Вторая мировая войнаНемцы в бою

1939 — 1945
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 7447
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
Поблагодарили: 224 раза
Немцы в бою

Сообщение Gosha » 29 янв 2018, 16:04

«С патриотической точки зрения невозможно объяснить неудачи первых двух лет войны для РККА. Если постоянно говорить о лучшей индивидуальной подготовке бойцов Красной Армии, то будет не ясно почему личное оружие красноармейцев в огромном количестве было брошено на поле боя. Основной бич РККА на протяжении всей Великой Отечественной войны было снабжение от элементарного пайка, боепитания, до горючего. Следующий два недостатка – это конечно управление войсками и ремонтная база ведь от первого зависит вообще все в любой армии: дислокация, снабжение, обеспечение, эвакуация, пополнение из резерва и конечно второе, если порядок так порядок будет во всем и даже ремонт и замена обмундирования и обуви».

Изображение
Воспоминания немецкого солдата Гельмута Клауссмана, ефрейтора 111-ой пехотной дивизии.

Боевой путь

Я начал служить в июне 41-го года. Но я тогда был не совсем военным. Мы назывались вспомогательной частью и до ноября я, будучи шофёром, ездил в треугольнике Вязьма – Гжатск — Орша. В нашем подразделении были немцы и русские перебежчики. Они работали грузчиками. Мы возили боеприпасы, продовольствие.

Вообще перебежчики были с обоих сторон, и на протяжении всей войны. К нам перебегали русские солдаты и после Курска. И наши солдаты к русским перебегали. Помню, под Таганрогом два солдата стояли в карауле, и ушли к русским, а через несколько дней, мы услышали их обращение по радиоустановке с призывом сдаваться. Я думаю, что обычно перебежчики это были солдаты, которые просто хотели остаться в живых. Перебегали обычно перед большими боями, когда риск погибнуть в атаке пересиливал чувство страха перед противником. Мало кто перебегал по убеждениям и к нам и от нас. Это была такая попытка выжить в этой огромной бойне. Надеялись, что после допросов и проверок тебя отправят куда-нибудь в тыл, подальше от фронта. А там уж жизнь как-нибудь образуется.

Потом меня отправили в учебный гарнизон под Магдебург в унтер-офицерскую школу и после неё и весной 42-го года я попал служить в 111-ю пехотную дивизию под Таганрог. Я был небольшим командиром. Но большой военной карьеры не сделал. В русской армии моему званию соответствовало звание сержанта. Мы сдерживали наступление на Ростов. Потом нас перекинули на Северный Кавказ, потом я был ранен и после ранения на самолёте меня перебросили в Севастополь. И там нашу дивизию практически полностью уничтожили. В 43-м году под Таганрогом я получил ранение. Меня отправили лечиться в Германию, и через пять месяцев я вернулся обратно в свою роту. В немецкой армии была традиция — раненых возвращать в своё подразделение и почти до самого конца войны это было так. Всю войну я отвоевал в одной дивизии. Я думаю, это был один из главных секретов стойкости немецких частей. Мы в роте жили как одна семья. Все были на виду друг у друга, все хорошо друг друга знали и могли доверять друг другу, надеяться друг на друга.

Раз в год солдату полагался отпуск, но после осени 43-го года всё это стало фикцией. И покинуть своё подразделение можно было только по ранению или в гробу.

Убитых хоронили по-разному. Если было время и возможность, то каждому полагалась отдельная могила и простой гроб. Но если бои были тяжёлыми, и мы отступали, то закапывали убитых кое-как. В обычных воронках из под снарядов, завернув в плащ-накидки, или брезент. В такой яме за один раз хоронили столько человек, сколько погибло в этом бою и могло в неё поместиться. Ну, а если бежали – то вообще было не до убитых.

Наша дивизия входила в 29 армейский корпус и вместе с 16-ой (кажется!) моторизованной дивизией составляла армейскую группу «Рекнаге». Все мы входили в состав группы армий «Южная Украина».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 7447
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
Поблагодарили: 224 раза
Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha » 30 янв 2018, 18:12

Как мы видели причины войны. Немецкая пропаганда

Изображение
Гельмут Клауссман

В начале войны главным тезисом пропаганды, в которую мы верили, был тезис о том, что Россия готовилась нарушить договор и напасть на Германию первой. Но мы просто оказались быстрее. В это многие тогда верили и гордились, что опередили Сталина. Были специальные газеты фронтовые, в которых очень много об этом писали. Мы читали их, слушали офицеров и верили в это.

Но потом, когда мы оказались в глубине России и увидели, что военной победы нет, и что мы увязли в этой войне, то возникло разочарование. К тому же мы уже много знали о Красной армии, было очень много пленных, и мы знали, что русские сами боялись нашего нападения и не хотели давать повод для войны. Тогда пропаганда стала говорить, что теперь мы уже не можем отступить, иначе русские на наших плечах ворвутся в Рейх. И мы должны сражаться здесь, чтобы обеспечить условия для достойной Германии мира. Многие ждали, что летом 42-го Сталин и Гитлер заключат мир. Это было наивно, но мы в это верили. Верили, что Сталин помирится с Гитлером, и они вместе начнут воевать против Англии и США. Это было наивно, но солдатом хотелось верить.

