Немцы в боюВторая мировая война

1939 — 1945
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

dimitrius: 12 июл 2018, 16:51 СССР продавал Германии сырьё в издевательски не обработаном виде .
На обработку 1 тонна сырья, Германия тратила 1чел\час в пять раз больше СССР.
Для СССР поставляемое в Германию сырье соответствовало ГОСТу, дело в том СССР не имел возможности обработать сырье более качественно. Бакинский Нефтеперерабатывающий завод имени Сталина (самый оснащенный в СССР) из годового выпуска бензина производил Авиационного бензина самой низкой марки Б-70 только 10% это перед 1939 годом.

В Российской Федерации из барреля сырой нефти отечественные НПП получают 26% бензина АИ-90, США из того же барреля сырой нефти получают 43% бензина подобной марке АИ-90.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Реклама
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Gosha: 13 июл 2018, 14:44
dimitrius: 12 июл 2018, 16:51 СССР продавал Германии сырьё в издевательски не обработаном виде .
На обработку 1 тонна сырья, Германия тратила 1чел\час в пять раз больше СССР.
Для СССР поставляемое в Германию сырье соответствовало ГОСТу, дело в том СССР не имел возможности обработать сырье более качественно. Бакинский Нефтеперерабатывающий завод имени Сталина (самый оснащенный в СССР) из годового выпуска бензина производил Авиационного бензина самой низкой марки Б-70 только 10% это перед 1939 годом.

В Российской Федерации из барреля сырой нефти отечественные НПП получают 26% бензина АИ-90, США из того же барреля сырой нефти получают 43% бензина подобной марке АИ-90.
Гоша,это Вы уже полезли туда где вообще ничего не понимаете.
А скажите как мне на какой нефти работают в РФ и на какой в США?
Может они таки отличаются и нефть нефти таки рознь?
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
dimitrius
Всего сообщений: 427
Зарегистрирован: 22.05.2018
Образование: среднее
Политические взгляды: антиглобалистские
Профессия: Пенсионер МВД
 Re: Немцы в бою

Сообщение dimitrius »

Советский Союз ДЛЯ СЕБЯ мог спокойно обрабатывать любое сырьё.
И обрабатывал.
Но для Германии - не собирался.
На сборку оборудования из Германии, СССР тратил 100 чел\ час. ( условно )
На обработку щетины из СССР Германия тратила 500 чел\ час. ( условно )
При огромной не хватке рабочих рук.
Родина нас не забудет !. Если не дай Бог, - вспомнит .
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

dimitrius: 14 июл 2018, 07:30 На сборку оборудования из Германии, СССР тратил 100 чел\ час. ( условно )
На обработку щетины из СССР Германия тратила 500 чел\ час. ( условно )
При огромной не хватке рабочих рук.
Изображение
«Подвиг разведчика» - Вы болван Штюбинг каждая вложенная сейчас марка в щетину, станет после войны золотой!

Отправлено спустя 10 минут 56 секунд:
Танковые бригады, созданные летом 1944 года, были значительно слабее, комплектовались по двум штатам. 101-я и 102-я имели танковый батальон трехротного состава (всего 33 «Пантеры»), панцергренадирский батальон и саперную роту. Артиллерию представляли десять 7,5-см пехотных орудий на бронетранспортерах, имелась 21 зенитная самоходная установка. 105-я, 106-я, 107-я, 108-я, 109-я и 110-я танковые бригады организованы были практически так же, но с усиленным панцергренадирским батальоном и с 55 зенитными самоходными установками. Просуществовали они не более двух месяцев, после чего некоторые из них развернули в танковые дивизии.

В сентябре 1944 года появились 111-я, 112-я и 113-я танковые бригады. Каждая имела по три роты из 14 Pz Kpfw IV, двух-батальонный панцергренадирский полк, роту из 10 штурмовых орудий. Им обязательно придавалось по батальону Pz Kpfw V. Были расформированы в октябре того же года.

С появлением достаточного количества «Тигров», а затем и «Королевских тигров» создали десять (с 501-го по 510-й) отдельных тяжелых танковых батальонов СС (schwere Panzerabteilung) и несколько таких же формирований резерва главного командования. Вот их типичный штат: штаб и штабная рота — 176 человек, три танка; три танковые роты (в каждой два командирских танка и три взвода по четыре машины — итого 88 человек и 14 танков); рота снабжения — 250 человек; ремонтная рота — 207 человек. Всего насчитывалось 897 человек, в том числе 29 офицеров и 45 танков. Кроме того, по роте «Тигров» входило в состав панцергренадирских дивизий «Великая Германия» (с 1944 г.) и «Фельдхеррнхалле». Возможности подобных рот уже были проверены в составе панцергренадирских дивизий СС (кроме «Викинг») в операции «Цитадель» на Курской дуге.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Н да!!!
Как не рядитесь,но в вояки не годитесь!
Пока перли нахрапом - все было хорошо.
А потом как плохому танцоры - начало все мешать.
Правильно я Вас понял Гоша?
Ну не могут немцы да и нн только воевать с равным противником!
Исподтишка,да толпой навалится,да с дубинами на одного и желательно безоружного!😉😁
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 14 июл 2018, 15:33 Правильно я Вас понял Гоша?
Ну не могут немцы да и нн только воевать с равным противником!
Кадук Вы думаете в Ваших сентенциях Проглядывает ваш природный ум, нисколько! Полное отсутствие такта и здравого смысла! Смотрите мол какой я ухарь! Даже можно понять ваше заявление об образовании: школьник - это соответствует действительности, при наличии диплома вы так и остались - ШКОЛЬНИКОМ типа Всегда Готов выйти с кистенем Пролетарской Правды, которая даже в клозете не нужна - задницу передовицы пачкают.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Gosha: 14 июл 2018, 16:11
Кадук: 14 июл 2018, 15:33 Правильно я Вас понял Гоша?
Ну не могут немцы да и нн только воевать с равным противником!
Кадук Вы думаете в Ваших сентенциях Проглядывает ваш природный ум, нисколько! Полное отсутствие такта и здравого смысла! Смотрите мол какой я ухарь! Даже можно понять ваше заявление об образовании: школьник - это соответствует действительности, при наличии диплома вы так и остались - ШКОЛЬНИКОМ типа Всегда Готов выйти с кистенем Пролетарской Правды, которая даже в клозете не нужна - задницу передовицы пачкают.
Всегда готов!!!😁
Кстати?
А,что я так не тактично изрёк?
И что бессмысленно по Вашему написал?
Я просто прямо написал то,что Вы вкладываете в подтекст!
Что не так?
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 14 июл 2018, 16:42 А,что я так не тактично изрёк?
И что бессмысленно по Вашему написал?
Это не личное! Вы не видите очевидного или не хотите по какой-то причине! Если вы считаете что ваша позиция более Патриотичная, чем моя, то вы ошибаетесь! Возможно немцы были не лучше красноармейцев, но они были более профессиональны! У них не было патриотического порыва или состояния безысходности вперед пойдешь убьют - назад расстреляют. На протяжении всей войны немцы организовано наступали и организовано отступали, конечно сдавались в плен, но пленных солдат во враги народа никто не записывал. Другое дело генералов - пример Паулюс который как Власов продал свою армию.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Gosha: 14 июл 2018, 17:15
Кадук: 14 июл 2018, 16:42 А,что я так не тактично изрёк?
И что бессмысленно по Вашему написал?
Это не личное! Вы не видите очевидного или не хотите по какой-то причине! Если вы считаете что ваша позиция более Патриотичная, чем моя, то вы ошибаетесь! Возможно немцы были не лучше красноармейцев, но они были более профессиональны! У них не было патриотического порыва или состояния безысходности вперед пойдешь убьют - назад расстреляют. На протяжении всей войны немцы организовано наступали и организовано отступали, конечно сдавались в плен, но пленных солдат во враги народа никто не записывал. Другое дело генералов - пример Паулюс который как Власов продал свою армию.
Гоша!
Мы создатели,а не завоеватели.Потому перестраиватся труднее!
Что же касается того как воевали немцы - поищите в нете скольких немцев эсэсовские заградотряды расстреляли и повесили.
Не нужно мне о патриотизме рассказывать.
Это не патриотизм,а совесть моя говорит.
Согласится с Вами - предать моих погибших дедов.
Что они думали,как погибли я не знаю.
Но немцам не служили это точно.
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
dimitrius
Всего сообщений: 427
Зарегистрирован: 22.05.2018
Образование: среднее
Политические взгляды: антиглобалистские
Профессия: Пенсионер МВД
 Re: Немцы в бою

Сообщение dimitrius »

Не собирался спорить с патриотами.
НО !
Отдельная страна не может не быть " Захватчицей ". Во враждебном окружении.
С людишками приходится говорить на том языке, который они понимают.
Польско-Литовское княжество ( при Иоанне Грозном ) было сопоставимо с Московией !
Но 200 лет не прошли для России даром ....
Родина нас не забудет !. Если не дай Бог, - вспомнит .
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

dimitrius: 15 июл 2018, 07:53 Не собирался спорить с патриотами.
НО !
Отдельная страна не может не быть " Захватчицей ". Во враждебном окружении.
С людишками приходится говорить на том языке, который они понимают.
Польско-Литовское княжество ( при Иоанне Грозном ) было сопоставимо с Московией !
Но 200 лет не прошли для России даром ....
Вы явно не в ту тему попали пан непатриот!
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 14 июл 2018, 17:25 Мы создатели,а не завоеватели.Потому перестраиватся труднее!
Два вопроса кто эти самые создатели и что эти создатели Создали к 22 июня 1941 года?
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Gosha: 16 июл 2018, 14:44
Кадук: 14 июл 2018, 17:25 Мы создатели,а не завоеватели.Потому перестраиватся труднее!
Два вопроса кто эти самые создатели и что эти создатели Создали к 22 июня 1941 года?
Да это гугл помощник шкодничает!
Я писал созидатели.😀
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 17 июл 2018, 11:15 Я писал созидатели.
Хорошо! Тогда не подскажите чем отличались Национал-Социалистические созидатели от созидателей Социал-Коммунистических! В Германии с 1935 года созидали Вермахт - Пушки вместо масла. В РСФСР-СССР с 1918 года созидали РККА - Танки, самолеты, пушки-пулемёты вместо масла. Вермахт был сугубо военная организация, а РККА не имела сугубо военной ориентации, была более политизирована, именно на политизацию делался основной упор.
Рабоче-крестьянская армия была отчасти убеждена, что рабочие и крестьяне всего Мира воюют исключительно по принуждению, а РККА это сознательная армия пролетариев. Возникает сразу вопрос на чем основывается сознание Пролетариев?
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Gosha: 18 июл 2018, 15:19
Кадук: 17 июл 2018, 11:15 Я писал созидатели.
Хорошо! Тогда не подскажите чем отличались Национал-Социалистические созидатели от созидателей Социал-Коммунистических! В Германии с 1935 года созидали Вермахт - Пушки вместо масла. В РСФСР-СССР с 1918 года созидали РККА - Танки, самолеты, пушки-пулемёты вместо масла. Вермахт был сугубо военная организация, а РККА не имела сугубо военной ориентации, была более политизирована, именно на политизацию делался основной упор.
Рабоче-крестьянская армия была отчасти убеждена, что рабочие и крестьяне всего Мира воюют исключительно по принуждению, а РККА это сознательная армия пролетариев. Возникает сразу вопрос на чем основывается сознание Пролетариев?
Бросьте сравнивать страну где отобрали все у буржуинов и по сути буржуазную страну где буржуины подкармливать и лелеяли нацюков.
Социалистический Китай живёт сейчас по заветам и идеям Сталина.
Главное столкнуть лбами буржуинские государства и не имеет значение США с РФ или США с ЕС и РФ.
Главное остался в стороне.😉
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 18 июл 2018, 15:59 Бросьте сравнивать страну где отобрали все у буржуинов и по сути буржуазную страну где буржуины подкармливать и лелеяли нацюков.
Социалистический Китай живёт сейчас по заветам и идеям Сталина.
ЕСЛИ БЫ КИТАЙ ЖИЛ ПО ЗАВЕТАМ И ИДЕЯМ СТАЛИНА - КИТАЙ РАЗВАЛИЛСЯ БЫ КАК СССР.

Верне сказать Китай развивался по заветам Бухарина - Обогащайтесь. Разве в Китае нет Капиталистов? В Китае каждый крестьянин на СОТКЕ ЗЕМЛИ КАПИТАЛИСТ - ОБОГАЩАЕТСЯ САМ И ДАЕТ ОБОГАЩАТЬСЯ СОСЕДУ. В Китае были Коммуны, а не Сталинские Колхозы. Есть разница между Китайским НАШЕ и Советским НАРОДНОЕ.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Gosha: 18 июл 2018, 16:23
Кадук: 18 июл 2018, 15:59 Бросьте сравнивать страну где отобрали все у буржуинов и по сути буржуазную страну где буржуины подкармливать и лелеяли нацюков.
Социалистический Китай живёт сейчас по заветам и идеям Сталина.
ЕСЛИ БЫ КИТАЙ ЖИЛ ПО ЗАВЕТАМ И ИДЕЯМ СТАЛИНА - КИТАЙ РАЗВАЛИЛСЯ БЫ КАК СССР.

