Советская Россия, СССР22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Начиная с Октябрьского переворота 1917 года...
Автор темы
Антон
Сообщений в теме: 45
Всего сообщений: 2829
Зарегистрирован: 04.08.2016
Образование: высшее гуманитарное
 Re: 22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Сообщение Антон » 02 авг 2017, 16:58

Доказательства заговора советских генералов. Андрей Фурсов.


Реклама
Кадук
Сообщений в теме: 74
Всего сообщений: 3582
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: 22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Сообщение Кадук » 03 авг 2017, 13:29

Gosha:
31 июл 2017, 19:06
Кадук:
30 июл 2017, 23:40
Не понял сути ответа.От слова - совсем.
Гитлер не помогал СССР-Сталину во время Зимней войны с Финляндией. Гитлер был не против возврата Сталину Молдавии.
Конечно не помогал.
Он помогал финнам. :wink:
Главное у человека не деньги, а натурально ХВорма, вчЁнасть.

Аватара пользователя
Gosha
Сообщений в теме: 17
Всего сообщений: 14821
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: 22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Сообщение Gosha » 19 авг 2017, 20:34

Кадук:
03 авг 2017, 13:29
Он помогал финнам.
Изображение
Прежде всего, конечно, советская разведка фиксировала устойчивое присутствие военных сил Германии на финской территории. Но поскольку к лету 1941 года поток немецких войск туда стал лишь только нарастать, советские представители, работавшие в Финляндии, это тоже начали, естественно, отмечать. Причем в Москву информация о том, что «немцы перебрасывают в Финляндию войска», разумеется, поступала из разных стран [4, с. 24 — 25, 78]. В частности, как сообщал в конце апреля советский военный атташе в Германии, «потоки военных транспортов из Германии в Финляндию идут непрерывно, а в последнее время получаются сведения о транспортировке войсковых частей» [Там же, с. 116]. Всего же к началу мая, по финским данным, на территорию страны из рейха было направлено около 13 тысяч немецких солдат [5, S. 252].
Изображение
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Кадук
Сообщений в теме: 74
Всего сообщений: 3582
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: 22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Сообщение Кадук » 24 авг 2017, 12:17

Gosha:
19 авг 2017, 20:34
Прежде всего, конечно, советская разведка фиксировала устойчивое присутствие военных сил Германии на финской территории.
Вот и я о том-же.
А еще Германия снабжала Финляндию оружием даже во время советско-финской войны.
О каком союзничестве СССР и Германии может вообще идти речь исходя из данного факта?
Главное у человека не деньги, а натурально ХВорма, вчЁнасть.

Аватара пользователя
Gosha
Сообщений в теме: 17
Всего сообщений: 14821
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: 22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Сообщение Gosha » 24 авг 2017, 18:10

Кадук:
24 авг 2017, 12:17
А еще Германия снабжала Финляндию оружием даже во время советско-финской войны.
Не только Германия - Швеция, Великобритания - добровольцы были со ВСЕЙ Европы. СССР называл войну Белофинской, как с Польшей война Белополяками.

Отправлено спустя 2 минуты :
Кадук:
24 авг 2017, 12:17
О каком союзничестве СССР и Германии может вообще идти речь исходя из данного факта?
Союз с Германией возможно был СТРАННЫМ, но БЫЛ.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Кадук
Сообщений в теме: 74
Всего сообщений: 3582
Зарегистрирован: 04.03.2017
Образование: школьник
 Re: 22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Сообщение Кадук » 24 авг 2017, 18:22

Gosha:
24 авг 2017, 18:12
Не только Германия - Швеция, Великобритания - добровольцы были со ВСЕЙ Европы. СССР называл войну Белофинской, как с Польшей война Белополяками.
Вы не о том говорите.В этой войне участвовали на стороне финнов и русские эмигранты.
Что из этого следует?
Да собственно ничего.
Разговор ведь начался с того,что Вы утверждали,что СССР с Германией были союзниками до 22.06.1941.
Так как это можно понимать с точки зрения того,что Германия тайно помогала противнику своего союзника?
Главное у человека не деньги, а натурально ХВорма, вчЁнасть.

