Зондер ПартизанВторая мировая война

1939 — 1945
Аватара пользователя
Автор темы
UranGan
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 1844
Зарегистрирован: 30.05.2020
Образование: среднее
Политические взгляды: анархические
Профессия: аcсанизатор
 Re: Зондер Партизан

Сообщение UranGan »

Ци-Ган:
09 янв 2021, 13:00
Сравним Борю Лунина и Гришу Васюру.
Два сапога пара.
Могли быть оба левые или оба правые, действуя по одну сторону фронта.
Моншер наконец вы пришли к единому заключению со мной! Зондер - это специальный, особый - значение такое! Особый-специальный партизанский отряд, который с приближением фронта перекрашивался из ягдкоманды!
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной не уверен - Эйнштейн.

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
UranGan
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 1844
Зарегистрирован: 30.05.2020
Образование: среднее
Политические взгляды: анархические
Профессия: аcсанизатор
 Re: Зондер Партизан

Сообщение UranGan »

ХИВИ

Изображение
"Хиви" это сокращение по правилам, принятым в немецком языке, от слова"Hilfswillige"(желающий помочь) , которое просвещенные в вопросах истории, но не знающие немецкого языка граждане регулярно путают с термином " Freiwillige ", что означает "доброволец". Далеко не все "Хиви" были добровольцами буквально - частично в вспомогательные подразделения попадали по мобилизации из оккупированных областей.

Конкретно - на инструкции Главного командования сухопутных сил Германии от 29.04.43 "Местные вспомогательные силы на Востоке". В документе прямо указано, что контингент "Хиви" пополняется за счет военнопленных и лиц мужского пола из оккупированных областей. В отдельных случаях допускалось также привлекать и женщин для замещения должностей младшего медперсонала. Инструкция разграничивает "добровольных помощников" и местную рабочую силу (т.е. привлеченные на строительные и другие работы местные жители, угнанные в Германию и вольнонаемные из числа местного населения), а также вводит разграничения по НАЦИОНАЛЬНОМУ признаку - тюрки и казаки не могут использоваться как "хиви", из них формируются отдельные воинские части. Фрагмент перевода указанного документа, сделанного в 1945 году переводчиком Разведупра Генштаба, приведен ниже в увеличенном и обработанном виде (фильтр) для удобства чтения.

Отношение к "восточным добровольцам" и их статус немцы корректировали по ходу войны, но некоторые вещи надо понимать сразу и однозначно - германское руководство разделяло народы СССР на "союзников Рейха" и тех, кто будет в рамках нового порядка обслугой на онемеченных землях. К первым относились народы Кавказа и Средней Азии, в местах проживания которых идеологи Рейха планировали создание буферных марионеточных государств, а ко вторым - славяне. Соответственно строились и правила обращения с хиви и чинами "восточных батальонов".

Казаков немецкие пропагандисты объявили "потомками готов", а следовательно расово близким немцам народом, чтобы иметь возможность использовать этот человеческий ресурс на фронте с одной стороны, а с другой усугубить раскол между казаками и жителями прочих русских областей, записав казачество не в сословие, а в отдельную нацию. Таким образом среди "хиви" не должно было быть казаков и представителей тюркских народов, на которые руководство Рейха возлагало особую миссию в части продвижения своего влияния на Восток. Этот факт наглядно иллюстрирует отличие статуса "добровольного помощника" в НЕМЕЦКОЙ воинской части от военнослужащего отдельного НАЦИОНАЛЬНОГО подразделения.
В то же время "хиви" кардинально отличались по статусу от военнопленных, используемых на строительных и других работах, принудительно собранного на строительство укреплений гражданского населения и т.п.

Во-первых, "хиви" это ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ вспомогательных частей - на это указывают ряд пунктов в Положении от 1943 года, упомянутого ранее:
возможность присвоения звания "ефрейтор";
возможность награждения специальными знаками для восточных войск и немецкими наградами: "штурмовым знаком", "восточной медалью", а также знаком отличия за ранения;
перемещение "хиви" вместе с воинской частью, к которой они приписаны;
наличие вещевого и денежного довольствия, а также льгот членам семей;
"Хиви" принимали присягу, текст которой зависел от национальности - для прибалтов он был свой, для прочих народов СССР отличались только обозначения "освободительных армий";
"Хиви" получают в действующей армии (до уровня армии включительно) медицинское обслуживание на равне с немецкими солдатами и поступают при необходимости в госпиталя и лазареты для немецких солдат, будучи размещены отдельно от немцев. В группах армий на Востоке создаются отдельные учреждения такого типа для солдат "тюркского" легиона и других добровольцев.

Во-вторых, предусматривалась возможность перевода "хиви" в отдельные подразделения "местных восточных формирований"по результатам прохождения службы.
Политика немецких военных властей в отношении хиви была весьма продуманной. Это следует признать. Натяжки "расовой доктрины" компенсировались некоторыми положениями военных приказов и инструкций, определяющих взаимоотношения немецких солдат и офицеров с "хиви". В частности прямо запрещалось применять в отношении "хиви" оскорбляющие достоинство наказания, унижать и демонстрировать свое превосходство. Командирам предписывалось не ставить "хиви" в худшие по сравнению с немецкими солдатами условия, "если это не вызвано необходимостью". Рядовым и унтер-офицерам запрещалось затрагивать в личных беседах с "хиви" военные и военно-политические темы, кроме обсуждения выполнения текущих поручений и бытовых вопросов.

Для "хиви", признанного негодным к дальнейшей службе по состоянию здоровья или по причине плохой дисциплины, а также за совершение каких-либо проступков, перспектива была весьма печальной - обратно в лагерь военнопленных. Правда при этом выдавалась справка о нахождении в рядах "хиви", а для гражданских лиц, поступивших на службу из оккупированных областей, предусматривалось возвращение домой. Но реализация последнего пункта вызывает серьезные сомнения - вряд ли кто-то станет заморачиваться обеспечением проезда бывшего "хиви" из фронтовой зоны в тыловой район.

В результате "хиви" старались в большинстве своем на немецкой службе "от души", хотя бы до момента, когда возникнет возможность перебежать обратно к своим. Такие переходы "хиви" хорошо отслеживаются по архивам с 1944 года. В протоколах допроса "вторично военнопленных" с русскими, украинскими,кавказскими и т.п. фамилиями указывалось, что такой-то спрятался в подвале (в лесу, в развалинах и т.п.), сознательно отстав от отступающей немецкой части, чтобы сдаться бойцам Красной Армии, находясь при этом в плену с 1942, а то и с 1941 года. Этот вопрос подробно описан в статье на канале "Дважды пленные".

В Положении о "хиви" 1943 года, которое мы рассматриваем в статье, прямо не указано, имели ли они право на ношение оружия. В большинстве своем оружия "добровольные помощники" все же не получали, т.к. их обязанности не предусматривали непосредственного участия в боевых действиях - "хиви" таскали оборудование связи и саперное имущество следом за немецкими чинами, подносили патроны и снаряды, в составе патрулей фельджандармов помогали регулировать движение, служили санитарами, водителями и повозочными, переводчиками в штабе и т.п.

С другой стороны нет и прямого запрета на использование "хиви" непосредственно в бою в случае крайней необходимости. Более того - обучение стрельбе и обращению с оружием прямо указывается как обязательная дисциплина в период нахождения "добровольцев" в тренировочных лагерях при дивизиях, в которых им предстоит служить.
"Хиви" перед присягой проходили двухмесячный испытательный срок, в период которого к оружию их, понятно дело, в любом случае не допускали, при этом старались нагрузить, что называется "по полной". Кроме того, в разные периоды и на разных участках фронта вопрос с участием "хиви" непосредственно в бою с оружием в руках мог решаться по-разному.
Выплата денежного довольствия "хиви" осуществлялась по трем разрядам. При этом по третьему разряду "доброволец" мог получать только если своей службой освобождал (заменял) целого немецкого унтер-офицера, т.е. находился на ответственном посту и вполне мог иметь личное оружие.

Знаки различия и обмундирование для "хиви" утверждались Положением 1943 года достаточно расплывчато - в общем и целом "доброволец" должен был получить НЕПОЛНЫЙ комплект б.у. немецкого обмундирования, дополненный имеющимися на складе трофейными элементами, схожими по фасону и цвету с немецкими. Знаменитая белая повязка, информирующая окружающих, что данный кадр "на службе в немецких вооруженных силах" применялась далеко не всегда и могла быть также элементом формы одежды "восточных батальонов" и рабочих команд.

Для данной категории военнослужащих ("добровольные помощники")немецкими инструкциями предусматривался отпуск (раз в год) продолжительностью до трех недель для поездки домой, при условии, что место проведения отпуска лежит в зоне ответственности данного армейского корпуса. Семьи "хиви" получали пособия и преимущества при устройстве на работу в случае нахождения на подконтрольной немцам территории. Главный отличительный признак "хиви" это не повязка, а функционал - "добровольные помощники" предназначались для высвобождения немецкого персонала с вспомогательных должностей с целью перевода в боевые подразделения. Такой подход не исключал использования самих "хиви" в бою с оружием в руках, но и не определял именно эту задачу главной, в отличие от "восточных батальонов", казачьих частей и национальных формирований СС.
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной не уверен - Эйнштейн.

Аватара пользователя
Автор темы
UranGan
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 1844
Зарегистрирован: 30.05.2020
Образование: среднее
Политические взгляды: анархические
Профессия: аcсанизатор
 Re: Зондер Партизан

Сообщение UranGan »

ОККУПАНТЫ

Изображение
Вид на деревню в Белгородской области во время оккупации.

Начнем, пожалуй, с немецкой политики. Чего хотели все русские крестьяне? Роспуска колхозов. Сначала они надеялись, что это сделают немцы, а потом, после войны, — советская власть в качестве вознаграждения за доблесть. Но, к удивлению и разочарованию крестьян, немцы в большинстве случаев колхозы не распустили. И сделали они это не потому, что были сторонниками коммунистической системы (хотя и объявляли себя социалистами).

В этой связи есть очень интересное интервью Отто Шиллера, ученого-аграрника, атташе по сельскому хозяйству германского посольства в Москве, который, что называется, знал предмет не понаслышке, понимал, чего хотят советские крестьяне. Как человек очень неглупый, Отто Шиллер считал, что если просто взять и распустить колхозы, то это может привести к тому, что нечего будет забирать у населения. А получение ресурсов было главной целью оккупантов. Министр продовольствия и сельского хозяйства нацистской Германии говорил, что колхозы — прекрасная форма выкачать из деревни сельхозпродукцию, поэтому распускать их не стоит.

Шиллер придерживался другого мнения. Он считал, что население необходимо привлечь на свою сторону, потому что любая оккупационная армия вынуждена взаимодействовать с местными жителями. Если на оккупированной территории есть люди, которые воевать не хотят, то их нужно чем-то заинтересовать. Одним кнутом мало чего добьешься. И у ученого была идея, что ежегодно примерно 10% колхозных земель следует приватизировать, обратно отдать в крестьянские руки.

Однако в немецких рядах не было единства. Существовало множество всевозможных ведомств, которые занимались Советским Союзом: отдел министерства иностранных дел, военные, отвечающие за определенные территории, отдел министерства продовольствия и сельского хозяйства, который жаждал выкачать из населения все, что только можно. Кроме того, министру приписывают «план голода». Он (министр) считал, что земля должна быть освобождена для немецкой колонизации, поэтому на Востоке много жителей быть не должно, все они должны вымереть. 30 млн человек — вот его «сухой» остаток. (Для справки: на оккупированных территориях, по разным оценкам, было 68 — 70 млн человек).

Надо сказать, что немцы практиковали такие вещи, как фактическая блокада городов. Они просто запрещали крестьянам приезжать торговать на городские рынки. И местные жители оказывались в очень печальном положении. Киев, Харьков… В общем, все было непросто, поскольку единой политики у немцев не было.

Как все происходило в действительности? Какое-то время на оккупированных территориях был период безвластия: «красные» ушли, а фашисты еще не пришли или пришли и ушли дальше. Как и бывает в период междувластия, начался тотальный грабеж и растащилово.

В городе было то же самое.

Немцы вели себя по-разному. Во-первых, что-то они просто забирали, что-то предпочитали оставить для того, чтобы хозяйство нормально функционировало. При отступлении Красная армия забирала скот и технику для военных нужд. Остальное была установка ликвидировать. Не все уничтожали, но был существенный ущерб. Плюс немцы. Но потом оккупанты прикинули, что если распустить колхозы, раздать все в частную собственность, то производительность труда будет мизерная. У крестьян совсем мало техники (или нет ее вовсе), нет рабочего скота. То есть взять от этих мелких хозяйств нечего. К тому же это сложнее, чем выкачать из колхоза. Вот поэтому колхозы и не распускали. Их, конечно, переименовывали, называли кооперативами.

Что касается менеджмента, говоря современным языком, то здесь тоже были разные ситуации. В деревнях, как правило, выбирали старосту или старшину. Быть начальником крестьянин не хотел. Почему? Это еще советская привычка — опасение, что если тебя выберут начальником, то потом проблем не оберешься. Но, в общем, выбирали.

К вопросу о бывших председателях. Мнение о том, что всех коммунистов, советских чиновников уничтожали и прочее, не соответствует действительности. Нередко бывшие советские чиновники оставались или на тех же местах, или занимали другие. Коммунистов, если они приходили и говорили, что ошиблись, но теперь готовы исправиться, отпускали. Обычно это было так. Если скрывались, то могло быть худо — могли расстрелять. На комсомольцев вообще не обращали внимания, если от них самих не исходила инициатива. Да, некоторые убегали (сотрудники НКВД, милиция и так далее), но в основном это были люди, которые понимали, что при новой власти им не выжить. Одним словом, было по-всякому. В отдельных регионах колхозы просто распускали. Например, в Псковской области. Что касается денег, то на оккупированных территориях очень часто параллельно ходили и марки, и рубли. За одну марку — 10 рублей.

Изображение
Украинские полицейские и немецкий солдат в оккупированном селе.

Если сравнивать Псков, Новгород, северные скудные земли с непростым климатом, с Кубанью или Украиной, то на территории главной житницы Советского Союза распускать колхозы не разрешили. Крестьяне получили по гектару земли, но при этом было введено высокое налогообложение.

