Российская ФедерацияЗакон вне Закона.

До наших дней
Антон
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 2901
Зарегистрирован: 04.08.2016
Образование: высшее гуманитарное
 Re: Закон вне Закона.

Сообщение Антон »

Гоша скопипастил отрывки из двух статей. Ссылки, конечно же, не указал.

http://www.online812.ru/2012/04/27/009/

https://topwar.ru/27940-istoriya-antist ... oskah.html

Про "колоски" статья хорошая. Только Гоша не стал копировать важную ее часть.

"В письме Л.М. Кагановичу от 20 июля 1932 г. Сталин так аргументировал необходимость принятия нового закона:
«За последнее время участились, во-первых, хищения грузов на железнодорожном общественном транспорте (расхищают на десятки млн 101 руб.); во-вторых, хищения кооперативного и колхозного имущества. Хищения организуются главным образом кулаками (раскулаченными) и другими антисоветскими элементами, которые стремятся расшатать наш новый строй. По закону эти господа рассматриваются как обычные воры, получают два-три года тюрьмы (формальной), а на деле через 6–8 месяцев амнистируются. Подобный режим для этих господ, который нельзя назвать социалистическим, только поощряет их по сути дела настоящую контрреволюционную “работу”. Терпеть такое положение немыслимо» [6, с. 115].

Разумеется, воровство должно караться. Однако меры наказания, предусмотренные Постановлением от 7 августа 1932 г., выглядят чрезмерно суровыми (сам Сталин в цитированном выше письме назвал их «драконовскими»). Если исходить из буквы Постановления, основной мерой наказания за хищение грузов на транспорте, равно как и за хищение (воровство) колхозного и кооперативного имущества должен был стать расстрел с конфискацией имущества, и лишь при наличии смягчающих обстоятельств – 10 лет заключения [7].

Как же обстояло дело на практике? Итоги применения закона с момента его издания по 1 января 1933 г. по РСФСР выглядят следующим образом: к высшей мере было приговорено 3,5% осуждённых, к 10 годам лишения свободы – 60,3%, и ниже 36,2% [1,с. 2]. Из числа последних 80% осуждённых получили приговоры, не связанные с лишением свободы [10, с. 111]."

И самое интересное:

"Кто же попадал под карающую длань Закона от 7 августа?

«Три крестьянина, из коих двое по данным обвинительного заключения, кулаки, а по представленным им справкам – не кулаки, а середняки –взяли на целые сутки колхозную лодку и уехали на рыбную ловлю. И за это самовольное пользование колхозной лодкой применили декрет 7 августа, присудили к очень серьёзной мере наказания. Или другой случай, когда по декрету 7 августа была осуждена целая семья за то, что занималась ужением рыбы из реки, протекавшей мимо колхоза. Или третий случай, когда один парень был осуждён по декрету 7 августа за то, что он ночью, как говорится в приговоре, баловался в овине с девушками и причинил этим беспокойство колхозному поросёнку. Мудрый судья знал, конечно, что колхозный поросёнок является частью колхозной собственности, а колхозная собственность священна и неприкосновенна. Следовательно, рассудил этот мудрец, нужно применить декрет 7 августа и осудить “за беспокойство” к 10 годам лишения свободы.

Мы имеем приговоры с очень серьёзными мерами социальной защиты за то, что кто-то ударил камнем колхозного поросёнка (опять-таки поросёнок), причинил ему некоторое телесное повреждение: применён декрет 7 августа как за посягательство на общественную собственность» [3,с. 102–103].

Эти факты приводит в своей брошюре знаменитый сталинский прокурор А.Я. Вышинский. Однако тут же делает важное добавление:
«Правда, эти приговоры неуклонно отменяются, сами судьи неуклонно со своих должностей снимаются, но всё-таки это характеризует уровень политического понимания, политический кругозор тех людей, которые могут выносить такого рода приговоры» [3, с. 103].

А вот ещё целый ряд похожих примеров.

«Учётчик колхоза Алексеенко за небрежное отношение к с. -х. инвентарю, что выразилось в частичном оставлении инвентаря после ремонта под открытым небом, приговорён нарсудом по закону 7/ VIII 1932 г. к 10 г. л/с. При этом по делу совершенно не установлено, чтобы инвентарь получил полную или частичную негодность (д. нарсуда Каменского р. № 1169 18/II–33 г.)…

Колхозник Лазуткин, работая в колхозе в качестве воловщика, во время уборки выпустил быков на улицу. Один вол поскользнулся и сломал себе ногу, вследствие чего по распоряжению правления был прирезан. Нарсуд Каменского р-на 20/II 1933 г. приговорил Лазуткина по закону 7/VIII к 10 г. л/с.

Служитель религиозного культа Помазков, 78 л., поднялся на колокольню для того, чтобы смести снег, и обнаружил там 2 мешка кукурузы, о чём немедленно заявил в сельсовет. Последний направил для проверки людей, которые обнаружили ещё мешок пшеницы. Нарсуд Каменского р-на 8/II 1933 г. приговорил Помазкова по закону 7/VIII к 10 г. л/с.

Колхозник Камбулов нарсудом Каменского р-на 6/IV 1933 г. приговорён по закону 7/VIII к 10 г. л/с за то, что он (будучи зав.амбарами колхоза “Бедняк”) занимался якобы обвешиванием колхозников, вследствие чего летучей ревизией обнаружен в одном амбаре излишек зерна в 375 кило. Нарсуд не принял во внимание заявления Камбулова о проверке других амбаров, так как по его утверждению вследствие неправильного списания должен быть недостаток того же количества зерна в другом амбаре. Уже после осуждения Камбулова его показание получило подтверждение, так как это зерно было заприходовано на другой амбар, и там оказалась недостача 375 кг…

Нарсуд 3 уч. Шахтинского, ныне Каменского, р-на 31/III 1933 г. Приговорил колхозника Овчарова за то, что “последний набрал горсть зерна и покушал ввиду того, что был сильно голоден и истощал и не имел силы работать”… по ст. 162 УК к 2 г. л/с.» [8, с. 4–5].