Автор темы
Антон
Сообщений в теме: 45
Всего сообщений: 2829
Зарегистрирован: 04.08.2016
Образование: высшее гуманитарное
 Re: 22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Сообщение Антон » 24 авг 2017, 18:24

Gosha:
24 авг 2017, 18:12
Союз с Германией возможно был СТРАННЫМ, но БЫЛ.
:ROFL:

Аватара пользователя
Gosha
Сообщений в теме: 17
Всего сообщений: 14821
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: 22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Сообщение Gosha » 24 авг 2017, 18:30

Германо-советское торговое соглашение 19 августа 1939 года (иначе кредитное, торгово-кредитное соглашение) — экономическое соглашение между Советским Союзом и Нацистской Германией подписанное 19 августа 1939 года в Берлине. Предложенное немецкой стороной, как первый шаг в произошедшем улучшении советско-германских отношений, его заключение стало предварительным условием советской стороны в ходе переговоров летом 1939 года, приведших впоследствии к подписанию договора о ненападении между СССР и Германией (Пакта Молотова — Риббентропа).
Предложение о предоставлении нового кредита в 200 млн марок было сделано германской стороной 24 января 1938 года В дальнейшем переговоры шли трудно, неоднократно прерывались и той и другой стороной, основными противоречиями были: процентная ставка, номенклатура и объёмы поставок товаров в счет оплаты кредита. Весной-летом 1939 года чиновники германского МИДа неоднократно поднимали вопрос об их возобновлении. Наконец, 22 июля ТАСС опубликовало сообщение о возобновлении в Берлине торгово-кредитных переговоров. С этого момента ход переговоров значительно ускорился.

24 июля советник восточноевропейской референтуры Отдела экономической политики германского МИДа Карл Шнурре в беседе с советским временным поверенным в делах Г. А. Астаховым, после обсуждения текущих экономических вопросов, изложил план улучшения германо-советских политических отношений (предварительно оговорив эту часть беседы, как неофициальный обмен мнениями). Немецкий план включал:
1) заключение торгово-кредитного договора;
2) нормализацию отношений в области прессы и культурных отношений, установление атмосферы взаимного уважения;
3) политическое сближение.

При этом Шнурре заметил, что неоднократные попытки германской стороны поднять эту тему были проигнорированы советской стороной. 26 июля Шнурре продолжил развивать эту тему, пригласив по указанию Риббентропа Астахова и заместителя торгпреда Е. И. Бабарина в ресторан. Третий пункт плана был несколько конкретизирован немецкой стороной: «или возвращение к тому, что было раньше <договор о нейтралитете 1926 года>, или же новое соглашение, которое примет во внимание жизненные политические интересы обеих сторон».

Приближение сроков установленных Гитлером для начала операции «Вайс» и необходимость обеспечения невмешательства СССР в польские планы Германии заставляли немецкую сторону оказывать на советскую сторону давление по скорейшему переходу сразу к третьему шагу. 17 августа 1939 года советское руководство высказало свою заинтересованность в двухэтапном подходе к улучшению советско-германских отношений — 1-й и обязательный шаг — подписание торгового договора и 2-м шагом через определённый временной период должно стать пролонгация Договора 1926 года или подписание нового договора о ненападении — по желанию Германии. 19 августа 1939 года торговый договор был подписан. Официальное сообщение ТАСС по этому поводу выглядело как: ТАСС. 19-го августа после длительных переговоров, закончившихся успешно, в Берлине подписано Торгово-Кредитное Соглашение между СССР и Германией.
Соглашение подписано со стороны СССР — Зам. Торгпреда Е. И. Бабариным, а с германской стороны — г. Шнурре.
Торгово-Кредитное Соглашение предусматривает предоставление Германией СССР кредита в размере 200 миллионов германских марок, сроком на семь лет из 5 % для закупки германских товаров в течение двух лет со дня подписания Соглашения.
Соглашение предусматривает также поставку товаров со стороны СССР Германии в тот же срок, то есть в течение двух лет на сумму в 180 миллионов германских марок. — Газета «Правда» 21 августа, 1939.

В своей речи 31 августа Молотов так охарактеризовал новое соглашение: «Это было не первое торгово-кредитное соглашение с Германией при существующем правительстве. Но это соглашение отличается в лучшую сторону не только от соглашения 1935 года, но и от всех предыдущих, не говоря уже о том, что у нас не было ни одного столь же выгодного экономического соглашения с Англией, Францией или какой-либо другой страной».