Верне сказать Китай развивался по заветам Бухарина - Обогащайтесь. Разве в Китае нет Капиталистов? В Китае каждый крестьянин на СОТКЕ ЗЕМЛИ КАПИТАЛИСТ - ОБОГАЩАЕТСЯ САМ И ДАЕТ ОБОГАЩАТЬСЯ СОСЕДУ. В Китае были Коммуны, а не Сталинские Колхозы. Есть разница между Китайским НАШЕ и Советским НАРОДНОЕ.
Колхозы идея не Сталина,а Троцкого.
Он вообще был за военный коммунизм.
Почитайте Троцкого.😉
В СССР были люди которые на свои деньги самолёты и танки покупали.
Бедные?😉
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 18 июл 2018, 16:46 Колхозы идея не Сталина,а Троцкого.
Надо же несчастный Сталин даже своего политического кредо не имел жил на идеях Марксизма Ленинизма и Троцкизма.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Gosha: 18 июл 2018, 17:59
Кадук: 18 июл 2018, 16:46 Колхозы идея не Сталина,а Троцкого.
Надо же несчастный Сталин даже своего политического кредо не имел жил на идеях Марксизма Ленинизма и Троцкизма.
Он его показал когда взял власть в свои руки.
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 18 июл 2018, 16:46 В СССР были люди которые на свои деньги самолёты и танки покупали. Бедные?
Во-первых таких которые могли купить самолет или танк возможно были обычным полит-маркетинговым ходом ГКО СССР мол дал три рубля на танк или самолет мы покажем что купил его. В СССР единицы имели ГАЗ М-1 КИМ, даже ЗИС, а большинство при Сталине не имели велосипеда.
Во-вторых в СССР рабочая семья не могла себе позволить НАРОДНЫЙ АВТОМОБИЛЬ.
В-третьих в Российской Федерации только 27% семей (заметьте не человек) имеют автомашину купленную по автокредиту, 15% из этого числа семей купили автомобиль вскладчину и наконец только 5% семей имеют более одной автомашины.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Gosha: 18 июл 2018, 18:20
Кадук: 18 июл 2018, 16:46 В СССР были люди которые на свои деньги самолёты и танки покупали. Бедные?
Во-первых таких которые могли купить самолет или танк возможно были обычным полит-маркетинговым ходом ГКО СССР мол дал три рубля на танк или самолет мы покажем что купил его. В СССР единицы имели ГАЗ М-1 КИМ, даже ЗИС, а большинство при Сталине не имели велосипеда.
Во-вторых в СССР рабочая семья не могла себе позволить НАРОДНЫЙ АВТОМОБИЛЬ.
В-третьих в Российской Федерации только 27% семей (заметьте не человек) имеют автомашину купленную по автокредиту, 15% из этого числа семей купили автомобиль вскладчину и наконец только 5% семей имеют более одной автомашины.
Гоша,я не хочу строить никаких предположений .
Тема ведь не о Сталине.
А о немцах в бою.
Открывайте ещё тему о Сталине и я туда даже заходить не буду ибо мне она не особо интересна.
Вас и без меня там раскатают.
Я здесь жду чего-то для себя интересного если это не откровенная халтура.
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 18 июл 2018, 18:50 Открывайте ещё тему о Сталине и я туда даже заходить не буду ибо мне она не особо интересна.
Вас и без меня там раскатают.
Я здесь жду чего-то для себя интересного если это не откровенная халтура.
Самоходная артиллерия резерва главного командования сводилась в отдельные штурмовые артиллерийские дивизионы (Sturmgeschutzabteilung), позже переформированные в бригады, батальоны истребителей танков (Jagdpanzerabteilung), истребительно-противотанковые (противотанковой обороны) дивизионы и другие части. Штурмовая артиллерийская бригада имела три батареи штурмовых орудий, танковую и пехотную роты сопровождения, тыловые подразделения. В первое время в ней насчитывалось 800 человек, 30 штурмовых орудий, в том числе девять гаубиц калибром 10,5 см, двенадцать танков Pz Kpfw II, четыре 2-см зенитные самоходные установки, 30 бронетранспортеров для подвоза боеприпасов. Впоследствии танковые роты из бригад убрали, а к концу войны личный состав исчислялся в 644 человека. Известны и другие штаты подобных бригад: 566 или 525 военнослужащих, девять StuH42 и 24 — StuG III. Если летом 1943 г. насчитывалось чуть более 30 дивизионов штурмовых орудий РГК, то к весне 1944-го было сформировано уже 45 бригад. До конца войны к этому количеству добавилась еще одна бригада.

Четыре батальона (с 216-го по 219-й) штурмовых танков StuPz IV «Brummbar» при численности личного состава в 611 человек включали штабную (три машины), три линейных (по 14 машин) и боепитания роты, а также ремонтный завод.

Истребители танков «Ягдпантеры» стали поступать в войска лишь с осени 1944 г., но уже в начале 1945-го насчитывалось 27 вооруженных только этими машинами отдельных батальонов резерва главного командования. Кроме них, было около 10 смешанных частей с личным составом в 686 человек. В каждой имелась рота из 17 «Ягдпантер» и две однотипных роты — по 28 штурмовых орудий (истребителей танков) на базе Pz Kpfw IV или Pz IV/70, комплектовавшиеся такой техникой еще с весны 1944 года.

Истребители танков «Ягдтигры» входили лишь в состав 653-го батальона истребителей танков, ранее вооруженного «Элефантами», и 512-го тяжелого танкового батальона СС. Первый в декабре 1944-го участвовал в Арденнской операции и нанес немалый урон американской 106-й пехотной дивизии, потом сражался в Бельгии, пока полностью не растерял материальную часть в оборонительных боях. Второй в марте 1945-го оборонял Рурскую область и отличился в боях у Ремагенского моста через Рейн.

САУ «Штурмтигр» комплектовались исключительно три роты (с 1001-й по 1003-ю) штурмовых мортир (Sturmmorserkompanie), которые без особого успеха действовали на Западном фронте и на территории Германии.

К 1945 г. насчитывалось три батальона и 102 роты, оснащаемых телеуправляемыми самоходными носителями подрывных зарядов. Участвовавший в Курской битве 600-й моторизованный саперный батальон особого назначения «Тайфун» состоял из пяти управляемых по проводам гусеничных подрывных машин «Голиаф». Затем утвердили штаты штурмового инженерного батальона — 900 человек, 60 единиц специальной техники.
Минитанками B-IV первоначально вооружались два батальона и четыре роты радиотанков. Затем появились специальные тяжелые танковые батальоны. В них числилось по 823 человека, 32 «Тигра» (или штурмовых орудия) и 66 «сухопутных торпед». В каждом из пяти взводов имелись командирский и три танка управления, которым в свою очередь придавались по три B-IV и бронетранспортер с подрывными зарядами.
По замыслу командования вермахта таким образом должны были использоваться практически все линейные подразделения «Тигров». Однако, как сетовал генерал Г. Гудериан, «... ограниченное производство и большие потери не позволяли постоянно придавать радиоуправляемые минитанки танковым батальонам».

На 1 июля 1944 года в армии резерва вермахта имелось 95 соединений, подразделений и частей, вооруженных танками и самоходными артиллерийскими установками, предназначенных для усиления танковых и армейских корпусов. 1 января 1945-го их стало уже 106 — почти вдвое больше, чем 22 июня 1941 г. Однако при общем малочисленном составе они так и не смогли выполнить возложенные на них задачи.
Коротко остановимся на высших организационных формах панцерваффе. Танковые корпуса (Panzerkorps) появились уже после начала войны. По сути и составу они скорее всего должны были бы называться армейскими, так как пехотных дивизий в них было больше, чем танковых (три к двум). С осени 1943 г. стали формироваться танковые корпуса СС по примерно одинаковой с вермахтом схеме. Например, типичный XXIV-й танковый корпус включал две (12-ю и 16-ю) танковые дивизии, тяжелый танковый полк «Тигров», моторизованный фузилерный полк — Fusilierregiment (mot) — в составе двух батальонов, артиллерийский дивизион с 12 гаубицами калибра 15 см, запасной полк, части поддержки и тыла.
Число танковых корпусов, как и дивизий, непрерывно росло, но боеспособность многих из них падала. Летом 1944 г. на фронтах их было 18, в том числе 5 войск СС, а в январе 1945-го — 22 и 4 соответственно.

Ни так уж много всего 3,8 тысяч бронеединиц против 19 тысяч бронеедениц РККА и Жуков не мог справиться с ПЯТЬЮ против ОДНОГО!
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Гоша!
Так таки справились!
Тем более,что немцы уже практически отстаивали свои земли.
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

ПОСЛЕДНЕЕ НАСТУПЛЕНИЕ ВЕРМАХТА

«При недостатке горючего Вермахт смог организовать показательное наступление против РККА, болгар, югославов».

Изображение
Главный удар был направлен против 4-й гвардейской армии, захватившей Секешфехервар. Немцы продвинулись до 30 км. В свою очередь, будапештская группировка немецко-венгерских войск, пытаясь прорвать кольцо окружения, потеснила части 46-й армии и овладела Эстергомом, но дальше продвинуться не смогла.

Во время прорыва фронта 4-й гвардейской армии выяснилось, что пехота под натиском танков в беспорядке отступала и оставляла артиллерию без прикрытия. Большинство же противотанковых препятствий немецкие танки смогли обойти. В результате артиллерия 31-го гвардейского корпуса потеряла 70 % матчасти и до двух третей личного состава, поскольку многие батареи и опорные противотанковые пункты попали в окружение.
4 января 1945 года дивизии корпуса Гилле вышли в район города Тат. Здесь их встретила 12-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригада из резерва 46-й армии. Части 86-й стрелковой дивизии в беспорядке отошли, и артиллеристы опять остались без пехотного прикрытия и понесли потери. Однако подоспевшие части противотанковой артиллерии из резерва остановили немецкое наступление. Всего советская группировка имела 1305 орудий и крупнокалиберных минометов и 210 танков и САУ.

7 января немцы попытались прорваться к Будапешту из района северо-западнее Секешфехервара. К исходу дня советские войска оставили Замоль и отошли на 4–5 километров, в район к северу от Секешфехервара. Затем Гилле вывел из боя значительную часть «Викинга» и перебросил ее под Грон. Оттуда она вместе с 711-й пехотной дивизией 10 января начала наступление на Будапешт через горы Пилис. Расстояние до окруженной будапештской группировки сократилось до 2–3 километров. Но советское сопротивление усилилось, а у будапештской группировки почти не осталось тяжелого вооружения и горючего, и она не смогла прорвать внутренний фронт окружения.

18 января немецкое командование возобновило наступление из района к северу от Балатона, куда было скрытно переброшено пять танковых дивизий. Наступление оказалось неожиданным для командования 3-го Украинского фронта. Утром 20 января немцы достигли Дуная в районах Дунапентеле и Адонь. Отдельные танковые подразделения вышли также на подступы к Дунафельдвару, где находился штаб фронта, охраняемый лишь одной батареей 45-мм противотанковых пушек. 3-й Украинский фронт был рассечен надвое. Положение осложнялось тем, что накануне сильный ледоход снес все понтонные переправы через Дунай. Однако этот ледоход в конечном счете спас 3-й Украинский фронт от еще больших неприятностей, поскольку из-за него немцы не смогли форсировать Дунай и захватить плацдарм для наступления на Будапешт.

Изображение
Благодаря впервые примененным во время наступления к Будапешту приборам ночного видения с инфракрасными ночными прицелами, обеспечивавшими ведение огня на дистанции до 400 метров, немецкие танки и штурмовые орудия и ночью стреляли очень точно. Для того чтобы уменьшить эффект применения немцами инфракрасных прицелов, красноармейцы жгли костры перед своими позициями.

19 января «Викинг» пересек канал Шарвиз у Калоша и Шопоньи. К тому времени советские стрелковые части по традиции первыми отошли на восточный берег канала, оставив на западном берегу артиллеристов, которые почти все погибли, но задержали врага. Навстречу прорвавшейся группировке командование 3-го Украинского фронта выдвинуло 133-й стрелковый корпус с двумя ИПТАП и 18-й танковый корпус с полком СУ-76. Эти войска вступали в бой с ходу, разрозненно и без должной подготовки. Они были разбиты танкистами «Викинга» и частично оказались в окружении, хотя из-за малочисленности немецких войск кольцо не было плотным. 21 января остатки окруженных вышли в расположение 57-й армии.

21 января немецкие танки заняли Секешфехервар. Две бригады 1-го гвардейского мехкорпуса, оснащенные танками «Шерман», с ходу вступившие в бой, потеряли 70 % боевой техники. «Шерманам» с узкими гусеницами было трудно маневрировать в грязи, которая образовалась из-за частых оттепелей. Полный разгром корпуса предотвратил срочно брошенный ему на помощь полк СУ-100. Немецкая группировка была остановлена в 26–29 км от Будапешта.

27 января началось наступление советских войск из района Надь-Дунапентеле на коммуникации 4-го танкового корпуса СС. Эсэсовским танковым дивизиям пришлось развернуться фронтом на юг. 29 января произошло большое танковое сражение у Петтенда, в котором советские потери составили до 200 танков. Это стало следствием того, что командиры 18-го и 23-го танковых корпусов, вопреки указаниям свыше, использовали для борьбы с танками врага в первую очередь не самоходную и противотанковую артиллерию, а танки и несли большие потери от превосходивших советские танки «королевских тигров» и «пантер». Но 30 января советским атакам подверглись позиции 2-й немецкой танковой армии южнее Балатона, танковый корпус СС из-за фланговых угроз вынужден был отступить на запад по обе стороны Веленце и отказаться от попыток деблокировать Будапешт.

Изображение
Безвозвратные потери немцев за время первого Балатонского сражения составили 82 танка и штурмовых орудия, включая 7 «королевских тигров» и 31 «пантеру». По немецким данным, в январских боях дивизии «Викинг» и «Мертвая голова» потеряли около 8 тыс. человек убитыми, в том числе около 200 офицеров. На них пришлась основная тяжесть наступления.

Для нового наступления была срочно переброшена в Венгрию с Западного фронта 6-я танковая армия СС оберстгруппенфюрера Зеппа Дитриха, состоявшая из четырех танковых дивизий. Если бы 6-ю танковую армию СС отправили бы в Силезию или Померанию, как предлагал Гудериан, то советские войска в Венгрии начали бы наступление в середине марта, как и планировали, и овладели бы нефтепромыслами и НПЗ в Венгрии и Австрии, а также австрийской столицей не более чем за две недели. И к концу марта танки в Померании остались бы без горючего. С точки зрения Гитлера, в переброске 6-й армии СС в Венгрию была не только военно-экономическая, но и военно-стратегическая логика. Вплоть до середины апреля фюрер собирался обороняться не в Берлине, а в «Альпийской крепости», включающей Австрию и Баварию, а также прилегающие районы Италии и Чехии. Венгрия как раз прикрывала «Альпийскую крепость» с востока. И не случайно именно на юге сосредотачивались наиболее преданные Гитлеру и боеспособные дивизии СС. Они должны были оборонять «Альпийскую крепость». Гитлер рассчитывал с помощью армии Зеппа Дитриха отбросить советские войска к Дунаю. Окружить и уничтожить войска 2-го и 3-го Украинских фронтов он не рассчитывал, принимая во внимание ограниченность собственных сил.