Каждый из этих фактов мог бы стать прекрасным поводом для обличения «преступлений сталинского режима», если бы не маленькая деталь – все эти нелепые приговоры были немедленно пересмотрены.

Осуждение «за колоски» было не нормой, а беззаконием:

«С другой стороны, от каждого работника юстиции требовалось не допускать применения закона в тех случаях, когда его применение приводило бы к дискредитации его: в случаях хищения в крайне незначительных размерах или при исключительно тяжёлой материальной нужде расхитителя» [2, с. 2].
Однако не зря говорят: «Заставь дурака богу молиться – он и лоб расшибёт!» Низкий уровень юридической грамотности местных кадров вкупе с излишним рвением приводили к массовым «перегибам». Как сказал по этому поводу А.Я. Вышинский, «здесь можно говорить о “левацком” извращении, когда под классового врага стали подводить всякого, совершившего мелкую кражу» [3, с. 102].

С перегибами боролись, в частности, требуя применять к незначительным кражам статью 162 УК РСФСР, которая, как мы помним, предусматривала гораздо менее строгое наказание:

«В целом ряде случаев закон неосновательно применялся к трудящимся, совершившим хищения либо в незначительных размерах, либо по нужде. Вот почему было указано на необходимость применения ст.162 и других статей УК в этих случаях» [2, с. 2].

Подобные судебные ошибки, как правило, тут же исправлялись:

«По данным, зафиксированным в особом постановлении Коллегии НКЮ, число отменённых приговоров в период времени с 7 августа 1932 г. по 1 июля 1933 г. составило от 50 до 60%» [3, с. 100].

Но среди осуждённых по Закону от 7 августа встречались и матёрые расхитители.

Из записки зам. председателя ОГПУ Г.Е. Прокофьева и начальника Экономического отдела ОГПУ Л.Г. Миронова на имя И.В. Сталина от 20 марта 1933 года:

«Из дел о хищениях, раскрытых ОГПУ за отчётные две недели, обращают на себя внимание крупные хищения хлеба, имевшие место в Ростове-на-Дону. Хищениями была охвачена вся система Ростпрохлебокомбината: хлебозавод, 2 мельницы, 2 пекарни и 33 магазина, из которых хлеб продавался населению. Расхищено свыше 6 тыс. пуд, хлеба, 1 тыс. пуд, сахара, 500 пуд, отрубей и др. продукты. Хищениям способствовало отсутствие чёткой постановки отчётности и контроля, а также преступная семейственность и спайка служащих. Общественный рабочий контроль, прикреплённый к хлебной торговой сети, не оправдал своего назначения. Во всех установленных случаях хищений контролёры являлись соучастниками, скрепляя своими подписями заведомо фиктивные акты на недовоз хлеба, на списание усушки и на развес и т.п. По делу арестовано 54 человека, из них 5 членов ВКП(б).…

В Таганрогском отделении Союзтранса ликвидирована организация в составе 62 шофёров, грузчиков и портовых служащих, среди которых выявлено значительное количество быв. кулаков, торговцев, а также преступного элемента. Организация при перевозках похищала в дороге грузы, перевозившиеся из порта. О размерах хищений можно судить по тому, что только зерна и муки расхищено около 1500 пудов» [9, с. 417–418].

«6 тысяч пудов хлеба… 1500 пудов зерна и муки…» Это не «колоски»".

Нехорошо, Гоша, получается: тут играем, тут не играем, там рыбу заворачиваем.

Реклама
Аватара пользователя
Евелина
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 5829
Зарегистрирован: 22.10.2017
Образование: высшее гуманитарное
Политические взгляды: антиглобалистские
Профессия: преподаватель
 Re: Закон вне Закона.

Сообщение Евелина »

Gosha:
11 дек 2018, 13:54
Копипастить тоже нужно с умом!
копипастить это пользоваться чужим умом.
лучше бы изучать,исследовать,сравнивать и думать... :)
Какую же попытку сделал необузданный Владимир Креститель?
Всем известный факт: князь Владимир отменил смертную казнь после своего крещения, затем ее вернул и опять восстановил.
Что заставило его вернуть смертную казнь?
В законах могущественной соседки Руси — Византии смертная казнь была не в диковинку. После принятия Русью в 988 году православия первыми епископами на Руси стали именно греки, ведь своих-то еще не было. Они пытались перенести на Русь византийские порядки. Как-то раз, ссылаясь на умножившиеся разбои, греки потребовали у князя Владимира введения смертной казни. «Боюсь греха!»
«Ты поставлен еси от Бога на казнь злым, а добрым на милование. Достоит ты казнити разбойника, но со испытом» (т.е. с установлением вины).

Князь Владимир, отменив денежные штрафы, стал казнить лихих людей. Но продолжалось это недолго, и княжеский суд вскоре снова вернулся к системе пеней.
Если Ты светить не будешь, Если Я гореть не буду, Если Мы сиять не будем, Кто тогда развеет Тьму?

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 16
Всего сообщений: 15571
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Закон вне Закона.

Сообщение Gosha »

Антон:
11 дек 2018, 15:04
Но среди осуждённых по Закону от 7 августа встречались и матёрые расхитители.
РЕЖИМ И НАРОД

Выражение «режим социалистической собственности» употреблялось довольно широко, в частности в печати и речах, которые противопоставляли его «режиму капиталистической собственности». Однако такое противопоставление ограничивалось образом общенародного достояния в руках государства в СССР в отличие от богатств народа, отчужденных и присвоенных частными лицами в капиталистических странах. На деле же смысл и содержание существовавшего режима были не так просты и нуждаются в разъяснении.

Декларированный в октябре 1917 года режим социалистической собственности постепенно приобретал законодательное оформление. Так, ряд декретов Совета народных комиссаров и других мер по борьбе со спекуляцией и хищениями во время Гражданской войны систематизируются в Уголовных кодексах 1922 и 1926 годов. Затем, наряду с репрессивными мерами, появляется Постановление Совнаркома РСФСР от 16 марта 1927 года, которое намечает программу мероприятий, направленных на устранение условий, облегчающих совершение хищений и растрат. Начиная с этого времени репрессивные и превентивные меры принимаются всегда в паре, и по ним можно проследить три этапа в истории режима социалистической собственности.