1. Согласно соглашению Германия предоставляла Советскому Союзу товарный кредит на сумму 200 миллионов рейхсмарок. Финансирование осуществлялось немецким «Голддисконтбанком» (Golddiskontbank). Ссуда на 100 %, гарантировалась правительством Германии и подразумевала процентную ставку в размере 5 %, а секретный договор предполагал снижение ставки до 4,5 % — 0,5 % шло на специальный счёт СССР в Берлине.
2. Кредит должен был использоваться для финансирования Советских заказов в Германии по поставкам станков, оборудования, различных товаров, вооружения. Причём последнее должно было поставляться в меньших объёмах нежели прочие позиции поставок.
3. Кредит погашался СССР путём поставки сырья, количество и объём которого должны быть согласованы посредством заключения дополнительно договора между двумя Правительствами. Годовые проценты по суммам за поставки советских товаров должны аккумулироваться на специальном счёту СССР в Берлине. Сроки полного погашения по этому кредиту относились к началу 1946 года.

Несмотря на значительный объём уже имеющихся соглашений 6 сентября 1939 года, статс-секретарь министерства иностранных дел Германии Э. фон Вайцзеккер обратился к только что прибывшему в Берлин новому советскому полпреду A.A. Шкварцеву с предложением о ещё большем расширении торговых отношений между СССР и Германией. Одновременно с подписанием советско-германского договора о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года по германской инициативе состоялся обмен письмами о развитии экономических отношений и товарооборота между двумя странами. Конкретные переговоры начались в Москве 8 октября. С немецкой стороны переговоры вел «особо уполномоченный германского правительства» К. Риттер, который занимался в министерстве иностранных дел Германии экономическими проблемами войны. В переговорах участвовал также К. Шнурре, возглавлявший прибывшую в Москву вместе с Риттером германскую экономическую делегацию в составе более 30 человек. Был подготовен план закупок в СССР в течение года на 1300 млн германских марок.

Также они планировали добиться увеличения транзита товаров закупленных в других странах для Германии и участия в подобных закупках самой СССР. Риттер проявил заинтересованность в получении из СССР по возможности больше товаров, желательно примерно на 1 млрд германских марок. Микоян в ответ заявил, однако, что СССР будет исходить из максимального объёма поставок в прошлые годы, то есть 470 млн германских марок.
20 октября Микоян сообщил Риттеру, что советское правительство намерено послать в Германию специальную комиссию для ознакомления на месте с возможностями размещения советских заказов. Соглашение о поставках, предусмотренное Договором от 19 августа может быть подписано, подчеркнул он, только после решения основных вопросов, связанных с этими заказами . Покупать без разбора все, что предлагали немцы, советское правительство не собиралось. Оно намеревалось брать только самые нужные и высококачественные изделия.

На 22 октября после напряженных переговоров было намечено возвращение Риттера в Берлин. Накануне Микоян заявил ему, что поставки товаров из СССР смогут начаться только тогда, «когда немецкая сторона удовлетворит… требования советской стороны». Риттер предложил подписать соглашение, не дожидаясь окончания работы комиссии по размещению советских заказов. Он имел инструкции ускорить начало советских поставок, затягивая немецкие. Но Микоян не согласился на это. 2 ноября покинул Москву также и Шнурре. Таким образом, первый этап переговоров к конкретным результатам не привел. С 26 октября в Германии находилась советская делегация для выяснения возможностей размещения заказов на германских предприятиях в составе 48 человек. Возглавлял делегацию нарком судостроения И. Ф. Тевосян, его заместителем был генерал Г. К. Савченко, занимавшийся заказами на военную технику. Члены её посетили многие германские предприятия, ознакомились с интересовавшим СССР заводским оборудованием, производственными процессами, технологией. Особое внимание уделялось ознакомлению с новинками немецкой военной техники, размещению на эти новинки заказов для всех родов войск. Современные сложные станки заказывались также прежде всего для производства военных материалов.

