одноименных спортивных планеров. Вторая премия была присуждена Г. Н. Воробьеву за пятиместный десантно-транспортный планер КАИ-5 “Сокол”. Коллектив конструкторов – Н. И. Афанасьев, Б. В. Кучеренко и Л. М. Роднянский – за одиннадцатиместный планер “Орел” был удостоен поощрительной премии. Опытные планеры были построены к середине 1941 года» (Александр Красильщиков, Планеры СССР – Глава 6, Часть 1).

Только ОПЫТНЫЕ ОБРАЗЦЫ построены к середине 1941 года.
Единственное исключение – это “Рот-Фронт-8” Олега Антонова. Он был принят на вооружение под индексом А-7. Единственный серийный транспортно-десантный планер А-7 только начали выпускать в 1941 году.

Вернёмся к словам Резуна о том, что “огромный планер нельзя хранить под открытым небом”. Во-первых, планеры, рассчитанные на транспортировку 7, 11 или 25 человек, совсем не огромные. И почему это вдруг планер нельзя хранить под открытым небом? Большинство самолётов того времени были сделаны из тех же материалов что и планеры. Взять хотя бы знаменитый многоцелевой По-2 конструкции Поликарпова (он же У-2). Мотор – едва ли не единственный элемент этого самолёта, сделанный из металла. И ничего, зимовали эти крылатые машины на аэродромах, накрытые брезентом: на всех ангаров не напасёшься.

* * *

«Если бы Сталин намеревался выбросить сотни тысяч своих десантников в Западную Европу в 1942 году, то массовое производство планеров нужно было планировать на весну 1942 года» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 13).

Опять Владимир Богданович бредит “сотнями тысяч десантников”. Если бы все 400 десантных планеров А-7, которые были выпущены за весь период производства, вдруг чудесным образом оказались бы в распоряжении Сталина в середине лета 1941 года, то он смог бы на них выбросить 2800 бойцов ВДВ. Но в 41-м четырёх сотен таких планеров попросту не было.

Ну а далее пошла тема военно-транспортной авиации.

«Планер – это средство для доставки грузов и групп десантников без парашютов. Десантников с парашютами доставляют в тыл противника военно-транспортные самолёты.
Лучшим военно-транспортным самолётом мира в начале Второй мировой войны был легендарный американский самолёт С-47. Резонно предположить, что если лучший в мире военно-транспортный самолёт создан в США, то Советский Союз в области военно-транспортных самолётов вступил в войну, имея не первое, а максимум второе место.
Такое предположение неверно. Дело в том, что американский С-47, правда, под другим именем (Ли-2), составлял основу советской военно-транспортной авиации. Правительство США по какой-то причине до начала войны продало Сталину лицензию на его производство и необходимое количество самого сложного оборудования. Сталин использовал предоставленную ему возможность полностью: С-47 выпускали в СССР настолько большими сериями, что некоторые американские эксперты считают, что в начале войны СССР имел этих самолётов больше, чем США» (Виктор Суворов, Ледокол – Глава 13).