Что немцы делали, чтобы поднять производство? Они привозили и бесплатно раздавали сельхозтехнику. Плуги и другие орудия были, конечно, уже устаревшими, но пользоваться ими было можно. Остро не хватало лошадей, да и вообще крупного и мелкого рогатого скота. В любую минуту могли прийти солдаты и все забрать. Кроме солдат были еще и партизаны. И это — отдельная история, когда крестьяне оказывались между двух огней: с одной стороны — партизаны, которые требовали снабжения, с другой — немцы.

И все же свою основную задачу — сбор ресурсов с оккупированной территории — немцы решили отчасти. Что-то оккупанты оставляли себе, что-то отправляли в Германию, а что-то, наоборот, им присылал Рейх. В Германии было нормированное снабжение, поэтому выкачка сельхозпродукции с местного населения радикально ситуацию не изменила. Немцы, когда почувствовали сопротивление, политику поменяли. В 1943 году они начали распускать колхозы.

Кстати, у немцев было много любопытных идей. Например, они пытались создать оборонные деревни. Поскольку на оккупированных территориях действовали разные партизаны, в том числе и обычные грабители, то немцы решили создать силы самообороны. Крестьянам выдали форму, оружие, чтобы они защищали свои деревни. Но из этого толком ничего не получилось.
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной не уверен - Эйнштейн.

Аватара пользователя
Автор темы
UranGan
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 1844
Зарегистрирован: 30.05.2020
Образование: среднее
Политические взгляды: анархические
Профессия: аcсанизатор
 Re: Зондер Партизан

Сообщение UranGan »

МОБИЛИЗАЦИЯ

Изображение
Пленные советские женщины - военнослужащие в Невеле. 26 июля 1941 года.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года, с 23 июня в стране была объявлена всеобщая мобилизация. Она коснулась военнообязанных 14 возрастов (1905—1918 годов рождения) и проходила в 14 военных округах СССР из 17. В течение 7 суток с 23 по 30 июня было призвано более 5,35 миллиона военнообязанных, из них свыше 500 тысяч офицеров запаса. В итоге к 1 июля 1941 года кадровый состав армии и флота, насчитывавший на момент начала войны около 5,4 миллионов человек, был фактически удвоен.

Был введен в действие существующий план мобилизации МП - 41. Весь процесс мобилизации, предусмотренный этим документом, был выполнен в установленные сроки, хотя и не в полном объеме. Серьезные трудности возникли с переводом из народного хозяйства в действующую армию машин, тракторов, обозов и лошадей. Сказывалась и низкая пропускная способность железных дорог, особенно в приграничной зоне.

Ожесточенные бои первых недель войны внесли свои коррективы в мобилизационный план. Принятых действий оказалось недостаточно. Складывающаяся на фронте обстановка и первые крупные поражения РККА вынуждали руководство страны принимать новые шаги. Фронт неуклонно требовал постоянного пополнения. В этих условиях уже в середине июля возобновилось формирование дополнительных внеплановых стрелковых и кавалерийских дивизий. Для этих целей привлекались военнообязанные запаса из остатков первой волны мобилизации.

Параллельно с этим менялась схема пополнения : части действующей армии пополнялись за счет местных ресурсов. Мобилизованные из внутренних военных округов перенаправлялись в новые части, которые только формировались. Спустя месяц после начала войны началась мобилизация в 3-х из 17-ти военных округов СССР, которые не были охвачены первой волной. Ситуация на фронтах все более осложнялась. Несмотря на упорное сопротивление Красной Армии и предпринимаемые контрудары, немецкая армия все глубже прорывалась на направлениях основных ударов. Возникла угроза потери западных территорий : Прибалтики, Белоруссии, Украины и Молдавии. В окружении оказались Смоленск, Киев, Одесса. Героически, из последних сил оборонялась Брестская крепость.

10 августа ГКО издал постановление № ГКО - 452сс , начинается вторая мобилизации. Она затронула призывников 1922 – 1923 годов рождения, остатки возрастов 1905 – 1918 годов рождения, а также впервые ресурс военнообязанных 1894 – 1905 годов. По официальным данным, в результате второй волны было призвано около 6,8 миллиона человек. Более половины из них нуждались в повторном обучении в запасных частях РККА. В основном это военнослужащие запаса с опытом боевых действий еще в Первую мировую войну. Очевидно, за тридцать лет военное дело ушло далеко вперед, и эти пробелы нужно было восполнять.

Всего с начала войны к 1 декабря 1941г в ряды РККА были призваны военнообязанные 24 возрастов с 1895 до 1923 года рождения включительно. Общая численность - свыше 14 миллионов человек. По официальным данным (в частности, работам Г. Ф. Кривошеева), потери РККА в июне - декабре 1941 года составили 3,13 миллиона человек. Однако многие историки указывают на неточности при подсчетах и оценивают потери РККА за этот период в диапазоне от 4 до 7 миллионов человек.
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной не уверен - Эйнштейн.

Аватара пользователя
Автор темы
UranGan
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 1844
Зарегистрирован: 30.05.2020
Образование: среднее
Политические взгляды: анархические
Профессия: аcсанизатор
 Re: Зондер Партизан

Сообщение UranGan »

КОМАНДНЫЙ СОСТАВ РККА

Изображение
Социальное положение и партийность.

Как и за все предыдущие годы советской власти, преимущества при отборе в военно-учебные заведения и при комплектовании командных и начальствующих должностей с 1937 по середину 1941 г. отдавались лицам, происходившим из рабочих и крестьян. По итогам проведенного в 1936 г. аттестования на 1 января 1937 г. в Сухопутных войсках было аттестовано 81 011 чел. командного состава. Из них 34 707 чел. (42,8 %) были выходцами из рабочих, 27 324 чел. (33,7 %) – из крестьян и 18 980 чел. (23,5 %) – из служащих.

Дальнейшие изменения в социально-классовой структуре советского общества, а также техническое и военной перевооружение Красной Армии в 1937–1941 гг. привели к ощутимым изменениям и в социальной базе командного состава. К началу войны около 40 % комначсостава происходили из рабочих, около 20 % – из крестьян и до 38 % – из служащих.

Интересная закономерность просматривается в социальном происхождении командного состава, если проследить его по категориям. Социальное происхождение командиров корпусов, дивизий и полков по данным на 10 марта 1937 г. представлено в диаграмме ниже.

Изображение
Кто руководил советской армией? Сословная и партийная принадлежность командного состава РККА перед войной

Из этих количественно-качественных показателей видно, что чем выше была служебная категория командного состава, тем меньше был процент выходцев из рабочих и крестьян. Если среди командиров полков выходцы из рабочих составляли 35,7 %, то среди командиров дивизий этот показатель уже равнялся 28 %, а среди командиров корпусов – всего 15,4 %. Такие изменения в процентных соотношениях объясняются различиями в уровнях образования рабочих, крестьян и служащих: выше образованность – выше должность. Примерно такое же процентное соотношение сохранялось и к началу Великой Отечественной войны.

Таким образом, анализ показал, что в 1937–1941 гг. классовый подход к подбору командных кадров сохранялся. Вместе с тем, это не мешало назначению на высокие должности выходцев из различных слоев общества, в том числе и духовенства.

Большое влияние на морально-психологическое состояние командного состава Сухопутных войск в рассматриваемый период оказали партийные и комсомольские органы и организации. Они являлись проводниками политики ЦК ВКП(б) на укрепление руководящей роли партии в военном строительстве. Непосредственно в войсках партийная политика претворялась в жизнь через политработников и командиров-коммунистов. В Сухопутных войсках к концу 1936 г. среди командного состава партийная прослойка была значительной и насчитывала 53 257 чел., что составляло от всей численности командного состава 65,7 %. Небольшая часть командиров взводов и рот являлась членами ВЛКСМ. На это же время командиров – членов ВЛКСМ в войсках насчитывалось 3997 чел. или 4,9 % от общего количества командного состава.

В партию, как правило, принимались командиры, имевшие лучшие показатели в боевой и политической подготовке, без «черных» пятен в своей биографии. Большая часть вступающих в партию командиров твердо верили в идеи партии, была готова отдать жизнь за партийные идеалы. Разумеется, были и такие, которые вступали в партию для того, чтобы быстрее получить следующие должность или звание, но вряд ли можно их строго судить, так как они были поставлены в условия, когда пребывание в рядах партии являлось необходимым условием служебного роста. Сказанное можно подтвердить цифрами. По данным на 10 марта 1937 г., из 26 командиров стрелковых корпусов в рядах ВКП(б) было 24 (92,3 %), из 150 командиров дивизий – 140 (93,3 %), из 691 командира полка – 596 (86,3 %). Партийная прослойка среди командиров батальонов и рот была значительно ниже. По состоянию на 1 января 1938 г., по сравнению с 1937 г., численность коммунистов среди командиров состава Сухопутных войск несколько понизилась и составляла 51 606 чел., что составляло 60 % от общего количества командного состава. Уменьшение количества коммунистов произошло в связи с проведением массовых репрессий. В последующие годы вместе с ростом числа лиц командного состава росло в армии число коммунистов. По состоянию на 1. 01. 1941 г. коммунисты и комсомольцы составляли 79,9 % командного состава. Непосредственно перед началом войны (по состоянию на июнь 1941 года) в Вооруженных Силах работало 12,2 тысяч партячеек, включавших 563, 5 тыс. коммунистов.

Одновременно повысилась партийная прослойка среди основных категорий командного состава Сухопутных войск. На 1 января 1941 г. из 105 командиров корпусов членами партии были 104 чел. (99,0 %), из 359 командиров дивизии – 350 чел. (97,6 %) и из 1 833 командиров полка – 1580 (86,2 %), из 8 418 командиров батальона – 6 865 чел. (81,5 %).

Итак, основные командные должности перед войной занимали коммунисты, непосредственно через ВКП(б) осуществляла партийное руководство в армии. Это, в известной мере, определяло тотальную политизированность всех армейских структур.

Уровень профессионального образования командных кадров Сухопутных войск

Уровень образования является той основной, на которую опирается профессиональная подготовка командира, и чем выше уровень общего и военного образования, тем больше вероятность того, что командир в установленные сроки и в полном объеме освоит свои служебные обязанности и на высокопрофессиональном уровне их будет исполнять. Исходя из того, что уровень общего образования командного состава в основном был раскрыт в предыдущих параграфах диссертации, представляется необходимым более конкретно проанализировать положение дел у командного состава с военным образованием.

По итогам аттестации командного состава Сухопутных войск на конец 1936 г., окончивших академии и высшие академические курсы, насчитывалось 2189 чел. (2,7 %), окончивших военные школы и курсы усовершенствования командного состава – 54 343 (67,0 %), окончивших только военные курсы – 13 952 чел. (17,2 %), одногодичников – 5669 чел. (7,0 %) и без военного образования – 4858 чел. (6,1 %). Как показывает анализ архивных документов, в Сухопутных войсках к началу 1937 г. насчитывалось более 13 % командного состава без военного образования, что составляло 10 527 чел. Наименьший процент командного состава без военного образования приходился на автобронетанковые войска (2,7 %) и на артиллерию (2,5 %) больше всего таких командиров было в стрелковых войсках (6,9 %) и кавалерии (10,6 %). Низкий уровень насыщения техникой стрелковых войск и артиллерии в то время позволял еще командному составу выполнять свои обязанности, не имея нужного образования.

Число 2,7 %, относящееся к командному составу с академическим образованием, не дает полного представления об уровне образованности командиров, так как этот показатель должен применяться только к той категории командного состава, которая должна была комплектоваться лицами с высшим военным образованием. К этой категории относились командиры полков и выше. Рассмотрим уровень военного образования командиров полков, дивизий и стрелковых корпусов по состоянию на 10 марта 1937 г.

Из 26 командиров корпусов академическое образование имели 14 чел., а остальные 12 чел. окончили КУВНАС и ВВАК. Из 150 командиров дивизий академию окончили 88 чел., КУВНАС И ВВАК – 38 чел., курсы усовершенствования – 20 чел., военную школу – 2 чел. и без военного образования было 2 чел. Из 691 командира полка академию окончили 146 чел., КУВНАС и ВВАК – 17 чел., курсы усовершенствования – 447 чел., военные школы – 66 чел., не имели военного образования – 15 чел.

Таким образом, академическое образование имели только каждый второй командир дивизии и каждый пятый командир полка. Для армии такого крупного государства, как Советский Союз, эти показатели были явно недостаточны. В 1937 г. резкого улучшения в деле военного образования военных кадров не происходило. На 1 января 1938 г. в Сухопутных войсках осталось 9862 чел. без военного образования, что составляло 11 % от общего количества командного состава Сухопутных войск. А среди такой категории, как командиры дивизий, процент лиц с академическим образованием резко снизился (из 108 чел. – 22 чел.), т. е. уже не каждый второй, как это было в 1936 г., имел высшее образование, а только каждый пятый. Объяснение этому можно дать только одно – массовые репрессии среди командного состава.

В последующие годы Народный комиссариат обороны принимал все возможные меры, чтобы повысить военные звания командного состава Вооруженных Сил, но в связи с непропорциональным увеличением численности Сухопутных войск относительно количества и емкости военных академий, различных курсов, военных училищ значительного улучшения в этом важном деле не произошло. Как уже указывалось выше, в Акте приема Наркомата обороны СССР С.К. Тимошенко от К.Е. Ворошилова в 1940 г. отмечалось: «Качество подготовки командного состава низкое, особенно в звене взводов – рота, в котором до 68 % имеют лишь краткосрочную 6-месячную подготовку курса младшего лейтенанта». На 1 января 1941 г. из 105 командиров корпусов высшее образование имели 55 чел. (52,4 %), из 359 командиров дивизий – 142 чел. (39,6 %), из 1833 командиров полков – 260 чел. (14,2 %) и из 8405 командиров батальонов – 131 чел. (1,6 %).

Сравнивая эти данные с данными 1937 г., видно, что на основных командных должностях лиц с высшим военным образованием в процентном отношении стало значительно меньше, так как военные академии, несмотря на значительное увеличение своей емкости и проведение досрочный выпусков, не успевали поставлять квалифицированные кадры для вновь развертываемых объединений и соединений.