Риттер в беседе с Тевосяном в Берлине 27 октября снова предложил по возможности скорее заключить соглашение, а уже затем уточнить германские поставки. Но советские представители отклонили это предложение. Тевосян заявил в беседе с Риттером: «Нашей задачей является получить от Германии новейшие усовершенствованные образцы вооружения и оборудования. Старые типы вооружений покупать не будем. Германское правительство должно показать нам все новое, что есть в области вооружения, и пока мы не убедимся в этом, мы не сможем дать согласие на эти поставки. Для этого требуется время на поездки на заводы, военные корабли и воинские части» «Нескромность» в требованиях и желаниям советской делегации отмечалась руководителями всех родов войск нацистской Германии — Герингом (ВВС), Кейтелем (Сухопутные силы) и Редером (ВМС).

Советская делегация во главе с Тевосяном через несколько недель работы пришла к заключению, что итоги неудовлетворительны, так как, по их мнению, самую новую военную технику немцы не показали. Это тормозило подписание торгового соглашения. В результате твердой и настойчивой позиции советских представителей немцы пошли на уступку. Советским представителям удалось добиться того, что им стали показывать новую технику более полно. Наиболее сложные вопросы решались Гитлером и Герингом. Был составлен и передан немецкой стороне предварительный список возможных заказов на германскую военную технику. Однако было получено согласие на поставку лишь менее половины перечисленных наименований. Кроме того, немцы запросили заведомо завышенные цены. Микоян в беседе с германским послом в СССР Ф. Шуленбургом 15 декабря констатировал, что немцы хотят драть с русских «три шкуры», но такие попытки безуспешны.

Риттер 19 декабря, снова прибыв в Москву, продолжил переговоры с Микояном. Нарком сказал, что советская сторона готова поставлять «высококачественные товары и хотела бы получить за них эквивалентные товары, и в первую очередь — предметы вооружения». Если германская сторона готова поставить интересующие советскую сторону военные материалы, то будет нетрудно решить все вопросы. В ином случае, «он не знает, как кончатся переговоры».

22 декабря наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова посетил посол Шуленбург, который заметил, что в ходе торговых переговоров имеются «большие разногласия», в частности по вопросу о советских военных заказах — «программа военных заказов, сказал он, слишком велика». Германия, находясь в войне, не в состоянии выполнить часть заказов. Ответив, что СССР может пойти на сокращение программы военных заказов, Молотов вместе с тем заявил, что германские представители «заламывали» такие цены, что это является «худшей формой отказа».

По просьбе Шуленбурга на следующий день Риттера принимали вместе Молотов и Микоян. Нарком внешней торговли констатировал в ходе беседы, что немецкие подсчёты о стоимости намеченных советских военных заказов несостоятельны. В беседе с Риттером 25 декабря Микоян, возвращаясь к вопросу о ценах, снова отметил, что заказ на самолеты по мировым ценам стоит только 19,4 млн германских марок, а немцы запрашивают 300 млн, то есть в 15 раз больше. На другие заказы цены завышены в два, в три, в четыре раза. Нарком внешней торговли передал Риттеру программу советских закупок в Германии, составленную с учетом результатов работы делегации Тевосяна.

Одна из наиболее сложных проблем в ходе переговоров заключалась в том, на сколько месяцев германские поставки заводского оборудования и военной техники будут отставать по своему объёму от советских поставок сырья и продовольствия. Этому вопросу были посвящены многие дни переговоров. Он был урегулирован лишь после того, как к ведению переговоров подключился И. В. Сталин. Он согласился на сокращение количества поставляемой военной техники, с тем чтобы были сокращены и сроки поставок и они могли быть осуществлены в основном в течение года. Сталин выразил согласие, что советские поставки начнутся раньше немецких, но решительно настаивал на том, что по истечении полугода баланс стоимости поставок должен быть выравнен. «Сколько Германия даст, столько и получит», — заявил он в ходе переговоров с Риттером и Шуленбургом в новогоднюю ночь.