Этот приём манипуляции сознанием масс используется повсеместно. Например, говорится, что “по МНЕНИЮ НЕКОТОРЫХ исследователей”, Земля плоская, или внутри пустая, или имеет форму куба. А уже спустя несколько предложений все забывают, что это всего лишь МНЕНИЕ, всего лишь НЕКОТОРЫХ. Если Вы встречаете такой оборот, имейте в виду: Вас пытаются одурачить!
Жаль, что Суворов не назвал имена “некоторых экспертов”, обнаруживших С-47 и Ли-2 в СССР в июне 1941 года, да ещё в количествах бо́льших, чем в США. Собственно, и в самих США найти С-47 летом 1941-го года было бы, мягко говоря, затруднительно.
Впрочем, обо всем по порядку. У кого будут сомнения – вся вселенная Интернета в помощь.
В 1936 году в Соединённых Штатах Америки началась эксплуатация будущей легенды мировой авиации – гражданского транспортного-пассажирского самолёта “Douglas” DC-3 [“Дуглас” ди-си-3], также широко известного под британским названием “Dakota” (“Дакота”). В 1937-38 годах СССР приобрёл 18 этих самолётов и лицензию на их производство в Советском Союзе. В СССР лицензионная машина получила обозначение ПС-84 – пассажирский самолёт завода №84. С середины 1940 года началась их активная эксплуатация Гражданским воздушным флотом (ГВФ) СССР. ГВФ располагал 12-ю лицензионными, произведёнными в Союзе самолётами ПС-84 и таким же количеством DC-3.
На момент начала Второй мировой войны DC-3 существовал только в гражданских вариантах – для перевозки грузов и пассажиров. И только 23 декабря 1941 года в США совершил свой первый полёт военно-транспортный вариант самолёта, получивший индекс С-47. А в Советском Союзе производство военно-транспортного Ли-2, созданного на базе лицензионного, пассажирского ПС-84, началось только в 1942 году.
К слову, по одним данным “Ли” означает “лицензионный”, по другим – “Ли” происходит от фамилии главного инженера завода №84 Бориса Лисунова, возглавлявшего создание военной модификации СП-84. Мне второй вариант представляется более близким к истине.
Итак, рассказы Виктора Суворова о военно-транспортной авиации СССР накануне 22 июня 1941 года оказались лютым бредом.
Аватара пользователя
Gosha
Всего сообщений: 22079
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: «Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)

Сообщение Gosha »

CAPMAT: 04 фев 2021, 18:47 «В 1932 году наша оборона на Западных границах зиждилась на использовании формирований партизан. Войска противника, перейдя государственную границу и углубившись на нашу территорию на сотню километров, должны были напороться на укрепрайоны и увязнуть в позиционной войне. В это время на оккупированной территории партизаны начинают организованное сопротивление и перерезают противнику коммуникации. Через некоторое время, лишившись свежего пополнения, подвоза боеприпасов и продовольствия, войска неприятеля вынуждены будут отступать» (Илья Старинов, Записки диверсанта – Часть I, Глава7).
Старинов понапишет! Одно слово диверсант! Такие как он Польских офицеров расстреливали - даже оружие использовали немецкое! Партизанское формирование это диверсионная группа провокаторов, которые с 1918 года выдавали себя то за ТРЕСТ, то за патриотов-националистов, то даже а репрессированных советской властью!
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Volskiy
Всего сообщений: 354
Зарегистрирован: 19.08.2016
Образование: высшее техническое
Профессия: любитель истории
 Re: «Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)

Сообщение Volskiy »

Специально из мемуаров Мерецкова К.А. "На службе народу" о подготовке армии в последний перед войной год:
После финской компании:
Закончилась финская кампания, но не окончились наши заботы. Граница в нескольких местах изменилась. Следовало подумать прежде всего об укреплении новых рубежей. И как только после подписания мирного договора я и начальник штаба генерал-лейтенант Е. Н. Чибисов возвратились в Ленинградский военный округ, мы тотчас занялись этой проблемой. Соответствующие меры приняло руководство погранвойск и командующие флотами.

Вместе с Северным военно-морским флотом мы приступили к освоению в интересующем нас плане части полуостровов Рыбачьего и Среднего западнее Мурманска; вместе с Балтийским военно-морским флотом — к освоению полуострова Ханко в Финском заливе у архипелага Або; вместе с пограничниками — к организации охраны сдвинувшихся на запад границ в Карелии, на Кольском полуострове и Карельском перешейке. Самоотверженно трудились наши воины, чтобы в кратчайший срок перебазироваться на новые места и наладить охрану совершенно незнакомой территории. Приходилось преодолевать дополнительные трудности. На старых местах советское население активно помогало нашим частям в решении тех или иных вопросов. Здесь же опереться было не на кого: отступая, вчерашний противник эвакуировал мирных жителей, а переселенцы из других районов нашей страны появились не сразу.