Первый проходил под знаком Закона от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и коопераций и укреплении общественной (социалистической) собственности». По этому закону всякое присвоение государственного имущества, независимо от его ценности, формы и обстоятельств преступления, должно было караться Уголовным кодексом; всякий виновный, независимо от опасности, которую он представлял для общества, именовался «врагом народа». Вопреки правовому принципу, который требует дифференциации преступлений и индивидуализации наказания, были упрощены и следствие, и наказание. Предусматривались только два вида приговора: десять лет тюрьмы или смертная казнь. Объявляя социалистическую собственность «священной», закон превращал ее в незыблемый фундамент советского строя, а Конституция 1936 года (статья 131), опираясь на эту декларацию, утвердила принцип ее неприкосновенности. Недонесение об актах покушения на социалистическую собственность также наказывалось, будучи приравненным, как и само покушение, к контрреволюционным преступлениям. Наказывалось и халатное отношение к охране объектов, постановке учета и отчетности, хранению документации и подбору кадров. Репрессии, вызванные законом, а точнее говоря, режимом социалистической собственности, ужасающи по числу жестоких приговоров.

Вышедший после войны, 4 июня 1947 года, Указ Президиума Верховного совета «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» положил начало новому этапу. С точки зрения законодателей, Указ считался «более совершенным правовым инструментом». Во введении к нему подчеркивалось, что он принимается в целях установления единства законодательства об уголовной ответственности за хищения по всей стране. Однако строгость законодательства, пусть и оправданная его авторами, в глазах других (и с сегодняшней точки зрения) являлась пиком жестокости. От семи до десяти лет лишения свободы с конфискацией имущества или без нее за любую мелкую кражу. Указ 10 августа 1940 года, выделявший в отдельную категорию мелкие преступления и, соответственно, смягчавший наказание за них, больше не применялся. Среди других признаков ужесточения режима были отсутствие дифференциации уголовной ответственности в зависимости от способа хищения (кража, грабеж, разбой, мошенничество, злоупотребление) и изменение меры наказания: вместо десяти двадцать пять лет исправительно-трудовых лагерей.

Смягчение законодательства в начале 1960-х годов обозначает еще один этап в истории режима социалистической собственности. Указ 4 июня 1947 года, особый законодательный акт, не вписанный в Уголовные кодексы республик, уступил место новым законам, прописанным в соответствующих главах всех республиканских уголовных кодексов. На этот раз ответственность за преступления была наконец дифференцирована в зависимости от способов совершения преступления. В новом законе также были смягчены наказания за хищения (сокращались сроки заключения), но были сохранены статьи, карающие за недоносительство.

Параллельно уголовному законодательству существовали и другие правовые нормы, также причастные к становлению режима социалистической собственности. Так, каждый трудящийся должен был на месте своей работы проявлять самое высокое уважение к «священной» социалистической собственности и охранять ее. В случае нанесенного ей ущерба предусматривалась «ограниченная материальная ответственность» сначала совместным постановлением ЦИК и Совнаркома от 12 июня 1929 года, затем, в начале 1930-х годов, трудовым законодательством (статья 83-6) и другими правительственными постановлениями и инструкциями. Закон требовал возместить ущерб в размере 1/3 зарплаты. В некоторых случаях возмещение могло доходить до 2/3 среднемесячной зарплаты. В случае преступного посягательства на собственность работник шел под суд.

Стать ответственным за поломку, потерю или пропажу государственного имущества в ходе своей профессиональной деятельности мог каждый. Однако большое количество работников обязывалось стать «материально ответственными лицами» со дня приема их на работу, по договору, так сказать, по собственной воле. В данном случае устанавливалась «полная материальная ответственность» (статья 83-1) с возмещением полной стоимости ущерба. При особых обстоятельствах кражи материалов инструкция Наркомата труда от 1 июня 1932 года и другие правила предусматривали «повышенную ответственность», то есть возмещение этой стоимости в пятикратном размере.

Несмотря на то что категория материально ответственных лиц была неоднородной, включая в себя различные по возрасту, образованию, сектору работы и месту жительства группы, она как единое целое выделялась на фоне всех остальных трудящихся. Внутри общего для всех режима социалистической собственности это была как бы отдельная категория, ответственная иначе, чем все.

Где работали эти люди? Прежде всего, в государственной торговле, легкой и пищевой промышленности, в производственных и торговых кооперативах, на складах, в конторах по заготовке и сбыту сырья, в организациях по снабжению населения, в сети общественного питания. Какие должности они занимали? В коммерческой сети это были директора и их заместители, кассиры, старшие продавцы, главные бухгалтеры, начальники складов, заготовители, экспедиторы и приемщики товаров. В производственных структурах материальная ответственность ложилась на директоров предприятий, главных инженеров и главных механиков.

Все эти люди, многомиллионная категория работников, должны были не только проявлять уважение к режиму социалистической собственности, как все советские граждане, живя под дамокловым мечом репрессивного законодательства, но и приспосабливаться к своему собственному режиму. Извне их заведомо подозревали в воровстве и нередко разоблачали при помощи доносов. Однако это не означало, что материально ответственные лица жили во враждебной среде. Они были полезными людьми, когда надо было что-то достать, а доставать в условиях дефицита приходилось всегда. Получалось, что их хулили, но ими не гнушались и даже искали их расположения. Сами эти люди не имели комплексов вины, так как представляли собой среду, сформированную их собственным режимом работы и неписаными правилами общения между собой. А связывало их то, что они умели «делать дела».