В Берлине отмечалось, что в связи с началом советско-финляндского конфликта позиция СССР в переговорах несколько смягчилась. В то же время считалось, что СССР не принимает германских предложений, так как не желает осложнения отношений с Англией. 8 января 1940 года Гитлер дал указания пойти на уступки, чтобы обеспечить скорейшее заключение соглашения

5 февраля 1940 года в Москве было получено письмо министра иностранных дел Германии И. Риббентропа, в котором содержались заверения в готовности Германии поставлять военные материалы, а также предоставить «технический опыт в военной области» . Эти официальные заверения германского правительства способствовали преодолению тупика в переговорах. Три дня спустя, 8 февраля, Сталин внес конкретные предложения об основах соглашения, с которыми Риттер счел необходимым согласиться.

11 февраля 1940 года в Москве состоялось подписание хозяйственного соглашения между СССР и Германией. В нём предусматривалось, что Советский Союз поставит Германии товары на сумму в 420—430 млн германских марок за 12 месяцев, то есть до 11 февраля 1941 года. Германия же была обязана поставить СССР военные материалы и промышленное оборудование на ту же сумму за 15 месяцев, то есть до 11 мая 1941 года. На 11 августа 1940 года (через полгода с момента подписания соглашения), а также на 11 февраля 1941 года (через год) немецкие поставки должны были отставать от советских не более, чем на 20 %. Иначе СССР имел право «временно приостановить свои поставки».

В соглашении предусматривалось, что СССР будет поставлять в Германию
1 000 000 тонн фуражного зерна и бобовых, на сумму 120 миллионов рейхсмарок
900 000 тонн нефти на сумму около 115 миллионов рейхсмарок
100 000 тонн хлопка на сумму около 90 миллионов рейхсмарок
500 000 тонн фосфатов
100 000 тонн хромитовых руд
500 000 тонн железной руды
300 000 тонн чугунного лома и чугуна в чушках
2 400 кг платины

Для обеспечения выполнения своих заказов СССР обязался поставить Германии в течение следующих 18 месяцев 11 000 тонн меди, 3000 тонн никеля, 950 тонн цинка, 500 тонн молибдена, 500 тонн вольфрама, 40 тонн кобальта. Кроме того СССР предоставлял скидку Германии на транзит её товаров по Транссибирской магистрали.

СССР, в обмен, получал недостроенный тяжелый крейсер «Лютцов» и оборудование, необходимое для завершения его постройки; образцы корабельной артиллерии, мин, торпед, перископов; образцы последних моделей самолётов; образцы артиллерии, танков, средств связи. Также образцы более 300 видов станков и машин: экскаваторов, буровых установок, электромоторов, компрессоров, насосов, паровых турбин, нефтяного оборудования и т.д

В первые месяцы после подписания хозяйственного соглашения торговый оборот между двумя странами рос медленно. 8 марта 1940 года в Германию в очередной раз прибыла советская закупочная комиссия во главе с Тевосяном в составе около 60 человек. К этому времени в результате изучения возможностей размещения в Германии заказов на нужные СССР изделия была уточнена программа заказов. Они стали формироваться быстрее. При этом советские представители добивались установления приемлемых цен (на среднем мировом уровне) и минимальных сроков их изготовления.

Но уже в апреле СССР пришлось использовать своё право «временно приостановить свои поставки» по причине низкого «энтузиазма» в поставках с немецкой стороны — поставки остро востребованных нефти и зерна были прекращены. В результате поставка немецких товаров активизировалась — С 25 апреля по 15 мая Германия поставила: 2 самолета «Дорнье-215», 5 самолетов «Мессершмитт-109Е», 5 самолетов «Мессершмитт-110», 2 самолета «Юнкерс-88», 3 самолета «Хейнкель-100», 3 самолета «Бюккер-131» и 3 самолета «Бюккер-133». 5 июня было получено ещё 2 самолета «Хейнкель-100» — уже в конце мая в Ленинград пришёл «Лютцов».

За первые шесть месяцев (по август 1940) действия соглашения СССР осуществил только 28 % предусмотренных на год поставок — из Германии было направлено оборудования 84,2 млн рейхсмарок, а СССР направил сырья на 119,1 млн рейхсмарок. Поставки из СССР составляли всего 6,9 % общего импорта Германии за эти месяцы.

В августе 1940 года была проведена проверка хода выполнения соглашения, оказалось, что германские поставки все же серьёзно отставали от советских. Для изменения положения СССР отказался от некоторых заказов с длительными сроками поставок. Шнурре в записке от 28 сентября отмечал, что русские хотят ограничиться только теми заказами, поставки по которым могут быть осуществлены в течение 8-10 месяцев.