Немалую роль сыграли при этом пограничные полки окружных погранвойск под командованием генерал-майора В. Н. Долматова. Они были созданы в январе 1940 года и участвовали в отражении агрессии. Так, в одной лишь Карелии эти полки до середины марта ликвидировали около 70 отрядов противника, пересекших нашу границу. Затем погранполки активно включились в охрану новых государственных рубежей. В лесах зазвенели автоматические пилы и застучали топоры. Появились просеки. Вдоль нейтральной зоны [192] выросли пограничные столбы, протянулись проволочные заграждения, а перед ними четко обозначилась контрольно-следовая полоса. Последняя потребовала чрезвычайных забот. Приходилось искусственно создавать широкую насыпную дорожку в местности, изрезанной ручьями, подмываемой болотами, испещренной озерами, усыпанной валунами, изборожденной рытвинами и покрытой лесами и холмами. Да и бытовое устройство воинов наладилось, конечно не сразу. Но главное было сделано вовремя. Той же весной немецкие войска оккупировали Данию и Норвегию, а гитлеровские офицеры зачастили в финский генштаб.

Советское правительство поставило перед Ленинградским военным округом задачу передать боевой опыт, приобретенный в ходе военных действий, другим округам. Я посоветовался с начальником штаба Н. Е. Чибисовым и моим заместителем генерал-лейтенантом М. П. Кирпоносом, и мы решили прежде всего поделиться тем, что имели, но чего еще не было в том же объеме у других: новыми танками, автоматами, минометами, миноискателями. В частности, миноискателями мы полностью снабдили Белорусский и Киевский военные округа. Затем у нас проводились показательные учения, командирские сборы, читались лекции, издавалась учебная литература. Этим боевым опытом через полтора года воспользовались войска, отражавшие на севере в начале Великой Отечественной войны немецко-финские удары. Пригодился он и для других будущих фронтов. Что касается меня, то я особенно часто вспоминал и использовал уроки сражений на Карельском перешейке, когда командовал позднее в сходных боевых условиях 7-й Отдельн
ой армией, Волховским и Карельским фронтами.
https://volskiy1.livejournal.com/
Lew
Всего сообщений: 2830
Зарегистрирован: 21.04.2019
Образование: высшее естественно-научное
Политические взгляды: пофигистические
 Re: «Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)

Сообщение Lew »

Volskiy: 04 фев 2021, 18:37 Но приз за самую лживую сказку получает Камиль Абэ.
деля его 50:50 с Закорецким
Аватара пользователя
Камиль Абэ
Всего сообщений: 6385
Зарегистрирован: 25.08.2018
Образование: высшее гуманитарное
Политические взгляды: социалистические
Профессия: экономист
Откуда: Новосибирск
 Re: «Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)

Сообщение Камиль Абэ »

Gosha: 04 фев 2021, 18:39 Манёвры войск Белорусского военного округа 1936 года — двусторонние оперативно-тактические манёвры войск Белорусского военного округа, которые проводились в первой половине сентября 1936 года в обширном районе восточнее Минска.

<…>
Однако в желании гарантированно показать, что РККА в состоянии успешно вести отвечающую требованиям дня "войну моторов" организаторы учений переборщили, превратив их в игру по заранее отработанному сценарию, не способствовавшую приобретению войсками реального боевого опыта.
То есть типичная показуха... Ничему эти учения не могли научить применительно к лету 1941 г. Но Lew, вероятно, считает что были полезны...
https://kamil-abe-46.livejournal.com/
Lew
Всего сообщений: 2830
Зарегистрирован: 21.04.2019
Образование: высшее естественно-научное
Политические взгляды: пофигистические
 Re: «Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)

Сообщение Lew »

Камиль Абэ: 04 фев 2021, 19:49 Ничему эти учения не могли научить применительно к лету 1941 г. Но Lew, вероятно, считает что были полезны...
угомонись, тролль - иди читай своего любимого Герцена
Volskiy
Всего сообщений: 354
Зарегистрирован: 19.08.2016
Образование: высшее техническое
Профессия: любитель истории
 Re: «Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)

Сообщение Volskiy »