Каких-то жёстких требований по пропаганде не было. Никто не заставлял читать книги и брошюры. Я так до сих пор и не прочитал «Майн камф». Но следили за моральным состоянием строго. Не разрешалось вести «пораженческих разговоров» и писать «пораженческих писем». За этим следил специальный «офицер по пропаганде». Они появились в войсках сразу после Сталинграда. Мы между собой шутили и называли их «комиссарами». Но с каждым месяцем всё становилось жёстче. Однажды в нашей дивизии расстреляли солдата, который написал домой «пораженческое письмо», в котором ругал Гитлера. А уже после войны я узнал, что за годы войны, за такие письма было расстреляно несколько тысяч солдат и офицеров! Одного нашего офицера разжаловали в рядовые за «пораженческие разговоры». Особенно боялись членов НСДАП. Их считали стукачами, потому, что они были очень фанатично настроены и всегда могли подать на тебя рапорт по команде. Их было не очень много, но им почти всегда не доверяли.

Отношение к местному населению, к русским, белорусам было сдержанное и недоверчивое, но без ненависти. Нам говорили, что мы должны разгромить Сталина, что наш враг — это большевизм. Но, в общем, отношение к местному населению было правильно назвать «колониальным». Мы на них смотрели в 41-ом как на будущую рабочую силу, как на территории, которые станут нашими колониями.

К украинцам относились лучше. Потому, что украинцы встретили нас очень радушно. Почти как освободителей. Украинские девушки легко заводили романы с немцами. В Белоруссии и России это было редкостью.

На обычном человеческом уровне были и контакты. На Северном Кавказе я дружил с азербайджанцами, которые служили у нас вспомогательными добровольцами (хиви). Кроме них в дивизии служили черкесы и грузины. Они часто готовили шашлыки и другие блюда кавказской кухни. Я до сих пор эту кухню очень люблю. С начала их брали мало. Но после Сталинграда их с каждым годом становилось всё больше. И к 44-му году они были отдельным большим вспомогательным подразделением в полку, но командовал ими немецкий офицер. Мы за глаза их звали «Шварце» — чёрные.

Нам объясняли, что относится к ним надо, как боевым товарищам, что это наши помощники. Но определённое недоверие к ним, конечно, сохранялось. Их использовали только как обеспечивающих солдат. Они были вооружены и экипированы хуже.

Иногда я общался и с местными людьми. Ходил к некоторым в гости. Обычно к тем, кто сотрудничал с нами или работал у нас.

Партизан я не видел. Много слышал о них, но там, где я служил их не было. На Смоленщине до ноября 41-го партизан не было, были одни окруженцы.

К концу войны отношение к местному населению стало безразличным. Его словно бы не было. Мы его не замечали. Нам было не до них. Мы приходили, занимали позицию. В лучшем случае командир мог сказать местным жителям, что бы они убирались подальше, потому, что здесь будет бой. Нам было уже не до них. Мы знали, что отступаем. Что всё это уже не наше. Никто о них не думал.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 7447
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
Поблагодарили: 224 раза
Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha » 01 фев 2018, 16:01

Об оружии

Изображение
Пехотный Взвод Вермахта с пулемётом, пехота вооружена винтовкой Маузер - магазин пять патрон, винтовка обычная - айнц-цвай-драй.

Главным оружием роты были пулемёты. Их в роте было 4 штуки. Это было очень мощное и скорострельное оружие. Нас они очень выручали. Основным оружием пехотинца был карабин. Его уважали больше чем автомат. Его называли «невеста солдата». Он был дальнобойным и хорошо пробивал защиту. Автомат был хорош только в ближнем бою. В роте было примерно 15 — 20 автоматов. Мы старались добыть русский автомат ППШ. Его называли «маленький пулемёт». В диске было кажется 72 патрона и при хорошем уходе это было очень грозное оружие. Ещё были гранаты и маленькие миномёты.

Ещё были снайперские винтовки. Но не везде. Мне под Севастополем выдали снайперскую русскую винтовку Симонова. Это было очень точное и мощное оружие. Вообще русское оружие ценилось за простоту и надёжность. Но оно было очень плохо защищено от коррозии и ржавчины. Наше оружие было лучше обработано.

Изображение
Обратите свое внимание дивизия РККА значительно лучше вооружена, чем дивизия Вермахта, здесь еще не учтены самозарядные винтовки СВТ, автоматы ППШ и ППД, которых тоже в умелых руках могли компенсировать незначительный перевес противника в пулеметах. Вывод СССР готовилась к войне, но не готовила РККА к современной манёвренной войне. Обратите внимание на Бронебойные ружья в дивизии Вермахта 81 штука, в дивизии РККА не одного нет!