12 сентября 1940 года Микоян предупредил Шнурре, что ввиду отставания германских поставок советская сторона вынуждена будет сократить или временно приостановить экспорт в Германию. По сравнению с третьим кварталом в четвёртом квартале 1940 года экспорт в Германию был уменьшен в два раза, а в начале 1941 года сокращен ещё больше. Несмотря на это с августа по декабрь 1940 года из СССР в Германию было экспортировано сырья на 259,6 млн рейхсмарок, а СССР получил товаров только на 121,6 млн рейхсмарок.

Молотов и Микоян в переговорах с Шуленбургом, Риттером и Шнурре настойчиво добивались увеличения германских поставок. Этот вопрос был в центре внимания также 13 ноября 1940 года в Берлине в беседе Молотова с Герингом. Геринг ссылался на то, что Германия находится в состоянии войны, поэтому имеются трудности с поставкой военной техники, а советская сторона желает получать прежде всего именно её. Задержка в поставках связана и с тем, сказал он, что советские заказы — это высококачественные и сложные изделия. Кроме того, они сосредоточены в одной, то есть военной, области. Заказы было бы легче выполнить, если бы они шире распределялись и по другим отраслям экономики. Затрудняется дело и тем, что русские иногда не имеют четкого представления о том, что именно заказывать, меняют свои заказы. Но Геринг заверил, что все возможное будет сделано и отставание в поставках будет ликвидировано

Принятые советским правительством меры по выравниванию объёма взаимных поставок дали свои результаты. В декабре 1940 года, а также в январе 1941 года германский экспорт в СССР превысил советский экспорт в Германию.

За 1940 год Германия получила из Советского Союза 657 тыс. тонн нефтепродуктов, то есть 4,6 % её общих годовых запасов. В СССР в 1940 году было добыто 31,1 млн тонн нефти, то есть экспорт нефтепродуктов в Германию составлял 2,1 % от общей добычи нефти в стране. Зерна было выращено в СССР в 1940 году 95,6 млн т, а экспортировано в Германию менее 1 млн тонн, то есть около 1 %. Основную часть этого экспорта составлял ячмень (732 тыс. тонн) и овес (143 тыс. тонн), пшеница — всего 5 тыс. тонн. В импорте Германии СССР занимал пятое место (после Италии, Дании, Румынии и Голландии).
10 января 1941 года было подписано соглашение о взаимных торговых поставках до августа 1942 года. В тот же день были заключены также договор о советско-германской границе от реки Игорки до Балтийского моря; соглашение о переселении из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР немцев в Германию; соглашение об урегулировании взаимных имущественных претензий, связанных с этим переселением

По новому торговому соглашению предусматривалось, что СССР будет поставлять Германии не только кормовое зерно, как по прежнему соглашению, но и пшеницу (в 1940 году в СССР был собран хороший урожай пшеницы). Остальная номенклатура товаров оставалась, в основном, прежней. Германия по новому соглашению, была обязана поставлять СССР прежде всего образцы военной техники и промышленное оборудование. Но если советские поставки в Германию по новому соглашению должны были начаться с 11 февраля, то германские по-прежнему с некоторой задержкой — с 11 мая 1941 года.

За первое полугодие 1941 года в СССР была отправлена примерно половина всех Германских поставок, осуществлявшихся с сентября 1939 по июнь 1941 года. Однако осуществление ответных поставок под угрозой их прекращения при нарушении оговорённого объёма, напрягало немецкую экономику и становилось для неё всё более затруднительным.

С января 1941 года до начала агрессии Германии и её сателлитов против СССР, в СССР было экспортировано немецких товаров и вооружения на 220,9 млн рейхсмарок, а СССР направил сырья на 206,1 млн рейхсмарок.