К моменту завершения анализируемого периода в Сухопутных войсках ситуация с командным составом оставалась неутешительной: 4,3% командиров закончили высшие военные образовательные учреждения, 13% после завершения обучения в военных училищах повысили свою профессиональную подготовку на различных курсах. Командиры, закончившие военные училища составляли 36,5%, командиры отучившиеся на одногодичных курсах- 3,3%, на шестимесячных- 27,2%, процент командиров без военного образования равнялся 15,9%.

Таким образом, делая выводы относительно военного образования советских военных кадров, можно констатировать, что уровень военного образования большей части командного состава не отвечал требованиям времени. Принимаемые меры по повышению военных званий, особенно командиров основных командных должностей, должных результатов не давали из-за стремительного увеличения численности Сухопутных войск и преступно-халатного отношения кадровых органов к вопросам увеличения командного состава из рядов Красной Армии. Тем не менее, основная часть командиров и начальников была готова воевать за свободу и независимость Родины, недостаток знаний и опыта компенсировался горячей готовностью ее защищать.
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной не уверен - Эйнштейн.

Аватара пользователя
Автор темы
UranGan
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 1844
Зарегистрирован: 30.05.2020
Образование: среднее
Политические взгляды: анархические
Профессия: аcсанизатор
 Re: Зондер Партизан

Сообщение UranGan »

БРОНЯ КРЕПКА

Изображение
Трофейные модернизированные Т-34 в боевом строю вермахта. Установлена оптика и командирская башенка - радиотелефон.


Самые ощутимые потери в начале войны понесли танковые и механизированные войска РККА. К осени 1941 г. Красная Армия фактически лишилась своей главной ударной и маневренной силы - крупных танковых соединений. Перед войной РККА имела огромную армаду в 25 тысяч танков, из них почти 20 тысяч исправных. Это было намного больше, чем во всех странах мира, вместе взятых. США и Великобритания имели по 1,5 тыс.танков, Франция - 3,5 тыс., Германия к моменту нападения на СССР - 7 тысяч. До сих пор никто не может понять сталинских "стратегов": зачем наделали столько танков, если катастрофически не хватало техники, без которой тоже невозможно воевать - бензовозов, тягачей, бронетранспортеров, САУ и даже обычных грузовиков? С виду мощные советские мехкорпуса не были обеспечены по штату средствами связи, транспорта, ремонта и эвакуации техники, укомплектованность к середине июня 1941 г. составляла: по автомобилям — 39%, тракторам — 44%, ремонтным средствам — 29%. Пример: артполк одной из советских танковых дивизий на 24 орудия калибра 122-мм и 152-мм имел всего 5 тракторов. Как этот полк мог выполнять боевые задачи?

Трудно в это поверить, но войну советские танки Т-34-и КВ встретили... без бронебойных снарядов. В 6-м мехкорпусе ЗапОВО, имеющем самое большое количество новейших КВ и Т-34, не было НИ ОДНОГО бронебойного снаряда к ним. Такая же ситуация в 3-м мехкорпусе ПрибВО: бронебойных 76-мм снарядов имеется в наличии - 0. Не лучше в 4-м мехкорпусе КОВО – тот же 0. На начало июня 1941 самым обеспеченным снарядами к 76-мм орудиям для танков КВ и Т-34 оказался 8-й мехкорпус: из положенных по штату 8 163 бронебойных снарядов имелось аж 2 350 штук, то есть треть от нормы.

Немцы на 22.06.1941 г. имели значительно меньше танков, в сосредоточенной для нападения на СССР группировке было 3712 танка и штурмовых орудий. Из них новых только 961 танков типа Pz.III (37 мм или 50 мм пушка) и 439 штук типа Pz.IV (75 мм короткоствольная пушка). Вооружение, как видим, так себе, да и лобовая броня у Pz.IV всего 30 мм без наклона. Остальной танковый парк представлял собой совершенно устаревшие легкие танки с тонкой броней и малокалиберными пушками. Однако все танковые дивизии были грамотно сбалансированы по составу, а личный состав отлично подготовлен на всех уровнях. В немецкой танковой дивизии образца 1941 года насчитывалось 149 или 209 танков, 27 бронемашин, 192 орудия и миномета, 400 бронетранспортеров, 1500 грузовиков, 600 автомобилей и 1300 мотоциклов.

В целом за 1941 год промышленность произвела 2996 танков Т-34 с 45 мм лобовой наклонной броней и весьма удачной 76 мм пушкой. Учитывая эту внушительную численность не может не поражать ничтожная эффективность боевого применения советских новейших танков в начальный период войны. Известны только небольшие по масштабу успешные бои, например, бой танкиста-аса Дмитрия Лавриненко против 8 немецких танков. Его Т-34 находился неподалеку от КП генерала Панфилова, когда на шоссе у села появилось 8 немецких танков. Танк Лавриненко на максимальной скорости помчался навстречу противнику. Перед самой колонной он резко свернул в сторону, остановился и начал стрелять в упор, с близкого расстояния. Первым же выстрелом был уничтожен головной танк, остальные остановились. Это помогло Лавриненко стрелять без промаха и семью снарядами он уничтожил семь танков. На восьмом выстреле заело спусковой механизм орудия и последнему немецкому танку удалось скрыться.

Широко известен также бой 20 августа 1941 года, в котором экипаж танка КВ-1 под командованием Зиновия Колобанова грамотными действиями из засады уничтожил 22 немецких танка. Подобный успех был в значительной степени достигнут наличием у КВ-1 75 мм лобовой брони, которую немецкие танки пробить просто не могли. Можно еще вспомнить умелые действия танковой бригады Катукова. К сожалению, успешных боёв с массовым участием советских танков в 1941 году было очень мало. Это достоверное свидетельство того, что немцы значительно превосходили советских командиров в тактической подготовке. В вермахте отлично работала связь, было налажено четкое взаимодействие родов войск. В случае атак крупных масс советских танков тут же создавались боевые группы артиллерии и при поддержке авиации, которая господствовала в советском небе, успешно отражали почти любые атаки. Например, фактически самый мощный в мире 6-й мехкорпус РККА, имевший на вооружении больше тысячи танков, в том числе 450 новейших Т-34 и КВ, был уничтожен в районе Гродно всего за несколько дней действиями 3-х пехотных дивизий и авиации. Вермахт в 1941 использовал против советских танков 37-мм и 50-мм противотанковые пушки Pak (лобовую броню Т-34 и КВ могли не пробить, но наносили серьезные повреждения), пехотные орудия 75-мм leIG 18, 105-мм корпусные пушки, зенитную артиллерию (например, 88 мм FlaK).

Документов, свидетельствующих о чудовищных потерях в советских танковых войсках, предостаточно, это лишь один из множества:
"...июль 1941 в мехкорпусах ЮФ имелось:

во 2-м механизированном корпусе (МК) боеспособных: 1 шт.- КВ, 18 шт.- Т-34, 68 шт.- БТ, 26 шт.- Т-26, 7 шт.- огнеметных, 27 шт.- Т-37 (всего танков - 147, было на 22.06.41 - 489 шт.);
18 МК: 15 БТ и Т-26, 5 Т-28, 2 огнеметных (всего танков - 22, было на 22.06.41 - 280 шт.);
16 МК: 5 Т-28 (на 22.06.41 было 608 танков);
24 МК: 10 БТ, 64 Т-26, 2 огнеметных (всего танков - 76, было на 22.06.41 - 222 шт.).
О состоянии мехкорпусов можно судить по боевому донесению штаба 6-й армии ЮФ от 26 июля: 16-й мехкорпус с минимальными остатками: 240-й МД, 15-й и 44-й ТД, из которых сформирован отряд пехоты силою до батальона, МЦП, силою до батальона. 16-й мехкорпус совершенно не представляет из себя сколько-нибудь реальной силы..."

Всего по данным исследовательской группы генерал-полковника Кривошеева в 1941 году было потеряно 20,5 тысяч советских танков. Вермахт в 1941г. потерял 2758 танков - тоже весьма существенные потери для общего количества в 3,7 тысячи танков, вторгнувшихся в СССР. Но соотношение потерь 7:1 выглядит просто позорным для советской стороны. А ведь кто-то собирался воевать "малой кровью на чужой территории"!

Танк Т-34-76 выпуска 1940-42 гг. при своих серьезных достоинствах имел и громадное количество дефектов. Справиться со многими проблемами удалось только к 1943-44гг. Отвратительного качества был танковый дизель "В-2". Ресурса 100 моточасов для дизеля "В-2" (который был значительно дороже карбюраторного двигателя) на стенде удалось достичь только в 1943 году. Немецкие бензиновые двигатели "Майбах" отрабатывали в танке 300-400 часов.

Проводившие испытания Т-34 осенью 1940 г. офицеры НИБТП выявили множество конструктивных недостатков. В отчёте комиссии НИБТП было указано: "Танк Т-34 не удовлетворяет современным требованиям к данному классу танков по следующим причинам: огневая мощь танка не могла быть использована полностью вследствие непригодности приборов наблюдения, дефектов установки вооружения и оптики, тесноты боевого отделения и неудобства пользования боеукладкой; при достаточном запасе мощности дизеля максимальные скорости, динамическая характеристика танка подобраны неудачно, что снижает скоростные показатели и проходимость танка; тактическое использование танка в отрыве от ремонтных баз невозможно вследствие ненадёжности основных узлов — главного фрикциона и ходовой части. Заводу было предложено расширить габариты башни и боевого отделения, что дало бы возможность устранить дефекты установки вооружения и оптики; разработать заново укладку боекомплекта; заменить существующие приборы наблюдения новыми, более современными; переработать узлы главного фрикциона, вентилятора, коробку передач и ходовую часть. Увеличить гарантийный срок дизеля В-2 минимум до 250 часов." Однако к началу войны практически все эти недостатки сохранились.

Четырёхскоростная коробка передач Т-34 была неудачной по конструкции и легко ломалась при ошибках переключения скоростей неопытным механиком-водителем. Чтобы избежать поломок, требовались навыки отработанные до автоматизма, что было недостижимо, ведь на обучение механикам-водителям отводилось буквально несколько часов вождения. Неудачной была конструкция фрикционов, они часто выходили из строя. Ненадёжны были топливные насосы. В целом, Т-34 был очень сложен в управлении, требовал высокой натренированности и физической выносливости от механика-водителя. За время длительного марша механик-водитель терял в весе 2-3 кг - это был тяжелейший труд. Часто переключать скорости мехводу помогал стрелок-радист. Таких сложностей с управлением не было у немецких танках, а при выходе из строя механика-водителя его мог заменить почти любой член экипажа.

Т-34 имели зеркальные перископы у механика-водителя и в башне танка. Такой перископ представлял собой примитивный короб с установленными под углом зеркальцами вверху и внизу, причем зеркальца были не стеклянными, а из полированной стали. Качество изображения было отвратительным. Такие же примитивные зеркальца были в перископах на бортах башни, являвшихся одним из основных средств наблюдения у командира танка. Вести наблюдение за полем боя и осуществлять целеуказание было затруднительно.

Дыма, гари в боевом отделении после выстрела было, как в газовой камере; экипаж буквально угорал во время стрельбы, ведь вентилятор в танке был очень слабый. Люки в бою по уставу требовалось закрывать. Многие танкисты не закрывали, иначе не уследишь за резко меняющейся ситуацией. С этой же целью приходилось время от времени высовывать голову из люка. Механик-водитель, как правило, оставлял люк приоткрытым на ладонь.

Не лучше, чем Т-34, обстояло дело и с танками КВ, их тоже комплектовали некачественными фрикционами и коробками передач. При попадании снаряда в лоб у КВ часто клинило башню. У Т-34 легко пробивался люк водителя, размещенный в лобовом листе брони.

Известно, что немцы воевали на трофейных советских танках. Однако из множества захваченных немцами летом-осенью 1941 г. практически целых советских танков к октябрю было введено в строй всего несколько десятков. Почему так мало? Дело в том, что советские танки были негодны для вермахта. Дело в том, что для советских танковых двигателей требовался только высокосортный бензин (для Т-26 не хуже "грозненского", а для БТ и Т-28 - не хуже "бакинского"). А согласно "Военному дневнику" Ф.Гальдера, немцы уже в 1940-42 гг. испытывали острейший дефицит натуральной нефти и, как следствие, высокосортного бензина. Его немецкой армии не хватало бензина даже для авиации, так зачем же тратить его на посредственные советские танки? Немецкий же синтетический бензин отечественные танковые моторы "кушать" отказывались. Это было характерно не только для танков довоенного выпуска: двигатели новейших советских танков также нуждались в высокосортном бензине.

С соляркой для дизельных двигателей Т-34 и KB у немцев было еще хуже. В 1941-42 гг. в германской армии недостаток дизтоплива ощущался острее, чем бензина, поскольку его невозможно заменить каким-либо синтетическим продуктом. Поэтому в моторы дизельных автомобилей и танков вместо солярки заливали смесь сырой нефти с керосином и маслом. Только трофейный газойль как-то спасал положение, но и он большей частью шел в баки грузовых автомобилей. Всего, согласно немецким источникам, с 1941 г. по 1945 г. в вермахте использовалось не более 300 советских танков и САУ.

Но главные проблемы были из-за того, что обучению советских танкистов всех уровней до войны придавали преступно мало значения. "Многие механики-водители к началу войны имели всего лишь 1,5-часовую практику вождения танков" (ИВОВ, 7, т.1, с.476). Основные тренировки механики-водители Т-34 под предлогом сбережения моторесурса техники проводили на танках Т-26, в результате поступавшие в войска Т-34 не были освоены экипажами. Выяснились также факты придерживания учебников и инструкций для обучения танкистов на фоне параноидальной шпиономании, таким образом, танкисты не получали нужные им учебные материалы. Плохо обученные советские экипажи часто просто не могли завести танки, устранить даже простую поломку. Из-за низкой надежности и слабой подготовки экипажей основные потери танков были именно небоевые. Новейшие танки часто были вынуждены уничтожать или просто бросать при невозможности устранить поломку, а также из-за отсутствия топлива. Из архивных документов: "125-й танковый полк 202-й МД 12-го МК ПрибОВО 22 июня 1941 года вывел по тревоге 49 Т-26, а 16 боевых машин бросил неисправными в парках..."