Что и как они делали? Понятно, что обобщенный ответ советских времен - они воровали! - нас сегодня не устраивает. Пока что можно дать лишь фрагментарный ответ на этот вопрос. Он основан на наблюдениях, относящихся к началу 1950-х годов. Тогда после яростной кампании 1947 года уже значительно снизились как преступность, так и наказания по Указу 4 июня, но в то же время это были годы, когда нищета еще вынуждала воровать, при том что буква закона была самой суровой за всю историю режима социалистической собственности.

Отправлено спустя 13 минут 47 секунд:
Евелина:
11 дек 2018, 15:18
Всем известный факт: князь Владимир отменил смертную казнь после своего крещения, затем ее вернул и опять восстановил.
Что заставило его вернуть смертную казнь?
Епископы казнили, не только еретиков, но язычников! Греческая Церковь на Руси пролила реки русской крови, на протяжении всей Тысячелетней Истории России. Церковные Застенки были более суровыми и кровавыми чем княжеские и царские! Православная Инквизиция нечем не отличалась от Католической просто народ на Руси был намного терпеливей чем в Европе. Просто непринято говорить о Российских индейцах и миссионерской деятельности Православной Церкви. Петр Первый жег деревни и села раскольников вместе с жителями - Петр был крещеный!
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Антон
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 2901
Зарегистрирован: 04.08.2016
Образование: высшее гуманитарное
 Re: Закон вне Закона.

Сообщение Антон »

Gosha:
11 дек 2018, 15:55
Первый проходил под знаком Закона от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и коопераций и укреплении общественной (социалистической) собственности». По этому закону всякое присвоение государственного имущества, независимо от его ценности, формы и обстоятельств преступления, должно было караться Уголовным кодексом; всякий виновный, независимо от опасности, которую он представлял для общества, именовался «врагом народа». Вопреки правовому принципу, который требует дифференциации преступлений и индивидуализации наказания, были упрощены и следствие, и наказание. Предусматривались только два вида приговора: десять лет тюрьмы или смертная казнь. Объявляя социалистическую собственность «священной», закон превращал ее в незыблемый фундамент советского строя, а Конституция 1936 года (статья 131), опираясь на эту декларацию, утвердила принцип ее неприкосновенности. Недонесение об актах покушения на социалистическую собственность также наказывалось, будучи приравненным, как и само покушение, к контрреволюционным преступлениям. Наказывалось и халатное отношение к охране объектов, постановке учета и отчетности, хранению документации и подбору кадров. Репрессии, вызванные законом, а точнее говоря, режимом социалистической собственности, ужасающи по числу жестоких приговоров.
Гоша, я понимаю, у вас своих знаний нет, вы какую-то Тамару Кондратьеву копипастите http://magazines.russ.ru/nz/2005/42/ko12.html . А потому повторюсь еще раз:
Антон:
11 дек 2018, 15:04
Итоги применения закона с момента его издания по 1 января 1933 г. по РСФСР выглядят следующим образом: к высшей мере было приговорено 3,5% осуждённых, к 10 годам лишения свободы – 60,3%, и ниже 36,2% [1,с. 2]. Из числа последних 80% осуждённых получили приговоры, не связанные с лишением свободы
Следует отметить, что далеко не все приговоры к высшей мере приводились в исполнение: к 1 января 1933 г. общие суды в РСФСР вынесли 2686 смертных приговоров по Постановлению от 7 августа. Кроме того, на РСФСР приходится изрядная часть приговоров, вынесенных линейными транспортными судами (812 смертных приговоров в целом по СССР) и военными трибуналами (208 приговоров по СССР) [10, с. 139]. Однако Верховный суд РСФСР пересмотрел почти половину этих приговоров. Ещё больше оправданий вынес Президиум ЦИК. По данным наркома юстиции РСФСР Н.В. Крыленко, на 1 января 1933 г. общее количество людей, казнённых по закону от 7 августа на территории РСФСР, не превысило тысячи человек [10,с. 112].

17 ноября 1932 года Коллегия наркомата юстиции РСФСР приняла решение ограничить применение статьи 51 УК РСФСР, разрешавшей выносить приговоры ниже нижнего предела, предусмотренного законом за совершение данного преступления. Отныне право применения ст.51 было предоставлено лишь краевым и областным судам. Народные суды в тех случаях, когда они считали нужным смягчить меру наказания ниже предела, должны были ставить об этом вопрос перед областным или краевым судом [1, с. 2].

В то же время Коллегия указала, что в каждом отдельном случае привлечения трудящегося за мелкие хищения надо подходить дифференцированно и при особо исключительных обстоятельствах (нужда, многосемейность, незначительное количество похищенного, отсутствие массовости подобных хищений) дела могли прекращаться в порядке примечания к ст. 6 УК РСФСР [1, с. 2].

Ограничение на применение 51-й статьи, а особенно состоявшийся 7–12 января 1933 года объединённый пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) заставили судей проявлять большую суровость. В результате по РСФСР из осуждённых по Закону от 7 августа с 1 января по 1 мая 1933 года высшую меру получили 5,4%, 10 лет лишения свободы – 84,5%, более мягкие наказания – 10,1% [1, с. 2]. Тем не менее, доля смертных приговоров всё равно оставалась очень низкой.

https://topwar.ru/27940-istoriya-antist ... oskah.html

Это к вопросу об ужасающих жестоких приговорах.

Аватара пользователя
NoName
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 400
Зарегистрирован: 08.03.2018
Образование: студент
Политические взгляды: анархические
 Re: Закон вне Закона.

Сообщение NoName »

Не смотрели фильм "Чекист" режиссера Рогожкина? :)
Приумножая безумие по жизни..
Bringing chaos and confusion..

Аватара пользователя
Ветер 20
Сообщений в теме: 9
Всего сообщений: 1450
Зарегистрирован: 12.06.2017
Образование: высшее гуманитарное
Политические взгляды: марксистско-ленинские
Откуда: провинция и захолустье
 Re: Закон вне Закона.

Сообщение Ветер 20 »

Gosha:
11 дек 2018, 15:55
РЕЖИМ И НАРОД

Некоторых товарищей интересует вопрос об отношении марксистов-большевиков к уголовным преступникам. Каково должно быть правильное отношение коммунистов к этой социальной группке общества?