Справочный материал

На 1 июня 1941 г. танковый парк Красной Армии насчитывал 23.106 танков, из них боеготовых – 18.691 или 80,9%. В пяти приграничных поенных округах (Ленинградском, Прибалтийском, Западном Особом, Киевском Особом и Одесском) имелось 12.782 танка, в том числе боеготовых – 10.540 или 82,5% (ремонта, следовательно, требовали 2.242 танка). Большая часть танков (11.029) входили в состав двадцати механизированных корпусов (остальные – в составе некоторых стрелковых, кавалерийских и отдельных танковых частей). С 31 мая по 22 июня в эти округа поступили 41 KB, 138 Т-34 и 27 Т-40, то есть еще 206 танков, что доводило их общее число до 12.988. В основном это были морально устаревшие легкие танки Т-26 и БТ.
Новых же тяжелых танков KB и средних танков Т-34 было 549 и 1.105, соответственно. В составе танковых и моторизованных дивизий механизированных корпусов Т-34 приняли участие в боях, образно говоря, с первых же часов вторжения гитлеровского вермахта в нашу страну.

По штатам 1940 года две танковые дивизии корпуса должны были иметь по 375, а моторизованная – 275 танков. Из них Т-34 соответственно 210 и 17. Остальными были БТ, Т-26, а в танковой дивизии – еще 63 КВ. Шесть танков у командования корпусом дополняло их общее число до 1.031, из них 437 – Т-34. Не трудно подсчитать, какой процент составляли те 1.105 Т-34 от штатной численности двадцати МК. Он равен 5,4 процента! Но у Вермахта подобных танков вообще не было, обходились без них каким-то образом.

Большинство корпусов не имели положенных им по штату танков. Например, 9-й, 11-й, 13-й, 18-й, 19-й и 24-й МК имели 220-295 танков, а 17-й и 20-й, имевшие соответственно 63 и 94 танка вообще только числились мехкорпусами, а на самом деле ими не были.

Командиры корпусов и дивизий этих, в большинстве своем недавно сформированных или еще формирующихся соединений, в основном пришли из кавалерии или пехотных частей, не имели опыта управления механизированными соединениями. Экипажи еще слабо владели новыми машинами. Старые же, по большей части, требовали ремонта, имели ограниченный моторесурс. Поэтому мехкорпуса в большинстве своем были не очень боеспособными. Оно и понятно. За короткий срок (несколько месяцев) практически было невозможно сформировать такое большое количество мехкорпусов. По этим и по другим причинам в боях первых дней войны наши танковые соединения понесли большие и невосполнимые потери.
Уже в августе, например, 6-й, 11-й, 13-й, 14-й МК, входившие в состав Западного фронта, потеряли около 2.100 танков, то есть 100 процентов имевшихся машин. Многие танки были взорваны своими экипажами, поскольку они не могли двигаться из-за неисправности или отсутствия горючего.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 7447
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
Поблагодарили: 224 раза
Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha » 04 фев 2018, 15:16

КОЛОС НА ГЛИНЯНЫХ НОГАХ

«Советская история сообщает, что СССР не хватило года чтобы завершить перевооружение РККА, но с вооружением Красной Армии как раз все было в порядке. РККА была «до зубов» вооружена и была «самой большой армией в Мира». Далее идут сплошные недостатки Глиняной Красной Армии: громоздкость подразделений, из-за этого плохая управляемость. Гражданская война, подавление крестьянских восстаний, война с басмачеством, локальные войны, все это давало незначительный боевой опыт, так как противники РККА были значительно слабее вооружены, по этой причине даже имея больший боевой опыт не могли оказать достойного сопротивления Красной Армии».


Изображение
Танк СМК - танк вождя должен быть «большим и многобашенным» .
Начиная с 1943 года с переходом немецких войск к позиционной обороне основной формой наступательного боя советских войск стал прорыв. Для его успешного осуществления, особенно при глубоко эшелонированной обороне, включающей сплошные позиции, обязательным являлось сосредоточение мощных средств для уничтожения и подавления огневых точек и живой силы противника, высокий темп наступления, а также смелый инициативный маневр на поле боя. Залогом успеха было привлечение танков непосредственной поддержки пехоты (НПП) на направлениях главных ударов с последовательным повышением плотности танков и САУ на участках прорыва и обеспечением тесного взаимодействия танков со всеми силами и средствами, участвовавшими в бою. Сопровождая пехоту на всю глубину главной полосы обороны, тяжелые танки ИС-85, ИС-122, самоходно-артиллерийские установки ИСУ-122 и ИСУ-152 проделывали проходы в проволочных заграждениях; уничтожали огневые средства и живую силу противника, отражали контратаки пехоты и танков.

В задачу самоходной артиллерии, кроме того, входило разрушение укреплений и борьба с танками и САУ.