Мало того, что подготовка советских танкистов была на нижайшем уровне, так еще и катастрофически не хватало командных и технических кадров. Данные по некоторым соединениям на июнь 1941 г.: в 35-й ТД 9-го мехкорпуса КОВО вместо 8 командиров танковых батальонов имелось 3 (укомплектованность 37%), командиров рот — 13 вместо 24 (54,2%), командиров взводов — 6 вместо 74 (8%). В 215-й МД 22-го мк КОВО не хватало 5 командиров батальонов, 13 командиров рот, укомплектованность младшим командным составом — 31%, техническим — 27%.

Система подготовки немецких танкистов была намного лучше, чем советских:
"Упор в учебных и боевых подразделениях был сделан на возможно более тщательную подготовку экипажей. Особо подбирались в первую очередь водители танка. Если инструкторы не видели у курсанта прогресса после первых же практических занятий, то его сразу переводили в заряжающие или стрелки-радисты. Экипаж обучался движению в составе смешанных колонн вместе с артиллерийскими, инженерными и разведывательными подразделениями танковой дивизии. Такие колонны посылались в многокилометровые походы на 2-3 дня по специальным маршрутам. За соблюдением курсантами точности следования заданному курсу следили специально прикомандированные навигаторы. Наводчики и заряжающие танковых орудий в бесконечных тренировках стремились уложиться в жесткие нормативы — каждая их операция была регламентирована по секундам. Отдельно тренировали наводчиков, добиваясь от них максимальной точности, при этом боеприпасов не жалели, так что их обучение в основном состояло из практических занятий. Водитель был обязан хорошо разбираться в двигателе танка и вообще в устройстве многочисленных механизмов. Все свободное от занятий время курсанты посвящали уходу за танком. Помимо боевой подготовки будущие танкисты усиленно занимались физической, часто бегая кроссы, повышавшие общую выносливость. По окончании учебы худшие курсанты безжалостно отсеивались. Такие принципы подготовки сохранились в учебных танковых подразделениях вплоть до самого конца второй мировой войны. Именно благодаря всем ее составляющим немецкие танкисты так хорошо показали себя как в наступательных, так и в оборонительных операциях на всех фронтах...".

Советские танкисты вспоминали: "Если немецкий танк по тебе первым выстрелом промахивается, то вторым он уже не промахивался никогда". Отличная оптика и высокая выучка позволяла немецким танкистам иметь значительное преимущество при ведении огня.

Интересны впечатления танкиста Р.Уланова:
«За время службы в армии мне довелось иметь дело со многими танками и САУ. Я был механиком-водителем, командиром машины, зампотехом батареи, роты, батальона, испытателем в Кубинке и на полигоне в Бобочино (Ленинградская область). Каждый танк имеет свой “нрав” по управлению, по преодолению препятствий, специфику выполнения поворотов. По легкости управления я бы поставил на первое место немецкие танки T-III и T-IV... Отмечу, что вождение Pz.IV было неутомительным из-за легкости работы рычагами; удобным оказалось и сиденье со спинкой - в наших танках сиденья механиков-водителей спинок не имели. Раздражали только вой шестерен коробки передачи и исходившее от нее тепло, припекавшее правый бок. 300-сильный двигатель “Майбах” заводился легко и работал безотказно. Pz.IV был трясучим, его подвеска была жестче, чем у Pz.III, но мягче, чем у Т-34. В немецком танке было значительно просторнее, чем в нашей “тридцатьчетверке”. Удачное расположение люков, в том числе и в бортах башни, позволяло экипажу, в случае необходимости, быстро покинуть танк...»

В целом очень трудно избавиться от впечатления, что советские танковые войска к войне готовила "группа вредителей" или "врагов народа". Хоть власть и уверяла, что всех вредителей, в том числе и военных, перестреляли в 1937-38 гг., но по итогам лета-осени 1941 года совершенно ясно: не тех расстреляли...

Статистика.

После войны ГБТУ провело исследование о причинах поражения наших танков. На долю противотанковой артиллерии пришлось около 60%, в боях с танками потеряно 20%, гаубичная артиллерия уничтожила 5% , на минах подорвалось 5%, на долю авиации и противотанковых средств пехоты пришлось 10% .

По данным Статистического сборника № 1 "Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны" (1994 г. Воениздат), на 1 июня 1941 года в Красной Армии числилось более 25 000 танков. В июне 1941 года было произведено еще 305 танков.
Типы танков и их количество, в скобках – исправные:

– Т-34 (76 мм пушка) – 1030 шт. (1029 шт.)
– КВ -1 (76 мм пушка) – 412 шт. (410 шт.)
– КВ -2 (152 мм гаубица) – 135 шт. (134 шт.)
– Т-35 (76 мм пушка, 2 пушки 45 мм) – 59 шт. (42 шт.)
– Т-28 (76 мм пушка) – 442 шт. (292 шт.)
– БТ -7М (45 мм пушка) – 704 шт. (688 шт.)
– БТ-7 (45 мм пушка) – 4563 шт. (3791 шт.)
– БТ-5 (45 мм пушка) – 1688 шт. (1261 шт.)
– БТ-2 (37мм пушка) – 594 шт. (492 шт.)
– Т-26 (45 мм пушка) – 9998 шт. (8423 шт.)
– Т-40 (2 пулемета 12,7 мм и 7,62 мм) – 160 шт. (159 шт.)
– Т-38 (1 пулемет 7,62 мм) – 1129 шт. (733 шт.)
– Т-37 (1 пулемет 7,62 мм) – 2331 шт. (1483 шт.)
– Т-27 (1 пулемет 7,62 мм) – 2376 шт. (1060 шт.)
– Су-5 (1 пушка 76 мм) – 28 шт. (16 шт.)

Итого: 25 621 танк, из них 19 997 исправных (боеготовых) - более 78%.
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной не уверен - Эйнштейн.

Аватара пользователя
Автор темы
UranGan
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 1844
Зарегистрирован: 30.05.2020
Образование: среднее
Политические взгляды: анархические
Профессия: аcсанизатор
 Re: Зондер Партизан

Сообщение UranGan »

КРАСНЫЕ СОКОЛЫ

На конец 1941 года общее количество боевых потерь советской авиации превысило 10 тыс. самолётов. Ещё почти 2 тысячи составили потери авиации ГВФ, но это без поломок и повреждений на земле! Причём особенностью потерь 1941-1942 годов является огромное количество потерянных самолётов на аэродромах. Значительная часть из них была там не повреждена или уничтожена, а брошена в ходе отступления, нехватки топлива, технических неисправностей, отсутствия лётного состава и т.д.

Т.е. массовые потери произошли, по факту, перед и после падения Киева, когда немецкое командование решило обезопасить свои фланги, а советское командование не предприняло своевременных действий по отводу войск. И здесь нужно признать, особую роль Сталина, который был противником сдачи Киева, а так же неразбериху и нервное напряжение связанное с этим. Кирпонос затребовал повторное подтверждение приказа об оставлении Киева, памятуя о том, что Сталин был категорически против его сдачи. Время было упущено и, в итоге, РККА потеряла огромное количество техники и людей убитых, попавших в плен и ушедших в партизаны (да, для РККА они были потеряны, как минимум до 1943-1944 годов). Разгром пришёлся уже на осень 1941 года. Тогда же, осенью, сразу после оставления Киева, погиб и командующий Юго-Западным фронтом в результате попытки прорыва из окружения.

Изображение
Достаточно интересная таблица потерь ставшая широко известной благодаря Солонину, правда здесь только ВВС РККА без авиации ВМФ и ИА ПВО. Но она не объясняет запущенный в оборот Хазановым документ, точнее ссылку на него, подготовленный полковником Ивановым из штаба РККА от 31 июля, где фигурирует «неучтённая убыль» в 5240 самолётов. Если в первом случае (первой таблице) её могло «размазать» по общим цифрам, то во втором, где чётко приведены категории потерь… Даже графа «Не вернулись с боевого задания» значительно меньше неучтёнки на 31 июля. Тут либо встаёт вопрос достоверности документа Хазанова (нигде оригинал текста или скан найти невозможно), либо основного источника информации для исследователей «Советская авиация в ВОВ в цифрах.

Изображение
Т.е. несмотря на такие цифры, ВВС РККА 1941 года в целом показала себя, как минимум, не хуже ВВС РККА в 1943. Сюрприз? Нет. Просто уровень подготовки в 1941-43 году курсантов резко упал. И потому я считаю, что как раз серьёзный удар по ВВС был нанесён в 1942 году, когда техники стало меньше, а потерь, наоборот, больше.

Но при всём этом интересна ещё одна табличка: соотношение потерь самолётов и лётного состава по результатам второй мировой войны:
Изображение
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной не уверен - Эйнштейн.

Аватара пользователя
Автор темы
UranGan
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 1844
Зарегистрирован: 30.05.2020
Образование: среднее
Политические взгляды: анархические
Профессия: аcсанизатор
 Re: Зондер Партизан

Сообщение UranGan »

ДИВЕРСАНТЫ ВЧ: 9903

Изображение
С самого начала Великой Отечественной войны советское командование разработало план борьбы с немецкими захватчиками на оккупированных территориях. Уже 29 июня 1941 года была выпущена директива Совета Народных Комиссаров СССР №П509 «Партийным и советским организациям прифронтовых областей о мобилизации всех сил и средств на разгром фашистских захватчиков», в которой требовалось «…В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия…». Для подготовки и координации деятельности партизанских и диверсионных формирований в июне 1941 года была создана войсковая часть №9903, которая вошла в историю, как особая разведывательно-партизанская организация.

Её командный состав был укомплектован офицерами из числа слушателей Военной академии им. М.В. Фрунзе. Личный состав части составляли комсомольцы-добровольцы Москвы и Московской области, других городов Советского Союза, а также добровольцы из числа красноармейцев и командиров действующих частей Красной Армии. Комсомольцы-добровольцы прибывали по путёвкам от комитетов ВЛКСМ.

Основными направлениями деятельности части являлись:

— организация, подготовка и переброска в тыл противника боевых разведывательно-диверсионных групп, на которые возлагались задачи: ведение активной разведки войск противника, минирование дорог, уничтожение мостов на шоссейных и железных дорогах, устройство засад на дорогах с целью уничтожения колонн автомашин и мелких групп врага, его телефонной и телеграфной связи, складов с боеприпасами и горючим, организация крушений железнодорожных поездов с живой силой и боевой техникой захватчиков;

— создание в прифронтовой полосе, там, где это вызывалось необходимостью, партизанских отрядов из комсомольцев и коммунистов, и подготовка их к боевым действиям на случай занятия данной местности противником.

Первоначально воинская часть №9903 представляла собой небольшую группу офицеров из семи человек во главе с полковником Смирновым Андреем Ермолаевичем и майором Спрогисом Артуром Карловичем.

Изображение
Артур Спрогис

В группу вошли: капитан А.Я. Азаров, старшие лейтенанты И.Н. Банов, Ф.И. Коваленко, И.И. Матусевич, А.К. Мегера.

27 июня 1941 г. группа прибыла в штаб Западного фронта, расположившегося в лесах восточнее Могилёва, и приступила к работе.

Работу в войсках проводили попарно: Спрогис А.К. и Коваленко Ф.И., Азаров А.Я. и Банов И.Н., Мегера А.К. и Матусевич И.И.

В июле 1941 г. в часть прибыло пополнение офицеров из числа слушателей Военной академии им. М.В. Фрунзе, в том числе: капитаны Ф.И. Батурин, А.В. Щербинин, А.А. Алёшин, старшие лейтенанты М.А. Клеймёнов, С.М. Грабарь, Ф.А. Старовойтов, Д.А. Селиванов, Г. Веселов, военврач 3-го ранга Галикеев И.З.

Работая в войсках с целью подбора необходимых людей для выполнения заданий в тылу врага, офицеры части встретились с определёнными трудностями: беспрерывное отступление наших войск и невозможность установления устойчивой связи с группами, направляемыми на задание; нежелание командиров частей отпускать людей, отобранных для работы в тылу противника; отсутствие опыта разведывательной работы в военное время у подавляющего большинства личного состава части.

В связи с этим работа шла медленно и не всегда качественно. В июле-августе удалось организовать и направить в тыл противника несколько групп, однако устойчивая связь поддерживалась с тремя из них — младшего политрука Русакова Матвея в районе западнее Двины, Сороки Григория в районе западнее Смоленска и Юденкова Андрея в районе Ельня, Дорогобуж.

Требовалось немедленная перестройка работы части в соответствии с требованиями конкретных условий войны.

В конце августа командиром части был назначен майор Спрогис А.К., военным комиссаром части — полковой комиссар Дронов Никита Дорофеевич. Вступив в должность, майор Спрогис в кратчайший срок сумел перестроить работу части и подготовить её к более масштабным, активным и решительным действиям в тылу противника в самые трудные и опасные для столицы дни и месяца осени 1941 года.

Работа по организации и подготовке боевых групп проводилась на базах части: совхоз Александрино, севернее Вязьмы (июль-август 1941 г.); город Вязьма (сентябрь 1941 г.); помещение детского сада, район станции Жаворонка (октябрь 1941 г.); помещение детского сада, район «Зелёные дачи» в районе Кунцево (ноябрь 1941 г.); здание Московского энергетического института по Красноказарменной улице, дом 14 (конец ноября 1941 г. — декабрь 1942 г.).

В первую очередь был решен вопрос о массовом наборе комсомольцев-добровольцев из Москвы и Московской области через комитеты ВЛКСМ. Наплыв добровольцев превзошёл все ожидания.

Через комиссию по отбору, созданную из представителей ЦК, МК И МГК ВЛКСМ при участи Спрогиса А.К. прошли до трёх тысяч комсомольцев.

В результате индивидуального отбора в часть было зачислено около двух тысяч человек. Это был цвет молодёжи, передовые представители комсомола столицы и столичной области, воспитанные Коммунистической партией, как и всё предвоенное молодое поколение страны, на революционных и боевых традициях, в духе беззаветной любви к социалистической Родине. Сердца их кипели гневом к немецко-фашистским захватчикам. Полные отваги, они были готовы выполнить любое задание командования, не щадя сил, а в случае необходимости, то и самой жизни.

Среди них больше половины были девчонки 20, 18, даже 17 лет. А вопросы этим молоденьким представительницам слабого пола комсомольские вожаки задавали совсем не женские. Например, юную Милу Хотовицкую члены комиссии спросили: «Сможешь ли убить человека ножом, если встретишься с ним в лесу и так сложатся обстоятельства, что это будет необходимо?» На это она ответила: «Мне трудно сказать, здесь все свои, и я не смогу такого представить, но, если нужно будет для дела, наверное, смогу». «А прыгнешь с парашютом?» — «Конечно, страшно, но смогу!».