Последний эшелон с советским зерном прошёл по мосту через Западный Буг на Тересполь за 1 час 15 минут до нападения Германии
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Автор темы
Антон
Сообщений в теме: 45
Всего сообщений: 2829
Зарегистрирован: 04.08.2016
Образование: высшее гуманитарное
 Re: 22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Сообщение Антон » 24 авг 2017, 18:46

Gosha:
24 авг 2017, 18:30
Германо-советское торговое соглашение 19 августа 1939 года
Gosha:
24 авг 2017, 18:30
Последний эшелон с советским зерном прошёл по мосту через Западный Буг на Тересполь за 1 час 15 минут до нападения Германии
Прежде чем подписать Договор о ненападении с Германией, Сталин обусловил согласие СССР на это необходимостью упреждающего, подписания германо-советского договора о торгово-экономическом сотрудничестве. При этом однозначно потребовал по этому договору предоставления Советскому Союзу кредита в размере 200 млн марок. Причем кредита именно несвязанного, чтобы советские торговые представители могли закупать все, что им было нужно, что они и сделали, закупив массу новейшего промышленного оборудования двойного назначения, образцы новейших вооружений и боевой техники вермахта и т.д. и т.п. Кроме того, обусловил оплату по этому договору именно так, что СССР поставлял в Германию главным образом отходы в самом прямом смысле слова: пух, перья, рыбий пузырь, жмыхи и железную руду из отвалов, потому как поставки, например, руды с 38 %-ным содержанием железа по-другому назвать нельзя! С таким содержанием железа руду в черной металлургии не используют, ибо сначала ее надо еще и обогатить, хотя бы до 50 %! Чуть позже гитлеровцы все же спохватились. Однако Сталин невозмутимо ткнул им текст договора, где никак не оговаривалось содержание железа в поставляемой руде, а затем столь же невозмутимо объяснил, что у СССР якобы нет возможности поставлять обогащенную руду, так как он якобы не имеет обогатительных предприятий! Тевтоны убрались восвояси, что называется, не солоно хлебавши. Сталин был Сталиным.

Сугубо дипломатическими методами Сталину удалось в очередной раз «обескровить» германскую экономику на 200 млн марок, за счет которых была проведена коренная модернизация советской (тяжелой) промышленности, особенно оборонной, а также тщательно изучены новейшие методы промышленного производства Германии, новейшие образцы ее вооружений и боевой техники

В соглашении о кредите говорилось следующее: «…исключительно поставки для инвестиционных целей, т.е. преимущественно: устройство фабрик и заводов, установки, оборудование, машины и станки всякого рода, аппаратостроение, оборудование для нефтяной промышленности, оборудование для химической промышленности, изделия электротехнической промышленности, суда, средства передвижения и транспорта, измерительных приборов оборудованных лабораторий… Сюда относятся также обычные запасные части для этих поставок. Далее сюда включаются договоры о технической помощи и о пуске в ход установок поскольку эти договоры заключены в связи с заказами, выдаваемыми на основании настоящего соглашения…».

Советское торгпредство бесконтрольно производило заказы. Предоставивший кредит «Die Deutsche Golddiskont - bank» не имел права (это было прямо оговорено в тексте соглашения) требовать от германских фирм-поставщиков никакой ответственности за этот кредит, то есть при общей инвестиционной направленности он не был «связанным» — германское правительство не могло нам «впарить» что-то по своему усмотрению. И вот как в итоге выглядел «список отдельных видов оборудования, подлежащих поставке германскими фирмами»: «Токарные станки для обточки колесных полускатов. Специальные машины для железных дорог. Тяжелые карусельные станки диаметром от 2500мм. Токарные станки с высотою центров 455мм и выше, строгальные станки шириной строгания в 2000мм и выше, кромкострогальные станки, расточные станки с диаметром сверления свыше 100мм, шлифовальные станки весом свыше 10 тыс. кг, расточные станки с диаметром шпинделя от 155мм, токарно-лобовые станки с диаметром планшайбы от 1500мм, протяжные станки весом от 5000кг, долбежные станки с ходом от 300мм, станки глубокого сверления с диаметром сверления свыше 100мм, большие радиально-сверлильные станки с диаметром шпинделя свыше 80мм. Прутковые автоматы с диаметром прутка свыше 60мм. Полуавтоматы. Многорезцовые станки. Многошпиндельные автоматы с диаметром прутка свыше 60мм. Зуборезные станки для шестерен диаметром свыше 1500 мм. Большие гидравлические прессы, фрикционные прессы, кривошипные прессы, разрывные машины, окантовочные прессы, ковочные молоты свыше 5т. Машинное оборудование: вальцы, ножницы, гибочные машины, машины для плетения проволоки, отрезные станки и др.».