Для начала надо сказать, что уголовщина неоднородна и имеет свои «профессиональные» специализации. Но поскольку главными отношениями в обществе являются отношения собственности, отношения людей по производству своей материальной жизни и вытекающая из них борьба классов, постольку на первый план в ответе нужно поставить тех уголовников, которые посягают на собственность, а потом можно будет коснуться и той категории подонков и негодяев, которые покушаются на жизнь и достоинство граждан.

Однако мы знаем, что собственность бывает разной. Стало быть, и отношение рабочего класса ворам и грабителям зависит от конкретных исторических условий, т.е. от того, на какую собственность они подняли свою руку.

Короткий и ёмкий ответ на вопрос об отношении революции к воровской уголовщине дал В.И. Ленин: жулик (бандит, вор и т.п.) и капиталист – это две стороны одной медали. И первый, и второй стремятся жить за счёт чужого труда с той разницей, что капиталист присваивает себе неоплаченный труд рабочих, т.е. грабит масштабно, но скрытно, забирая себе стоимость сложным путём из нескольких ходов. А бандит или вор – те грабят непосредственно, «просто» отбирая или воруя у трудящихся деньги или конкретные материальные ценности – т.е. те крохи овеществлённого труда рабочих, за которые капиталист покупает себе их способность к труду.

Если один бандит, вор или жулик убивает, грабит или ворует у другого бандита или жулика, пролетариат не обязан защищать одного эксплуататора от другого.

Если же уголовник поднял руку на жизнь, достоинство или собственность рабочего, то в этом случае было бы хорошо (в идеале), если бы на защиту человека поднялся весь окружающий его рабочий класс, все его организации, по возможности, и остальные трудящиеся, – в масштабе коллектива, нескольких предприятий района, города и т.д., по восходящей.

Это тем более необходимо, так как капиталистическое государство лишь делает вид, что защищает трудящихся от уголовников. На самом деле у полиции, судов и тюрем при капитализме основные и главные задачи совершенно противоположного качества: весь карательный аппарат буржуазии направлен, в первую очередь, против пролетариата и всего трудового народа и «заточен» для подавления революционного движения и классовой борьбы с эксплуататорами. Уголовную преступность тоже отлавливают и сажают, но лишь тогда, когда она представляет некоторую помеху для хозяев буржуазного государства или для функционирования самого этого государства. Или когда нужно запудрить сознание трудящихся масс очередной «кампанией борьбы с криминалом», в ходе которой забирают мелкую уголовную сошку, а сама кампания используется для «доказательства» того, что государство якобы внеклассовое, а власть буржуазии «заботится» о народе.

Однако вопрос был о другом: как именно нужно относиться к уголовным преступникам после победы революции и восстановления социализма, т.е. при нормальном ходе истории?

Ленин, говоря о том, что для рабочего класса нет особенной разницы между вором и буржуем, указал, в общем, и тот подход, который должен быть со стороны победивших рабочих к уголовникам.

Чтобы лучше уяснить, о чём речь, откроем 1 главу Сталинской Конституции 1936 года. Читаем статьи 4-6, 10, 12 и 131. Что там сказано? Там сказано, что экономической основой государства трудящихся является социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на все орудия и средства производства. Эта экономическая основа утвердилась в результате пролетарской революции, ликвидации капиталистической системы хозяйства и отмены эксплуататорских отношений частной собственности.

Далее Конституция указывала, что социалистическая собственность в СССР имеет две основные формы – государственную, или всенародную, и кооперативно-колхозную, которую предстояло также со временем поднять (развить) до уровня всенародной. Все главные и основные средства производства, какие были в стране, прежде всего, промышленные, как основа современной экономики, являлись государственной собственностью – всенародным драгоценным достоянием, хозяевами и собственниками которого были все трудящиеся СССР.

Кроме того трудящиеся страны имели полное право личной собственности на трудовые доходы, дом и домашнее хозяйство, всевозможные предметы личного потребления, право наследования. Всё это строго охранялось и защищалось законами социалистического государства.

Единственным законным источником существования человека являлся честный добросовестный труд. Труд в социалистическом государстве был (и будет!) обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина. При этом в социалистическом обществе господствуют непреложные принципы распределения всех благ:

а) «кто не работает – то не ест» и

б) «от каждого по способности, каждому – по его труду».

И наконец, подходим к той статье Конституции, которая имеет самое прямое отношение к теме заметки. Статья 131 гласила:

«Каждый гражданин СССР обязан беречь и укреплять общественную, социалистическую собственность, как священную и неприкосновенную основу советского строя, как источник богатства и могущества Родины, как источник зажиточной и культурной жизни всех трудящихся. Лица, покушающиеся на общественную, социалистическую собственность, являются врагами народа».

Кажется, ясней об отношении рабочего класса, его большевистской партии и государства ко всякого рода жулью и не скажешь. И всё же давайте разберём некоторые выдержки из Основного документа сталинского СССР.

1.. В социалистическом обществе каждый, кто покушается на государственную, общенародную собственность, — тот поднимает руку на материальную основу существования всего трудового народа – десятков и сотен миллионов человек, их малолетних детей и престарелых родителей. Вопрос: если отдельный человек или небольшая группа лиц считает возможным ограбить, сделать беднее и хуже жизнь 150 или 200 миллионов человек, то как должны эти 200 миллионов относиться к этому человеку или группе? Не будет ли правильным сказать, что те, кто ради своего шкурного (а значит, частного) интереса выступил против мирной, свободной, зажиточной и культурной жизни всего народа являются врагами этого народа, желающими ему нищеты, рабства и гибели? А если отдельные типы желают нужды, бедствий и гибели миллионам честных людей, то по всем законам выживания человеческого общества оно обязано таких типов уничтожить без всякой жалости, как небольшую (до поры) раковую опухоль.