После отбора комиссия рекомендовала к зачислению в часть две тысячи человек. 15 октября первая группа — около сотни юношей и девушек — прибыла на базу в/ч 9903, которая располагалась тогда у железнодорожной станции Жаворонки в километрах 30 к западу от Москвы.

Учили их по ускоренной программе — весь курс «диверсионных наук» занял лишь 3 дня: стрельба из винтовки, пистолета и метание гранат, бесшумное снятие часового, ориентирование на местности, минирование дорог, способы подрыва мостов...

Отчаянное положение на фронте не позволяло даже толком проверить, как каждый из бойцов освоил все эти премудрости — «экзамены» предстояло «сдавать» прямо в противостоянии с врагом. Уже 20 октября несколько групп, сформированных командованием спецчасти из новичков, были переброшены в тыл к гитлеровцам.

Теоретическую подготовку будущие партизаны и диверсанты проходили в нынешнем административном корпусе МЭИ. В числе прошедших жесточайший отбор было большое количество студентов и сотрудников МЭИ, многие воевали в партизанских отрядах, получая директивы и указания от штаба в/ч 9903.

Вот скупые строки собранной статистики:

«Из двух тысяч личного состава в/ч 9903 погибли 951 человек, то есть почти каждый второй. В их числе: замучены в гестапо — 12 человек; повешены, расстреляны, сожжены заживо — 18 человек; погибли при десантировании или переходе линии фронта — 13 человек; погибли при минировании шоссе и железных дорог — 7 человек; подорвались на минах — 4 человека; пропали без вести — 348 человек. Большое количество пропавших без вести объясняется тем, что разведчики и диверсанты, уходя на задание, не имели при себе никаких документов и при гибели оставались неопознанными...»

В период битвы за Москву и контрнаступления наших войск войсковая часть 9903 подготовила и направила в тыл противника свыше 45 боевых отрядов. Некоторые группы выполняли задания по два и три раза. Всего за это время совершено 86 выходов в тыл противника для действий по его тылам, в том числе: в сентябре — 8, в октябре — 11, в ноябре — 36, в декабре — 14, в январе, феврале 1942 года — 17.

После разгрома немецких войск под Москвой в/ч №9903 приступила к подготовке групп и отрядов для действия в глубоком тылу противника.

Начиная с марта 1942 года, группы численностью 10-12 человек, обеспеченных, как правило, радиосвязью, перебрасывались на самолётах и десантировались в заданном районе.

В августе-сентябре 1942 года были подготовлены и сброшены в тыл противника 4 оперативных центра численностью по 35 человек каждый.

С сентября по ноябрь 1941 года в тылу противника действовали четыре отряда особого назначения по 100-120 человек каждый.

В декабре 1942 года в/ч 9903 в полном составе была переведена в распоряжение разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии.

В июле 1943 года несколько групп и отрядов были переданы штабу Западного фронта, основная же их часть осталась в распоряжении Разведуправления Генштаба.

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, называя основные факторы, определившие историческую победу советских войск под Москвой, особо подчёркивал роль разведки. «Нашей разведке, — пишет он, — удалось своевременно установить сосредоточение ударных группировок противника на флангах фронта обороны и правильно определить направление главных ударов». В этом деле есть весомый вклад и командиров и бойцов в/ч №9903.

Около 500 человек были награждены орденами и медалями Союза СССР, в том числе орденом Ленина — 22 человека.

За образцовое выполнение заданий командования в тылу противника пяти разведчикам Зое Космодемьянской, Лёле Колесовой, Ивану Банову, Григорию Линькову, Никите Дронову было присвоено звание Героя Советского Союза. Сотрудница МЭИ Елизавета Беневская награждена Орденом Красной Звезды.

После расформирования войсковой части 9903 оставшиеся в живых разведчики создали ветеранскую организацию, которая на 1 мая 1998 г. насчитывала свыше 260 бывших бойцов. Ветеранская организация особой разведывательно-партизанской части 9903 является коллективным членом Совета ветеранов военной разведки».

ДИВЕРСАНТКА ЗОЯ

Из воспоминаний полковника в отставке, одного из начальников разведывательно-диверсионной части № 9903 Афанасия Мегеры:

«В период битвы за Москву в/ч № 9903 подготовила и направила в тыл противника около 50 боевых групп и отрядов. Всего за сентябрь 1941-го - февраль 1942-го ими было совершено 89 проникновений в тыл противника. Уничтожено 3500 немецких солдат и офицеров, 36 предателей, цистерн с горючим -13, танков -14.

Диверсантов отбирали среди молодежи. Командиру диверсионно-разведывательного отдела Западного фронта майору Артуру Спрогису нужны были молодые девушки и ребята, которые бы не вызывали у немцев подозрений. 3 - 5 дней шла боевая учеба, и - в бой.

Зоя Космодемьянская прибыла в часть 1 ноября, а в ночь на 4-е перешла линию фронта в составе группы из 12 человек.

Первое задание

Все документы и рапорта в части писались со слов командиров и комсомольцев штатным писарем в тетради в клеточку:

«Вам надлежит воспрепятствовать подвозу боеприпасов, горючего, продовольствия и живой силы путем взрыва и поджога мостов, минирования дорог, устройства засад в районе дороги Шаховская - Княжьи Горы... Задача считается выполненной: а) уничтожение 5 - 7 автомашин и мотоциклов; б) уничтожить 2 - 3 моста; в) сжечь 1 - 2 склада с горючим и боеприпасами; г) уничтожить 15 - 20 офицеров».

Из доклада бойца диверсионной группы Зоричевой:

«Несколько дней двигались вперед, разбрасывая колючки, ребята ходили минировать большак. Продукты подходили к концу, остатки сухарей стали горькими от неосторожного обращения с толом. В группе появились больные (Зоя простыла, у нее заболели уши), и командир принял решение возвращаться. Но Зоя заявила, что, несмотря ни на что, мы должны были еще лучше выполнить задание. На базу вернулись 11 ноября».

Из воспоминаний офицера части:

«Вещевые мешки у девушек весили 10 - 12 кг, у ребят более 16 кг. И это не считая стрелкового вооружения, общий вес которого колебался от 6 - 7 кг у девушек и до 16 кг у ребят. Учили их отдыхать на рассвете и днем, по возможности, под хвойными деревьями, чтобы меньше вымокнуть при снегопаде. Боец должен был вытоптать углубление в снегу, застелить еловым лапником и ложиться на 2 - 3 часа спать. Просыпались они от холода. За сутки проходили до 20 км».

Протокол допроса Клубкова Василия Андреевича

От 11 - 12 марта 1942 г.

- Уточните обстоятельства, при которых вы попали в плен?

- 21 ноября 1941 г. я в составе группы разведчиков, красноармейца Крайнова Бориса и Космодемьянской Зои, получил задание от майора Спрогиса отправиться в дер. Пепелище и поджечь квартиры, в которых расквартирован немецкий гарнизон. Получив инструктаж, оружие «Наган», горючую жидкость, мы в ночь на 22 ноября перешли линию фронта и в течение четырех суток пробирались к намеченному объекту. Примерно в 2 - 3 часа ночи 27 ноября мы распределили между собой участки деревни, ушли выполнять задание. Когда я подходил к зданиям, которые обязан был поджечь, то видел, что участки Космодемьянской и Крайнова загорелись.

Изображение
Клубков учился в немецкой диверсионной школе

Подойдя к дому, я разбил бутылку с «КС» и бросил ее, но она не загорелась. В это время я увидел невдалеке от себя двух немецких часовых и, проявив трусость, убежал в лес, расположенный в метрах 300 от деревни. Как я только прибежал в лес, на меня навалились два немецких солдата, отобрали у меня наган с патронами, сумки с пятью бутылками «КС» и сумку с продзапасами, среди которых также был литр водки. Часа в 3 - 4 утра эти солдаты привели меня в штаб немецкой части, расположенной в дер. Пепелище, и сдали немецкому офицеру.

- Почему вы не оказали немцам сопротивления?

- Меня схватили внезапно, и я не успел оказать сопротивления.

- Какие показания вы дали офицеру немецкой армии?

- Как меня только сдали офицеру, он наставил на меня револьвер и потребовал, чтобы я выдал, кто вместе со мной прибыл поджигать деревню. Я при этом проявил трусость и рассказал офицеру, что нас всего пришло трое, назвав имена Крайнова и Космодемьянской. Офицер отдал на немецком языке какое-то приказание немецким солдатам, они быстро вышли из дома и через несколько минут привели Зою Космодемьянскую. Задержали ли они Крайнова, я не знаю.

- Какие еще показания вы дали офицеру до тех пор, пока привели Космодемьянскую?

- Я показал офицеру, что я послан разведотделом Запфронта. Рассказал, что наша часть насчитывает 400 разведчиков и что она готовит и перебрасывает в тыл к немцам диверсионные группы по 5 - 10 человек. После этого в помещение ввели Зою Космодемьянскую.

- Вы присутствовали при допросе Космодемьянской?

- Да, присутствовал.

- Что спрашивал офицер у Космодемьянской и какие она дала показания?

- Офицер у нее спросил, как она поджигала деревню. Она ответила, что она деревню не поджигала. После этого офицер начал избивать Зою и требовал показаний, но она дать таковые категорически отказалась.

- К вам офицер обращался за помощью в получении признаний от Космодемьянской?

- Да, офицер у меня спросил, она ли это и что мне известно о ней. Я в ее присутствии показал офицеру, что это действительно Космодемьянская Зоя, которая вместе со мной прибыла в деревню для выполнения диверсионных актов, и что она подожгла южную окраину деревни. Космодемьянская после этого на вопросы офицера не отвечала. Видя, что Зоя молчит, несколько офицеров раздели ее догола и в течение 2 - 3 часов сильно избивали ее резиновыми палками, добиваясь показаний. Космодемьянская заявила офицерам: «Убейте меня, я вам ничего не расскажу». После чего ее увели, и я ее больше не видел.

- Вас разве не учили в разведотделе Запфронта, что в случае если вы попадете к немцам, то не должны выдавать соучастников своей группы, а также кто вы и кто вас сюда послал?

- Нас учили этому.

- Почему вы выдали Космодемьянскую?

- Как я уже показывал выше, офицер пригрозил мне пистолетом, я боялся, чтобы не быть расстрелянным.

- Как дальше с вами поступили немцы?

- После того как Космодемьянскую увели, офицер заявил мне: «А теперь будете работать в пользу немецкой разведки. Все равно вы своей Родине изменили. Мы вас подучим и пошлем в тыл советских войск». На предложение офицера работать в пользу немецкой разведки я изъявил желание.

Далее Клубков рассказывает, как он учился в немецкой диверсионной школе. Как его перебрасывали в феврале 42-го года в тыл к русским. Как его «раскололи» в родном разведотделе. Допрос длился 7 часов. С 22 до 5 утра. Вел его следователь НКВД Западного фронта лейтенант госбезопасности Сушко. Его подпись стоит на последней, 11-й странице. Конечно, в то время одного допроса было достаточно, чтобы расстрелять. Но в штабе фронта хотели знать правду о судьбе Зои.

Последнее задание

Из воспоминаний Павла Проворова (командир группы, в которую вошла Зоя):

«Каждому выдали по три бутылки с зажигательной смесью «КС» и сухой паек. Парням выдали по бутылке водки. Кое-кто взял две, это не запрещалось: ночью лес буквально трещал от мороза.

По дороге резали линии связи, ставили мины на дорогах. Удалось поджечь несколько домов в деревнях Яшино и Болдино. Шли по лесу 4 суток. Костров не разжигали, грелись химическими грелками. На рассвете 27 ноября группы заминировали дороги к деревне Яшино и забросали гранатами крайние избы с немцами. Завязался бой. По ребятам били с пулемета...»

Из рапорта Бориса Крайнова (боец группы Проворова):

«28 ноября дошли до Петрищева и зажгли 4 дома, но на место сбора Клубков и Космодемьянская не явились. Ждал до утра».

Из перехваченного письма солдата вермахта Вильгельма Эльмана:

«Моя любимая Цила. Это странное письмо, которое, конечно, никакая почта не пошлет никуда, и я решил отправить его со своим раненым земляком. На улице страшный холод, русская зима вступает в свои права. Немецкие солдаты плохо одеты, мы носим в этот ужасный мороз пилотки, и все обмундирование у нас летнее. Каждый день приносит нам большие жертвы. Я думаю, что каждый немецкий солдат найдет себе здесь могилу. Эти снежные бури и необъятные поля, занесенные снегом, наводят на меня смертельный ужас. Русских победить невозможно...»
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной не уверен - Эйнштейн.

Аватара пользователя
Автор темы
UranGan
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 1844
Зарегистрирован: 30.05.2020
Образование: среднее
Политические взгляды: анархические
Профессия: аcсанизатор
 Re: Зондер Партизан

Сообщение UranGan »

ПРИКАЗЫ СТАВКИ

Приказ о действиях истребителей
по уничтожению
бомбардировщиков
противника

№ 0489 17 июня 1942 г.


На всех фронтах наши летчики-истребители при встречах с воздушным противником в большинстве случаев в первую очередь атакуют истребителей противника, а затем уже его бомбардировщиков. Эта привившаяся тактика действий в нашей истребительной авиации совершенно неправильна.

Истребители противника, прикрывающие своих бомбардировщиков, естественно стремятся сковать наших истребителей, не допустить их к бомбардировщикам, а наши истребители идут на эту уловку врага, ввязываются в воздушную дуэль с вражескими истребителями и тем самым дают возможность бомбардировщикам противника безнаказанно сбрасывать бомбы на наши войска или на другие объекты нападения.

Ни летчики, ни командиры полков, ни командиры дивизий, ни командующие ВВС фронтов и воздушных армий не понимают этого и не понимают, что основная и главная задача наших истребителей заключается в том, чтобы в первую очередь уничтожить вражеских бомбардировщиков, не дать им возможности сбросить свой бомбовый груз на наши войска, на наши охраняемые объекты.

Надо понять наконец, что, уничтожая бомбардировщиков противника, наши истребители этим самым уменьшают ударную силу авиации противника и наносят ему наибольший материальный ущерб.

Надо понять наконец, что тактике противника по сковыванию наших истребителей надо противопоставить свою тактику действий, тактику нападения в первую очередь на бомбардировщиков и этим самым навязывать в воздушном бою свою волю, подчинять его действия в воздухе своим приемам нападения.

Приказываю:

1. Считать основной задачей наших истребителей при встрече с воздушным противником уничтожение в первую очередь его бомбардировщиков.

2. При охране нашей истребительной авиацией объектов ПВО войск, коммуникаций и при сопровождении наших бомбардировщиков большую группу истребителей эшелонировать с таким расчетом, чтобы основная масса истребителей в группе предназначалась для уничтожения бомбардировщиков противника.

3. В целях поощрения боевой работы летчиков-истребителей установить с 20 июня с.г. денежную награду в следующих размерах:

– за каждый сбитый бомбардировщик противника выплачивать 2000 рублей;

– за каждый сбитый транспортный самолет противника выплачивать 1500 рублей;

– за каждый сбитый истребительный самолет противника выплачивать 1000 рублей.

На звание Героя Советского Союза представлять таких летчиков-истребителей, которые собьют в воздушных боях 10 истребителей противника или 5 бомбардировщиков. Выплату за сбитые самолеты противника производить в случаях подтверждения этого наземными войсками, фотоснимком и докладами нескольких экипажей.

4. Установленные ранее размеры вознаграждения за сбитые самолеты – отменить.

5. Приказ довести до всего летного состава истребительной авиации Красной Армии.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН


Приказ об установлении понятия боевого вылета для истребителей № 0685 9 сентября 1942 г.

Фактами на Калининском, Западном, Сталинградском, Юго-Восточном и других фронтах установлено, что наша истребительная авиация, как правило, работает плохо и свои боевые задачи очень часто не выполняет.

Истребители наши не только не вступают в бой с истребителями противника, но избегают атаковывать бомбардировщиков.

При выполнении задачи по прикрытию штурмовиков и бомбардировщиков наши истребители даже при количественном превосходстве над истребителями противника уклоняются от боя, ходят в стороне и допускают безнаказанно сбивать наших штурмовиков и бомбардировщиков. Приказом НКО за № 0299 предусмотрены для летного состава в качестве поощрения денежные вознаграждения и правительственные награды за боевые вылеты с выполнением боевой задачи. Этот приказ в авиачастях извращен на фронтах.

Боевым вылетом неправильно считают всякий полет на поле боя независимо от того, выполнена или нет истребителями возложенная на них боевая задача.

Такое неправильное понятие о боевом вылете не воспитывает наших истребителей в духе активного нападения на самолеты врага и дает возможность отдельным ловкачам и трусам получать денежное вознаграждение и правительственные награды наравне с честными и храбрыми летчиками.

В целях ликвидации такой несправедливости и для того, чтобы поощрять только честных летчиков, а ловкачей и трусов выявлять, изгонять из рядов наших истребителей и наказывать их, приказываю:
1. Считать боевым вылетом для истребителей только такой вылет, при котором штурмовики и бомбардировщики при выполнении боевой задачи не имели потерь от атак истребителей противника.

2. Засчитывать сбитыми самолетами за летчиками только те самолеты противника, которые подтверждены фотоснимком или донесением наземного наблюдения.

3. Выплату за боевые вылеты и представления к правительственной награде впредь производить, строго руководствуясь пунктами 1 и 2 настоящего приказа.

4. Летчиков-истребителей, уклоняющихся от боя с воздушным противником, предавать суду и переводить в штрафные части в пехоту.

5. Приказ объявить всем истребителям под расписку.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН

Приказ о Кулике Г.И. № 004 12 марта 1942 г.

Кулик Г.И., бывший маршал, Герой Советского Союза и заместитель Наркома обороны, будучи в ноябре 1941 г. уполномоченным Ставки Верховного Главнокомандования по Керченскому направлению, вместо честного и безусловного выполнения приказа Ставки «удержать Керчь во что бы то ни стало и не дать противнику занять этот район», самовольно, в нарушение приказа Ставки и своего воинского долга без предупреждения Ставки, отдал 12 ноября 1941 г. преступное распоряжение об эвакуации из Керчи в течение двух суток всех войск и оставлении Керченского района противнику, в результате чего и была сдана Керчь 15 ноября 1941 года.

Кулик по прибытии 12 ноября 1941 г. в г. Керчь не только не принял на месте решительных мер против панических настроений командования крымских войск, но своим пораженческим поведением в Керчи только усилил панику и деморализацию в среде командования крымских войск.

Такое поведение Кулика не случайно, так как аналогичное его пораженческое поведение имело место также при самовольной сдаче в ноябре 1941 г. Ростова без санкции Ставки и вопреки приказу Ставки.

Кроме того, как установлено, Кулик во время пребывания на фронте систематически пьянствовал, вел развратный образ жизни и злоупотреблял званием Маршала Советского Союза и зам. Наркома обороны, занимался самоснабжением и расхищением государственной собственности, растрачивая сотни тысяч рублей на пьянки из средств государства и внося разложение в ряды нашего начсостава.

Кулик Г.И., допустив в ноябре 1941 г. самовольную сдачу противнику городов Керчи и Ростова, нарушил военную присягу, забыл свой воинский долг и нанес серьезный ущерб делу обороны страны. Дальнейшие боевые события на Южном и Крымском фронтах, когда в результате умелых и решительных действий наших войск Ростов и Керчь вскоре же были отбиты у противника, со всей очевидностью доказали, что имелась полная возможность отстоять эти города и не сдавать их врагу. Преступление Кулика заключается в том, что он никак не использовал имеющихся возможностей по защите Керчи, Ростова, не организовал их оборону и вел себя как трус, перепуганный немцами, как пораженец, потерявший перспективу и не верящий в нашу победу над немецкими захватчиками.

За все эти преступные действия Государственный Комитет Обороны отдал Кулика Г.И. под суд.

Специальное Присутствие Верховного суда СССР установило виновность Кулика Г.И. в предъявленных ему обвинениях. На суде Кулик Г.И. признал себя виновным. Верховный суд 16 февраля 1942 г. приговорил лишить Кулика Г.И. званий Маршала и Героя Советского Союза, а также лишить его орденов Союза ССР и медали «XX лет РККА».

Кулик Г.И. обратился в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой об отмене приговора. Президиум отклонил просьбу Кулика Г.И. и 19 февраля 1942 г. вынес следующее постановление: «В соответствии с приговором Специального Присутствия Верховного суда СССР лишить Кулика Г.И. воинского звания «Маршал Советского Союза», звания Героя Советского Союза, трех орденов Ленина, трех орденов Красного Знамени и юбилейной медали «XX лет РККА».

На основании изложенного Центральный Комитет ВКП(б) исключил Кулика Г.И. из состава членов ЦК ВКП(б) и снял его с поста зам. Наркома.

Предупреждаю, что и впредь будут приниматься решительные меры в отношении тех командиров и начальников, невзирая на лица и заслуги в прошлом, которые не выполняют или недобросовестно выполняют приказы командования, проявляют трусость, деморализуют войска своими пораженческими настроениями и, будучи запуганы немцами, сеют панику и подрывают веру в нашу победу над немецкими захватчиками.

Настоящий приказ довести до военных советов Западного и Юго-Западного направлений, военных советов фронтов, армий и округов.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН

Приказ Ставки Верховного главнокомандования об уничтожении населенных пунктов в прифронтовой полосе

Без даты, ноябрь 1941 г.


Опыт последнего месяца войны показал, что германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах. Самонадеянный до наглости противник собирался зимовать в теплых домах Москвы и Ленинграда, но этому воспрепятствовали действия наших войск. На обширных участках фронта немецкие войска, встретив упорное сопротивление наших частей, вынужденно перешли к обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог на 20–30 км по обе стороны. Немецкие солдаты живут, как правило, в городах, в местечках, в деревнях в крестьянских избах, сараях, ригах, банях близ фронта, а штабы германских частей размещаются в более крупных населенных пунктах и городах, прячутся в подвальных помещениях, используя их в качестве укрытия от нашей авиации и артиллерии. Советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики.

Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом – такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии.

Ставка Верховного Главного Командования приказывает:

1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40–60 км в глубину от переднего края и на 20–30 км вправо и влево от дорог.

Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.

2. В каждом полку создать команды охотников по 20–30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника. В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственой награде.

3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.

4. Военным советам фронтов и отдельных армий систематически проверять, как выполняются задания по уничтожению населенных пунктов в указанном выше радиусе от линии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой доносить, сколько и какие населенные пункты уничтожены за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти результаты.

Ставка Верховного Главного Командования

И. СТАЛИН

Б. ШАПОШНИКОВ


Приказ о фактах подмены воспитательной работы репрессиями

Без даты, начало октября 1941 г.


За последнее время наблюдаются частые случаи незаконных репрессий и грубейшего превышения власти со стороны отдельных командиров и комиссаров по отношению к своим подчиненным.

Лейтенант 288-го стрелкового полка Комиссаров без всяких оснований выстрелом из нагана убил красноармейца Кубицу.

Бывший начальник 21 УР полковник Сущенко застрелил мл. сержанта Першикова за то, что он из-за болезни руки медленно слезал с машины.

Командир взвода мотострелковой роты 1026-го стрелкового полка лейтенант Микрюков застрелил своего помощника – младшего командира взвода Бабурина якобы за невыполнение приказания.

Военный комиссар 28-й танковой дивизии полковой комиссар Банквицер избил одного сержанта за то, что тот ночью закурил; он же избил майора Занозного за невыдержанный с ним разговор. Начальник штаба 529-го стрелкового полка капитан Сакур без всяких оснований ударил два раза пистолетом ст. лейтенанта Сергеева.

Подобные нетерпимые в Красной Армии факты извращения дисциплинарной практики, превышения предоставленных прав и власти, самосудов и рукоприкладства объясняются тем, что:

а) метод убеждения неправильно отодвинули на задний план, а метод репрессий в отношении к подчиненным занял первое место;

б) повседневная воспитательная работа в частях в ряде случаев подменяется руганью, репрессиями и рукоприкладством;

в) заброшен метод разъяснений и беседы командиров, комиссаров, политработников с красноармейцами, и разъяснение непонятных для красноармейцев вопросов зачастую подменяется окриком, бранью и грубостью;

г) отдельные командиры и политработники в сложных условиях боя теряются, впадают в панику и собственную растерянность прикрывают применением оружия без всяких на то оснований;

д) забыта истина, что применение репрессий является крайней мерой, допустимой лишь в случаях прямого неповиновения и открытого сопротивления в условиях боевой обстановки или в случаях злостного нарушения дисциплины и порядка лицами, сознательно идущими на срыв приказов командования.

Командиры, комиссары и политработники обязаны помнить, что без правильного сочетания метода убеждения с методом принуждения немыслимо насаждение советской воинской дисциплины и укрепление политико-морального состояния войск.

Суровая кара по отношению к злостным нарушителям воинской дисциплины, пособникам врага и явным врагам должна сочетаться с внимательным разбором всех случаев нарушения дисциплины, требующих подробного выяснения обстоятельств дела.

Необоснованные репрессии, незаконные расстрелы, самоуправство и рукоприкладство со стороны командиров и комиссаров являются проявлением безволия и безрукости, нередко ведут к обратным результатам, способствуют падению воинской дисциплины и политико-морального состояния войск и могут толкнуть нестойких бойцов к перебежкам на сторону противника.

Приказываю:

1. Восстановить в правах воспитательную работу, широко использовать метод убеждения, не подменять повседневную разъяснительную работу администрированием и репрессиями.

2. Всем командирам, политработникам и начальникам повседневно беседовать с красноармейцами, разъясняя им необходимость железной воинской дисциплины, честного выполнения своего воинского долга, военной присяги и приказов командира и начальника. В беседах разъяснять также, что над нашей Родиной нависла серьезная угроза, что для разгрома врага нужны величайшее самопожертвование, непоколебимая стойкость в бою, презрение к смерти и беспощадная борьба с трусами, дезертирами, членовредителями, провокаторами и изменниками Родины.

3. Широко разъяснять начальствующему составу, что самосуды, рукоприкладство и площадная брань, унижающая звание воина Красной Армии, ведут не к укреплению, а к подрыву дисциплины и авторитета командира и политработника.

4. Самым решительным образом, вплоть до предания виновных суду военного трибунала, бороться со всеми явлениями незаконных репрессий, рукоприкладства и самосудов.

Приказ объявить всему начальствующему составу действующей армии до командира и комиссара полка включительно.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН

Начальник Генштаба Б. ШАПОШНИКОВ
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной не уверен - Эйнштейн.

Аватара пользователя
Автор темы
UranGan
Сообщений в теме: 20
Всего сообщений: 1844
Зарегистрирован: 30.05.2020
Образование: среднее
Политические взгляды: анархические
Профессия: аcсанизатор
 Re: Зондер Партизан

Сообщение UranGan »

СВЯЗЬ

Генштаб (начальники Генштаба и сотрудники Оперативного управления) слишком много времени уделяли вопросам отражения нападения и последующего наступления по территории противника. Тщательно проводили расчеты потребного количества дивизий, артиллерии, авиации, танков, ресурсов для замены потерь и совершенно не понимали, как должна быть организована связь. Для них это была второстепенная проблема.

Иметь множество мехкорпусов с огромным количеством техники и оценивать сколько они перемолотят вражеских войск – это было интересно и нужно им. Оценить сколько увезут мехкорпуса с собой горючего, припасов, как будут танки наступать в 3-х эшелонах – это тоже было интересно. А вот как именно грамотно применять эти корпуса, руководство КА и округов плохо представляли.

Похожая ситуация была с зенитно-артиллерийскими частями и истребительными частями, которые придавались командованию ПВО. Все понимали, как это нужно сделать, но до начала войны не удосужились развернуть систему постов воздушного наблюдения частей ВНОС. На территории всех приграничных армий имелось всего по четыре ротных наблюдательных пунктов и один батальонный пункт. Такое их количество не позволяло своевременно информировать части ПВО и истребители на аэродромах о маршрутах пролета немецких самолетов. Не редко немецкие самолеты засекались только при заходе для атаки на аэродромы. Уже к полдню начались проблемы с проводной связью и эффективность постов ВНОС даже после развертывания (18 постов для каждой роты ВНОС) резко снизилась. Накануне войны были развернуты только посты отдельных батальонов ВНОС 29-го (КОВО) и 44-го (ПрибОВО).

Руководители Красной Армии о проблемах со связью

Начальник связи ПрибОВО генерал П.М. Курочкин, характеризуя довоенную методику боевой подготовки штабов и руководящего состава войск связи армейского и окружного звеньев управления, указывал одну из причин, которая привела к потере управления войсками в первые дни войны:
Связь в районе учений и маневров подготавливалась всегда заблаговременно, за 2–3 недели. Для обеспечения связи на маневрах, проводимых в каком-либо одном военном округе, собирались многие части связи из других округов. Широко применялась общегосударственная связь. Вся подготовленная связь использовалась только для оперативного управления войсками.

Что же касается связи, необходимой для управления ПВО, ВВС, тылом, то она или не учитывалась вовсе, или ее организация изучалась на специальных занятиях, на которых вопросы обеспечения связи для оперативного руководства не разбирались, т.е. опять создавались благоприятные условия.

При таких условиях командиры и штабы свыкались с тем, что организация связи не представляет никаких трудностей, в их распоряжении всегда будет связь, и не какая-нибудь, а именно проводная. Не эта ли создаваемая в мирное время видимость благополучия в обеспечении связи привела к тому, что общевойсковые командиры и штабы пренебрегали трудностями в организации связи, встречавшимися на каждом шагу с самого начала войны? Не являлось ли это одной из причин, приводивших к большим затруднениям в руководстве войсками, а часто и к полной потере управления…

Не только командиры и штабы звеньев управления «фронт-армия-корпус» не понимали трудностей организации связи в начальный период войны, но и не в меньшей части это не понимали и в Генштабе. Возможно они не могли свыкнуться с мыслью, что война может создать проблемы со связью и все пойдет совершенно не так, как они запланировали… Напоминаю вам, что начальнику Генштаба с марта 1941 года в числе прочих управлений подчинялось и Управление связи КА, т.е. он был прямым начальником для начальника связи КА! Г.К. Жуков:
Начальник войск связи КА генерал-майор Н.И. Галич докладывал нам о нехватке современных средств связи и об отсутствии достаточных мобилизационных и неприкосновенных запасов имущества связи… Приграничный Западный военный округ располагал радиостанциями только на 27%, КОВО — на 30%, ПрибОВО — на 52%. Примерно также обстояло дело и с другими средствами радио — и проводной связи.

Перед войной считалось, что для руководства фронтами, внутренними округами и войсками резерва Главного командования в случае войны будут использованы преимущественно средства НКС и ВЧ НКВД. Узлы связи Главного командования, Генштаба и фронтов получат все нужное от местных органов НКС. Но они, как потом оказалось, к работе в условиях войны подготовлены не были…

В воспоминаниях называется конкретные виновники этой проблемы:
Сталин недостаточно оценивал роль радиосредств в современной маневренной войне, а руководящие военные работники не сумели своевременно доказать ему необходимость организации массового производства армейской радиотехники…

Разговоры по этим вопросам с НКС ни к чему не привели… Выслушав наши сообщения, С.К. Тимошенко сказал: «Я согласен с вашей оценкой положения. Но думаю, что едва ли можно что-нибудь сделать серьезное, чтобы сейчас же устранить все эти недостатки. Вчера я был у товарища Сталина. Он получил телеграмму Павлова и приказал передать ему, что при всей справедливости его требований у нас нет сегодня возможности удовлетворить его «фантастические» предложения…

Генерал Галич о связи

На сайте была опубликована интересная статья «Производство отечественных средств военной связи». Начальник Управления связи КА генерал Н.И. Гапич в конце 1940 года подготовил Доклад, который представил Наркому обороны. В докладе говорилось:
Несмотря на ежегодный рост количества средств связи, поступающих в войска, процент обеспеченности средствами связи не только не возрастает, а, наоборот, понижается в силу того, что рост поступления продукции не пропорционален росту численности армии.

Большой некомплект средств связи на развертывание новых войсковых частей не позволяет создавать необходимые мобилизационные запасы на первый период войны… Все имущество, поступающее от промышленности, немедленно, «с колес» отправляется в войска. Если поставки промышленностью средств связи сохранятся на прежнем уровне и в имуществе связи не будет убыли, то для обеспечения полной потребности НКО без создания мобилизационных запасов потребуется по ряду номенклатур свыше 5 лет.

Нарком обороны и Генштаб занимаются вопросами разворачивания все новых соединений и объединений и их совершенно не интересует то, что эти войска не могут быть в должной мере оснащены средства связи! Можно ли было исправить такого положения? Да, о таких мерах также говорилось в Докладе:
- форсировать строительство и пуск заводов: телефонной аппаратуры в г. Молотове — Урал; танковых радиостанций г. Рязань; ...типовых радиодеталей г. Рязань;

— обязать: НКЭП в 1941 году производить телефонную аппаратуру на Краснодарском заводе «ЗИП»; НКЧермет СССР увеличить в 1941 году не менее как в два раза производство стальной луженой проволоки для выпуска полевых кабелей и освоить производство тонкой стальной проволоки диаметром 0,15-0,2 мм; НКЭП СССР организовать цеха ручных динамо-приводов на заводе № 266 с тем, чтобы довести выпуск данных машин в 1941 году до 10000-15000 штук;

— разрешить немедленно использовать для производства полевой телефонной аппаратуры завод в Тарту (Эстония), который до сих пор производил телефонную аппаратуру для Прибалтийских армий; и завод ВЭФ (Рига), располагающий весьма ценным оборудованием и квалифицированными кадрами;

— для нужд оперативной связи обязать НКЭП СССР освоить и поставить для НКО в качестве опытной партии в 1941 году 500 км 4-жильного пупинизированного кабеля с приспособлениями для размотки и смотки кабеля по образцу, закупленному в Германии и применяемому в немецкой армии;

— передать НКЭП СССР для производства полевых радиостанций следующие предприятия: Минский радиозавод НКМП4 БССР, завод «ХХ лет Октября» НКМП РСФСР; Одесский радиозавод НКМП УССР; Красногвардейскую граммофонную фабрику — ВСПК; здания завода Росинструмент (Павловский Посад) НКМП РСФСР с оборудованием их НКЭП ко 2-му кварталу 1941 г.; здания бывшего Виленского радиозавода в г. Вильнюс с использованием его для производства радиоаппаратуры с 3 квартала 1941 года;

– освободить заводы НКЭП СССР «Электросигнал» г. Воронеж и № 3 г. Александров от производства части ширпотреба, загрузив заводы военным заказом...

Начальник связи КА предлагал конкретные меры по существенному увеличению выпуска средств связи. Ниже мы увидим, что если грамотно обосновать Правительству СССР необходимость перевода предприятий на выпуск нужной для НКО продукции, то такие решения правительство поддерживало. Выделялись финансовые и материальные средства, разрешалось подыскивать предприятия для выпуска указанной продукции, выделялись средства на сверхурочные работы. Требовалось только понять проблему руководству КА и обосновать ее перед Правительством СССР! Руководство КА то ли не смогло убедить Сталина в необходимости увеличения выпуска средств связи, то ли само не понимало серьезности этой проблемы. Автор склоняется ко второму…

Руководители связи в округах о проблемах со связью

В 1941 году эта проблема в очередной раз была донесена до Г.К. Жукова. П.М. Курочкин:
Анализируя живучесть связи в Прибалтике, мы отмечали, что все основные линии проходят вблизи железных и шоссейных дорог, а, следовательно, могут быть разрушены при авиационных бомбардировках. Были весьма уязвимы с воздуха и основные узлы, размещавшиеся в крупных населенных пунктах или в районах железнодорожных пересечений, в то время как резервных не существовало… Обо всём этом начальник штаба округа генерал П.С. Клёнов докладывал в Генштаб…

Получается, что начальник штаба ПрибОВО в вопросах связи разбирался лучше начальника Генштаба. Сразу же после начала войны (в 4-00 22 июня) П.С. Кленов направляет шифротелеграмму начальнику Генштаба:
Слабыми местами связи округа, могущими вызвать кризис, являются:
1. Слабость фронтовых и армейских частей связи по численному составу и мощности относительно своих задач.
2. Необорудованность узлов связи армии и фронта.
3. Недостаточная развитость проводов из паневежисского и двинского узлов связи.
4. Отсутствие средств связи для обеспечения тыловой связи.
5. Слабая обеспеченность имуществом связи окружных, армейских частей связи и военно-воздушных сил.
Прошу: 1. Разрешить частичное отмобилизование фронтовых и армейских частей связи, отмобилизовав полки связи, линейные батальоны, эксплуатационные роты и эскадрильи связи.

30 июня П.С. Кленов будет отстранен от руководства и вскоре арестован. В числе прочих ему в вину будет поставлено отстранение от управления войсками… В предыдущей части была рассмотрена такая же ситуация с начальником штаба ЮФ генералом Шишениным, который также был отстранен от должности 30 июня. Штаб ЮФ в это время также был практически без связи: фронтовой полк связи начал прибывать к месту дислокации фронтового управления только с 1 июля…

В ПрибОВО (с 22 июня – Северо-Западный фронт) к вечеру 22 июня фронтовое управление потеряло связь с войсками. Т.П. Каргаполов (с 3.8.41 г. – начальник связи Северо-Западного направления):
Накануне войны начальники связи ЛВО и ПрибОВО имели в своем распоряжении весьма незначительное число частей и войск связи. Эти части не могли обеспечивать управление войсками в начавшихся 22.6.41 г. пограничных сражениях. Эти части не могли обеспечить потребности в кадрах военных специалистов связи для формируемых с объявлением мобилизации армейских и фронтовых частей…

8, 11, 14 и 23 армии, начавшие бои 22-26 июня 1941 г., имели в своем распоряжении для управления подчиненными соединениями в боевой обстановке только по одному армейскому батальону связи, со средствами связи на одно положение. Обеспечить бесперебойное управление при маневре батальоны связи этих армий из-за своей малочисленности и отсутствия необходимых проводных средств не могли. Они имели приличный состав радиосредств, но использовать радиосвязь для управления войсками в бою не могли штабы и командиры. Штабы округов и армий требовали для осуществления управления войсками, ведущими сражения, проводную связь (телефон, телеграф)

Противник авиацией и диверсантами разрушал постоянные линии связи, а для восстановления их требовалась организованная сила в виде линейных частей связи – а ее в это время еще не было в распоряжении начальников связи округов и армий… Штаб ПрибОВО потерял проводную связь со своими соединениями к исходу 22.6.41 г… и после этого впервые восстановил проводную связь со своими подчиненными соединениями только 7-8 июля…

Такая же ситуация была и ЗапОВО. Расстрелянные начальники штаба и связи не оставили своих мемуаров. Возможно, что в них было не мало упреков по отношению к Генштабу… В статье говорилось:
В середине дня 22 июня командующий Западным фронтом генерал Павлов доложил в Генштаб, что из имеющихся у него трёх радиостанций две полностью разбиты, а третья повреждена и не работает. При постоянных обрывах проводных линий связи, отсутствии данных о местоположении своих частей и частей противника — это была полная потеря связи с подчиненными войсками. Генштаб обязан был срочно исправлять эту ситуацию. Генералу Павлову пообещали прислать три новых радиостанции, но не прислали…

Д.М. Добыкин (начальник связи КОВО):
Ввиду того, что война началась внезапно, следовательно, сколачивание и боевая подготовка частей связи в период их отмобилизования фактически не проводилась… В мирное время штаб округа не уделял должного внимания подготовке КП в инженерном отношении в районе Тарнополя. Штаб расположился в городе и в первый день войны вынужден был выйти на неподготовленный КП… Основой всей проводной связи ЮЗФ являлась подготовленная в мирное время сеть проводов и узлов связи НКО и НКС.. В виду того, что авиация противника, особенно в первые дни войны, стремилась разрушить основные магистрали и узлы связи, в таких случаях связь обеспечивалась по обходным направлениям или переходили на радиосвязь, а также использовали подвижные средства связи…

События в КОВО были не такие критические, как в ПрибОВО или ЗапОВО из-за большой территории, большего количества войск КА и меньшего количества войск противника...

Предложения наркома обороны и начальника Генштаба правительству Союза ССР

Так кто виновен в потере управления войсками из-за проблем со связью в приграничных округах: начальник Управления связи КА, Генштаб или Сталин? Генерал Галич был отстранен от должности начальника Управления связи 22 июня, а 6 августа его арестовали. Генерал Галич точно не виноват в этом, так как в его докладе задолго до войны были обрисованы проблемы кризиса связи в начальный период войны и меры по исправлению ситуации. Виноват Сталин или Жуков? Можно ли было улучшить положение по увеличению выпуска средств связи и увеличить количество подготовленных кадров?

Записка наркома обороны СССР и начальника Генштаба КА в Политбюро ЦК ВКП(б) – И.В. Сталину и СНК СССР – В.М. Молотову о проведении организационных мероприятий по военным округам 4.07.1940:
Общее количество дивизий, имеющихся в настоящее время, является недостаточным. Чистых стрелковых дивизий, исключая танковые и моторизованные, предназначенных главным образом для наступательных действий, маневра и отражения контратак, мы будем иметь 148…, что совершенно недостаточно…
Считаю крайне необходимым теперь же сверх существующих… дивизий… создать еще 23 дивизии по 3000 человек каждая, как дивизии 2-го эшелона с месячным сроком мобилизационной готовности и довести, таким образом, общее количество дивизий до 200…
Целесообразно провести сокращение численности войск связи и дорожных частей — 20800 человек, т.к. необходимость в полевой связи и дорожно-эксплуатационных работах сократилась...
При проведении указанных мероприятий получается экономия…, что обеспечивает проведение организационных мероприятий по формированию 23 сд и перевод 3-х дивизий с 9000 человек на 12000 человек…
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
Начальник Генштаба КА Маршал Советского Союза Б. Шапошников.