Изображение
Танк Т-35 сухопутный дредноут изготовлен был для Германских автобанов.
Для непосредственной поддержки пехоты при прорыве позиционной обороны с начала 1944 года применялись отдельные гвардейские тяжелые танковые полки (ОГв.ТТП), а с декабря 1944 года и отдельные гвардейские тяжелые танковые бригады (ОГв.ТТБр). Немцы так и не смогли создать танковые бригады тяжелых танков. По причине нехватки тяжелых танков. Полки тяжелых танков «Тигр» придавались танковым корпусам, состоящих из средних танков. - С. Строев. Против них и предназначались танки ИС-85 и ИС-122. По штату полк состоял из четырех танковых рот (в каждой по пять машин), роты автоматчиков, роты технического обеспечения, взвода управления, саперного и хозяйственного взводов и полкового медицинского пункта (ПМП). Каждый полк должен был иметь 374 человека личного состава и 21 танк ИС, включая танк командира. При создании этим полкам сразу присваивалось почетное наименование «гвардейский», так как на них возлагалась самая сложная задача – прорыв совместно с пехотой и артиллерией заранее подготовленной обороны противника и созданных им полевых укрепленных районов.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

tamplquest
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 646
Зарегистрирован: 07.09.2017
Образование: среднее
Поблагодарили: 39 раз
Re: Немцы в бою

Сообщение tamplquest » 04 фев 2018, 15:55

То что Вы опубликовали не похоже на мемуары. Слишком общее описание, больше похоже на политобзор. Скорей всего это подделка.
Я как то читал мемуары немецкого танкиста, кажется офицера, он все очень подробно описывал.

Отправлено спустя 8 минут 1 секунду:
Gosha:
30 янв 2018, 18:12
и мы знали, что русские сами боялись нашего нападения и не хотели давать повод для войны
По сведениям, бытовавшим тогда среди германцев(я читал это в мемуарах этого танкиста), Сталин пропагандировал в войсках наступательную доктрину, вел активную подготовку к наступлению, и, вроде, даже стягивал войска к границам. Это должно было означать "не хотели давать повод"?

Вообще, я ничего утверждать не буду, может ошибаюсь, но на мой взгляд, вся логика той истории говорит о том, что Сталина специально вооружали против германии, начиная с индустриализации. Британия и ее саттелиты, либеральные силы, видимо, ждали от германии реванш, начиная еще с 1-й мировой. Я даже не исключаю, что пролетарское государство было созданно именно с этой целью -- как орудие против консервативной революции
Последний раз редактировалось tamplquest 04 фев 2018, 16:16, всего редактировалось 2 раза.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 7447
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
Поблагодарили: 224 раза
Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha » 04 фев 2018, 16:08

tamplquest:
04 фев 2018, 15:55
То что Вы опубликовали не похоже на мемуары. Слишком общее описание, больше похоже на политобзор. Скорей всего это подделка.
Я как то читал мемуары немецкого танкиста, кажется офицера, он все очень подробно описывал.
Изображение
Это Т-II Pz.Kpfw_II 20мм автоматическая пушка и пулемет. РККА 45мм и 76мм.
Уважаемый, а 27 миллионов погибших в Великую Отечественную войну тоже подделка. 6,5 миллионов военнопленных РККА - это тоже подделка. Немецкие танкисты в начале Второй Мировой воевали на ТII и TIII спокойно справлялись со Сталинскими Стальными Чудовищами.

Изображение
Это немецкий ветеран PzKpfw III Ausf M орудие 50мм участник Курской Дуги удобна машина.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 7447
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
Поблагодарили: 224 раза
Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha » 13 фев 2018, 17:09

УНИВЕРСАЛЬНАЯ ТРЁШКА

Изображение
Это немецкий ветеран PzKpfw III Ausf M орудие 50мм участник Курской Дуги удобна машина.

«До лета 1943 года Вермахт подразделял свои танки на легкие, средние и тяжелые по вооружению Поэтому при примерно равной массе и толщине брони Pz. III считался средним, а Pz. IV - тяжелым».


Однако именно танку Pz. III суждено было стать одним из конкретных воплощений военной доктрины фашистской Германии. Не составляя большинства в танковых дивизиях вермахта ни в польском (96 единиц), ни во французском походе (381 единица), к моменту нападения на СССР он производился уже в значительных количествах и являлся основной машиной "панцерваффе". История же его началась одновременно с другими танками. с которыми Германия вошла во вторую мировую войну. В 1934 году служба вооружения сухопутных войск выдала заказ на боевую машину с 37-мм пушкой, которая получила обозначение ZW (Zugfuhrerwagen - ротная командирская машина). Из четырех фирм. участвовавших в конкурсе. только одна - "Даймлер-Бенц" - получила заказ на изготовление опытной партии из 10 машин. В 1936 году эти танки были переданы на войсковые испытания под армейским обозначением PzKpfw III Ausf. А (или Pz. IIIA). Они явно несли на себе печать влияния конструкций У. Кристи - пять опорных катков большого диаметра.

Вторая опытная партия из 12 штук модели В имела уже совершенно другую ходовую часть с 8 маленькими опорными катками, напоминавшую Pz, IV. На следующих 15 экспериментальных танках Ausf С ходовая часть была аналогичной, однако заметно улучшилась подвеска Следует подчеркнуть, что все прочие боевые характеристики на упоминавшихся модификациях в принципе оставались неизменными. Этого не скажешь о танках серии D (50 единиц), лобовая и бортовая броня которых была доведена до 30 мм, при этом масса танка достигла 19,5 т, а удельное давление на грунт возросло с 0,77 до 0,96 кг/см2.