2. Если жулик или вор посягает на личную собственность рабочих и остальных трудящихся социалистического общества, то он, так или иначе, посягает на:

— коренные завоевания революции и политическую власть рабочего класса: если законное и справедливое вознаграждение за социалистический труд попадает не по адресу, то нарушается главный принцип социализма, и получается, что тот, кто работает, тот не ест, а тот, кто не работает, тот ест. Что это, как не акт контрреволюции и не попытка возврата к основам эксплуататорского общества?

— общенародную собственность: все материальные предметы потребления и культурные блага производят на основе той же общенародной собственности по единому и строгому плану; рабочий получает за труд свою часть общественных благ; но каким бы широким ни было социалистическое производство, в нём не может быть излишков для кормления паразитов; но ведь если рабочего обокрали, то, во-первых, ему нужно дать из общественных запасов дополнительные средства существования, чтобы он мог до следующей зарплаты нормально жить и работать, а во-вторых, нужно отвлекать от производства дополнительные людские силы и значительные средства на поиск и поимку вора или грабителя. Что всё это, если не попытка подрыва социалистического планового хозяйства?

— на морально-политическое здоровье и единство членов социалистического общества: каждое уголовное преступление есть проявление буржуазного и мелкобуржуазного сознания, а каждый носитель такого сознания есть открытый или потенциальный враг социализма; и тут нужно либо исправлять и воспитывать такого человека, поднимая его хотя бы до уровня рабочего «средней» сознательности, или изолировать его от нормальных людей – членов социалистического общества.

Что касается изоляции от общества. Сразу же надо сказать, что такого общественного явления, как преступники-рецидивисты в будущем социалистическом обществе быть не должно. Их наличие – это абсурд. Бывает, что человек в жизни оступается, совершает промах или ошибку, допускает слабость, халатность и т.п. В результате чего такой человек может совершить преступление против социалистического общества, попасть под суд и далее – получить наказание по приговору.

Отбыв положенное наказание и отдав долг обществу, такой человек может быть прощён и полностью восстановлен в правах члена социалистического общества, если он искренне признал свою ошибку и исправился. Но такое положение может быть всего один раз, и при этом всё дальнейшее отношение общества к преступнику будет зависеть от тяжести его преступления. Ведь есть такие преступления, за которые нельзя прощать вообще (предательство, измена, шпионаж, диверсии и пр.), даже если они совершены однократно, раз в жизни.

Но, допустим, гражданин совершил в первый раз такое преступление, которое предусматривает искупление и возврат в строй честных тружеников. Его реабилитировали, ему поверили. Однако через некоторое время он снова совершает схожее преступление против социалистического общества, нарушает социалистическую законность. Что с ним делать?

Думается, что в этом случае надо использовать уголовную практику, которая была прописана в Уголовном кодексе СССР образца 1937 г. По этому кодексу повторные аналогичные преступления (кроме особо тяжких и государственных – по ним особый и отдельный разговор) карались двукратным ужесточением наказания. Скажем, за повторное мелкое хищение государственного имущества давали уже не «трёшку», а 6-7 лет. За повторное хулиганство с нанесением жертве лёгких телесных повреждений суд «прописывал» не 2 года, а 4, причём не на общий режим, а на усиленный.

И всё же – в зависимости от тяжести и характера совершённого преступления и с учётом личности преступника – и после второй отсидки у гражданина должны быть шансы на начало честной трудовой жизни. Конечно, реабилитироваться в обществе в этом случае будет непросто, и надзор за таким человеком будет особый, но возможность возврата к нормальной, не преступной жизни социалистическое общество должно человеку предоставить и помощь в становлении более-менее сознательной личности должно оказать.

А вот за третье преступление, совершённое одним и тем же лицом, возврата в социалистическое общество быть не должно. Неисправимую гадину, не желающую трудиться, но пытающуюся жить за счёт чужого труда, которой дважды давали шанс исправиться и стать человеком, необходимо уничтожать без сожаления, поскольку перед нами заклятый классовый враг, агент мировой буржуазии, диверсант, подрывающий основы социализма. Рецидивиста, раз за разом повторяющего преступные действия против социалистического общества, плюющего на его правила и законы, жалеть нечего.

В этом случае не может быть никаких четвёртых, пятых и т.д. «ходок в зону». Третье преступление означает, что подонка и паразита либо «закрывают» навечно, с тем, чтобы его поганый прах вышел на волю только через трубу тюремного крематория. Либо приговаривают в ВМН (высшая мера наказания) и безотлагательно приводят приговор в исполнение – без всяких кассаций и апелляций.

Такой же подход нужно применять и к тем преступникам, которые покушаются на жизнь, здоровье, честь и достоинство граждан социалистического общества, но с той поправкой, что отдельные виды преступлений для таких преступников будут последними, что называется, с первого раза.

В качестве небольшого исторического примера, показывающего большевистское отношение к бандитам и уголовникам-рецидивистам, приведём «Циркуляр народного комиссара внутренних дел Союза ССР за 1937 год»[1] (№ 61 от 07.08.1937 г.).

«Содержание:

Об усилении борьбы с грабителями и уголовниками-рецидивистами.

г. Москва.

Всем наркомам внутренних дел, начальникам НКВД краёв и областей и начальникам управлений РК милиции.

В соответствии с приказом Народного комиссара внутренних дел Союза ССР Генерального комиссара государственной безопасности тов. Ежова за № 00447, Предлагаю:

I. Передавать на рассмотрение Особой тройки:

а) все дела о вооружённых грабежах и грабежах с насилиями;

б) всех рецидивистов-уголовников, повторяю, рецидивистов, привлекаемых за ското-конокрадство, «рывки», раздевание пьяных, скупку и продажу краденого, установленных притоносодержателей;

в) всех уголовников-рецидивистов, бежавших из лагерей и других мест заключения;

г) дела на уголовников-рецидивистов, не порвавших с уголовным миром, не имеющих постоянного места жительства и не занимающихся общественно-полезным трудом, хотя бы и не совершивших непосредственно перед арестом конкретного преступления.

II. Независимо от работ Особой тройки, максимально усилить работу обычной судебной тройки.

На ней должны рассматриваться дела на беспартийных лиц, не имеющих постоянного места жительства и не занимающихся полезным трудом. В работе троек должны быть совершенно исключены из практики такие меры наказания, как подписка о выезде из города, выселение из города и т. д.

III. На время работ Особой тройки всемерно активизировать работу всей милиции, особенно уголовного розыска, участковых надзирателей, постовых милиционеров, организовать действенные патрули и постоянные обходы всех наиболее поражённых мест — пустыри, окраины, привокзальные площади, вагонные парки, поезда местного значения, пристани, склады и пакгаузы водного транспорта и т. д. Учесть, что все эти районы особенно засорены рецидивистами, так как большинство из них постоянно меняет место жительства, гастролирует по различным городам.

IV. Самым тщательным образом проводить фильтровку приводов с тем, чтобы ни один уголовник-рецидивист не был освобождён из-за невнимательности отбора рецидивистов из ежедневного привода. Не ограничиваться проверкой дактилоскопических карт привода по своей картотеке, посылая немедленно дактокарты подозрительных лиц на проверку в Центральную картотеку ГУРКМ[2].

V. Все дела, подлежащие рассмотрению Особой тройки, проводить в самые сжатые сроки, — этим значительно повысится эффективность удара.

VI. О ходе работ троек доносить лично мне 1-го, 5-го, 10-го, 15-го, 20-го и 25-го числа каждого месяца. Донесение должно содержать: а) сколько дел рассмотрено Особой тройкой на уголовников (рецидивистов, грабителей, ското-конокрадов и т.д.); сколько приговорено по первой категории[3] и сколько приговорено к заключению; б) сколько рассмотрено дел и сколько осуждено к заключению в лагеря обычной тройкой; в) сколько было за пятидневку грабежей вооружённых и сколько грабежей с насилием.

Заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР

комкор М. Фриновский».


Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 16
Всего сообщений: 15571
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Закон вне Закона.

Сообщение Gosha »

Ветер 20:
11 дек 2018, 20:10
Некоторых товарищей интересует вопрос об отношении марксистов-большевиков к уголовным преступникам. Каково должно быть правильное отношение коммунистов к этой социальной группке общества?
В каждом законе существует два основных нюанса: Не суровость наказания, а его неотвратимость; Равноправие перед законом, без деления на свой и чужой, партийный и обыватель. Tertium Non Datur - Третьего не дано, так у большевиков и да и нет не выполнялось так как должно, косили всех без разбора из пулемета, топили баржами, расстреливали семьями.

Отправлено спустя 39 минут 24 секунды:
Разумеется, воровство должно караться. Однако меры наказания, предусмотренные Постановлением от 7 августа 1932 г., выглядят чрезмерно суровыми (сам Сталин в цитированном выше письме назвал их «драконовскими»), но Сталин как всегда не указал к какому контингенту преступников конкретно относятся суровые меры к политическим - братьям по партии или к социально близким - ворам в законе. Если исходить из буквы Постановления, основной мерой наказания за хищение грузов на транспорте, равно как и за хищение (воровство) колхозного и кооперативного имущества должен был стать расстрел с конфискацией имущества, и лишь при наличии смягчающих обстоятельств – 10 лет заключения.

Однако возросший уровень подростковой преступности заставил власти дать задний ход. Решено было не просто вернуться к прежним нормам, а значительно их ужесточить. 7 апреля 1935 года вышло знаменитое постановление ЦИК и Совнаркома СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», вводившее уголовное наказание за ряд преступлений, начиная с 12-летнего возраста, как при Крепостном Праве. Сталинский Режим вообще мало отличался от Крепостного Права отмененного Александром II, как говорится с чем боролись на то напоролись!

В письме Л.М. Кагановичу от 20 июля 1932 г. Сталин так аргументировал необходимость принятия нового закона: «За последнее время участились, во-первых, хищения грузов на железнодорожном общественном транспорте (расхищают на десятки млн руб.); во-вторых, хищения кооперативного и колхозного имущества. Хищения организуются главным образом кулаками (раскулаченными) и другими антисоветскими элементами, которые стремятся расшатать наш новый строй. По закону эти господа рассматриваются как обычные воры, получают два-три года тюрьмы (формальной), а на деле через 6–8 месяцев амнистируются (совершенно так же как в настоящие время у Государства). Подобный режим для этих господ, который нельзя назвать социалистическим, только поощряет их по сути дела настоящую контрреволюционную «работу». Терпеть такое положение немыслимо».

В связи с особой известностью этого постановления имеет смысл остановиться на нем подробнее. Вот что оно гласило:

«В целях быстрейшей ликвидации преступности среди несовершеннолетних ЦИК и Совнарком СССР постановляют:

1. Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания.

2. Лиц, уличенных в подстрекательстве или в привлечении несовершеннолетних к участию в различных преступлениях, а также в понуждении несовершеннолетних к занятию спекуляцией, проституцией, нищенством и т.п., - карать тюремным заключением не ниже 5 лет.

3. Отменить ст. 8 “Основных начал Уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик”.

4. Предложить правительствам союзных республик привести уголовное законодательство республик в соответствие с настоящим постановлением».

Этот постановление сейчас изрядно обросло мифами. Так, одной из наиболее распространенных легенд является утверждение, будто этим документом был дан «зеленый свет» на применение смертной казни к несовершеннолетним. Вот что писал по этому поводу разведчик-перебежчик Александр Орлов в книге «Тайная история сталинских преступлений»:

«7 апреля 1935 года советское правительство опубликовало закон, небывалый в истории цивилизованного мира. Этим законом провозглашалась равная со взрослыми ответственность, вплоть до смертной казни, для детей от двенадцати лет и старше за различные преступления, начиная с воровства…»
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Ветер 20
Сообщений в теме: 9
Всего сообщений: 1450
Зарегистрирован: 12.06.2017
Образование: высшее гуманитарное
Политические взгляды: марксистско-ленинские
Откуда: провинция и захолустье
 Re: Закон вне Закона.