Что следует добавить к этому списку: в подавляющем числе закупаемых товаров стоимость собственно сырья (железа, меди, алюминия и т.д.) — мизерна. Основная стоимость — это труд инженеров, техников и рабочих, причем очень высококвалифицированных. Подавляющее число товаров несерийное и делалось исключительно на заказ… В СССР в то время отсутствовали возможности его изготовления».

Что касается военных заказов, то их номенклатура не менее впечатляющая: продукция морского судостроения (проще говоря, боевые корабли), материалы для судостроения, морская артиллерия, минно-торпедное вооружение, гидроакустическая аппаратура, гидрографическое вооружение, авиация (было закуплено несколько десятков самолетов различных типов), полевая артиллерия, оборудование лабораторий, радиосвязь, химическое имущество, инженерное вооружение, элементы выстрела, автотанковое вооружение, разное оборудование и т.д.

Погашение кредита предусматривалось… отходами. По торговому договору Советский Союз должен был в течение 2 лет поставить в Германию, в частности, следующее (в млн марок): «кормовых хлебов (22,00); жмыхов (8,40); льняного масла (0,60); леса (74,00); платины (2,00); марганцевой руды (3,80); бензина (2,10); газойля (2,10); смазочных масел (5,30); бензола (1,00); парафина (0,65); пакли (3,75); турбоотходов (1,25); хлопка-сырца (12,30); хлопковых отходов(2,50); тряпья для прядения (0,70); льна (1,35); конского волоса (1,70); обработанного конского волоса (0,30); пиролюзита (1,50); фосфатов (половина в концентратах) (13,00); асбеста (1,00); химических и фармацевтических продуктов и лекарственных трав (1,60); смол (0,70); рыбьего пузыря (Hausenblasen) (0,12); пуха и пера (2,48); щетины (3,60); сырой пушнины (5,60); шкур для пушномеховых изделий (3,10); мехов (0,90); тополевого и осинового дерева для производства спичек (1,50). Итого на 180 млн марок.

Что бросается в глаза сразу — СССР поставлял сырье в издевательски первоначальном его виде. Исключая нефтепродукты и масла, ничто не прошло даже первого передела.

http://www.e-reading.club/chapter.php/1 ... oiina.html

Аватара пользователя
Gosha
Сообщений в теме: 17
Всего сообщений: 14821
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
 Re: 22 июня 1941 г. Мифы и реальность

Сообщение Gosha » 24 авг 2017, 19:00

Антон:
24 авг 2017, 18:46
Прежде чем подписать Договор о ненападении с Германией, Сталин обусловил согласие СССР на это необходимостью упреждающего, подписания германо-советского договора о торгово-экономическом сотрудничестве.
Антон:
24 авг 2017, 18:46
Погашение кредита предусматривалось… отходами. По торговому договору Советский Союз должен был в течение 2 лет поставить в Германию, в частности, следующее (в млн марок): «кормовых хлебов (22,00); жмыхов (8,40); льняного масла (0,60); леса (74,00); платины (2,00); марганцевой руды (3,80); бензина (2,10); газойля (2,10); смазочных масел (5,30); бензола (1,00); парафина (0,65); пакли (3,75); турбоотходов (1,25); хлопка-сырца (12,30); хлопковых отходов(2,50); тряпья для прядения (0,70); льна (1,35); конского волоса (1,70); обработанного конского волоса (0,30); пиролюзита (1,50); фосфатов (половина в концентратах) (13,00); асбеста (1,00); химических и фармацевтических продуктов и лекарственных трав (1,60); смол (0,70); рыбьего пузыря (Hausenblasen) (0,12); пуха и пера (2,48); щетины (3,60); сырой пушнины (5,60); шкур для пушномеховых изделий (3,10); мехов (0,90); тополевого и осинового дерева для производства спичек (1,50). Итого на 180 млн марок.
Все перечисленное является Стратегическим сырьем для военного производства, так что не только вроде бы нейтральная Швеция, но и СССР участвовал в РАЗГРОМЕ БУДУЩИХ СВОИХ СОЮЗНИКОВ в 1940 году.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Советская Россия, СССР»