В 1938 году на заводах сразу трех фирм - "Даймлер-Бенц", "Хеншель" и MAN - началось производство первой массовой модификации "тройки" - Ausf. E. 96 танков этой модели получили ходовую часть с шестью обрезиненными опорными катками и торсионной подвеской с гидравлическими амортизаторами. которая в дальнейшем уже не подвергалась существенным изменениям. Боевая масса танка составляла 19.5 т. Экипаж состоял из 5 человек. Такое количество членов экипажа, начиная с PzKpfw III. стало стандартным на всех последующих германских средних и тяжелых танках Таким образом, уже с середины 30-х годов немцы добились функционального разделения обязанностей членов экипажа Противники же их пришли к этому значительно позже - лишь к 1943-1944 годам. PzKpfw III E был вооружен 37-мм пушкой с длиной ствола в 46.5 калибра и тремя пулеметами MG 34 (боекомплект 131 выстрел и 4500 патронов). 12-цилиндровый карбюраторный двигатель "Майбах" HL 120TR мощностью 300 л с. при 3000 об/мин позволял танку развивать максимальную скорость по шоссе 40 км/ч; запас хода при этом составлял 165 км по шоссе и 95 км - при движении по пересеченной местности.

Компоновка танка была традиционной для немцев - с передним расположением трансмиссии, что сокращало длину и увеличивало высоту машины, упрощало конструкцию приводов управления и их обслуживание. Кроме того, создавались предпосылки для увеличения габаритов боевого отделения.


Характерным для корпуса этого танка, как. впрочем, и для всех германских танков того периода, являлась равнопрочность броневых листов на всех основных плоскостях и обилие люков. До лета 1943 года прочности корпуса немцы предпочитали удобство доступа к агрегатам.
Заслуживает положительной оценки трансмиссия, характерным для которой являлось большое количество передач в коробке передач при малом количестве шестерен: на одну передачу - одна шестерня Жесткость коробки, помимо ребер в картере, обеспечивалась "безвальной" системой монтажа шестерен. В целях облегчения управления и повышения средней скорости движения были применены уравнители и сервомеханизмы.

Ширина гусеничных лент - 360 мм - была выбрана, исходя, главным образом, из условий движения по дорогам, при этом существенно ограничивалась проходимость по бездорожью Впрочем, в условиях западноевропейского театра военных действий бездорожье еще нужно было поискать.


Средний танк PzKpfw III был первым по-настоящему боевым танком вермахта. Он разрабатывался в качестве машины для командиров взводов, однако с 1940 до начала 1943 года был основным средним танком немецкой армии. Танки PzKpfw III различных модификаций выпускались с 1936 по 1943 год фирмами "Даймлер-Бенц", "Хеншель", MAN, "Алкетт", "Крупп", FAMO, "Вегманн", MNH и MIAG. Во вторую мировую войну Германия вступила, имея на вооружении помимо легких танков PzKpfw I и PzKpfw II средние танки PzKpfw III версий А, В, С, D и Е (см. главу "Танки межвоенного периода. 1918-1939 гг.", раздел "Германия").
В период с октября 1939 года по июль 1940 года фирмы FAMO, "Даймлер-Бенц", "Хеншель", MAN и "Алкетт" выпустили 435 танков PzKpfw III Ausf. F, которые незначительно отличались от предыдущей модификации Е. На танках появилась броневая защита воздухозаборов тормозной системы и системы управления, люки доступа к механизмам системы управления делались из двух частей, основание башни прикрывала специальная защита, чтобы при попадании снаряда башню не заклинивало. На крыльях устанавливались дополнительные габаритные фонари. Три ходовых фонаря типа "Нотек" размещались на передней части корпуса и левом крыле танка.


PzKpfw III Ausf. F вооружались 37-мм пушкой с так называемой внутренней маской, а 100 машин этой же версии - 50-мм пушкой с внешней маской, В 1942-1943 годах часть танков получила 50-мм пушку KwK 39 L/60, Первые же 10 машин с 50-мм пушкой были построены еще в июне 1940 года.
Производство танков версии G началось в апреле - мае 1940 года, и к февралю 1941 года 600 танков этого типа поступили в танковые части вермахта, Первоначальный заказ составлял 1250 машин, но после захвата Чехословакии, когда немцы поставили в строй много чехословацких танков LT-38, получивших в немецкой армии обозначение PzKpfw 38 (t), заказ сократили до 800 машин.