Сообщение Ветер 20 »

Gosha:
12 дек 2018, 13:39
Tertium Non Datur - Третьего не дано, так у большевиков и да и нет не выполнялось так как должно, косили всех без разбора из пулемета, топили баржами, расстреливали семьями.
Да ладно вам ! Шепелявить ! Это вы лопухам расскажите ! "про неотвратимость закона" . Видали мы этот "закон" Закон в классовом государстве по отношению к пролетариям один , по отношению к правящему класу спит сладким сном. Расскажите лучше про Васильеву (так кажется ? Да ту что обокрала армию и её "наказание" "неотвратимое" "с пулемёта" а потом хрякай про "баржи"

Отправлено спустя 14 минут 9 секунд:
Gosha:
12 дек 2018, 13:39

Сталинский Режим вообще мало отличался от Крепостного Права отмененного Александром II, как говорится с чем боролись на то напоролись!

Идите в Гоша !

[indent]В то же время неизменно действующей оставалась статья 22 УК РСФСР, гласящая:

«22. Не могут быть приговорены к расстрелу лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста в момент совершения преступления, и женщины, находящиеся в состоянии беременности».
Последний раз редактировалось Ветер 20 12 дек 2018, 14:25, всего редактировалось 2 раза.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 16
Всего сообщений: 15571
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Закон вне Закона.

Сообщение Gosha »

Ветер 20:
12 дек 2018, 14:09
Видали мы этот "закон" Закон в классовом государстве по отношению к пролетариям один , по отношению к правящему класу спит сладким сном. Расскажите лучше про Васильеву (так кажется ?
Так я вам про это же! Закон в России-СССР-РФ всегда был вне Закона, это утверждение подтверждает народная мудрость - ЗАКОН ЧТО ДЫШЛО КУДА ВЛАСТЬ ПОВЕРНЕТ ТУДА И ВЫШЛО! Хрущев отменяет смертную казнь, а в деле Хищений в Крупных размерах возвращает! Самое главное все они ЖРАЛИ ИЗ ГАСТРАНОМА №1 подобно буржуям из 1913 года, но как же так в при Царе отправляли на Сахалин, а при Брежневе клали электрод от сварочного аппарата на язык!

Отправлено спустя 3 минуты 12 секунд:
Ветер 20:
12 дек 2018, 14:23
Идите в *Опу Гоша !
Я так понимаю это Благодарность!

Отправлено спустя 12 минут 27 секунд:
Ветер 20:
12 дек 2018, 14:23
Идите в Гоша !

В то же время неизменно действующей оставалась статья 22 УК РСФСР, гласящая:

«22. Не могут быть приговорены к расстрелу лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста в момент совершения преступления, и женщины, находящиеся в состоянии беременности».

Ветер 20 услышал зван да не знает где он! Вы путаете УК 1926 года и УК 1935 года! Ознакомитесь!!!

УК - 1926

22. Не могут быть приговорены к расстрелу лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста в момент совершения преступления, и женщины, находящиеся в состоянии беременности.

23. Объявление врагом трудящихся с его последствиями, лишение свободы и исправительно-трудовые работы без лишения свободы являются основными мерами социальной защиты судебно-исправительного характера, применяемыми в отношении лиц, совершивших преступление.

УК-1935 (изменения)

Статья 22 УК РСФСР 1926 прямо гласила: «Не могут быть приговорены к расстрелу лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста в момент совершения преступления, и женщины, находящиеся в состоянии беременности».

8 апреля 1935 года в «Известиях ЦИК Союза ССР и ВЦИК» было опубликовано Постановление СНК СССР, ЦИК СССР от 7 апреля 1935 года № 3/598 «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», подписанное Председателем ЦИК СССР Михаилом Калининым, Председателем СНК СССР Вячеславом Молотовым и Секретарём ЦИК СССР Иваном Акуловым.

Данное постановление гласило:
«1) Несовершеннолетних начиная с 12-летнего возраста, уличённых в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания.
2) Лиц, уличённых в подстрекательстве или в привлечении несовершеннолетних к участию в различных преступлениях, а также в понуждении несовершеннолетних к занятию спекуляцией, проституцией, нищенством и т. п. — карать тюремным заключением не ниже 5 лет.
3) Отменить ст. 8 "Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и Союзных Республик".
4) Предложить Правительствам Союзных республик привести уголовное законодательство республик в соответствие с настоящим постановлением».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Ветер 20
Сообщений в теме: 9
Всего сообщений: 1450
Зарегистрирован: 12.06.2017
Образование: высшее гуманитарное
Политические взгляды: марксистско-ленинские
Откуда: провинция и захолустье
 Re: Закон вне Закона.

Сообщение Ветер 20 »

Gosha:
12 дек 2018, 14:38
услышал зван да не знает где он!
Эта глава оставалась без изменений. До редакции 1959 года. Так что мой посыл вас в " :oops: вполне оправдан.
Gosha:
12 дек 2018, 14:38

с применением всех мер уголовного наказания. :shock: :shock: :shock:

Далее 1) Несовершеннолетних начиная с 12-летнего возраста, уличённых в совершении краж, в причинении насилий, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания.

Что это значит ? Украл - расстрел ? Да нет уважаемый речь идет лишь о снижении возраста уголовной ответственности. А не о применении конкретного наказания . А вот "наказание" уж определено в УК ! Где за кражу уж никак смертной казни не полагается. Где "самая страшная" санкция (против гос собственности) предусматривала пять лет л/с .Убийство - до 10 лет Тяжкие телесные до - 8 лет. ГДЕ ВЫ ЗДЕСЬ УВИДЕЛИ "СМЕРТНУЮ КАЗНЬ" Для несовершеннолетних ? Всвоих "влажных фантазиях ? "Так что "Гоша" гудбаай !Короче говоря где не пёрднул там обосрался . :sorry:

Последний раз редактировалось Ветер 20 12 дек 2018, 22:21, всего редактировалось 1 раз.

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Российская Федерация»