Изображение
Принимая во внимание эти соображения, можно сказать, что поражение 6-й танковой армии СС у Балатона стало одним из тех событий, которые предопределили крах идеи «Альпийской крепости».

6-я танковая армия перебрасывалась в строжайшей тайне. Ее дивизии маскировались под учебные инженерные части. Но в период с 18 по 25 февраля дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и «Гитлерюгенд» были использованы для ликвидации плацдарма на реке Грон, занятой 7-й гвардейской армией генерала Михаила Шумилова, и передислокация армии перестала быть тайной. Немцы пожертвовали внезапностью ради того, чтобы ликвидировать опасный советский плацдарм и исключить тем самым возможность немедленного советского наступления на Вену.
Последнее крупномасштабное немецкое наступление во Второй мировой войне началось в ночь на 6 марта 1945 года. Главный удар был нанесен на 30-километровом участке между озерами Балатон и Веленце. Целью наступления был город Дунафельдвар на Дунае. Все атаки начались без авиационной и артиллерийской подготовки. В наступлении участвовало свыше 300 танков и штурмовых орудий «Лейбштандарта» и дивизии «Гитлерюгенд». Часть из них вместе с пехотой пробилась на стыке 4-й гвардейской и 26-й армий и к исходу дня вклинилась в позиции 30-го стрелкового корпуса на глубину 3–4 км. Создалась угроза прорыва главной полосы советской обороны.

К 9 марта и у 3-го Украинского фронта все армейские и фронтовые резервы были израсходованы, а использовать для отражения вражеского удара 9-ю гвардейскую и 6-ю гвардейскую танковую армии, предназначавшиеся для наступления на Вену, Сталин запретил. Однако и у немцев были израсходованы все резервы. За десять дней ожесточенных боев 6-й танковой армии СС удалось продвинуться вперед всего на 15–30 км. 15 марта немецкое наступление было прекращено, а 16 марта началось советское наступление на Вену.

Неудачи советских войск в начале боев в районе озера Балатон и за гронский плацдарм вызвали грозную директиву Ставки от 6 марта 1945 года, подписанную Сталиным и начальником Генштаба Антоновым. Там говорилось:
«За последнее время на некоторых фронтах имели место случаи беспечности и ротозейства, пользуясь которыми противнику удавалось наносить нам внезапные и чувствительные удары. В результате этих ударов наши войска вынуждались к отходу. Отход в этих случаях происходил неорганизованно, войска несли большие потери в живой силе и особенно в материальной части. Так, например:
1. 7-я гв. армия 2-го Украинского фронта, оборонявшаяся восточнее Комарно, будучи атакованной противником, не сумела отбить его наступление, несмотря на достаточное количество сил и средств, оставила занимавшийся ею оперативно важный плацдарм (на западном берегу р. Грон), потеряв при этом личного состава — 8194 человека, орудий разных калибров — 459 (из них 76-мм и выше — 374), танков и СУ-54.
2. Части 26-й армии 3-го Украинского фронта, наступая вдоль канала Шервиз, углубились в оборону противника на 3–5 км. Противник, предприняв контратаку, без труда прорвал боевые порядки наших наступающих частей, не имевших серьезной артиллерийской поддержки, т. к. вся их артиллерия была одновременно снята с позиций и выдвигалась вперед. В результате двухдневных боев части 133 и 135 ск 26-й армии потеряли 42 миномета, 90 орудий разных калибров и были отброшены в исходное положение.


Изображение
Ставка Верховного Главнокомандования считает, что указанные случаи могли иметь место только в результате преступной беспечности, плохой организации обороны, отсутствия разведки и контроля со стороны вышестоящих командиров и их штабов за положением и действиями войск.
Командующие войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов не сочли нужным своевременно донести Ставке об этих позорных фактах, желая, видимо, скрыть их, и Генштабу пришлось через голову командующих фронтами добывать эти сведения от штабов фронтов.
Ставка указывает командующим войсками 2-го Украинского фронта Маршалу Советского Союза Малиновскому и 3-го Украинского фронта Маршалу Советского Союза Толбухину на плохой контроль за действиями войск, неудовлетворительную организацию разведки и недопустимость непредставления в Ставку донесения об указанных выше потерях.
Ставка приказывает:
а) командующему 7-й гв. армией генерал-полковнику Шумилову за беспечность и плохую организацию обороны объявить выговор;
б) командующим войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов по указанным случаям произвести строгое расследование и виновных привлечь к ответственности.
О результатах расследования и принимаемых мерах донести».

В ходе мартовского наступления 6-я танковая армия СС безвозвратно потеряла 42 танка и штурмовых орудий. Еще 396 танков и штурмовых орудий нуждались в среднесрочном и долгосрочном ремонте. Вся эта поврежденная техника в дальнейшем была оставлена на поле боя в ходе поспешного отступления. Также немцам из-за нехватки горючего пришлось бросить и ряд исправных танков, предварительно подорвав их. Противостоявшие 6-й армии советские войска безвозвратно потеряли 165 танков и САУ. Но общие безвозвратные потери бронетехники 6-й танковой армии СС были значительно выше. При отступлении танкистам Дитриха пришлось бросить почти все танки и штурмовые орудия, поврежденные в ходе второго Балатонского сражения, а также на первом этап Венской операции, когда бои шли на территории Венгрии. Всего было потеряно 882 танка, штурмовых орудий и бронетранспортеров, из которых 185 было захвачено советскими войсками в исправном состоянии. Итог действий 6-й танковой армии СС в Венгрии свелся к тому, что удалось на десять дней отсрочить начало советского наступления на Вену. Это, однако, уже не могло повлиять на ход проигранной Германией войны.

По официальным данным, войска 3-го Украинского фронта во втором Балатонском сражении 6—15 марта потеряли 8,5 тыс. убитыми и пропавшими без вести и 24,4 тыс. ранеными. Принимая во внимание обычное занижение безвозвратных потерь втрое, можно допустить, что истинные потери убитыми и пропавшими без вести достигали 25 тыс. человек. Немцы захватили 4,4 тыс. пленных. Кроме того, во втором Балатонском сражении погибло более 2 тыс. болгар и более одной тысячи югославов, сражавшихся на советской стороне. Достоверных данных о немецких потерях нет. Даже используя заведомо ложные советские данные можно прейти к заключению победа в Венгрии досталась РККА как всегда дорогой ценой. По Советским данным 3-й Украинский фронт потерял 32 899 человек, из них 11929 безвозвратно (с учетом 3450 убитых болгар и югославов). Советские данные по потерям Вермахта базируются исключительно на равновесии потерь типа «нас столько, но их тоже не меньше»: обтекаемо свыше 27 тысяч человек, из них безвозвратные потери 5452 более 300 орудий и миномётов, около 500 танков и штурмовых орудий, свыше 200 самолетов.

Большинство техники Вермахт вынужден был бросить, из-за полного отсутствия топлива для нее.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
dimitrius
Всего сообщений: 427
Зарегистрирован: 22.05.2018
Образование: среднее
Политические взгляды: антиглобалистские
Профессия: Пенсионер МВД
 Re: Немцы в бою

Сообщение dimitrius »

" Обычное занижение потерь В ТРОЕ " ! Аффтар судит по себе ! Обычное ....
Аффтар путает читателя. Специально или по глупости.
" БЕЗВОВРАТНЫЕ ПОТЕРИ " - к ним относятся так же - списаные по ранкнию .
К ним относятся провалявшиеся в госпитале до конца войны.
ВОЕВАТЬ ТО ОНИ БОЛЬШЕ НЕ МОГУТ !

Чем ближе окончание войны, тем больше Безвозвратных потерь.
Легко раненый 8-го мая 1945-го, будет БЕЗВОЗВРАТНОЙ ПОТЕРЕЙ .
Если в госпитале он пролежит 3 дня.
Родина нас не забудет !. Если не дай Бог, - вспомнит .
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

dimitrius: 26 июл 2018, 07:31 " Обычное занижение потерь В ТРОЕ " ! Аффтар судит по себе ! Обычное ....
Аффтар путает читателя. Специально или по глупости.
" БЕЗВОВРАТНЫЕ ПОТЕРИ " - к ним относятся так же - списаные по ранкнию .
К ним относятся провалявшиеся в госпитале до конца войны.
ВОЕВАТЬ ТО ОНИ БОЛЬШЕ НЕ МОГУТ !
Неожиданность это ключ к успеху если прочие ключи уже утеряны!!! Можно принять неожиданность нападения 22 июня 1941 года для РККА и то с большой натяжкой, что же это за Армия такая которая не готова к отражению любого нападения в том числе неожиданного. Неожиданное нападение-наступление противника в январе 1945 года для армии которая воюет три с половиной года вообще вне критики. 3 Украинский фронт прошляпил наступление Вермахта, точнее не скажешь. Из-за неразберихи с 7 января по 7 марта 1945 года потери были даже для РККА-45 чувствительными! Факт взятия почти 5 тысяч пленных за Месяц до взятия (13 апреля 1945) Вены - это бардак навеянный расцветающей природой!
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
dimitrius
Всего сообщений: 427
Зарегистрирован: 22.05.2018
Образование: среднее
Политические взгляды: антиглобалистские
Профессия: Пенсионер МВД
 Re: Немцы в бою

Сообщение dimitrius »

Выжившие из ума русофобы, тявкают на СССР..
СССР - ПОБЕДИЛ ! Победил Германию и ее Союзников !
А т.н. " Каолиция "- ПРОИГРАЛА ВОЙНУ ! Проиграла в кратчайшие сроки.

Одна Брестская крепость держалась дольше, чем Голландия, Дания и Норвегия - вместе взятые !!!
Родина нас не забудет !. Если не дай Бог, - вспомнит .
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

dimitrius: 26 июл 2018, 13:58 Выжившие из ума русофобы, тявкают на СССР.
Отвечают русофобам, кретины Ура-Патриоты, которым вдолбили установку МО СССР от которой из-за Информационного фильтра Шоу-Патриоты отступить не в силах иначе они нарушат устоявшийся сценарий СОКРУШИТЕЛЬНОЙ ПОБЕДЫ - МАЛОЙ КРОВЬЮ!

Отправлено спустя 15 минут 6 секунд:
dimitrius: 26 июл 2018, 13:58 Одна Брестская крепость держалась дольше, чем Голландия, Дания и Норвегия - вместе взятые !!!
Зачем? Если бы 22 июля 1941 года РККА деблокировала Брест и перешла Госграницу эта самоотверженная оборона имела бы тактический, возможно военно-политический смысл. Умирать чтобы о подвиге Брестской крепости страна узнала в 1956 году имеет Патриотический смысл, а военный смысл эта оборона не имеет. Когда Победа 1945 года Грандиозна только жертвами принесенными народами СССР, сожжёнными деревнями, селами и городами. Голландия Дания Бельгия Франция и Норвегия были оккупированы в 1940 году и освобождены в 1945 году - эти страны оказались в рядах победителей даже НЕ ПОБЕЖДАЯ И НЕ ЖЕРТВУЯ.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Вы считаете,что нужно было сдавался без боя?
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
dimitrius
Всего сообщений: 427
Зарегистрирован: 22.05.2018
Образование: среднее
Политические взгляды: антиглобалистские
Профессия: Пенсионер МВД
 Re: Немцы в бою

Сообщение dimitrius »

Диванные бойцы делают вид, что не понимают :
Ни одна армия в мире, не проявила и 10-й части мужества, отваги и стойкости что РККА
НИ ОДНА !
Брест, - это всемирный пример отваги.
Европа обгадилась на100%

Немцы завоевали всю ЕВРОПУ быстрее, чем 2 квартала в Сталинграде !
Они завоевали :
Монако - 1 день Люксембург - 1 день.Нидерланды - 6 дней.
Бельгия - 8 дней. Югославия - 12 дней. Греция - 24 дня. Польша - 36 дней. Франция - 43 дня.
Родина нас не забудет !. Если не дай Бог, - вспомнит .
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 26 июл 2018, 15:38 Вы считаете,что нужно было сдавался без боя?
РККА преимущество над Вермахтом???

В советской историографии с момента начала Великой Отечественной войны господствовал миф, согласно которому успехи немцев в 1941 году были обусловлены внезапностью нападения и значительным численным превосходством, которым обладал вермахт над Красной Армией, особенно по числу танков и самолетов. При этом утверждается, что германская армия вторжения вместе с союзниками насчитывала 5,5 млн человек, тогда как противостоявшие им части Красной Армии вместе с пограничниками насчитывали только 2,9 млн человек.

Вторгшаяся в СССР германская сухопутная армия насчитывала около 3,3 млн человек.

Из них в дивизиях первого эшелона, которые пересекли границу непосредственно 22 июня, насчитывалось 2,5 млн человек. Их поддерживали 3680 танков и штурмовых орудий и около 2 тыс. боевых самолетов. Если бы Красная Армия первая напала на Германию и имела успех или если бы, наоборот, германское вторжение было бы отражено Красной Армией в первые же дни, потенциальные германские союзники Финляндия, Румыния, Венгрия, Словакия и Италия вряд ли бы вступили в войну с СССР.

Вместе с немцами 22 июня вторглись румынские войска, насчитывавшие 342 тыс. человек. Румынские ВВС располагали 124 боевыми самолетами. 25 июня войну СССР объявила Финляндия. Это произошло после того как 480 советских самолетов подвергли массированной бомбардировке финские аэродромы, на одном из которых располагались немецкие самолеты, а также Хельсинки и другие финские города. Советская авиация потеряла 71 самолет, повредив один финский. Но бомбардировка была лишь предлогом, так как на территории Финляндии находились немецкие войска и ее вступление в войну было предрешено. 10 июля финская армия, насчитывавшая после мобилизации около 220 тыс. человек, начала активные боевые действия. ВВС Финляндии насчитывали 295 самолетов, из них 213 — боевых. В июле на советско-германском фронте появились венгерские и итальянский корпуса, насчитывавшие соответственно 40 тыс. и 62 тыс. человек. Венгерская авиация на советско-германском фронте насчитывала 42 боевых самолета, итальянский корпус поддерживали 83 боевых самолета. Румынские, венгерские и итальянские войска имели лишь по несколько десятков легких танков. В немецком наступлении участвовала также одна словацкая бригада (5 тыс. человек, 30 танков) и 67 словацких боевых самолетов.