На PzKpfw III Ausf. G толщина кормовой брони увеличилась до 30 мм. Смотровая щель механика-водителя стала закрываться броневой заслонкой. На крыше башни появился электрический вентилятор в защитном кожухе. Танки должны были вооружаться 37-мм пушкой, но большая часть машин вышла из сборочных цехов с 50-мм пушкой KwK 39 L/42, разработанной фирмой "Крупп" в 1938 году. Одновременно началось перевооружение новой артсистемой ранее выпущенных танков моделей Е и F. Боекомплект новой пушки состоял из 99 выстрелов, для двух пулеметов MG 34 предназначалось 3750 патронов. После перевооружения масса танка возросла до 20,3 т. Изменилось расположение ящиков с запасными частями и инструментами на надгусеничных полках На крыше башни имелось отверстие для пуска сигнальных ракет. К задней стенке башни часто крепился дополнительный ящик для снаряжения. получивший шутливое название "сундук Роммеля".

Танки более позднего выпуска оснащались командирской башенкой нового типа, которая устанавливалась также на PzKpfw IV и была снабжена пятью перископами. Строились также танки в тропическом исполнении. Они обозначались PzKpfw III Ausf. G (trop) и отличались улучшенной системой охлаждения и воздушными фильтрами. Таких машин было выпущено 54 единицы. Танки версии G поступили на вооружение вермахта в ходе французской кампании. В октябре 1940 года фирмы MAN, "Алкетт". "Хеншель", "Вегманн", MNH и MIAG развернули серийное производство танков версии Н. К апрелю 1941 года было построено 310 (по некоторым источникам 408) машин из 759 заказанных в январе 1939 года.
Толщина брони задней стенки башни танков PzKpfw III Ausf. H увеличилась до 50 мм. Аплицированная лобовая броня была усилена дополнительной броневой плитой толщиной 30 мм.


В связи с увеличением массы танка и использованием гусениц шириной 400 мм на поддерживающих и опорных катках пришлось установить специальные направляющие, которые увеличили диаметр катков на 40 мм. Чтобы устранить чрезмерное провисание гусеницы, передний поддерживающий каток, который на танках версии G находился почти рядом с пружинным амортизатором, пришлось сместить вперед.
Среди других усовершенствований следует отметить изменение положения фары на крыле, буксирных крюков, формы входных люков. Ящик с дымовыми шашками конструкторы перенесли под навес задней плиты силового отделения. У основания башни устанавливался угловой профиль, защищавший основание от попадания снаряда.
Вместо коробки передач "Вариорекс" на машинах версии Н устанавливалась коробка передач типа SSG 77 (шесть передач вперед и одна назад) Конструкция башни изменилась таким образом, что члены экипажа, находившиеся в ней, вращались вместе с башней. Командир танка, а также наводчик и заряжающий имели свои люки в боковых стенках и крыше башни.
Боевое крещение танки PzKpfw III Ausf. H получили в ходе операции "Барбаросса". В 1942-1943 годах танки были перевооружены 50-мм пушкой KwK L/60.

Первоначально танки PzKpfw III Ausf. J вооружались 50-мм пушкой KwK 38 L/42, но, начиная с декабря 1941 года, на них начали устанавливать новую 50-мм пушку KwK 39 с длиной ствола в 60 калибров. Всего было построено 1549 машин с пушкой KwK 38 L/42 и 1067 машин с пушкой KwK 38 L/60.

Появление новой версии -PzKpfw III Ausf. L - связано с неудачным ходом работ по установке на шасси PzKpfw III Ausf. J стандартной башни танка PzKpfw IV Ausf G. После провала этого эксперимента было принято решение начать производство новой серии танков, обладающих улучшениями, предусмотренными для версии L. и вооруженных 50-мм пушкой KwK 39 L/60. В период с июня по декабрь 1942 года было выпущено 703 танка версии L. По сравнению с предыдущими версиями новые машины имели усиленное бронирование пушечной маски, которая одновременно служила противовесом удлиненному стволу орудия KwK 39 L/60. Лоб корпуса и башни был защищен дополнительными 20-мм бронелистами. Смотровая щель механика-водителя и маска курсового пулемета MG 34 находились в отверстиях в лобовой броне. Другие изменения касались механизма натяжения гусениц, расположения дымовых шашек на корме танка под загибом брони, конструкции и расположения ходовых огней и размещения инструментов на надгусеничных полках, Смотровая щель заряжающего в дополнительном бронировании маски пушки была ликвидирована. Наверху броневой защиты маски имелось небольшое отверстие для осмотра и техобслуживания механизмов противооткатного устройства пушки. Кроме того. конструкторы устранили броневую защиту основания башни, которая находилась сверху на корпусе танка, и смотровые щели по бокам башни. Один танк версии L испытывался с безоткатным орудием KwK 0725.

Из заказанных 1000 танков PzKpfw III Ausf. L было построено только 653. Остальные переделали на танки версии N, оснащенные пушкой калибра 75 мм.

Последней версией танка PzKpfw III с 50-мм пушкой была модель М. Танки этой модификации представляли собой дальнейшее развитие PzKpfw III Ausf. L и строились с октября 1942 по февраль 1943 года. Первоначальный заказ на новые машины составил 1000 единиц, но, учитывая преимущества советских танков над PzKpfw III с 50-мм пушкой, заказ сократили до 250 машин. Часть остальных танков перестроили на самоходки Stug III и огнеметные танки PzKpfw III (FI), а другую часть переделали на версию N, установив на машинах 75-мм пушки.