В июле 1940 года принимается решение о сокращении войск связи и доведения их до штатов мирного времени. Документ подписали начальник Генштаба Шапошников и Нарком обороны Тимошенко. Для них связь была не так важна. Мы же зная о последствиях такого решения, не стали бы сокращать войска связи. В Генштабе решили, что увеличение численности стрелковых дивизий важнее, чем иметь несколько развернутые части связи в приграничных округах. Ведь руководство НКО могло бы обосновать не сокращение войск связи, а увеличение общей численности КА. Главное было обосновать необходимость наличия полноценных частей связи на границе перед Правительством...

В другой ситуации НКО и ВВС смогли обосновать увеличение численности и вышло соответствующее Постановление СНК СССР от 25.07.1940:
СНК СССР постановляет: …10. На проведение вышеизложенных мероприятий разрешить НКО увеличить штатную численность ВВС КА на 60248 человек... Председатель СНК Союза ССР В. Молотов

К октябрю 1940 года Генштабу не хватает танков для поддержки пехоты и в соответствующей Записке наркома обороны СССР и начальника Генштаба КА [не ранее 05.10.1940] говорится о формировании новых частей:
За счет существующей штатной численности КА – 18 танковых бригад, 20 пулеметно-артиллерийских бригад… и одного механизированного корпуса…

Подписал записку новый начальник Генштаба — генерал армии Мерецков. Его тоже все со связью устраивало. После анализа ситуации НКО выступает перед Правительством страны с просьбой об очередном увеличении численности КА и снова это не касается связи.

Записка наркома обороны СССР и начальника Генштаба КА в Политбюро ЦК ВКП(б) – И.В. Сталину и СНК СССР – В.М. Молотову об увеличении численности танковых частей и соединений [не позднее 11.10.1940]:
Прошу: 1. Разрешить приступить к формированию 25 отдельных танковых бригад со сроком окончания к 1.6.41 г.
2. Утвердить увеличение штатной численности КА для проведения указанного выше мероприятия на 49850 человек…

ПРИЛОЖЕНИЕ: Проект постановления КО при СНК СССР.

К записке даже прикладывается проект постановления КО при СНК СССР, а читатель нам говорил, что такого не может быть… Оказывается может быть, если понимать проблему и объяснить ее в правительстве. Руководство КА может обращаться в правительство с просьбой об увеличении численности КА. Требуется это только обосновать! И не просто предложить, а даже предложить проект постановления по этому вопросу.

5 ноября НКО и ВВС вновь обращаются в правительство с просьбой по увеличении численности и даже о дополнительном выпуске авто-тракторной техники сверх плана. Эта техника гораздо дороже телефонных или телеграфных аппаратов и кабелей для них.

Постановление СНК Союза ССР:
СНК Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ: …1. Увеличить численность ВВС КА на 173484 человека…
9. Для обеспечения подготовки летно-технического состава в новых и расширяющихся военных училищах и школах отпустить НКО сверх планового отпуска в 1941 году:
…г) автомашин транспортных — 1493 штуки;
д) специальных машин – 1484 штуки;
е) тракторов – 362 штуки...

14.1.41 г. пост начальника Генштаба занимает Г.К. Жуков, и к середине февраля в правительство поступает новый документ с очередным увеличением войск КА. Это Записка НКО СССР и Генштаба КА в Политбюро ЦК ВКП(б) – И.В. Сталину и СНК СССР – В.М. Молотову с изложением схемы мобилизационного развертывания КА [не позже 12.02.1941]. Рассматривается значительное увеличение мехкорпусов (до 30), танковых (до 60) и моторизованных (до 30) дивизий. К чему столько войск? Снова это Сталин настоял? Нет, Г.К. Жуков не винит его:
В феврале 1941 года Генштаб разработал еще более широкий план создания бронетанковых соединений, чем это предусматривалось решениями правительства в 1940 году... И.В. Сталин, видимо, в то время еще не имел определенного мнения по этому вопросу и колебался. Время шло, и только в марте 1941 года было принято решение о формировании просимых нами 20 механизированных корпусов [новые мехкорпуса к уже существующим].
Однако мы не рассчитали объективных возможностей нашей танковой промышленности. Для полного укомплектования новых мехкорпусов требовалось 16,6 тысячи танков только новых типов, а всего около 32 тысяч танков. Такого количества машин в течение одного года практически взять было неоткуда, недоставало и технических, командных кадров...

Конечно же, танки и множество другой техники лучше, чем заниматься второстепенной проблемой со связью, которой может и не существовать... Только, как показали последующие события без связи эти громадные мехкорпуса только куча металлолома, которую оставили в приграничных округах… Стремительное разворачивание новых частей (я бы сказал бездумное) привело к выбору всего мобзапаса и по противотанковым 45-мм пушкам, которые в производстве на 1941 год не планировались. До февраля мобзапаса по противотанковым пушкам было достаточно.

22 февраля заместителю начальника Оперативного управления Генштаба был подготовлен документ, в котором говорилось о перспективах мехкорпусов. Девятнадцать корпусов считались боевыми 1-й очереди: с 1 по 12, с 14 по 16, 22, и с 28 по 30. Семь корпусов считались боевыми сокращенными 1-й очереди: 13 (на 22 июня 282 танка и 17809 человек личного состава), 17 (63 танка и 16578 человек), 18 (282 танка и 26879 человек), 19 (453 танка и 21651 человек), 20 (94 танка и 20391 человек), 21 (128 танков (без учета двух батальонов поступивших после 22 июня). Личного состава в 21-м мк без техники было столь много, что 17000 человек было оставлено в пунктах дислокации в лагерях) и 24 (222 танка и 21556 человек).

К мехкорпусам второй очереди относились: 23 (413 танков), 25 (300 танков), 26 (184 танка) и 27 (356 танков). Корпусами они должны были считаться к 1.1.42 г. Может быть было эффективнее танки и технику передать в другие корпуса и часть личного состава включить в другие соединения и части? Например, в этих соединениях было много технических специалистов и их можно было переучить на связистов? Или отправить в запас ценных технических специалистов, а призвать в стрелковые дивизии пехотинцев, пулеметчиков, минометчиков, артиллеристов и других? А также развернуть части связи приграничных округов? К сожалению в Генштабе думали о другом начале военных действий… Г.К. Жуков:
[Руководящие работники НКО и Генштаба] готовились вести войну по старой схеме, ошибочно считая, что большая война начнется, как и прежде, с приграничных сражений, а затем уже только вступят в дело главные силы противника. Но война, вопреки ожиданиям, началась сразу с наступательных действий всех сухопутных и воздушных сил гитлеровской Германии…

Внезапный переход в наступление всеми имеющимися силами, притом заранее развернутыми на всех стратегических направлениях, не был предусмотрен…

В Записке по схеме мобилизационного развертывания КА также говорилось:
Для повышения мобилизационной готовности и обеспеченности армии по наиболее недостаточным видам вооружения необходимо решить вопрос о дополнительном их размещении в промышленности… Мобилизационным планом 1941 года предусматривается проведение мобилизации по двум вариантам:
а) первый вариант предусматривает проведение мобилизации отдельных военных округов, отдельных частей и соединений, устанавливаемых специальным решением СНК Союза ССР — скрытым порядком, в порядке так называемых «Больших учебных сборов (БУС)». В этом случае призыв военнообязанных запаса, а также поставка приписанного к частям автотранспорта и конского состава производится персональными повестками, без объявления приказов НКО.
б) второй вариант предусматривает проведение общей мобилизации всех Вооруженных Сил Союза ССР или отдельных военных округов открытым порядком, т.е. когда мобилизация объявляется Указом Президиума Верховного Совета СССР…

Другими словами, по первому варианту, если это обосновать перед Правительством СССР, то можно провести мобилизацию отдельных частей. Например, частей связи приграничных округов еще до начала войны. Только необходимость их развертывания следует понимать руководству КА и требуется это обосновать перед Сталиным. Но никто этого не сделал… Громадные мехкорпуса смотрять ведь солиднее?... В феврале выходит Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О плане военных заказов на 1941 г. по боеприпасам» 14.02.1941:
СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) ПОСТАНОВЛЯЮТ:
1. Утвердить план военных заказов НКО, НКВМФ и НКВД на 1941 г. по комплектному выстрелу на снаряды, сухопутные мины, гранаты, авиабомбы и минно-торпедному оружию…
4. Для увеличения мощностей по производству элементов выстрела передать в систему Наркомбоеприпасов по состоянию на 1.2.41 г. следующие предприятия: Первомайский завод…, завод «Строймеханизмов» и Павшинский завод бетон.изделий (для организации производства железобетонных бомб). Обязать Наркомсредмаш, Наркомстрой и Наркомстройматериалов СССР разместить на своих предприятиях гражданскую продукцию, снимаемую с передаваемых в Наркомбоеприпасов заводов…
5. Утвердить строительство нового снарядного и снаряжательного завода в г. Кирове по производству корпусов снарядов крупных калибров и их снаряжению…
Поручить Наркомбоеприпасов совместно с Госпланом в месячный срок подыскать завод для передачи в систему Наркомбоеприпасов под производство 37 мм зенитных корпусов снарядов.
Председатель СНК Союза ССР В. Молотов.
Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин.

Оказывается, для производства снарядов можно было перепрофилировать несколько предприятий и загрузить их выпуском снарядов. Можно было даже подыскать завод для производства 37-мм выстрелов. Ни кто не спорит, что производство снарядов важное дело, но средства связи, как мы видели, также были необходимы. А по предложениям генерала Галича – ни сделано ничего. Даже для предприятия производящего ширпотреб! Кто-нибудь может сказать, что проблема связи была понятна и ее решение очень волновала Генштаб? В марте 1941 года появились проблемы со взрывчаткой и этот вопрос быстро решается.
Из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) 27.03.1941:
Утвердить проект постановления СНК СССР «О производстве толуола»… Поручить Наркомвнешторгу принять меры к приобретению в 1941 году в Германии одной установки по получению тринитробензола.
Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин.

В апреле вновь формируются новые войска и для сохранения указанной численности КА уменьшается численность других соединений или они расформировываются. Конечно же, противотанковые бригады нужны, так же как и воздушно десантные войска! Возникает вопрос: а нужны ли они в таком количестве, как было заявлено НКО, и хватит ли на всех эти части техники? В Правительстве такой вопрос не задают: ведь военные должны знать, что они просят. Снова про связь военные не думают… А ведь прошло четыре месяца после Доклада Галича и Жукову уже пришел документ от начальника штаба ПрибОВО, но для Генштаба этой проблемы, вероятно нет…

Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР 23.04.1941:
ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЮТ:
1. Утвердить предлагаемое НКО формирование:
а) 10-ти противотанковых артиллерийских бригад РГК, каждую в составе…
б) 5-ти воздушно-десантных корпусов, каждый в составе…
2. Указанные в п.1 формирования провести за счет существующей численности КА, для чего:
а) расформировать 11 шеститысячных стрелковых дивизий… общей численностью 64251 человек.
б) расформировать управления 29 мк и 46 ск с корпусными частями, общей численностью 2639 человек;
в) переформировать 10 сд в горные стрелковые дивизии… сократив в связи с этим каждую стрелковую дивизию на 1473 человека;
г) перевести на новые (общие для всей КА) штаты корпусные артиллерийские полки и полки РГК Забайкальского военного округа и Дальневосточного фронта, сократив их в связи с этим на 30 человек…
3. Указанные в п.п. 1 и 2 мероприятия провести к 1.6.41 г…
5. Госплану СССР предусмотреть выделение НКО в течение 1941 года, сверх плана, для обеспечения указанных настоящим Постановлением мероприятий — 8225 грузовых автомобилей (из них 5000 автомобилей ЗИС-5), 960 тракторов СТЗ-5 и 420 тракторов «Сталинец»…

После 15 мая 1941 года в НКО подготовлен проект Записки наркома обороны СССР и начальника Генштаба КА Председателю СНК СССР И.В. Сталину с соображениями по плану стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками:
...Прошу: 1. Утвердить представляемый план стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР и план намечаемых боевых действий на случай войны с Германией;
2. Своевременно разрешить последовательное проведение скрытого отмобилизования и скрытого сосредоточения в первую очередь всех армий РГК и авиации...

В первую очередь отмобилизовать требуется все армии РГК и авиацию, а об войсках связи приграничных округов и частей РГК снова нет ни слова… В июне НКО выходит с новым предложением об увеличении численности КА в УРах, а ведь многие долговременные сооружения еще не скоро будут готовы и для них также нужны средства связи! И подземные линии связи! Военные обосновывают необходимость увеличения численности КА и Сталин вновь соглашается! Мы снова видим, что его можно убедить.
Постановление СНК СССР 4.06.1941:
СНК Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:
1. Утвердить предлагаемое НКО СССР формирование частей для вновь строящихся укрепленных районов…
2. Формирование частей закончить к 1.10.41 г., проведя его в две очереди:
1-я очередь — на 45000 человек к 1.7.41 г.
2-я очередь — на 75000 человек к 1.10.41 г…

Через 10 дней новое постановление об УРах. Оказывается, если обосновать, то можно получить и новые фонды и разрешить сверхурочные работы. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) 16.06.1941:
В целях ускорения приведения в боевую готовность укрепленных районов, СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) ПОСТАНОВЛЯЮТ:
а) разрешить Наркомату вооружения применение на заводах №№ 369, 69, 66 и 2 двухчасовых сверхурочных работ;
б) Наркомату вооружения выделить за счет своих фондов необходимое оборудование для заводов № 69 и № 4 и материалы для производства дополнительной программы по прицелам и перископам на заводах №69 и №349…

В тот же день начальник Генштаба пишет Записку о необходимости строительства планеров. Выходит, что это важная проблема, а связь — нет... Записка начальника Генштаба КА наркому авиационной промышленности 16.06.1941:
...Для обеспечения воздушно-десантных частей НКО необходимо в 41–42 годах следующее количество планеров… Всего на 1941 г. — 2000 шт…

Так как же можно обвинять в проблемах со связью (в частности с проводными линиями связи) правительство СССР? Ведь на порядки большие финансовые и материальные средства правительство Союза ССР и вся наша страна отдавала НКО, а руководство армии, плохо понимая проблемы, бездарно израсходовало эти ресурсы! Эти ресурсы можно было использовать более оптимально!
Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной не уверен - Эйнштейн.

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • Первый Русский Партизан
    Gosha » 28 авг 2012, 01:08 » в форуме История Руси
    4 Ответы
    1864 Просмотры
    Последнее сообщение Gosha
    20 дек 2015, 16:58

Вернуться в «Вторая мировая война»