Противостоявшие им войска Красной Армии насчитывали 4,1 млн человек. Этой цифры ее численность достигла благодаря тому, что в апреле 1941 года было дополнительно призвано около 400 тыс. лиц, ранее освобожденных от призыва, а в мае — июне войска пополнились еще 800 тыс. резервистов, призванных на учебные сборы. Правда, многие из 800 тыс. запасных еще не успели прибыть в свои части и не представляли собой боеспособной силы. В советских западных приграничных округах насчитывалось 12,8 тыс. танков, включая 1475 новейших Т-34 и КВ, и 10 743 боевых самолета, включая 1317 машин новых типов (МиГ-1, МиГ-3, Як-1, ЛаГГ-3, Пе-2, Як-2, Як-4, Ил-2). Численность советских и неприятельских войск, даже с учетом немецких союзников, была примерно равной. По числу же самолетов и по числу и качеству танков многократный перевес был на советской стороне.

Но немецкие войска владели инициативой и на направлениях главных ударов создали значительное превосходство в людях и артиллерии. Люфтваффе же в первый же день завоевали превосходство в воздухе, что во многом нейтрализовало советский перевес в танках.


Играло свою роль и то, что уже к февралю 1941 года все немецкие танки были оснащены либо радиостанциями, либо радиоприемниками. Так, в легкой танковой роте радиостанции устанавливались на трех Pz.II и пяти Pz.HI, а приемники — на двух Pz.II и двенадцати Pz.HI. В роте средних танков приемопередатчики имели пять Pz.IV и три Pz.II, а приемники — два Pz.II и девять Pz.IV.

В Красной Армии же к 22 июня в западных округах числилось 1993 однобашенных линейных Т-26, 1528 однобашенных радийных Т-26, 1499 танков линейных БТ-7,1212 радийных БТ-7. Линейные танки не имели ни радиостанций, ни приемников и должны были ориентироваться на маневры командиров и на сигналы, подаваемые флажками. На 1 июня Красная Армия имела также 671 линейный танк Т-34 и 221 — радийный. С учетом этого доля линейных танков в приграничных округах превышала 58 %, что делало советские танковые соединения слабоуправляемыми.


Немецкая группа армий «Юг» наступала на Киев, группа армий «Центр» — на Москву, группа армий «Север» — на Ленинград, а отдельная армия «Норвегия» — на Мурманск.

Гитлер рассчитывал сокрушить советское сопротивление за 3–4 месяца, т. е. до наступления осенней распутицы во второй половине октября и зимних морозов, к которым вермахт не был подготовлен. За этот срок немецкие войска должны были выйти на линию Архангельск — Астрахань, откуда Люфтваффе следовало постоянными бомбардировками парализовать промышленность Урала. Здесь же должен был быть создан, как говорилось в директиве Гитлера, «заградительный барьер против Азиатской России». Но даже к концу декабря немцы были еще очень далеко от линии АА, да и с этой линии, при отсутствии у Люфтваффе стратегических бомбардировщиков, невозможно было бы парализовать уральские заводы и заставить Сталина отказаться от продолжения борьбы.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Польская кампания - Перед штурмом

по Манштейну - Утерянные победы

В начале февраля 1938 года, после того как я занял второй по важности пост в Генеральном штабе германской армии – пост первого оберквартирмейстера, иначе заместителя начальника штаба, моя карьера в Генеральном штабе внезапно прервалась. Когда генерал-полковник барон фон Фрич был смещен с должности главнокомандующего сухопутными силами в результате дьявольской партийной интриги, вместе с ним из главного командования сухопутных сил (ОКХ) вывели ряд его ближайших сотрудников, в том числе и меня самого. С тех пор, после назначения командиром 18-й дивизии, я, разумеется, больше не находился в курсе вопросов, которые входили в сферу компетенции высшего командования.

С самого начала апреля 1938 года я смог полностью посвятить себя работе на посту командира дивизии. Мои обязанности доставляли мне особое удовлетворение, и в то время больше, чем когда-либо, но при этом они требовали полной отдачи сил, поскольку до завершения задачи по численному увеличению армии было еще далеко. Непрерывно создавались новые части, что требовало постоянной реорганизации уже сформированных, а темпы перевооружения и связанный с ним рост численности как офицерского, так и унтер-офицерского корпусов предъявляли самые высокие требования к командирам всех уровней, если мы хотели достичь своей цели и создать внутренне сплоченные, хорошо обученные войска, которые могли бы обеспечить безопасность государства. Тем отраднее был успех этих трудов, особенно для меня, когда после многих лет, проведенных в Берлине, я снова получил приятную возможность непосредственно соприкасаться с боевыми войсками. Поэтому я с огромной благодарностью вспоминаю те последние полтора мирных года и, в частности, силезцев, из которых в основном и состояла 18-я дивизия. Силезия с незапамятных времен поставляла добрых солдат, потому военная подготовка и обучение новых частей были благодарной задачей.

Верно, что краткая интерлюдия «цветочной войны» – оккупация судетских земель – застала меня на посту начальника штаба армии под командованием генерал-полковника Риттера фон Лееба. В этом качестве я узнал о конфликте, вспыхнувшем между начальником Генерального штаба сухопутных сил генералом Беком и Гитлером по поводу чешского вопроса и окончившемся, к моему великому сожалению, отставкой начальника штаба, которого я глубоко уважал. Притом его отставка перерубила последнюю нить, связывавшую меня с ОКХ.

Таким образом, только летом 1939 года я узнал об операции «Белый план», первом плане развертывания для наступления на Польшу, подготовленном по приказу Гитлера. До весны 1939 года подобного плана не существовало. Напротив, все подготовительные военные мероприятия на нашей восточной границе носили оборонительный характер.

Той же директивой я назначался начальником штаба группы армий «Юг», главнокомандующим которой должен был стать генерал-полковник фон Рундштедт, к тому времени уже вышедший в отставку. Предполагалось, что группа армий развернется в Силезии, Восточной Моравии и частично Словакии согласно с детальным планом, который нам предстояло выработать.

Поскольку в мирное время штаба группы армий не существовало и план по развертыванию должен был быть сформирован только в случае всеобщей мобилизации, для работы над ним была создана небольшая рабочая группа. 12 августа 1939 года она собралась в учебном районе Нойхаммер, в Силезии. Во главе рабочей группы встал полковник Блюментритт, офицер Генштаба, который при объявлении мобилизации должен был занять пост начальника оперативного отдела (Ia) штаба группы армий. Для меня это оказалось неожиданной удачей, так как с этим необычайно талантливым человеком меня связывали самые тесные узы взаимного доверия, возникшие между нами еще во время совместной службы в штабе армии фон Лееба во время судетского кризиса, и я считал необычайно ценной возможность работать в такие времена с человеком, на которого можно положиться. Зачастую люди привлекают нас какими-то незначительными чертами, и в Блюментритте меня всегда восхищала его предельная приверженность телефону. Он и без того работал с невероятной скоростью, но с телефонной трубкой в руке легко разрешал целые лавины вопросов, причем всегда сохраняя невозмутимое добродушие.

В середине августа в Нойхаммер прибыл будущий командир группы армий «Юг» генерал-полковник фон Рундштедт. Мы все знали его. Он был блестящим тактиком и талантливым военачальником, в один миг умевшим охватить суть любой проблемы. По существу, он занимался только важными вопросами, будучи совершенно равнодушным к мелочам. К тому же он был человек старой школы – боюсь, люди этого типа на грани исчезновения, хотя когда-то придавали жизни прелесть разнообразия. Перед обаянием генерал-полковника не устоял даже Гитлер. Казалось, Гитлер питал к нему искреннюю привязанность, которую, что удивительно, отчасти сохранил и после того, как дважды отправлял фон Рундштедта в опалу. Видимо, Гитлера привлекало в нем то, что генерал производил какое-то неопределенное впечатление человека прошлого – прошлого, которого Гитлер не понимал и к атмосфере которого никогда не мог приобщиться.

Кстати сказать, когда наша рабочая группа собралась в Нойхаммере, моя 18-я дивизия также находилась в учебном районе на ежегодных полковых и дивизионных учениях.

Едва ли нужно говорить, что все мы, обеспокоенные чрезвычайными событиями, которые пережила Германия с 1933 года, задавались вопросом, к чему они ведут. В то время все наши мысли и разговоры занимали признаки надвигающейся бури, со всех сторон окружившие горизонт. Мы понимали, что Гитлер преисполнен фанатической решимости покончить с территориальными проблемами Германии, унаследованными по Версальскому договору. Нам было известно, что еще осенью 1938 года он вступил в переговоры с Польшей с целью окончательно разрешить вопрос польско-немецкой границы, хотя о результатах этих переговоров, если они вообще добились каких-то результатов, ничего не говорилось. В то же время мы знали, что Великобритания дала Польше определенные гарантии. И я могу с уверенностью утверждать, что в армии не было столь самонадеянного, беспечного или недальновидного человека, который не увидел бы в этих гарантиях в высшей степени серьезное предостережение. Уже одно это обстоятельство – хотя и далеко не единственное – убеждало наш нойхаммерский рабочий штаб, что никакой войны в конце концов не будет. Даже если план развертывания, который мы в то время разрабатывали, осуществится, это, как нам представлялось, еще не означало войну. До последнего мига мы пристально следили за тем, как Германия опасно балансирует на лезвии ножа, и все больше поражались невероятной удаче Гитлера, достигавшего всех своих явных и тайных политических целей, причем до сих пор не прибегая к оружию. Казалось, этот человек обладает почти безошибочным чутьем. Успех следовал за успехом, и этому не было конца – при условии, что можно вообще назвать успехами блестящую череду событий, в конечном итоге приведших Германию к краху. Все успехи достигались без развязывания войны. Почему же на этот раз должно быть по-другому? – спрашивали мы себя. Взять хотя бы Чехословакию. Хотя в 1938 году Гитлер собрал против нее внушительные войска, война так и не началась. И все же мы не могли выбросить из головы старинную поговорку о кувшине, который повадился по воду ходить и голову сломал, ибо на тот момент сложилось куда более сложное положение, а игра, в которую, видимо, собирался играть Гитлер, казалась куда более опасной. Ведь теперь нам пришлось бы выступить против данных Польше британских гарантий. Но мы вспоминали утверждение Гитлера о том, что он не настолько безумен, чтобы развязывать войну на два фронта, как поступило руководство Германии в 1914 году. Из этого хотя бы можно было сделать вывод, что Гитлер – человек разумный, даже если у него не осталось человеческих чувств. Срываясь на хриплый крик, он недвусмысленно заверил военных советников в том, что он еще не сошел с ума, чтобы ввязываться в мировую войну ради Данцигского, или Польского, коридора.

Генеральный штаб и польский вопрос

Когда Польша воспользовалась навязанным Германии Версальским миром, чтобы аннексировать немецкие территории, на что не имела права ни с точки зрения исторической справедливости, ни с точки зрения самоопределения, она стала для нас незаживающей раной. В те годы, когда Германия была слаба, Польша оставалась постоянным источником раздражения. Каждый раз, глядя на карту, мы вспоминали свое сомнительное положение. Безосновательная демаркация границы! Увечье, нанесенное Отечеству! Коридор, отделивший Восточную Пруссию и давший нам все основания опасаться за эту прекрасную землю! Но, несмотря ни на что, армия и не мечтала о том, чтобы развязать войну с Польшей и силой положить конец этому положению. Помимо всего прочего, для отказа от насильственных действий была очень простая причина военного свойства: наступление на Польшу, так или иначе, ввергло бы рейх в войну на двух фронтах, а то и больше, а на это у Германии совсем не было сил. В период слабости, продиктованной нам Версальским договором, нас ни на минуту не покидал cauchemar des coalitions – страх тревожил нас все больше, поскольку широкие круги польского населения по-прежнему питали плохо скрываемое желание прибрать к рукам немецкие территории. И хотя мы не испытывали желания развязать агрессивную войну, едва ли можно было надеяться, при непредвзятом отношении к настрою Польши, что нам удастся сесть с поляками за стол мирных переговоров, дабы пересмотреть эти бессмысленные границы. Кроме того, мы полагали, что однажды ничто не помешает Польше взять инициативу в свои руки и попытаться силой решить пограничный вопрос. Начиная с 1918 года мы имели возможность получить кое-какой опыт в этом отношении, и, пока Германия была слаба, следовало подготовиться к подобному варианту. Как только смолк голос маршала Пилсудского и решающий голос получили определенные национальные круги, вторжение Польши в Восточную Пруссию или Верхнюю Силезию стало таким же вероятным событием, как вылазка поляков в Вильно. Однако на этот случай размышления военных нашли политический ответ. Если Польша выступит в роли агрессора и нам удастся отразить ее удар, вероятно, Германия получит возможность пересмотреть злосчастный пограничный вопрос на волне политической реакции.

Так или иначе, ни один военачальник не питал лишних иллюзий по данной проблеме. В книге «Зеект. Из моей жизни» генерал фон Рабенау цитирует слова генерал-полковника о том, что «существование Польши невыносимо и несовместимо с важнейшими потребностями Германии: она должна исчезнуть из-за собственной же внутренней слабости и при посредстве России… с нашей помощью», и в действительности события в политической и военной сфере уже приняли именно этот оборот. Мы отдавали себе вполне ясный отчет в растущей военной мощи Советского Союза, вдобавок Франция, страна, под чары которой так легко подпасть, взирала на нас все с той же враждебностью. Франция никогда не перестала бы искать союзников за спиной Германии. Но если исчезнет Польское государство, то могущественный Советский Союз может стать гораздо более опасным союзником Франции, чем такое буферное государство, как Польша. Устранение буфера в виде Польши (и Литвы) между Германией и Советским Союзом очень легко могло привести к разногласиям между двумя мощными державами. Хотя пересмотр границ с Польшей мог быть взаимовыгоден, полное устранение ее как государства едва ли дало бы преимущества Германии в силу совершенно изменившейся обстановки, которая в основном сложилась к тому времени.