По сравнению с версией L танки PzKpfw III Ausf. M имели незначительные отличия. По обе стороны башни устанавливались строенные дымовые гранатометы NbKWg калибра 90 мм, монтировался противовес пушки KwK 39 L/60, в боковых стенках корпуса были ликвидированы эвакуационные люки. Все это позволило увеличить боекомплект с 84 до 98 выстрелов. Выхлопная система танка позволяла ему без подготовки преодолевать водные препятствия глубиной до 1,3 м. Другие усовершенствования касались изменения формы буксирных крюков, ходовых огней, установки стойки для крепления зенитного пулемета, кронштейнов для крепления дополнительных бронеэкранов. Цена одного PzKpfw III Ausf. M (без вооружения) составила 96183 рейхсмарки.

4 апреля 1942 года Гитлер приказал изучить целесообразность перевооружения танков PzKpfw III 50-мм пушкой Рак 38. С этой целью один танк оснастили новой пушкой, но эксперимент закончился неудачно.

Танки последней серийной версии получили обозначение PzKpfw III Ausf. N. Они имели такой же корпус и башню, как и машины версий L и М. Для их производства использовано соответственно 447 и 213 шасси и башен обеих версий. Главное, что отличало танк PzKpfw III Ausf. N от его предшественников, это 75-мм пушка KwK 37 L/24, которой вооружались танки PzKpfw IV версий A-F1. Боекомплект составлял 64 выстрела. PzKpfw III Ausf. N имели видоизмененную маску пушки и цельный люк командирской башенки, бронирование которой достигло 100 мм. Смотровая щель справа от орудия была ликвидирована. Кроме того, имелся ряд других несущественных отличий от машин более ранних версий.

Производство танков версии N началось в июне 1942 года и продолжалось до августа 1943 года. Всего было выпущено 663 машины, еще 37 танков были переоборудованы под стандарт Ausf. N в ходе ремонта машин других версий. Помимо боевых, так называемых линейных танков, было выпущено 5 типов командирских общей численностью 435 штук. 262 танка переоборудовали в машины управления артиллерийским огнем. Особый заказ - 100 огнеметных танков - выполнила фирма "Вегманн". Для огнемета с дальностью действия до 60 метров требовалось 1000 литров огнесмеси. Танки предназначались для Сталинграда, но на фронт попали только в начале июля 1943 года - под Курск.


В конце лета 1940 года 168 танков версий F, G и Н были переоборудованы для движения под водой и должны были использоваться при высадке на английское побережье. Глубина погружения составляла 15м; свежий воздух подавался шлангом длиной 18 м и диаметром 20 см. Весной 1941 года опыты были продолжены уже с 3,5-м трубой - "шнорхелем". Поскольку высадка в Англию не состоялась, некоторое количество таких танков из состава 18-й танковой дивизии 22 июня 1941 года преодолело по дну Западный Буг.

С июля 1944 года PzKpfw III применялся и в качестве БРЭМ. При этом на месте башни устанавливалась квадратная рубка. Кроме того, были выпущены небольшие партии машин для подвоза боеприпасов и проведения инженерных работ. Существовали прототипы танка-тральщика и варианты переделки линейного танка в дрезину. PzKpfw III использовались на всех театрах военных действий - от Восточного фронта до африканской пустыни, повсюду пользуясь любовью немецких танкистов. Удобства, созданные для работы экипажа, можно было считать образцом для подражания. Их не имел ни один советский, английский или американский танк того времени. Прекрасные приборы наблюдения и прицеливания позволяли "тройке" успешно бороться с более мощными Т-34, KB и "Матильдами" в тех случаях, когда последние не успевали его обнаружить. Трофейные PzKpfw III были в Красной Армии излюбленными командирскими машинами как раз в силу вышеперечисленных причин: комфорт, отличная оптика плюс прекрасная радиостанция. Впрочем, они, как и другие немецкие танки, с успехом использовались советскими танкистами и по прямому, боевому, назначению. Существовали целые батальоны, вооруженные трофейными танками.

Производство танков PzKpfw III было прекращено в 1943 году, после выпуска примерно 6000 машин. В дальнейшем продолжалось лишь производство САУ на их базе.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 7
Всего сообщений: 7447
Зарегистрирован: 25.08.2012
Откуда: Moscow
Поблагодарили: 224 раза
Re: Немцы в бою

Сообщение Gosha » 15 фев 2018, 15:07

БЫЛИННИКИ РЕЧИСТЫЕ

«В соответствии с доктринальными положениями «о глубокой наступательной операции» основой подвижных механизированных соединений должны были стать бронетанковые войска. Перед началом войны подавляющее большинство танков РККА были объединены в механизированные корпуса со штатной численностью в 1031 танк. Тем самым одним махом уничтожалось в течение десятилетия созданное видовое многообразие танковых войск РККА, а соединения и части, предназначенные для поддержки пехоты, исчезали вовсе. Похоже, что в этом случае происходило упрощенное копирование немецкого опыта».