Мерецков пишет о том, что после советско-финской войны в ноябре 1939 – марте 1940 года отдельные командиры Красной Армии приобрели бесценный опыт в наступательных операциях. И этот опыт было необходимо передать другим частям. Потому что опыт, это не грипп и по воздуху не передаётся.
Летом 1940 года я был назначен заместителем народного комиссара обороны. Наркомом стал Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, начальником Главного артиллерийского управления — генерал-полковник Н. Н. Воронов. Соответствующие назначения с повышением получили и многие другие участники финской кампании. Так, М. П. Кирпонос несколько позднее был послан командующим Киевским военным округом.
Международная обстановка все более ухудшалась. Фашистская Германия расширяла агрессию. Северная Франция была оккупирована гитлеровцами, а французская армия, деморализованная и подавленная, беспорядочной массой откатывалась на запад и юг. Бельгия и Голландия лежали под [193] ногами захватчиков. Мы пока стояли вне мировой войны. Но надолго ли? Сколько времени продлится передышка, полученная в результате пакта о ненападении, заключенного с Германией в 1939 году? Предполагать можно было по-разному, а точно никто не знал.
Я отвечал за Управление боевой подготовки и Управление высших военно-учебных заведений. Едва успел после назначения ознакомиться с делами, заслушать доклады подчиненных начальников, изучить документы, как нарком отдал распоряжение о проведении в округах дивизионных тактических учений с боевой стрельбой. Первое из них проводилось в Московском военном округе, в Гороховецких лагерях. Присутствовали нарком обороны С. К. Тимошенко, начальник Генштаба Б. М. Шапошников, начальник артиллерии Г. И. Кулик (в то время пост начальника Главного артиллерийского управления существовал отдельно), командующий Московским военным округом С. М. Буденный и я. На учение была выведена стрелковая дивизия. Проводилось оно по теме «Наступление стрелковой дивизии на обороняющегося противника». Соединение было обеспечено минимальным количеством артиллерийских снарядов и мин. Комдив принял решение часть их использовать для короткого артиллерийского налета, а часть — для создания огневого вала, сопровождавшего наступление. Мы наблюдали, как на практике проявляют себя положения артиллерийского устава и каковы способности командиров различных степеней по организации боя и управлению подразделениями, частями и соединением, а также боевую слаженность войск. Учение прошло поучительно. Многие офицеры соединения показали себя хорошо подготовленными в военном отношении, способными управлять подразделениями и частями.
Нарком провел совещание командиров, на котором сделал обстоятельный разбор учения. После ряда выступлений совещание пришло к общему заключению, что учение оказалось очень полезным и что такие учения необходимо провести во всех округах. Было решено сначала провести их с войсками, недавно приобретшими военный опыт на Халхин-Голе и Карельском перешейке. С этой целью несколько сотрудников наркомата поехали в Забайкалье, а Тимошенко и я отправились В.Ленинград.
Как и в Гороховце, в ходе учений артиллерия и танки вели стрельбу боевыми снарядами, а пехота наступала, ведя огонь из стрелкового оружия. Обстрелянные в финской кампании [194] части Ленинградского военного округа действовали сноровисто и умело, но выявились некоторые недостатки в огневой подготовке. Теперь мы еще более убедились в том, что тактические учения с боевой стрельбой в условиях, приближенных к боевым, следует провести во всех соединениях Красной Армии. Буржуазные армии приобретали опыт на полях уже шедшей второй мировой войны. Наша армия обязана была приобретать боевой опыт в рамках повседневной учебы, а лучшей ее формой правильно считались тогда дивизионные учения с боевой стрельбой.

Красная Армия активно осваивала опыт войны, совершенствовала боевую выучку и готовилась к защите наших границ.
https://volskiy1.livejournal.com/
Аватара пользователя
Камиль Абэ
Всего сообщений: 6385
Зарегистрирован: 25.08.2018
Образование: высшее гуманитарное
Политические взгляды: социалистические
Профессия: экономист
Откуда: Новосибирск
 Re: «Ледокол» на чистой воде - разбор лжи Виктора Суворова (часть 1)

Сообщение Камиль Абэ »

Lew: 04 фев 2021, 19:53 иди читай своего любимого Герцена
А "Ледокол" вы читали?
https://kamil-abe-46.livejournal.com/
Ответить Пред. темаСлед. тема
Для отправки ответа, комментария или отзыва вам необходимо авторизоваться
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Вторая мировая война»