Таким образом, для нас было бы лучше оставить Польшу между собой и Советским Союзом, независимо от нашего к ней отношения. Как бы ни удручала нас, солдат, бессмысленная и грозящая взрывом демаркационная линия на востоке, Польша все же была не таким опасным соседом, как Советский Союз. Конечно, вместе с остальными немцами мы надеялись, что когда-нибудь границы будут пересмотрены и области с преобладающим немецким населением вернутся в рейх по естественному праву местных жителей. В то же время с военной точки зрения было бы крайне нежелательно, чтобы население Польши увеличивалось. Что касается требования Германии о соединении Восточной Пруссии с рейхом, то его можно было бы увязать с притязанием Польши на выход к морю. Именно этой точки зрения на польскую проблему, и никакой иной, придерживалось большинство немецких военных в дни рейхсвера – скажем, с конца 20-х годов и дальше, – если возникал вопрос о вооруженном конфликте.

Затем колесо судьбы снова повернулось. На сцену вышел Адольф Гитлер. Изменилось все, в том числе и основа наших взаимоотношений с Польшей. Германия заключила пакт о ненападении и договор о дружбе с нашим восточным соседом. Мы избавились от страха перед возможным нападением со стороны поляков. Одновременно отношения между Германией и Советским Союзом охладели, поскольку наш новый вождь, выступая перед общественностью, слишком уж откровенно провозгласил свою ненависть к большевистскому строю. В этой новой обстановке Польша не могла не почувствовать себя свободнее в политическом смысле, но для нас она больше не представляла опасности. Перевооружение Германии и ряд достижений Гитлера в сфере внешней политики лишили ее возможности воспользоваться обретенной свободой действий против рейха. А раз оказалось, что Польше не терпится принять участие в разделе Чехословакии, то мы, весьма вероятно, смогли бы обсудить с ней пограничный вопрос.

До весны 1939 года главное командование германских сухопутных сил не имело никакого плана наступления на Польшу. До этого все наши военные мероприятия на востоке носили чисто оборонительный характер.

Война или блеф?

Будет ли это по-настоящему на сей раз – осенью 1939 года? Правда ли, что Гитлер хочет войны или будет военными или иными средствами давить до последнего, как в случае с Чехословакией в 1938 году, чтобы урегулировать вопросы по Данцигу и Польскому коридору?

Война или блеф? Этот вопрос не давал покоя всем, кто не мог разгадать самую суть политических событий, главным образом намерений самого Гитлера. Да и, собственно говоря, кто вообще был удостоен возможности проникнуть в суть этих намерений?

В любом случае было совершенно понятно, что принятые в августе 1939 года военные меры – несмотря на директиву «Белый план» – были направлены на усиление политического давления на Польшу. По приказу Гитлера начиная с лета лихорадочными темпами сооружался Восточный вал – эквивалент линии Зигфрида. На польскую границу перебрасывались целые дивизии, в том числе и 18-я, чтобы неделю за неделей без перерыва возводить укрепления. К чему были эти труды, если Гитлер планировал нападение на Польшу? Даже если, вопреки всем своим заявлениям, он обдумывал возможность вести войну на два фронта, Восточный вал все равно не имел большого смысла, поскольку в тогдашней обстановке единственно верный путь для Германии заключался в том, чтобы первым делом вторгнуться в Польшу и завладеть ею, одновременно находясь в обороне на западе. О том, чтобы поступить наоборот – наступать на западе и обороняться на востоке, – не могло быть и речи при существовавшей расстановке сил, тем более что наступление на западе ни в коей мере не планировалось и не готовилось. Следовательно, если сооружение Восточного вала имело в сложившейся ситуации какой-то смысл, то, безусловно, он состоял лишь в том, чтобы сконцентрировать войска на польской границе с целью оказания давления на Польшу. Даже развертывание пехотных дивизий на восточном берегу Одера в последнюю декаду августа и переброска бронетанковых и моторизованных дивизий в районы сосредоточения на западном направлении не обязательно означали подготовку к нападению: их вполне можно было использовать для политического давления.

Как бы то ни было, пока что, как обычно, продолжалось обучение по программе мирного времени. 13 и 14 августа в Нойхаммере я провел последние дивизионные учения, окончившиеся парадом, который принимал генерал-полковник фон Рундштедт. 15 августа прошли большие артиллерийские учения во взаимодействии с люфтваффе. Они были отмечены трагическим происшествием. Целая эскадрилья пикирующих бомбардировщиков, которая, по-видимому, получила неверные данные о высоте облачного покрова, не смогла вовремя выйти из пикирования и врезалась прямо в лес. На следующий день было запланировано еще одно полковое учение, а затем подразделения дивизии возвратились в свои гарнизоны, хотя всего через несколько дней им предстояло снова отправиться на границу Силезии.

19 августа фон Рундштедт и я получили приказ явиться в Оберзальцберг на совещание, назначенное на 21-е число того же месяца. 20 августа мы выехали из Лигница в поместье моего шурина под Линцем и переночевали там, а на следующее утро прибыли в Берхтесгаден. К Гитлеру были вызваны все командующие армиями и группами армий со своими начальниками штабов, а также командиры соответствующих соединений военно-морских и воздушных сил.

Совещание – или, вернее, речь Гитлера, ибо он не допускал, чтобы оно приняло форму открытой дискуссии после того, что имело место во время его прошлогоднего совещания с начальниками штабов перед чешским кризисом, – проходило в большом зале Бергхофа, окна которого выходили на Зальцбург. Незадолго перед приходом Гитлера появился Геринг. Вид у него был из ряда вон выходящий. До той минуты я полагал, что нас собрали с серьезными намерениями, но Геринг, как видно, принял совещание за маскарад. На нем была рубашка с отложным воротником и зеленый кожаный жилет с большими пуговицами из желтой кожи. Ко всему этому он надел серые шорты и длинные гольфы из серого шелка, открывавшие его массивные икры. Элегантность гольфов компенсировалась массивными ботинками. Наряд довершала щедро вышитая золотом портупея из красной кожи, опоясавшая жирное брюхо, на которой висел декоративный кинжал в широких ножнах из того же материала.

Я не удержался и шепнул соседу генералу фон Зальмуту:

– Кажется, наш толстяк решил сыграть роль вышибалы?

Речь Гитлера, которую он произнес в тот раз, позднее стала темой разнообразных обвинительных «документов» во время Нюрнбергского процесса. В одном из них утверждалось, что Гитлер прибег к самым резким выражениям, а Геринг, в восторге от предстоящей войны, вскочил на стол и крикнул: «Зиг хайль!» Все это не соответствует действительности. Также неверно и то, что Гитлер в тот раз говорил: «Я боюсь только одного: что в последний момент какая-нибудь скотина явится ко мне с предложением подумать еще раз». Хотя тон его речи явно свидетельствовал о том, что он твердо принял решение, Гитлер был слишком хорошим психологом, чтобы думать, будто гневными тирадами и руганью может произвести впечатление на собравшихся.

Суть его речи верно передана в книге Грейнера «Верховное командование вооруженных сил Германии в 1939–1943 гг.». Грейнер основывается на устном изложении полковника Варлимонта, которое тот сделал для журнала боевых действий, и на стенографических записях адмирала Канариса. Некоторые сведения о речи также можно почерпнуть из дневника генерал-полковника Гальдера – хотя мне представляется, что в дневник, как и в изложение Варлимонта и Канариса, могло попасть кое-что из того, что они слышали от Гитлера по другим поводам.

У тех из нас, кто не входил в состав высшего руководства, сложилось примерно следующее впечатление.

На сей раз Гитлер был твердо намерен окончательно разобраться с польским вопросом, даже ценой войны. Однако, если поляки уступят давлению Германии, почти достигшему своей кульминации в виде развертывания, хотя и замаскированного, немецких армий, мирное решение не исключено, и Гитлер был уверен, что в критический миг западные державы не возьмутся за оружие снова. Он особенно постарался развить последний тезис, причем его основные доводы заключались в следующем: отсталость Великобритании и Франции в области вооружений, в частности в отношении авиации и противовоздушной обороны; практическая неспособность западных держав оказать Польше действенную помощь, помимо наступления на линию Зигфрида, – а на этот шаг не отважится ни одна из этих держав в силу того, что он повлечет за собой большое кровопролитие; международная обстановка, в особенности напряжение в Средиземноморском регионе, значительно ограничившее свободу действий Великобритании; внутренняя ситуация во Франции; и напоследок, хотя и не в последнюю очередь, личности руководящих деятелей. Ни Чемберлен, ни Даладье, утверждал Гитлер, не возьмут на себя ответственность за решение объявить войну.

Хотя оценка Гитлером позиции западных держав казалась в основном логичной и убедительной, я все же не думаю, что его выступление совершенно убедило слушателей. Конечно, единственным реальным препятствием на пути осуществления его замыслов были британские гарантии Польше, но зато каким весомым!

По моему мнению, то, что говорил Гитлер о возможной войне с Польшей, нельзя было понять как политику тотального уничтожения, хотя обвинители на Нюрнбергском процессе придали его словам именно этот смысл. Когда Гитлер требовал скорого и беспощадного уничтожения польской армии, на военном языке это значило всего лишь цель, которая и лежит в основе любой крупномасштабной наступательной операции. Так или иначе, ни одно его слово не дало нам понять, как впоследствии он собирался действовать в Польше.

Вполне естественно, что самой неожиданной, а также и поразительной новостью стало для нас известие о предстоящем заключении пакта с Советским Союзом. На пути в Берхтесгаден мы уже успели прочесть в газетах о заключении торгового соглашения, которое само по себе уже было сенсацией. Теперь мы узнали, что присутствовавший на совещании министр иностранных дел фон Риббентроп, который при всех попрощался с Гитлером, улетает в Москву для подписания со Сталиным пакта о ненападении. Гитлер заявил, что этим ходом он лишает западные державы их главного козыря, ибо отныне даже блокада Германии не даст результата. Гитлер намекнул, что для создания благоприятных условий для подписания пакта он уже пошел на большие уступки Советскому Союзу в Прибалтике и в отношении восточных границ Польши, но из его слов нельзя было сделать вывод о полном разделе Польши. Действительно, как стало известно впоследствии, даже после начала Польской кампании он еще рассматривал вариант сохранения Польши как марионеточного государства.

Выслушав речь Гитлера, ни фон Рундштедт, ни я сам, как и, по-видимому, никто из остальных генералов, не пришел к выводу о неизбежном начале войны. Два фактора в особенности убеждали нас в том, что в последнюю минуту, как и в Мюнхене, будет достигнуто мирное соглашение.

Во-первых, то соображение, что после заключения пакта с Советским Союзом положение Польши станет совершенно безнадежным. Вполне вероятно, что Великобритания, у которой в буквальном смысле слова вырвали оружие блокады, и, дабы оказать помощь Польше, ей остается лишь кровопролитный путь наступления на западе, под давлением французов посоветует Варшаве сдаться. Таким образом, Польша должна была понять, что британские гарантии отныне не имеют практического смысла. Больше того, если дело дойдет до войны с Германией, ей придется считаться с тем, что русские начнут действовать у нее в тылу, чтобы осуществить свои старинные притязания на ее восточные земли. Что еще останется делать Варшаве в такой ситуации, если не отступить?

Второй фактор заключался в самом факте совещания, на котором мы только что присутствовали. Какова была его цель? В военном отношении до сих пор намерение напасть на Польшу маскировалось всеми мыслимыми способами. Переброска дивизий в восточные области объяснялась сооружением Восточного вала; а чтобы скрыть цель передислокации войск в Восточную Пруссию, устроили грандиозное празднование годовщины Грюнвальдской битвы. До последней минуты продолжалась подготовка к масштабным маневрам моторизованных соединений. Официально мобилизация не объявлялась. Хотя Польша не могла не обратить внимания на эти мероприятия, явно предназначенные для политического давления, все же их окутывала строжайшая секретность и сопровождали всевозможные формы маскировки. И теперь, в самый разгар кризиса, Гитлер созывает все свое высшее военное руководство в Оберзальцберг – такое мероприятие скрыть было невозможно. Нам оно показалось вершиной политики сознательного блефа. Иными словами, не стремится ли Гитлер к компромиссу, вопреки всем своим воинственным выступлениям? Не задумывалось ли само это совещание с целью оказать последний нажим на Польшу?

С такими мыслями мы с генерал-полковником фон Рундштедтом покидали Берхтесгаден. В то время как он отправился дальше в наш штаб в Нысе, я остановился в Лигнице, чтобы провести день с семьей. Уже этот факт свидетельствует о том, как мало я верил в неминуемое начало войны.

В полдень 24 августа генерал-полковник фон Рундштедт принял командование группой армий. 25 августа в 15.25 мы получили следующее шифрованное сообщение из командования сухопутных сил: «Операция «Белый план»: день «Д» 26.08, время «Ч» 4.30».

Итак, решение о вступлении в войну – решение, в возможность которого мы не хотели верить, – по всей видимости, было принято.

Мы с генерал-полковником фон Рундштедтом обедали в нашем штабе в монастыре Святого Креста в Нысе, когда по телефону поступил следующий приказ командования сухопутных войск: «Не начинать, повторяю, не начинать военные действия. Остановить передвижения войск. Продолжать мобилизацию. Развертывание по «Белому плану» и «Западу» продолжать, как намечено».

Любой солдат может понять, что значит подобная отмена приказа, сделанная в последнюю минуту. В течение нескольких часов нужно было остановить три армии, продвигавшиеся к границе через район от Нижней Силезии до восточных областей Словакии, учитывая при этом, что все штабы вплоть до дивизионного уровня также находились на марше и что в целях секретности радиопередачи были по-прежнему запрещены. Несмотря на все трудности, нам все же удалось вовремя уведомить войска о приказе – первоклассная работа связистов и оперативного состава. Правда, один моторизованный полк в Восточной Словакии смогли остановить только благодаря тому, что ночью самолет «Физелер-Шторьх» с офицером на борту совершил посадку прямо во главе колонны.


Отправлено спустя 10 минут 37 секунд:
Нам ничего не сообщили о причинах, побудивших Гитлера, как казалось, в последний миг дать обратный ход приказу о начале военных действий. Мы узнали только о том, что переговоры еще продолжаются.

Понятно, что нас, солдат, неприятно потрясли подобные действия руководства. Ведь, в конце концов, решение о начале войны – самое серьезное решение, которое может принять глава государства.

Как может человек принять это решение, а затем отменить его через несколько часов – особенно если отмена в военном смысле ставит в чрезвычайно невыгодное положение? Как я указывал выше, описывая совещание в Оберзальцберге, все шаги в военной сфере были рассчитаны на то, чтобы застать врага врасплох. Официально общая мобилизация не объявлялась, а первый день призыва был назначен на 26 августа, то есть день только что остановленного наступления. В результате этого мы должны были наступать на Польшу – всего лишь – всеми бронетанковыми и моторизованными соединениями и вдобавок ограниченным количеством пехотных дивизий, уже находившихся либо в приграничных районах, либо в процессе приведения в полную боевую готовность. Теперь о том, чтобы захватить противника врасплох, не могло быть и речи. Ибо, даже если выдвижение войск в районы сосредоточения в пограничной зоне происходило ночью, враг не мог не заметить этого, тем более что моторизованные части в районах сосредоточения западнее Одера должны были выступить днем, чтобы форсировать реку. Вследствие этого, если война действительно предполагалась, должен был вступить в силу другой вариант: вторжение всеми мобилизованными силами. Во всяком случае, элемент неожиданности, внезапности был потерян.

Поскольку нельзя было предположить, что первое решение Гитлера открыть военные действия было необдуманным легкомыслием, мы могли прийти лишь к тому выводу, что таким образом по-прежнему продолжается дипломатическая тактика постоянного усиления нажима на поляков. Поэтому, когда 31 августа в 17 часов мы получили новый приказ о начале операций 1 сентября в 4.45, мы с генерал-полковником фон Рундштедтом отнеслись к нему скептически, тем более что не поступало никаких сообщений о провале переговоров. Во всяком случае, ввиду того, что произошло 25 августа, наша группа армий все подготовила к тому, чтобы остановить выполнение операции, если она снова будет отменена в последнюю минуту. Мы с генерал-полковником не ложились спать до полуночи, ожидая, как нам казалось, вполне возможной отмены приказа о наступлении.

Только когда минула полночь и операцию уже было невозможно остановить, у нас не осталось ни малейших сомнений в том, что отныне говорить будут пушки.

Стратегическая обстановка

Стратегическая обстановка во время Польской кампании определялась следующими решающими факторами:

во-первых, превосходством немецких сил, при условии, что немецкое командование готово пойти на значительный риск на западе, бросив главную часть своих сил против Польши;

во-вторых, географическим положением, которое давало Германии возможность взять польскую армию в клещи ударами из Восточной Пруссии с одного фланга и из Силезии и Словакии с другого;

в-третьих, потенциальной угрозой в тылу Польши со стороны Советского Союза.

Изображение
Расстановка сил и оперативный план германской армии

Органы планирования немецких вооруженных сил в полной мере пошли на риск на западе, о котором говорилось выше.

ОКХ начало наступление на Польшу силами в составе сорока двух кадровых дивизий (в их число входила одна вновь сформированная дивизия – 10-я бронетанковая) и одной новой пехотной дивизии (50-й), сформированной из крепостных войск в районе Одер – Варта. Всего силы включали двадцать четыре пехотные дивизии, три горнострелковые дивизии, шесть бронетанковых дивизий, четыре легкие дивизии, четыре моторизованные пехотные дивизии и одну кавалерийскую бригаду. К ним следует прибавить шестнадцать новых дивизий, сформированных только после объявления всеобщей мобилизации и предназначенных для второго – четвертого эшелонов. Пока еще их нельзя было считать полноценными войсками. Кроме того, для участия в Польской кампании назначались дивизия СС лейбштандарт «Адольф Гитлер» и один-два усиленных полка СС.

Таким образом, на западе осталось только одиннадцать кадровых дивизий, несколько крепостных частей численностью около дивизии (позднее переформированы в 72-ю пехотную дивизию) и тридцать пять вновь укомплектованных дивизий до второго – четвертого эшелонов. Не имелось ни бронетанковых, ни моторизованных войск. Итого сорок шесть дивизий, из которых лишь три четверти были условно годны для участия в боевых действиях.

22-я пехотная дивизия, проходившая подготовку и оснащенная как воздушно-десантная, осталась в резерве ОКХ на территории Германии.

Основная часть наших военно-воздушных сил в составе двух воздушных флотов также была брошена против Польши, а третий воздушный флот, как более слабый, остался на западе.

Безусловно, распределив свои силы подобным образом, немецкое командование пошло на огромный риск. Из-за неожиданно быстрого завершения Польской кампании (которое отчасти произошло в результате ошибок побежденной стороны) и, прежде всего, по причине полного бездействия западных союзников Польши во время ее разгрома этот риск едва ли был оценен по достоинству.

Нужно принять во внимание, что в тот момент немецкое командование должно было считаться с французской армией, насчитывавшей около девяноста дивизий. Осенью 1939 года (по данным фон Типпельскирха) Франция фактически мобилизовала 108 дивизий за три недели! Всего в их число входило пятьдесят семь пехотных, пять кавалерийских, одна бронетанковая и сорок пять резервных, или «территориальных», дивизий при поддержке сильных армейских частей, танковых и артиллерийских. Последние имели то преимущество, что состояли из резервистов, прошедших полный курс подготовки, тогда как вновь созданные соединения в большой степени комплектовались неопытными новобранцами или запасниками времен Первой мировой.

Поэтому не вызывает сомнения, что с первого же дня войны французская армия во много раз превосходила немецкие силы на западе.

С другой стороны, доля британских сухопутных сил была довольно незначительна. Они насчитывали всего четыре дивизии, да и те прибыли только в первой половине октября.

В основе плана действий Германии против Польши лежало максимальное использование возможностей, предоставляемых формой границы, дабы с самого начала окружить противника. Таким образом, немецкие армии развернулись двумя далеко отстоящими друг от друга фланговыми группами, оставив центральный участок (бассейн Одер – Варта) почти открытым.

Группа армий «Север» (командующий генерал-полковник фон Бок, начальник штаба генерал фон Зальмут) включала в себя две армии, насчитывавшие пять пехотных и один бронетанковый корпус. Всего в их состав входило девять кадровых пехотных дивизий (в том числе 50-я пехотная дивизия, только что сформированная из крепостных войск и не до конца укомплектованная), восемь пехотных дивизий, сформированных во время мобилизации, две бронетанковые дивизии (а также вновь созданная танковая тактическая группа Кемпа), две мотопехотные дивизии и одна кавалерийская бригада – всего двадцать одна дивизия. К ним следует прибавить расположенные в Восточной Пруссии крепостные войска Кенигсберга и Лётцена, а в Померании – бригаду Нетце.

3-я армия (командующий генерал фон Кюхлер) из состава этой группы армий развернулась в Восточной Пруссии, а 4-я армия (командующий генерал-полковник фон Клюге) – в Восточной Померании.

Задача группы армий заключалась в том, чтобы нанести удар через Польский коридор, затем основными силами наступать восточнее Вислы на юго-восток или юг, после чего, форсировав Нарев, ударить в тыл польским войскам, которые, скорее всего, будут оборонять Вислу.

Группа армий «Юг» (командующий генерал-полковник фон Рундштедт, начальник штаба генерал Манштейн) располагала существенно бо́льшими силами. В ее состав входило три армии: 14-я (генерал-полковника Листа), 10-я (генерал-полковника Рейхенау) и 8-я (генерал-полковника Бласковица). Всего группа армий насчитывала восемь пехотных и четыре бронетанковых корпуса, в том числе пятнадцать кадровых пехотных дивизий, три горнострелковые дивизии, восемь вновь укомплектованных дивизий, а также значительную часть механизированных соединений: четыре бронетанковые, четыре легкие и две моторизованные пехотные дивизии. Итого тридцать шесть дивизий.

Группа армий осуществила развертывание 14-й армии в промышленной области Верхней Силезии, Восточной Моравии и Западной Словакии; 10-й армии в Верхней Силезии в районе Кройцберга и южнее; 8-й армии в Центральной Силезии восточнее Эльса. Ее задача состояла в том, чтобы разгромить врага в большой излучине Вислы и в Галиции, совершить прорыв к Варшаве крупными моторизованными силами, как можно быстрее на широком фронте захватить переправы через Вислу, а затем в соединении с группой армий «Север» уничтожить остатки польской армии.


Отправлено спустя 2 минуты 40 секунд:
Расстановка немецких и польских сил

Расстановка сил и оперативный план польской армии


В мирное время Польша обладала тридцатью пехотными дивизиями, одиннадцатью кавалерийскими бригадами, одной горнострелковой бригадой и двумя моторизованными (бронетанковыми) бригадами. Кроме того, она располагала несколькими полками пограничных войск, большим количеством батальонов национальной обороны и военно-морскими соединениями, сосредоточенными в районе Гдыня – Хела.


Иными словами, в общей сложности она владела довольно значительными силами. Однако вооружение польской армии в основном относилось еще ко временам Первой мировой войны, а военно-воздушные силы примерно в тысячу самолетов тоже не отвечали современным требованиям.

По расчетам немецкой стороны, Польша должна была удвоить количество дивизий в случае войны, хотя представлялось сомнительным, что у нее имеется необходимое вооружение. По данным фон Типпельскирха в его «Истории Второй мировой войны», до начала военных действий Польша укомплектовала полков ровно на десять резервных дивизий, однако и после этого ей, по-видимому, не хватило времени сформировать из полков дивизии, как было запланировано. Однако в ходе кампании немецкой разведке все же удалось установить ряд польских резервных дивизий.

Польское командование сухопутных сил распределило войска следующим образом.

Вдоль восточнопрусской границы, перед рубежом Бобр – Нарев – Висла были развернуты:

1) Оперативная группа в составе двух дивизий и двух кавалерийских бригад между Сувалками и Ломжей;

2) Модлинская армия в составе четырех дивизий и двух кавалерийских бригад по обе стороны от Млавы.

В коридоре расположилась Поморская армия, включавшая пять дивизий и одну кавалерийскую бригаду.

У германской границы от Варты до словацкой границы сосредоточилось три армии:

1) Познанская армия в составе четырех дивизий и двух кавалерийских бригад в западной части Познанского воеводства;

2) Лодзинская армия в составе четырех дивизий и двух кавалерийских бригад в районе Велюни;

3) Краковская армия в составе шести дивизий, одной кавалерийской и одной моторизованной бригады между Ченстоховой и Новы-Таргом.

За последними двумя армиями стояла Прусская армия в составе шести дивизий и одной кавалерийской бригады в районе Томашув – Кельце.

Наконец, Карпатская армия в эшелонированном построении, составленная в основном из резервных частей и батальонов национальной обороны, должна была прикрывать глубокий фланг вдоль карпатской границы.

Резервная группа (армия генерала Пискора), включавшая три дивизии и одну моторизованную бригаду, оставалась на Висле в районе Модлин – Варшава – Люблин. Кроме того, восточнее Буга уже в ходе кампании была сформирована независимая Полесская группа, вероятно для обороны от нападения со стороны России.

Как оказалось впоследствии, когда началось немецкое наступление, Польша еще не закончила развертывания своих сил, и, видимо, поэтому оно так и не было доведено до конца в соответствии с вышеизложенным планом.

Несколько замечаний о развертывании польских сил

Трудно определить, в чем состояли стратегические цели развертывания польских сил, если только в его основе не лежало желание «закрыть все» и ничего не отдавать добровольно. Обычно такой образ действий приводит к поражению более слабой стороны. Всего через несколько лет Гитлеру пришлось убедиться в этом на собственном опыте, но он не вынес из него никаких уроков.

Итак, сложность стратегического положения Польши, заключавшаяся в слабости польских вооруженных сил, а также в особенностях границы, которые давали Германии возможность наступать с двух, а позднее и с трех сторон одновременно, была совершенно очевидна. И если польское Верховное командование все же отважилось на попытку «удержать все», это показывает только то, как трудно совместить психологические и политические сдержки с твердо установленными военными фактами.

Вероятно, за исключением маршала Пилсудского и еще нескольких трезвомыслящих политиков, никто в Польше не отдавал себе полного отчета, в сколь опасной ситуации оказалась страна в результате необоснованных территориальных претензий к соседним государствам – России и Германии. При этом Польша насчитывала всего лишь 35 миллионов жителей, из которых поляков было только 22 миллиона, а остальные принадлежали к немецкому, украинскому, белорусскому и еврейскому меньшинствам, которые без исключений в той или иной степени подвергались притеснениям.

Кроме того, Польша, полагаясь на французских союзников, в годы военной слабости Германии (и Советского Союза) слишком долго мечтала о возможности атаковать Германское государство. Одни желали бы напасть на изолированную Восточную Пруссию или – в результате пропаганды Польской повстанческой лиги – на немецкую Верхнюю Силезию; другие даже обдумывали поход на Берлин либо по кратчайшему пути через Познань и Франкфурт, либо, после захвата Верхней Силезии, путем наступления на столицу западнее Одера.

Конечно, эти мечты потерпели крах сначала в результате строительства немецких укреплений в Восточной Пруссии и бассейне Одер – Варта, а позднее перевооружения Германии. Но маловероятно, чтобы агрессивные идеи подобного рода полностью исчезли из головы польских политиков и военных, рассчитывавших на одновременное наступление французов на западе. Хотя изложенный выше план развертывания сначала мог иметь оборонительный характер, можно допустить, что его целью также было обеспечить возможность для наступательных действий впоследствии, как только Франция окажет реальную помощь.

Что до остального, то у польского Генштаба не было собственной военной доктрины, которая формируется в результате многолетнего опыта. С одной стороны, поляки по характеру более склонны к нападению, чем к обороне. Можно предположить, что в умах польских солдат все еще бродили, хоть и подсознательно, романтические представления старинных времен. К слову, мне вспоминается виденный как-то портрет маршала Рыдз-Смиглы, изображенного на фоне атакующих кавалерийских эскадронов. С другой стороны, недавно созданную польскую армию обучали французы. От них польские военные едва ли могли почерпнуть умение действовать быстро и гибко в силу того, что с 1918 года французская военная мысль основывалась на опыте позиционной войны.

Таким образом, легко прийти к выводу, что, не считая желания «ничего не отдавать», план развертывания польских войск не имел какой-либо четкой оперативной цели и представлял собой лишь компромисс между захватническими амбициями прошлого и необходимостью обороняться от превосходящих сил противника. В то же время поляки совершили ошибку, посчитав, что немцы будут вести наступление по французскому образцу и вскоре оно выродится в позиционную войну. В этой связи представляет интерес секретное сообщение, которое мы получили незадолго до начала войны, о том, что поляки, возможно, собираются предпринять наступление. Оно исходило из источника, до тех пор считавшегося совершенно надежным, в непосредственном окружении президента Польши или маршала Рыдз-Смиглы, и в нем говорилось, что поляки собираются развернуть войска для наступления и сосредоточить значительные силы в Познанской провинции. Самое примечательное то, что план кампании якобы предложили, если не потребовали, британцы! В тогдашних обстоятельствах мы сочли это предложение весьма неприемлемым. Однако впоследствии оказалось, что поляки действительно собрали сравнительно крупные силы в Познани, хотя сами они придерживались той точки зрения, что с этой стороны менее всего приходилось ожидать германского наступления. Познанской армии суждено было встретить свою гибель в боях на реке Бзуре.

На самом деле у Польши не было недостатка в разумных предложениях. Как пишет полковник Герман Шнейдер в «Милитервиссеншафтлихе рундшау» за 1942 год, генерал Вейган предложил перенести оборону за линию Неман – Бобр – Нарев – Висла – Сан. С оперативной точки зрения это был единственный верный совет, поскольку так устранялась вероятность окружения немецкими войсками, а также за счет препятствий в виде рек значительно облегчалась оборона от немецких танковых соединений. Вдобавок эта линия составляла в длину всего 600 километров в противоположность дуге в 1800 километров, которую описывала польская граница от Сувалок до карпатских перевалов. Разумеется, если бы предложение было принято, это потребовало бы оставить всю Западную Польшу, где сосредоточились самые ценные промышленные и сельскохозяйственные районы страны, и маловероятно, что какое-либо польское правительство смогло бы устоять после такого шага. Также нужно принять во внимание, что столь далекий отход в самом начале военных действий едва ли способствовал бы воинственности французов на западе, и по-прежнему оставалось неясным, не подвигла бы сдача Западной Польши немцам русских к немедленным действиям, чтобы, со своей стороны, обеспечить себе долю в восточных трофеях.

Вследствие этого, как говорит нам полковник Шнейдер, генерал Кутшеба, директор польской военной академии, в меморандуме, который он направил маршалу Рыдз-Смиглы в начале 1938 года, предложил иное решение. Он настаивал, что не может быть и речи о том, чтобы сдать «важнейшую стратегическую область Польши», охватывавшую и промышленные районы Лодзи и Верхней Силезии, и ценные сельскохозяйственные районы в Познани, Кутно и Кельце. Поэтому он предложил план развертывания войск, который, хотя и не предусматривал попыток удержать Польский коридор или Познанскую провинцию, в основном совпадал с тем планом, который и был окончательно принят в 1939 году. Для укрепления польской обороны следовало построить протяженную систему фортификаций южнее восточнопрусской границы, по широкой дуге от Грудзёндза до Познани и вдоль силезской границы от Острово, через Ченстохову до Цешина. В то же время генерал Кутшеба обращал внимание на необходимость подготовки «лазов» для последующего наступления на Восточную и Западную Пруссию и Силезию. Совершенно ясно, что строительство таких протяженных и достаточно мощных укреплений выходило за рамки возможностей Польши. Однако генерал Кутшеба признавал военное превосходство Германии перед Польшей. Также разумно он оценивал и французскую поддержку, поскольку считал, что, даже если Франция окажет военную помощь в максимальном объеме, в первые шесть – восемь недель Польша будет вынуждена обходиться собственными силами. Поэтому он предусматривал «стратегическую оборону» по западному периметру вышеупомянутой «важнейшей области», внутри которой планировалось собрать резервы для последующих решительных операций.

Как уже говорилось, развертывание, выполненное польской армией в 1939 году, весьма походило на план развертывания, рекомендованный генералом. Впрочем, он предлагал сосредоточить главные усилия в районе Торунь – Быдгощ – Гнезно, тогда как в 1939 году было два района такого сосредоточения: один по периметру Восточной Пруссии, другой против Силезии.

Польское развертывание 1939 года, задуманное с целью «прикрыть все», в том числе выступающую вперед Познанскую провинцию, неизбежно влекло за собой поражение ввиду превосходства Германии и ее возможностей к охвату с флангов. Каким же образом должна была действовать Польша, чтобы избежать поражения?

Прежде всего следовало решить, сдавать ли одну только упомянутую генералом Кутшебой «важнейшую стратегическую область» или – в результате окружения со стороны Восточной Пруссии, Силезии и Словакии – вместе с польской армией. Подобный же вопрос я не один раз задавал Гитлеру в 1943–1944 годах, когда он требовал от меня удержать Донбасс, Днепр и другие районы России.

По-моему, ответ на этот вопрос был предельно ясен. Командование Польши должно было строиться на том, чтобы польская армия любой ценой продержалась до того момента, пока наступление западных держав не вынудило бы немцев отвести основную массу войск с Польского театра военных действий. Даже притом что на первый взгляд утрата промышленных областей лишала Польшу способности вести продолжительную войну, существование польской армии как боеспособного соединения все-таки сохраняло возможность отвоевать их в будущем. Ни при каких обстоятельствах польская армия не должна была допустить окружения ее западнее Вислы или на обоих ее берегах.

Суть проблемы для Польши состояла в том, чтобы выиграть время. Очевидно, что решительная оборона могла быть организована только за линией Бобр – Нарев – Висла, хотя на южном фланге можно было выдвинуть фронт вверх до Дунайца с целью удержать центральный промышленный район Польши между Вислой и Саном.

В первую очередь необходимо было устранить всяческую возможность окружения германской армией со стороны Восточной Пруссии и Западной Словакии. Для этого следовало занять на севере линию Бобр – Нарев и вниз вдоль Вислы до Модлинской крепости или Вышеграда. Во всяком случае, эта линия представляла собой сильное естественное препятствие, а бывшие русские укрепления, хотя они и устарели, могли послужить дополнительной поддержкой. Кроме того, если и можно было ожидать немецкого танкового удара из Восточной Пруссии, то едва ли крупными силами.

На юге трудность состояла в том, чтобы предотвратить охват в глубоком польском тылу путем обороны карпатских перевалов. Безусловно, обе эти задачи можно было решить небольшими силами. Развертывание польских соединений в направлении линии Бобр – Нарев было такой же грубой ошибкой, как и выдвижение крупными силами в Польский коридор и выступающую Познанскую провинцию.

После того как северный и южный фланги были бы обеспечены от глубокого охвата, Польша получила бы возможность перейти на западе к маневренной обороне, не забывая о том, что главный немецкий удар следует ожидать со стороны Силезии. Во-первых, потому, что железнодорожная и дорожная сеть позволяла сосредоточить мощные силы здесь быстрее, чем в Померании или тем более в Восточной Пруссии; во-вторых, потому, что удар по Варшаве через Познань мог быть осуществлен только фронтально и, значит, в оперативном смысле был наименее эффективен и в силу этого маловероятен.

Сосредоточение польских сил должно было осуществляться не вблизи границы, как это происходило в 1939 году, но на достаточном удалении от нее, чтобы защитники могли определить направление главных ударов германской армии. Для этого необходимо было оставить минимум сил в коридоре и Познанской области, чтобы собрать основные силы для отражения главного удара со стороны Силезии и, прежде всего, иметь под рукой достаточные стратегические резервы. Если бы Польша обратила внимание на усиление бывших немецких укреплений на Висле между Торунью и Грудзёндзом, а не предавалась слишком долго мечтам о нападении на Германию, она, по крайней мере, могла бы задержать соединение немецких сил, наступающих из Померании и Восточной Пруссии; аналогично, должным образом укрепив Познань, она ограничила бы свободу действий немецких армий в этой провинции.

Кроме того, план использования внутренней линии обороны для нанесения контрударов на севере или юге Западной Польши, как того потребует развитие событий, на практике был едва ли осуществим. Для такого рода операций не хватало места, да и железнодорожная сеть Польши не выдержала бы напряжения. К тому же нужно было учитывать, что немецкая авиация и танковые соединения очень скоро могли воспрепятствовать передвижению крупных польских сил. Поэтому не оставалось ничего иного, как перенести жесткую оборону за линию Бобр – Нарев – Висла – Сан (или, возможно, и Дунаец), а перед ней вести бои только с целью выиграть время, не забывая о том, чтобы с самого начала сосредоточить главные силы против Силезии и одновременно обеспечить эффективную защиту северного и южного флангов.

Никто не сможет утверждать, что любая из этих мер спасла бы Польшу от окончательного поражения, если бы – как и оказалось в действительности – западные державы предоставили ее самой себе. Однако таким путем поляки не допустили бы столь легкого захвата приграничных районов, в результате чего польское командование не смогло ни организовать сопротивление на Висленской дуге, ни отвести армию за речные рубежи и занять подготовленную оборону.

С первого же дня Польше оставалось только тянуть время. Единственный возможный выход для нее состоял в том, чтобы противостоять немецкому наступлению – в конечном итоге за речными рубежами – до тех пор, пока союзное наступление на западе не вынудит немцев отвести войска. Поэтому польское военное командование должно было без обиняков заявить правительству страны, что вступать в войну с Германией, пока западные державы твердо не гарантируют начать наступление на западе всеми доступными силами сразу же после открытия военных действий, нельзя.

Учитывая, каким решающим влиянием обладал в то время польский главнокомандующий маршал Рыдз-Смиглы, ни одно правительство не пренебрегло бы этим предостережением. Пока позволяло время, оно должно было урегулировать вопрос о Данциге и коридоре, хотя бы ради того, чтобы оттянуть войну с Германией.

В 1940 году наши войска во Франции перехватили письмо, датированное 10 сентября 1939 года, направленное генералом Гамеленом польскому военному атташе в Париже. Очевидно, что это ответ на польский запрос о том, когда они могут ожидать эффективной военной помощи. Генерал Гамелен так отозвался на него для дальнейшей передачи маршалу Рыдз-Смиглы:

«Более половины наших кадровых дивизий на северо-востоке участвуют в военных действиях. После перехода границы немцы оказывают нам упорное сопротивление, несмотря на которое нам удалось продвинуться вперед. Однако мы связаны позиционной войной с противником, хорошо подготовленным к обороне, а я еще не получил всей необходимой артиллерии… С самого начала немецкая авиация взаимодействовала с операциями наземных сил, и у нас создается впечатление, что против нас действует значительная часть люфтваффе.

Таким образом, я досрочно выполнил свое обещание начать наступление главными силами через две недели после первого дня объявления мобилизации во Франции. Большего я сделать не мог».

Из этого вытекает, что Польша действительно имела гарантии французской стороны. Остается вопрос, могло ли польское командование удовлетвориться гарантиями, которые обязывали французов «начать наступление» только по истечении целых двух недель. Так или иначе, произошедшие с тех пор события показали, что это обещание отнюдь не гарантировало Польше ни быстрой, ни эффективной помощи.

Поражение Польши стало неизбежным следствием иллюзий, которые питало варшавское правительство относительно действий союзников, а также переоценки возможностей польской армии вести продолжительное сопротивление.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Kliper
Всего сообщений: 531
Зарегистрирован: 21.07.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Немцы в бою

Сообщение Kliper »

Gosha: 27 июл 2018, 10:51 В советской историографии с момента начала Великой Отечественной войны господствовал миф, согласно которому успехи немцев в 1941 году были обусловлены внезапностью нападения и значительным численным превосходством, которым обладал вермахт над Красной Армией, особенно по числу танков и самолетов.
В принципе это была правда, но далеко не вся. Людям не говорили правды о том, почему немцы имели численный и качественный перевес над Красной Армией, а их нападение оказалось внезапным. Если бы основные силы Красной Армии находились у западных границ, то перевес сил был бы на нашей стороне. И времени, чтобы привести войска в боевую готовность, было бы более чем достаточно. Другое дело, когда войска находятся в другом конце страны. В таком случае, чтобы отразить врага, о готовящемся нападении нужно было знать как минимум за две недели до начала войны.
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Kliper: 15 авг 2018, 13:11 Людям не говорили правды о том, почему немцы имели численный и качественный перевес над Красной Армией, а их нападение оказалось внезапным.
Прописная истина! Численный и качественный перевес создается только в том обществе в котором не происходит Пролетарских революций.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Kliper
Всего сообщений: 531
Зарегистрирован: 21.07.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Немцы в бою

Сообщение Kliper »

Gosha: 19 авг 2018, 16:59 Прописная истина! Численный и качественный перевес создается только в том обществе в котором не происходит Пролетарских революций.
Гоша, жгучая ненависть к советскому строю туманит Ваш разум. Вольно или невольно начало Великой Отечественной войны протекало по сценарию Отечественной войны 1812 года. Вы же не считаете Кутузова и Александра I пролетариями? :wink:
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Kliper: 19 авг 2018, 17:18 Гоша, жгучая ненависть к советскому строю туманит Ваш разум.
Надо же! Туман Вашего разума снизошёл только до 1812 года, но не распространился на войну со Скифами, это у них арьергард был всегда во авангарде.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Kliper
Всего сообщений: 531
Зарегистрирован: 21.07.2018
Образование: высшее техническое
 Re: Немцы в бою

Сообщение Kliper »

Gosha: 19 авг 2018, 17:34 Надо же! Туман Вашего разума снизошёл только до 1812 года, но не распространился на войну со Скифами, это у них арьергард был всегда во авангарде.
На мой взгляд, это наиболее корректная аналогия. А Вы предлагаете сравнивать с Первой мировой?
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Kliper: 20 авг 2018, 13:13 На мой взгляд, это наиболее корректная аналогия. А Вы предлагаете сравнивать с Первой мировой?
Войны рано или поздно кончаются! Сколько их было Столетняя, Тридцатилетняя, Семилетняя и так далее. Планирование Великой Отечественной войны действительно неново, только вот исполнение подкачало. Исполнители то есть бишь Советский генералитет чрезвычайно пунктуально выполнял указания ГКО даже не задумываясь над тем откуда им там на Верху было так все видно.

Блицкриг при его динамике, а за ним Генштаб РККА попросту не поспевал пока обрисуют на картах обстановку, пока её проанализируют - обстановка на фронтах уже устарела. Значит у Генштаба РККА даже не было времени на этот самый глубокий и скрупулезный анализ, без анализа и свежих разведданных это не война, а элементарная бойня с 22 июня 1941 по 2 мая 1945 года.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

ИЗ НЕМЕЦКИХ АРХИВОВ

Гигантские потери Красной Армии

И общее положение было столь же сложным, о чем свидетельствуют некоторые факты: к концу августа 1943 года Вермахт потерял в районе Курска 170 тысяч солдат, 760 танков и 524 самолета. Потери Красной Армии в тот же период составили 1,68 миллиона солдат, 6 тысяч танков и 4 200 самолетов.

Тем не менее, в состав советских вооруженных сил к концу года входили уже 163 стрелковых и 220 танковых соединений, а численный состав увеличился до 6 миллионов человек. Несмотря на потери в районе Курска, Красная Армия, по данным разведывательного отдела Иностранные армии Востока (Fremde Heere Ost), в октябре 1943 года располагала почти 10-ю тысячами танков. Что касается самолетов, то аналитики Вермахта не обнаружили никаких «существенных сокращений их общего количества». К этому следует добавить значительные поставки по ленд-лизу из Соединенных Штатов.

В то время как советская военная промышленность продолжала наращивать свой потенциал, немецкий рейх испытывал в этом отношении определенные сложности. Производство вооружений было увеличено, однако никто не надеялся на то, что Германия сможет выиграть соревнование в этой области с союзниками по антигитлеровской коалиции. Вопреки «громогласным заявлениям относительно «тотальной войны», все усилия, направленные на создание ориентированной на потребности фронта системы «эксплуатации людей», оказались в той или иной мере неудачными, – отмечает историк Бернд Вегнер (Bernd Wegner) в многотомном труде под названием «Немецкий рейх и Вторая мировая война» (Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg).
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Немецкие аналитики опирались на доклады генералов,а те на доклады своих " экспертов" уничтожавших советские танки десятками там где их не было вовсе и сотнями где их было десяток.
То же происходило и в авиации.
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 10 окт 2018, 09:31 Немецкие аналитики опирались на доклады генералов,а те на доклады своих " экспертов" уничтожавших советские танки десятками там где их не было вовсе и сотнями где их было десяток.
То же происходило и в авиации.
Немецким генералам ненужно было даже уничтожать советские танки, самолеты, артиллерию большая часть вооружений советских полков и дивизий даже не вышла из военных городков, остальная часть вооружений была потеряна на дорогах от Бреста до Москвы, от Львова до Москвы и так далее. В боях на Западной границе было потеряно 6 тысяч танков и 4,5 тысячи самолетов. На 16 октября 1941 года РККА имела 1,5 тысячи танков из 23 485 танков и 2 тысячи самолетов из 24 876 самолетов, 8 тысяч орудий и минометов из 27 678 которые числились на 22 июня 1941 года.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Gosha: 10 окт 2018, 14:22
Кадук: 10 окт 2018, 09:31 Немецкие аналитики опирались на доклады генералов,а те на доклады своих " экспертов" уничтожавших советские танки десятками там где их не было вовсе и сотнями где их было десяток.
То же происходило и в авиации.
Немецким генералам ненужно было даже уничтожать советские танки, самолеты, артиллерию большая часть вооружений советских полков и дивизий даже не вышла из военных городков, остальная часть вооружений была потеряна на дорогах от Бреста до Москвы, от Львова до Москвы и так далее. В боях на Западной границе было потеряно 6 тысяч танков и 4,5 тысячи самолетов. На 16 октября 1941 года РККА имела 1,5 тысячи танков из 23 485 танков и 2 тысячи самолетов из 24 876 самолетов, 8 тысяч орудий и минометов из 27 678 которые числились на 22 июня 1941 года.
Гоша,а нельзя ли уточнить откуда взяты цифры по изначальному количеству танков и самолетов в РККА и остатке?
У немцев,итальянцев,финнов,словаков,румын,венгров сколько было танков и САУ включая трофейные на 22 06 41?
И сколько осталось включая трофейные?
Только не нужно здесь рассказывать,что не все вражеские танки воевали на Востоке.Не все советские танки воевали на Западных фронтах.
И об авиации то же по подробнее.
А то Вы как то стыдливо умалчивает вклад немецких сателлитов в уничтожении более 20 миллионов советских людей!
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 10 окт 2018, 15:20 Гоша,а нельзя ли уточнить откуда взяты цифры по изначальному количеству танков и самолетов в РККА и остатке?
Для вас и всех любопытных! Механизм умалчивания о настоящем состоянии РККА в 1941 году давал сбои. Так, в 1964 году, в многотомнике "История отечественной артиллерии" - книге, находившейся в библиотеках в открытом доступе - численность советских танков весной 1941 г. была указана! По количеству танков в Красной Армии информация была дана по годам, начиная с 1933 г. (4906 танков и 244 бронемашины) и заканчивая двумя датами - на 15.09.40 г. (23364 шт., в т.ч. 27 КВ, 3 Т-34, и 4034 БА) и на 1.04.41 г. (23815 танков, в т.ч. 364 КВ и 537 Т-34, и 4819 БА).

К сожалению, цифры, приведенные в этой книге, практически не были замечены как профессиональными историками, так и любителями военной истории. Ранее я сообщал до снятия в 1940 году с производства Т-26 только их было выпущено в СССР 13 тысяч конечно много из этого числа оказались в числе интернациональной помощи, но все таки цифра довольно большая.

Однако в работах, помеченных грифом «секретно» или ДСП, ситуация была несколько иной. Относительно численности бронетанковых войск РККА в предвоенный период в таких работах никаких особых секретов не делалось. Так, еще в 1960 году, подполковник М.П. Дорофеев в брошюре, изданной Военной академией бронетанковых войск, приводил данные по количеству личного состава, танков, бронеавтомобилей, орудий и минометов, автомобилей, тракторов и мотоциклов в механизированных корпусах западных приграничных округов, правда из его подсчетов, как-то «выпал» 16-й МК. Но и без 16-го МК, по данным М.П. Дорофеева в 19-ти механизированных корпусах приграничных западных округов насчитывалось 11 000 боевых машин (приводится таблица по пограничным округам).
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Гоша,а разве танки не изнашивались,небыло потерь матчасти?
Все к находились в боеспособность состоянии?
Ну ладно!
А какое количество танков было у Германии и её союзников на начало ВОВ включая трофейные?
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 10 окт 2018, 17:35 Гоша,а разве танки не изнашивались,небыло потерь матчасти?
Читайте выше я уже сообщал, что июньские приказы МО СССР больше уничтожили танков, самолетов чем успешные действия Вермахта. Беспомощные командиры, политработники и интенданты РККА 22 июня 1941 года были похожи на Щуку - Лебедя и Рака, а материальный воз РККА остался на границе. Даже это было учтено Вермахтом: что командование РККА в ночь с субботы на воскресенье все будет не в окопах, а в буфете!
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Гоша,так Вы так и говорите,что по сути отсутствие современного боевого опыта привело к огромным потерям РККА в начальный период войны.
А чего Вы соскочили с 43 на 41?
Вы там что то о потере в РККА 100 стрелковых дивизий под Курском говорили?
Ведь 1,5 млн. это 100 стрелковых дивизий!
А сколько советских танков всего в районе Курской дуги было?А в РККА всего на тот период?
И сколько танков к тому времени прислали союзники?
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

ВОЙНА МОТОРОВ

«Период времени в один год между провалом немецкого летнего наступления в июле 1943 года и разгромом немецкой группы армий «Центр» в июне 1944 года относится к числу тех глав Второй мировой войны, которым уделяется мало внимания. Возможно, это связано с поразительными диспропорциями, оказавшими влияние на этот период войны на Восточном фронте. Бесславному немецкому отступлению можно противопоставить славные победы Красной Армии, потери которой, несмотря на подавляющее преимущество, были в пять или даже в 10 раз больше, чем у противника».

Изображение
«Красная Армия все еще продолжала воевать, используя явно неэффективные методы, но ей помогало то, что она имела возможность бросать в бой огромные массы людей и таким образом, несмотря на собственные потери, подавлять противника», – так объясняет этот феномен историк Карл-Хайнц Фризер (Karl-Heinz Frieser). Тем не менее, в то время речь шла о «противоборстве, которое по своей интенсивности превосходило сражения Первой мировой войны». Имея преимущество в вооружении на протяжении всей войны РККА не могла этим преимуществом верно распорядится!

Чудовищный накал боевых действий того периода нашел свое отражение в документах 7-й пехотной дивизии Вермахта, большая часть которых сохранилась в Военном архиве Федерального архива во Фрайбурге. Это крупное соединение, принадлежавшее к элитным частям Вермахта, после тяжелых потерь в 1942 году было вновь доукомплектовано личным составом и вооружением. После этого 7-я пехотная дивизия принимала участие в операции «Цитадель» под Курском, а затем была задействована в ходе тяжелых оборонительных боев под Орлом. После этого она продолжила отступление на запад, которое, за исключением северного участка фронта, стало основным направлением движения Вермахта.

Парк грузовых автомобилей 7-й пехотной дивизии был порядком изношен, и поэтому снабжение все больше осуществлялось с использованием гужевого транспорта. Из-за непрекращавшихся боев потери среди животных были очень большими. Водители немногих остававшихся на ходу автомобилей вынуждены были проводить за рулем по 17 часов в день, сообщал дивизионный квартирмейстер. Хотя «масштабные мероприятия по эвакуации» позволяли иметь достаточное количество продовольствия, ощущалась нехватка боеприпасов, артиллерии и противотанковых вооружений.

Изображение
Солдаты «страдали от недосыпания, они были обессилены, неухожены – при нехватке вооружений они должны были принимать участие в тяжелых боях», – подчеркивается в докладе. Потери среди фронтовых офицеров и опытных унтер-офицеров снижали боеспособность дивизии, чему способствовал также «сильно снизившийся уровень подготовки» немногочисленного резерва.

Чтобы иметь укомплектованные и боеспособные части, были отдан приказ предпринять «самые активные меры по поиску призывников». Но это означало, что взводы и батальоны представляли собой лишь «разношерстные подразделения», в которые входили солдаты, «почти не умевшие обращаться со своим оружием и частично вооруженные советским трофейным оружием».

Два приказа относительно положения дел в области вооружений говорят сами за себя: «Трофейные боеприпасы так же ценны, как и трофейное оружие, и поэтому с ними надо бережно обращаться», – подчеркивается в одном из приказов. В другом приказе солдат призывают к тому, чтобы они не использовали каски убитых солдат для украшения их могил. Каски, подчеркивается в приказе, являются «ценным сырьевым материалом», который следует направлять на «пункты сбора металлолома».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Гоша,а по данным архивов МО СССР потери военнослужащих около 10 млн.
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Всего сообщений: 26716
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha »

Кадук: 12 окт 2018, 22:29 Гоша,а по данным архивов МО СССР потери военнослужащих около 10 млн.
Они Кадук уже подросли до 11 миллионов это после передачи Верховной власти от Горбачева к Ельцину, от Ельцина к Путину и от Путина к Медведеву. МО РФ унаследовала эту проблему от МО СССР что считать потерями и можно ли включать в потери - потери связанные с Войной или ограничится только непосредственными боевыми потерями, как было это при Сталине. Я уже неоднократно сообщал что СТАТИСТИКА - это лженаука, уж больно она Политизирована. Когда обмараешься хочется подтереться, а лучше подмыться. Вот наши Политиканы каждый раз и подмываются, для придания себе большего Политического веса. Путин сообщил о 27 миллионах потерь, а на самом деле РККА потеряла 11 миллионов, а гражданское население немногим больше 14 милионов, остальные миллионы можно отнести на двойной счет, на невозвращенцев и прочие казусы СТАТИСТИКИ, но если уж объявили 27 миллионов, меньше не будет, будет только больше.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Кадук
Всего сообщений: 7336
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: Немцы в бою

Сообщение Кадук »

Gosha: 13 окт 2018, 15:22
Кадук: 12 окт 2018, 22:29 Гоша,а по данным архивов МО СССР потери военнослужащих около 10 млн.
Они Кадук уже подросли до 11 миллионов это после передачи Верховной власти от Горбачева к Ельцину, от Ельцина к Путину и от Путина к Медведеву. МО РФ унаследовала эту проблему от МО СССР что считать потерями и можно ли включать в потери - потери связанные с Войной или ограничится только непосредственными боевыми потерями, как было это при Сталине. Я уже неоднократно сообщал что СТАТИСТИКА - это лженаука, уж больно она Политизирована. Когда обмараешься хочется подтереться, а лучше подмыться. Вот наши Политиканы каждый раз и подмываются, для придания себе большего Политического веса. Путин сообщил о 27 миллионах потерь, а на самом деле РККА потеряла 11 миллионов, а гражданское население немногим больше 14 милионов, остальные миллионы можно отнести на двойной счет, на невозвращенцев и прочие казусы СТАТИСТИКИ, но если уж объявили 27 миллионов, меньше не будет, будет только больше.
Гоша,около 10 млн это и 10 999999 не так ли?
Это с какой позиции смотреть.
Но ведь речь не о том!
Мы говорили о танках!Точнее о потерях.
Вы озвучили потери под Курском в 100 стрелковых дивизий!!!
Гоша,а кто тогда проводил наступательные операции в средине- конце 1943?
А они грандиозные по масштабам!
Кто Гоша?
А может лгут те кто пишет отаких огромных потерях,а такие как Вы за ними тупо повторяют?
Если человек учёный, то ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон, вверх дыбом.(R)
Ответить Пред. темаСлед. тема
Для отправки ответа, комментария или отзыва вам необходимо авторизоваться
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Вторая мировая война»