Изображение
Т-28 с орудием 45 мм - пушечный вариант.

Действительно, в Третьем рейхе начали создавать танковые группы, состоящие из нескольких танковых и пехотных дивизий, предназначенных для маневренных наступательных задач. Только немецкие дивизии продолжали оставаться самостоятельными соединениями (с соответствующим тыловым снабжением, связью, управлением и т. д.), а в случае изменения тактических задач весь германский «конструктор» легко разбирался на составные части. Механизированные корпуса РККА являлись единым организмом — «боевым слоном», — предназначенным «топтать врага», как в древние времена, в определенной тактической схеме. Раздергивание мехкорпуса на части «вырывало из слона одну из его ног», особенности штатной структуры не позволяли танковым и моторизованным дивизиям действовать в полной мере автономно. Но в целом, особенно на первый взгляд, наступательные амбиции Киевского Особого военного округа были вполне обеспечены необходимым количеством бронетанковой техники.

Для этих целей в составе Киевского Особого военного округа (с началом войны развертывался как фронт) к началу военных действий с Германией и ее союзниками было развернуто восемь механизированных корпусов, имевших в своем составе на 1 июня 1941 года 5894 танка.

Из них по типам: 189 КВ-1, 89 КВ-2, 51 Т-35, 386 Т-34 (линейных), 128 Т-34 (радийных) всего 514 Т-34, 215 Т-28, 632 БТ-7 (линейных), 487 БТ-7 (радийных), 31 БТ-7А, 97 БТ-7М (линейных), 104 БТ-7М (радийных), 276 БТ-5 (линейных) и 65 БТ-5 (радийных), 127 БТ-2, 230 Т-26 образца 1931 года (двухбашенных), 746 Т-26 (линейных), 722 Т-26 (радийных), 16 ХТ-26, 113 ХТ-130, 67 ХТ-133, 26 ТТ-26, 26 ТУ-26, 2 СТ-26, 33 Т-26 (тягача), 70 Т-40 (линейных), 14 Т-40 (радийных), 405 Т-37 (линейных), 87 Т-37 (радийных), 70 Т-38 (линейных), 5 Т-38 (радийных), 371 Т-27, 23 Т-27 (тягача) и 9 самоходных орудий СУ-5.

До 22 июня 1941 года в состав этой армады влилось еще несколько десятков танков. Таким образом, не считая бронеавтомобилей, только танков в составе КОВО было не менее 6 тысяч из них 189 + 514 + 215 = 918 танков (КВ; Т-34; Т-28), аналогов которым не было в 1 ТГр. Вермахта.

Общее количество танковой техники вермахта, сосредоточенной для нападения на СССР, составляло 5062 танка, а в составе сил 1-й танковой группы вермахта, действующих на юго-западном направлении, было не менее 600 немецких и 90–100 венгерских и словацких танков (последние в состав 1 ТГр не входили).

Июнь 1941 года танковые войска округа встретили в состоянии настоящего хаоса реорганизации. У стрелковых корпусов были отняты танки непосредственной поддержки, корпуса формирования 1940 года были раздерганы на части, мехкорпуса формирования 1941 года вообще не представляли собой боевые единицы. Если мы сравниваем не «брутто-численность» танков КОВО и 1-й танковой группы вермахта, а число пригодных к использованию инструментов ведения войны — танковых и моторизованных дивизий, то картина получится весьма далекой от страшного перевеса РККА «в танках».

Изображение
Т-28 с орудием 76 мм - артиллерийский вариант
В Киевском Особом военном округе имелось всего 6 соединений, которые худо-бедно можно было использовать в качестве самостоятельных. Это 8-я танковая и 81-я моторизованные дивизии 4-го мехкорпуса, 10-я танковая дивизия 15-го мехкорпуса, 12-я танковая и 7-я моторизованные дивизии 8-го механизированного корпуса, 15-я танковая дивизия 16-го механизированного корпуса. Только вышеперечисленные соединения были хотя бы теоретически эквивалентны германским танковым дивизиям, а также были способны выполнять маневры, полагающиеся подвижному соединению. Остальные не имели для этого достаточного количества автомашин. Итого: четыре танковые и две моторизованные дивизии. Это вполне сравнимо с числом подвижных соединений 1-й танковой группы, состоящей из пяти танковых (9, 11, 13, 14-й и 16-й) и трех моторизованных (16, 25, СС «Викинг») дивизий. В качестве моторизованного соединения (дивизии) можно считать бригаду из СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер».

Если сравнивать не количество танков противоборствующих сторон, а организационные структуры, то совокупность полностью боеспособных соединений КОВО и 1-й танковой группы вполне соразмерны друг другу.

Таким образом, типичная российская «болезнь» — патологическая страсть к непрерывной, перманентной реорганизации, свела на нет все количественные преимущества сил КОВО над противником, и в первую очередь преимущество в бронетанковой технике. Очень похожая ситуация была с авиацией, артиллерией и отчасти с автомобильной техникой. Однако именно танки вскоре станут «главным действующим лицом» на данном ТВД.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение